На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Откуда Wall Street Journal может знать, что правительство будет делать в 2018 году?

2016.05.18 , Говорит Москва , просмотров 4452

М. ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья! Меня зовут Михаил Делягин, я экономист. Мне очень приятно сегодня, хотя и во внеурочное время, во внеурочный день, с вами разговаривать.

Зачем существуют друзья? Одна из главных функций, на мой взгляд, — это для того, чтобы они про вас общались, и вы из этого общения постоянно узнавали о себе потрясающие новости, которые без друзей вам в голову о себе просто бы и не пришли. И на самом деле враги тоже нужны, в том числе и для этого.

Вот Wall Street Journal — чудесная американская деловая газета, одна из двух ключевых газет, ну трёх, Соединённых Штатов Америки — она опубликовала очередную новость о России. Нам показали, между прочим, до какой степени мы зