На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

90% считает, что либералы нанесли России больше вреда, чем гитлеровское нашествие и сталинский террор

2016.08.04 , Говорит Москва , просмотров 12345

М.ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья! Меня зовут Михаил Делягин, я экономист. Я надеюсь, что вы будете слушать нашу передачу именно своими лицами до 16 лет… извините, после 16 лет, а не другими частями тела.

Самое главное, что у нас случилось за последние дни в экономике, — это целый ряд совершенно замечательных высказываний разного рода российских чиновников, связанных с экономикой, поэтому я запускаю опрос. Я надеюсь, что это будет уже не «тоталитарная демократия», как у нас обычно, а это будет опрос, в котором будет много разных взглядов, много разных позиций.

Итак, опрос простой: кто нанёс максимальный экономический ущерб нашей стране за последние десятилетия? Те, кто считают, что максимальный экономический ущерб нашей стране нанесли либеральные социально-экономические реформы последней четверти века, пожалуйста, звоните +74951342135. Давайте даже говорить не об экономическом ущербе, а об ущербе в целом, пока ещё никто не проголосовал. Те, кто считают, что максимальный ущерб нашей стране нанесло гитлеровское нашествие, пожалуйста, звоните +74951342136. И наконец, поскольку нужно представить все точки зрения… А у нас до сих пор некоторые товарищи вслед за одной либеральной радиостанцией искренне веруют в то, что господин Сталин лично репрессировал 1,5 миллиарда человек. Я не оговариваюсь, именно 1,5 миллиарда — это сейчас, так сказать, «последний хит». Те, кто считают, что наибольший ущерб нашей стране нанёс так называемый сталинский террор, пожалуйста: +74951342137.

Ещё раз. Те, кто считают, что максимальный ущерб нашей стране нанесли либеральные реформаторы — грубо говоря, Гайдар, Чубайс и нынешние их воплощения в виде всяких подчинённых Медведева: +74951342135. Те, кто считают, что максимальный ущерб нанёс Гитлер: +74951342136. Те, кто считают, что максимальный ущерб нанёс Сталин, пожалуйста: +74951342137.

А теперь некоторые пояснения просто для понимания. Действительно гитлеровское нашествие и Великая Отечественная война — это самое страшное воспоминание всех семей, кого я знаю, которое затмило и коллективизацию, и всё, что все люди помнят. До сих пор я знаю семьи… Да и в моей семье тоже никто не хотел говорить о войне. Я очень хорошо помню, как мои родители и дедушки с бабушками принципиально не смотрели по телевизору военные фильмы, потому что они это не хотели вспоминать. Но Великая Отечественная война длилась четыре года. Либеральные реформы, если считать с 1987 года, длятся скоро 30 лет — больше жизни целого поколения. Гитлер потерпел поражение, советский народ его раздавил. В ходе либеральных реформ советский народ был уничтожен. Либералы торжествуют и по-прежнему управляют Российской Федерацией, по крайней мере социально-экономической сферой Российской Федерации. Поэтому я считаю, что так вопрос ставить правомерно.

Безусловно, наша цивилизация в очень большой степени была создана при Сталине и носит на себе сильный отпечаток его личности и его усилий — и в хорошем, и в плохом. Мы до сих пор живём в сталинских домах, мы до сих пор пользуемся сталинскими технологиями, которые при нём были созданы или при нём было дано указание начать их разработку. Но, вы знаете, когда высокопоставленные чиновники Министерства иностранных дел Российской Федерации, пусть даже и в личных социальных сетях, пишут, что «Сталин вдвое хуже Гитлера», причём пишут очень искренне и очень серьёзно, — значит, это, по сути дела, на мой взгляд, фашистская точка зрения, по крайней мере наследующая фашизму точка зрения. И она имеет довольно широкое распространение, по крайней мере в руководящих слоях нашего общества, и поэтому тоже заслуживает того, чтобы быть представленной в нашем опросе.

Я прошу звонить. Я сейчас перейду к высказываниям наших чиновников, которые, так сказать, сподвигли меня на такой опрос. Пожалуйста, всё равно звоните: +74957373948. Пожалуйста, пишите SMS: +79258888948. Пользуйтесь Telegram. Бот Telegram — govoritmskbot (в одну фразу латинскими буквами). На сайт мы больше не принимаем.

Давайте примем один звоночек. Пожалуйста, говорите, вы в эфире… Понятно, извините. Давайте примем следующий звоночек. Пожалуйста, говорите, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил. Это Павел, Москва. Я сначала хотел бы задать вопрос, а потом сказать своё мнение. Вопрос такого характера. Почему вы рядом ставите коллективизацию с действительно ужасными вещами, вами упомянутыми? А своё мнение я хотел бы сказать о том, что очень много клеветы выдвигается в отношении «менеджеров» (как мы могли бы сейчас назвать, наверное), которых ставил Сталин на руководство отдельными проектами. Например, Лаврентий Павлович, которому приписывают половину грехов Ежова, если не 90 процентов…

М.ДЕЛЯГИН: Ему приписывают все грехи Ежова. Я понимаю, я понял. Единственное — пожалуйста, прочитайте, есть такая книжка Ивана Серова «Записки из чемодана» (это первый руководитель КГБ), его беглые дневниковые записи. Там очень хорошо показано, что очень многие сталинские «менеджеры», в общем, выражаясь современным языком, были не очень эффективными людьми.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, безусловно.

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое. Почему я ставлю коллективизацию рядом? Потому что погибло тоже много людей, и это был слом жизни для многих. Это был такой же слом жизни, как и война. Я совершенно не разделяю клеветы, что это была спецоперация по уничтожению русского народа — точно так же, что это была спецоперация по уничтожению украинского народа. Когда Гарриман уже во время войны спросил Сталина, какое время было самым тяжёлым, он ожидал, что Сталин скажет, что начало войны — июнь-июль 1941 года. Сталин ответил: «Были ужасные четыре года коллективизации, но мы должны были начать пахать землю тракторами», — потому что мелкотоварное крестьянское хозяйство, поддержанное НЭПом, выработало свой ресурс и больше уже не могло увеличивать производство. Это был тупик бухаринский и кондратьевский… извините, чаяновский, в который мы зашли объективно, и из него надо было выскакивать. При том, что Чаянов был великий человек и выдающийся учёный.

Очень важная вещь, которую мы не понимаем. Дело в том, что большое количество зерна крестьянами было спрятано. Это естественная реакция. Если к нам сейчас прийти забирать имущество, мы его тоже начнём прятать. И когда говорят, что люди пухли с голоду… Вот когда человек просто не ест, он высыхает. А когда люди употребляли порченое зерно, потому что его, естественно, хранили без соблюдения всех норм, у них отказывали печень и почки — и вот тогда они пухли с голоду. Вот это очень важное обстоятельство, которое историки умалчивают. Например, половина жертв коллективизации — это жертвы различных эпидемий (об этом есть соответствующие материалы), но понятно, что эпидемии были, так сказать, смертельны именно для людей, которые были истощены.

Пожалуйста, давайте ещё один звоночек примем, последний. Пожалуйста, говорите, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день, Михаил. Это Лариса. Вы знаете, если сравнивать гитлеровское нашествие и теперешние либеральные реформы, то достаточно обратиться к селу. Сейчас 40 тысяч сёл вымерло, а тогда — 17 тысяч. Вот просто статистика. Понимаете? А то, что либералы взяли и культуру, помимо экономики, то это тоже правда. Вот говорит один прямо по радио, что Сталин хотел снести половину Москвы, чтобы построить вот этот самый… какой-то этот самый… Ну, помните, что-то строили на месте храма Спасителя. И это говорит по радио.

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо. У нас сейчас очень интенсивная и очень сильная клевета, потому что для того, чтобы уничтожить народ, нужно отнять у него историческую память и уважение к самому себе. И клевета на наше прошлое ведётся сейчас… фокусируется на эпохе наивысших достижений — соответственно, эпохе Сталина. Но всё-таки, сравнивая с войной, я должен сказать, что господин Гайдар лично людей не расстреливал, в отличие от гитлеровских захватчиков. Хотя истребление людей экономическими методами может быть значительно более эффективным, чем прямой расстрел.

Давайте ещё один звоночек, потому что человек звонит давно и интенсивно. Пожалуйста, говорите, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил Леонидович…

М.ДЕЛЯГИН: Геннадьевич.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как вы думаете, вот это развенчание гения (я не иронизирую) Сталина, может быть, связано с какой-то ревностью и завистью по отношению к нему? И второй вопрос. Ведь исход настоящей истории показывает правильность решений по дисциплине Иосифа Виссарионовича Сталина. И сейчас каждую неделю сажают губернаторов и так далее. Как вы считаете?

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо. У нас уже есть популярная фраза о том, что все бюджетные проблемы можно решить, просто периодически заходя к губернаторам и, так сказать, «изымая награбленное». Но это шутка такая условная, потому что у нас нет бюджетных проблем на самом деле, потому что бюджет захлёбывается от избытка денег. Представить себе при Сталине, да и при его наследниках, что бюджет может захлёбываться от денег, но эти деньги не пускаются на развитие страны, а направляются на поддержку наших стратегических конкурентов, которые ещё и развязали против нас холодную войну, — невозможно такое представить.

И, безусловно, ненависть к Сталину — в том числе декларируемая, в том числе наглядная, в том числе публичная, — она связана не только с тем, что кто-то у кого-то когда-то попал под каток репрессий, а она связана с тем, что действительно Сталин ассоциируется с делом, Сталин ассоциируется с развитием — да, с жестоким, да, с беспощадным. Он заставил работать. Его жестокость, наверное, вызвана сверхответственностью в первую очередь. И люди, для которых понятие ответственности невообразимо в принципе, для которых оно враждебно в принципе…

Ну, сравните, что такое 29 лет экономических реформ, в которых мы живём с 1987 года. Это время с момента прихода Сталина к власти, закрепления Сталина у власти, с 1929 года до 1958 года. Вот сравните. Мы живём 29 лет: деградация, распад, уничтожение страны. И сравните это с тяжелейшими 28 годами Сталина, на которые пришлась коллективизация, Большой террор, Великая Отечественная война, послевоенный голод. Между прочим, освоение целины тоже пришлось. За это время страна действительно преобразилась и из руины, из страны, у которой психика была разрушена после Гражданской война, эта страна стала современной, второй страной в мире, а по очень многим направлениям и первой. Когда наш пассажирский Ту-104 приземлился, уж не помню, в 1954-м, по-моему, или в 1955 году в Лондоне, западная пресса писала, что «это немыслимо, никто на Западе не может себе такого даже и вообразить» (я цитирую). Сравните просто результаты Сталина и результаты российских реформаторов — и вы поймёте главную причину ненависти к нему.

Однако давайте всё-таки дадим объективную картину, давайте будем объективными и продолжим наш опрос. Я фиксирую. Те из вас, кто считают, что главный ущерб России нанесли либеральные социально-экономические реформы, то есть ориентированные на нужды Запада, а не на нужды России, которые идут у нас уже 29 лет: +74951342135. Те, кто считают, что главный ущерб нам нанесло гитлеровское нашествие: +74951342136. Те, кто считают, что главный ущерб нам нанёс сталинский террор, пожалуйста: +74951342137. Грубо говоря, кто главный злодей нашей истории? Если вы считаете, что главный злодей наше истории — Гайдар, Чубайс и их нынешние последователи, которые определяют социально-экономическую политику нашего государства, пожалуйста: +74951342135 (последние цифры — 35). Те, кто считают, что главный злодей нашей истории — Гитлер: +74951342136 (последние цифры — 36). Те, кто считают, что главный злодей нашей истории — это Сталин: +74951342137 (последние цифры — 37).

Я призываю всех писать… Конечно, Алекс, всё-таки не монгольское иго. Я понимаю, это было давно, давайте ограничимся последними 100 годами. Прошу, Telegram-бот: govoritmskbot (одним словом латинскими буквами без пробелов). SMS-сообщения: +79258888948. Телефон: +74957373948. Но я сейчас всё-таки расскажу про наших замечательных чиновничков, из-за чего, собственного говоря, сыр-бор, из-за чего я обратился к столь дивной и животрепещущей теме.

Меня потрясло несколько заявлений. Первое заявление — это заявление, вернее утечка информации в «Газете.Ru». «Газета.Ru» — это очень квалифицированный интернет-ресурс, это не Slon какой-нибудь. Хотя это, конечно, моё субъективное восприятие реальности. Я могу ошибаться — и в части «Газеты», и в части Slon, и других либеральных ресурсов. Но при том, что они скорее либеральные ресурсы, они очень скрупулёзно относятся к своим источникам. Они, на мой взгляд, достаточно эффективны и рациональны, поэтому я доверяю тому, что они пишут.

И они опубликовали планы фактического уничтожения российской системы образования. Они опубликовали, что, по внутренним документам правительства, планируемое Минфином сокращение расходов на образование уже в 2017 году приведёт к 40-процентному сокращению численности бюджетных студентов, которые обучаются за счёт бюджета. За несколько лет это приведёт к сокращению 8,3 тысячи учёных РАН, вузов и Курчатовского института, выделенного отдельно. Это приведёт к сокращению студенческих стипендий, а финансирование аспирантских стипендий составит половину от того, что нужно.

Это была информация, причём описывалось заседание правительства, описывалась реакция Медведева публичная, что «мы будем сокращать расходы за счёт неэффективных направлений использования бюджетных средств, чтобы больше денег давать на эффективные направления». Понятно, что это обычная либеральная тарабарщина, потому что не понятно, что есть неэффективное, а что есть эффективное.

Дальше описывалась непубличная часть заседания правительства, где Медведев сказал Минобрнауки и Минфину прийти к какому-то консенсусу и компромиссу. Ну, мы знаем, как происходит компромисс практически любого ведомства, которое сталкивается лбами с Минфином. За исключением силовых ведомств, и даже не всех силовых, этот компромисс заключается в условиях Минфина.

После этого Минобрнауки опубликовало официальное опровержение и заявило, что оно не хочет подобного сокращения финансирования образования и науки. Это очень лукавое опровержение на самом деле, очень красивое опровержение, потому что просто понятно из текста и понятно по ситуации… Как бы я лично плохо ни относился к господину Ливанову, который продолжает разрушение образования и науки, идёт курсом и Фурсенко, и Кузьминова, и некоторых своих других предшественников, но тем не менее ни один нормальный бюрократ не может желать сокращения финансирования своего направления. Поэтому Минобрнауки не могло хотеть сокращений.

И, скорее всего, весь сюжет был разыгран какими-то людьми из окружения Ливанова, когда они сначала сдают достоверную информацию о планах Минфина, против которого они возмущаются, и устраивают реальный скандал. Потом они формально опровергают, что «мы здесь ни при чём, мы этого не хотим», и за счёт этого они оказываются в более выгодной переговорной позиции по отношению к Минфину. Эта ситуация, в общем, является стандартной. Это нормальные бюрократические процедуры. Они описаны и в английской литературе применительно к английскому правительству, и в американской — применительно к американской системе власти, когда допускается утечка информации для того, чтобы улучшить свою переговорную позицию, чтобы показать: «Ах, какой я красивый! Ах, я ни в чём не виноват и являюсь жертвой!»

Но что вызывает очень сильную головную боль в описанной картине? Головная боль вызывается тем, что она, в общем-то, соответствует официальной позиции правительства лидера «Единой России» господина Медведева. Вице-премьер Голодец… Отнюдь не люди из Минфина, эти «бухгалтерские мясники». Госпожа Голодец не так давно шокировала всех, заявив, что высшее образование нужно давать 35 процентам российской молодёжи, а все остальные пусть будут вообще непонятно кто.

Нужно понимать, что сейчас для очень многих рабочих профессий реально нужно высшее образование. Я знаю несколько сверхсовременных заводов… Скажем, завод, который делает лучшие в Евразии и вторые или первые… по разным позициям идут по-разному, в общем, они делят первое и второе место в мире по точности винтовки: там рабочие действительно с высшим образованием, выпускники лучших технических российских вузов. Для того чтобы соответствующим образом работать на соответствующем оборудовании, действительно ПТУ мало, техникума мало, а нужно настоящее, честное высшее образование.

Так что госпожа Голодец этими своими 35 процентами, конечно, вызвала шок и ужас. Возникло впечатление, что нас запихивают в какой-то ранний феодализм. Но когда мы читаем на фоне этого о 40-процентом сокращении бюджетных мест для студентов уже в следующем году — господа, вот это практическая попытка реализации того, что заявила госпожа Голодец. У этих людей, у либералов, слова с делом расходятся только тогда, когда они говорят о чём-то хорошем для нашей страны. Когда они говорят о чём-то плохом для нашей страны, о чём-то, связанном с уничтожением нашей страны, то, насколько я могу судить, у них слова с делом расходятся не очень сильно. И сильные сокращения числа людей, которые обучаются за счёт бюджета в высших учебных заведениях, — это вполне укладывается в официальное заявление госпожи Голодец.

С другой стороны, мы прекрасно помним, как начиналась реформа Академии наук. Реформа Академии наук — не последняя попытка, успешная, а самая первая — начиналась под флагом: «У учёных развелось много недвижимости, а нам учёные не нужны, потому что мы продаём нефть, поэтому давайте заберём у учёных их недвижимость». Я понимаю, что Академия наук — это уже «кладбище динозавров». Российская академия наук, по крайней мере в общественных науках… в технических всё по-другому, но в общественных науках Российская академия наук нуждается в глубочайшем, серьёзнейшем реформировании (я говорю о том, что я знаю), потому что люди находятся по уровню своих знаний в ряде случаев в начале 90-х годов. То есть, если у меня спросят, кто у нас нормальный академик в области экономики, я назову Дынкина, я назову Глазьева и ещё Некипелова — наверное, всё. Есть академики и членкоры, про которых просто никто ничего не слышал.

Но речь идёт сейчас о том, что под видом реформ не повышается эффективность науки, потому что либералам наука не нужна. Либералы создают в России колонию на самом деле, а для колоний не нужна собственно наука. И поэтому сокращение значительного числа учёных, сокращение насильственное, административное, просто путём увольнений — это тоже вполне правдоподобно, это тоже вполне укладывается в либеральную политику.

Наконец, сокращение студенческих стипендий. У нас есть такой вице-премьер Дворкович. Он очень любит рассказывать, каким он был, извините, разгильдяем во время учёбы. Собственно говоря, его экономическая политика и его действия как вице-премьера вполне подтверждают гипотезу о том, что он действительно учился очень плохо и сильно спустя рукава. И он говорил, не скрываясь, не стесняясь, совершенно открыто, что студенты должны подрабатывать, что студенческой стипендии не должно хватать на нормальную жизнь, что студенты обязательно должны подрабатывать, отвлекаясь от учёбы тем самым. Это вообще чудовищное, кощунственное заявление.

Но я просто хочу сказать, чтобы вы понимали. Когда нам говорят о том, что студенты должны подрабатывать, разумные люди с плохим образованием, не учившиеся в своё время или учившиеся плохо, но люде вполне разумные и рациональные, которые, так сказать, умеют пользоваться носовым платком, ножом и вилкой и вполне социализированные; когда нам говорят, что нужно снизить стипендию студентам, хотя на нынешнюю стипендию жить нельзя даже теоретически, то это имеет одно практическое следствие — совершенно ужасное, но, учитывая моральный облик наших и зарубежных либералов, вполне очевидное. Снижение стипендии студентов, принуждение студентов к подработке имеет простое следствие — это развитие студенческой проституции. Я думаю, что значительная часть людей, которые официально и публично ратуют за сокращение стипендий или за то, чтобы на студенческую стипендию нельзя было жить, которые ратуют за то, чтобы студенты подрабатывали, я очень сильно боюсь, что они знают, что они делают, и просто хотят попользоваться «клубничкой».

М.ДЕЛЯГИН: Да, коллеги, вы тут понаписали во время перерыва на новости, я зачитаю. Я сразу предупреждаю, что я продолжаю свою политику: если кто-то занимается флудом, то есть повторяет одно и то же сообщение больше двух раз, то я принципиально не обращаю на него внимания. При этом я не занимаюсь здесь политической рекламой, поэтому, пожалуйста, политические вопросы пишите мне лично на мой сайт, на мои социальные сети, что хотите. Здесь я на вопросы про политику отвечать не буду — только иногда, так сказать, если это связано с экономикой.

Мне пишут: «У нас с вами разные мнения по поводу либерализма». Я полностью согласен, господа и товарищи. Действительно очень многие люди по-честному задержались в XVIII веке (или в крайнем случае — в самом начале XX века) и искренне думают, что современный либерализм — это про свободу; что, как во времена Вольтера, это защита суверенитета личности и защита всяческих свобод.

Я напоминаю, что некоторые из нас, по крайней мере, некоторые, может, и не все, но я думаю, что всё-таки большинство живёт в XXI веке, причём не в абстрактном XXI веке, а конкретно в 2016 году. И либерализм в повседневной жизни, в практической жизни у нас с начала 90-х годов не по Вольтеру, а по Березовскому. И смысл реального сегодняшнего либерализма, который реализуется в политике, заключается в том, что государство должно служить не своему народу, а глобальному бизнесу — если выражаться совсем грубо, то Западу. И вся социально-экономическая политика российских либеральных реформаторов заключается именно в этом. А то, что это ведёт к уничтожению либерализму по Вольтеру, к лишению людей свобод (хотя бы потому, что бедный человек не может быть свободным), к уничтожению личности, к «убийству души народа», как здесь мне тут пишут по другому поводу, — это всё современных либералов не волнует, потому что главное — это служба западному бизнесу. Это даже не национальное предательство, а это люди с изменёнными представлениями о собственной идентичности. Для них солнце действительно всходит на Западе. Для них действительно источником истины является город Вашингтон.

Когда-то для верующих людей источником истины была Библия. Ну и сейчас для верующих людей тоже источник истины — Библия, или Коран, или Тора, или какие-то другие священные книги. А вот у российских либералов источник истины — то, что они посмотрят сегодня в CNN или прочитают в New York Times, или то, что скажет какой-нибудь западный пропагандист. Не то, что они как агитаторы должны повторять. Нет, другое. Это источник истины в том виде, в котором она есть. Да, у нас тоже есть пропаганда, но западная пропаганда для российских либералов является священным и святым источником истины. Если они завтра изменится, никто этого не заметит.

Тут человек, не вполне владеющий английскими буквами, судя по нику, пишет: «Необходимо избавиться, выгнать с государственной службы всех людей, которые получили образование в Советском Союзе, потому что оно тогда было ущербным». Я понимаю, если для вас советское образование — лучшее в мире на тот момент — является ущербным, то о современном российском образовании… Вы правильно делаете, что не пишете, потому что тогда пришлось бы его характеризовать словами, которые я здесь прочитать просто не могу. «Сейчас высшее образование просто для галочки». Я полностью согласен с вами.

«Ваше отношение к мнению, что ЕГЭ нечестное, и поэтому надо отменять стипендии и сокращать бюджетные места, чтобы не было обидно?» Я не согласен, Князь Горчаков. Товарищ Князь (если вы действительно князь, конечно), дело не в том, что что-то нечестное, а что-то честное. Любая система имеет свои минусы. Я не сдавал ЕГЭ, а я сдавал обычные экзамены в вузе, не тестовые. У нас самая красивая девушка потока определялась по времени сдачи одному преподавателю математики. Чем была девушка более красивая, тем дольше она ему сдавала. При этом оценку он ставил адекватную, но, что называется, «растягивал удовольствие» посмотреть и пообщаться. Это не шутка, это правда, был такой рейтинг — неформальный, внутренний. Он работал.

Но ЕГЭ учит не думать, оно отучает думать — вот в чём беда. Когда вы должны найти правильный ответ из имеющихся, из вам предложенных ответов, то это на самом деле разрушает вашу способность самостоятельно мыслить. Вот и всё. Обычный экзамен, обычная система образования, классическая (которая для всего мира уже не обычная, потому что Болонский процесс придумали не у нас), обычная система, правильная система образования заключается в том, что вы сами должны уметь думать.

Вот когда мы на экзамене математики говорили всё слово в слово, точно так, как написано в учебнике, нам начинали задавать дополнительные вопросы, потому что у преподавателя было подозрение, что человек просто вызубрил, что раз он всё говорит, как в учебнике, без погрешностей и без шероховатостей, то он просто вызубрил. Мы должны были весь курс математики уметь вывести сами из базовых фундаментальных положений, мы должны были уметь думать, у нас воспитывалось критическое мышление, способность самим выстраивать причинно-следственные связи. Да, когда математику переносят в общественную жизнь, причинно-следственные связи строятся неправильно обычно, потому что там немножко другие закономерности работают. Но способность к самостоятельному мышлению — это главное, что воспитывала советская система. Она не воспитывала умение принимать решения и отвечать за их последствия, и это был большой минус, но главное она давала, поэтому она была лучшей в мире. А сейчас людей учат находить правильные ответы, заранее предложенные. Людей отучают думать. И детей калечат. Вот в чём беда системы ЕГЭ.

Это не «дебил-князь», вы напрасно мне пишете, товарищ, который заканчивается на 8371. Князь не дебил, Князь затронул очень важную сферу, очень важный вопрос. Telegram я вам напоминаю: govoritmskbot (латинскими буквами в одно слово — как слышится, так и пишется).

Так вот, возвращаясь к нашим замечательным… чуть не сказал «баранам», но, конечно же, это неправда, — к нашим замечательным чиновникам. Прекрасное заявление сделала многолетний начальник Главного казначейского управления, российского казначейства, создатель казначейства, которая создавала его, очень уважаемый человек — и заявила вдруг ни с того ни с сего, что бюджетные резервы закончатся уже к концу следующего года, что всё будет скверно, поэтому необходимы структурные реформы и, самое главное, нужно обязательно повысить пенсионный возраст. Поскольку человек очень уважаемый, с журналистами общаться не любит, это сообщение наделало шума. Это не какой-нибудь Улюкаев, а действительно серьёзный профессионал.

Что на это я могу сказать? Бюджетные резервы на 1 июля — 7,8 триллиона рублей. И учитывая, что нас ждёт девальвация просто для поддержания нашей экономики, то как бы интенсивно их ни тратили, в рублёвой своей части они ещё вырастут или по крайней мере на какое-то время (на время девальвации) стабилизируются. Поэтому когда говорят, что хлеба осталось на полтора года… в смысле, бюджетных ресурсов осталось на полтора года, а «хлеба осталось на два дня» (фраза из времён Гражданской войны), то это означает одно их двух.

Вариант первый: часть этих резервов фиктивная, часть этих резервов нарисованная. Я себе этого представить не могу, потому что бюджетная статистика на уровне федерального бюджета у нас хорошая и добросовестная. Там действительно есть часть денег (и довольно приличная — несколько сот миллиардов рублей, до триллиона), которая лежит на депозитах в ВЭБе, и ВЭБ как агент развития, как банк развития эти деньги предоставляет в кредит. И действительно часть этих его кредитов вызывает некоторые вопросы. Но в любом случае невозврат не составит 100 процентов. Невозврат составит 20 процентов. Ну, 25 — наверное, максимум. Остальное так или иначе можно вернуть. Поэтому разговоры про то, что резервы на самом деле фиктивные, — на мой взгляд, неправда. Они не используются, но они есть.

И второй вариант: если это действительно так, то это заявление неправильное. Профессионал, не любящий общаться с прессой, общается с прессой в одном случае: если его заставляют. Если он при этом говорит вещи заведомо неправдоподобные, то это второе подтверждение того, что его заставляют. Зачем? Ответ очевиден: для того чтобы ещё раз нас всех запугать и продвинуть нам в мозги эту либеральную идею о том, что нужно повышать любой ценой пенсионный возраст. Это глупость и безумие, потому что это позволит выиграть нынешней развращённой корыстной системе, может быть, два года максимум, а дальше всё вернётся на круги своя. Потому что пенсионный кризис вызван не тем, что у нас слишком много пенсионеров, которые слишком долго живут и получают слишком большую пенсию.

Пенсионный кризис вызван, во-первых, отсутствием реального контроля за деньгами Пенсионного фонда. А самое главное — он вызван тем, что у нас налоговая система искусственно загоняет людей в тень. Он вызван тем, что чем вы беднее, тем больше у вас забирается денег из вашего фонда оплаты труда государством. Я много раз говорил с разными людьми, и представители «Единой России», в том числе под камеру, в том числе на ток-шоу, мне говорили: «Конечно же, это справедливо. Ведь чем человек беднее, действительно, тем он больше должен платить. Это и есть справедливость». Вот это справедливость в понимании российских либералов и в понимании партии «Единая Россия».

Но заявления уважаемых профессионалов о том, что у нас кончатся бюджетные резервы вот-вот или даже через полтора года, — это реальности не соответствует. Это просто способ, с одной стороны, выбить из нас, выдавить из нас согласие на заведомо безумные и на заведомо самоубийственные вещи, типа повышения пенсионного возраста. Я понимаю, что для либералов не приятно то, что люди в среднем доживают до пенсии. Я понимаю, что либералам хочется, чтобы люди в среднем до пенсии не доживали. Это стремление к сокращению издержек носит абсолютно людоедский характер, я бы его даже с Гитлером сравнил. Хотя, конечно, это сравнение неправомерное, оно эмоциональное.

И во-вторых — чтобы создать у нас ощущение, что бюджетные резервы очень маленькие, и поэтому не нужно их направлять на развитие, потому что они всё равно вот-вот кончатся. Вот если к деньгам относиться, как к «гробовым» деньгам, если держать их под матрасом или, как в случае с правительством лидера «Единой России» Медведева, поддерживать деньгами российских налогоплательщиков не Россию, а врагов России, то вот тогда действительно эти деньги кончатся. А если деньги направлять на развитие, инвестировать, то тогда не кончатся — они тогда возрастут сторицей, потому что они будут давать прибыль с развития страны. Вот это то, что принципиально не хотят понимать российские либералы. Часть из них не понимает этого, потому что у них бухгалтерский тип мышления. А в основном они не понимают этого, потому что инвестирование в развитие России поможет России, сделает России хорошо и сделает плохо для стратегических конкурентов России, которым они, на мой взгляд, служат.

И наконец, ещё одно потрясающее заявление. У нас есть такой выдающийся деятель в нашем правительстве, вернее деятель в правительстве Медведева. У него министром экономического развития (это издевательское название, вы понимаете) работает бывший помощник Гайдара — Улюкаев, который прославился тем, что он пишет стихи, которые уже некоторые психологи и психиатры рекомендуют своим пациентам читать для повышения самооценки. Когда у человека возникает ощущение, что он неадекватный, что он ненормальный, что он безумный, что он ничего не стоит, он читает эти стихи и понимает, что он всё-таки адекватен на фоне многих уважаемых людей.

И вот этот самый господин Улюкаев получил прозвище, причём от представителей «Единой России». Не какая-нибудь голимая оппозиция, которая по подворотням бегает с белыми ленточками — нет, «Единая Россия», правящая партия, представитель правящей партии, причём очень авторитетный, назвал его на Гайдаровском форуме «водолазом» за бесконечные поиски «экономического дна». По скромным консервативным подсчётам, господин Улюкаев находил «действительно» пять раз, и оно проламывалось. Вот сейчас оно у него проламывается в очередной раз. Господин Улюкаев обещал нам переход к экономическому росту уже в третьем квартале. Первый месяц третьего квартала — июль месяц — закончился.

И вот реакция других либералов из Высшей школы экономики. Экономика упала, как они выразились, «ниже дна», то есть у господина Улюкаева украли очередное «дно», причём украли не какие-то оппоненты, а свои собственные… чуть не сказал «подельники», — свои единомышленники.

«Экономика сжимается…» Вот люди не владеют русским языком. Это нужно написать на фронтоне Вышки: «Экономика сжимается “широким фронтом”». Как что-то может сжиматься «широким фронтом»? Эти люди вообще не владеют русским языком. Вот вам наглядные результаты ЕГЭ, когда люди не могут писать по-русски, не могут свои мысли выражать литературным русским языком.

Смысл в том, что спад наблюдается во всех секторах экономики. Более того, если у нас в июне в целом наблюдался оптимизм в экономике среди субъектов экономики, люди думали, что будет получше, то в июле он уже сменился пессимизмом. Дальше идут обычные пропагандистские вопли о том, что уже, правда, не все бюджетные резервы, а только их маленькая часть — Резервный фонд, но зато он кончится не до конца следующего года, а уже до конца этого года.

На самом деле резкий переход к пессимизму (и то, что никакого экономического роста у нас не будет, и то, что слом настроений произошёл именно в июле) объективно обусловлен, потому что с начала июня нефть начала дешеветь, менее чем за два месяца она подешевела на 20 процентов. И дошло даже до «либеральных жирафов», дошло даже до людей из Высшей школы экономики, что как бы экономика на это реагирует. Но они приводят вполне адекватную и вполне правильную статистику, что строительство в первом полугодии сократилось на 10 процентов, что к среднему уровню 2014 года оно сократилось на 15 процентов и упало ниже минимума кризиса 2008–2009 годов, достигнув уровня конца 2006 года. Я напомню, конец 2006 года — ещё массовое жилищное строительство не развернулось.

Экономические агенты, то есть субъекты экономики, конца кризиса не видят, ни один. Это абсолютная правда. Я езжу сейчас по России, я общаюсь с разными людьми, и они это подтверждают. Они задают вопросы: а кто в этой Москве каким образом увидел, кому брезжит конец кризиса? На самом деле кризис только нарастает. Розничный товарооборот сократился в первом полугодии на 3,1 процента, к среднему уровню за 2014 год он упал на 15 процентов и вплотную приблизился к уровню минимума 2008 года. В общем, всё достаточно плохо.

Есть улучшения в промышленности, действительно промышленность демонстрирует рост. Это показывает и Росстат, это показывает и Банк России, что с промышленностью у нас ситуация достаточно неплохая. Но это рост, так сказать, компенсационный — слишком серьёзный был спад прошлых лет. С другой стороны, это некоторый рост за счёт девальвации, за счёт наших контрсанкций, потому что действительно государство фрагментарно, но всё-таки защитило экономику, и это некоторое достижение.

Знаете, я не говорю, что я умный. Я говорю, что любой студент пятого курса, даже второго курса, имеющий нормальное образование, и любой московский таксист знает, что Улюкаев не годится на должность министра экономического развития, потому что он не способен произносить осмысленные фразы, ну хотя бы так, и его экономическая политика — это политика разрушения страны. Вот когда-то Ленин писал, что «к сожалению, мы ещё не доросли до того времени, когда каждая кухарка может управлять государством». Вы знаете, к сожалению, мы доросли до того времени, когда почти каждая кухарка и почти каждый таксист действительно, с моей точки зрения, могут управлять российской экономикой лучше, чем министр экономического развития.

Меня поправляют, что в пресс-релизе Минобрнауки сказано не то, что они не хотят, а то, что они не планируют. Я понимаю, что они не планируют никаких сокращений бюджетных мест. Я стараюсь говорить более простым и более понятным языком. Но, вы знаете, у нас планирование такое: вы не планировали, не планировали, а потом вам Минфин объявляет о секвестре ваших расходов, и вам приходится планировать в течение одной ночи заново. Поэтому то, что они говорят, что они не планируют никаких сокращений бюджетных мест, означает, что они не хотят никаких сокращений. Но если им внезапно и против их воли срежут финансирование, то никуда они не денутся. Они же не заместителей министра сокращать будут, правильно?

Да, Улюкаев как раз получил лучшее советское образование, это правда. Но, что называется, в семье не без несчастного случая. Когда у нас, с одной стороны, сокращение количества молодых специалистов началось первый год, а до этого был рост числа молодых специалистов, и все при этом выли, что некому работать, что никто не может работать, молодёжь не имеет простейшей трудовой мотивации — это как раз и является результатом единого государственного экзамена.

Возвращаясь к российской экономике, я хочу зафиксировать, что социально-экономический кризис вызван… Да, его усилили объективные обстоятельства — его усилила и дешёвая нефть, и санкции, и всё-всё-всё. Но острая фаза социально-экономического кризиса началась при дорогой нефти и до всяких санкций в январе 2014 года. И сейчас главный фактор, усугубляющий кризис, — это социально-экономическая политика российского государства, которая объединяет худшее, что мы видели в 90-е годы, и худшее, что мы видели в кризис 2008–2009 годов, когда, с одной стороны, экономику душат искусственно созданным денежным голодом, считая, что пусть страна умрёт, но зато инфляция будет низкой, и совершенно не желая даже задумываться о том, а кому и зачем нужна низкая инфляция на кладбище. При этом официальная инфляция, как показывают социологические исследования, занижается раза в два. И никто не обращает внимания, никто не хочет даже думать в нашем замечательном руководстве, что когда вы экономику душите искусственно созданным денежным голодом, то вы тем самым сокращаете инфляцию только в краткосрочном плане. А в среднесрочном плане вы её, наоборот, раскручиваете, потому что вы делаете неизбежной девальвацию для поддержания экономики, а девальвация, естественно, ведёт к совершенно дикому росту цен.

Меня тут спрашивают: что делать? Я отвечаю. Модернизация инфраструктуры — это стандартный универсальный рецепт для отсталых обществ. А мы благодаря 27 годам… уже 29 годам разрушительных реформ являемся отсталым обществом, как бы мы ни гордились своими некоторыми достижениями. Для модернизации инфраструктуры нужно ограничить коррупцию (ничего сложного в этом нет), ограничить произвол монополий, обеспечить нормальный уровень жизни и так далее. Всё это знают все. Достаточно взять с полки книжку и почитать. К сожалению, проблема не в том, что кто-то чего-то не знает, а проблема в разрушительной мотивации. Нашу социально-экономическую политику всецело определяют либералы, которые служат интересам Запада против интересов России, служат тем, кто ведёт против нас войну, по сути дела, на уничтожение.

И вы знаете, дорогие коллеги, подводим итоги голосования. У нас очень красивый результат: поровну ненавистников Гитлера и Сталина. 5 процентов считают, что главный злодей, который нанёс нам наибольший ущерб, — Гитлер. И 5 процентов считают, что главный ущерб нанёс сталинский террор. По 5 процентов. Я поздравляю либеральную пропаганду, я поздравляю наших западников, которые в мозгах определённой части даже нашей аудитории приравняли победителя фашизма к его создателю. Это действительно торжество европейских ценностей над Россией, совершенно не утрирую. Как Евросоюз сказал, что гитлеровцы и те, кто спас мир от «коричневой чумы», равнозначны, — вот точно так же нам демонстрирует голосование у нас на сайте: по 5 процентов людей, которые считают, что во всём виноват Гитлер и что максимальный ущерб нанёс Сталин.

Но «ничтожное меньшинство» — 90 процентов — считает, что главный ущерб после революции нанесли Российской Федерации российские либералы, осуществляющие свою социально-экономическую политику. Я добавлю: безнаказанно осуществляющие эту политику до сих пор и по сей день. То есть Гайдар, Чубайс, Ясин, Кудрин тот же самый и их последователи в нынешнем Правительстве Российской Федерации и в Банке России — с точки зрения 90 процентов нашей аудитории, это те, кто нанёс нашей стране максимальный ущерб.

Я понимаю, что та рана, которая болит сейчас, значительно страшнее той раны, которая была нанесена позапрошлому поколению и в общем и целом уже заросла. Я понимаю, что, как писал Маяковский, «гвоздь в моём сапоге кошмарнее, чем фантазия у Гёте». Это разумный и понятный эгоизм: мы считаем, что хуже всех нам. Но тем не менее я исхожу из того, что в данном случае глас народа в значительной степени является и гласом Божьим, и действительно российские либералы нанесли и наносят нам больший ущерб, чем Гитлер.

Спасибо!

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015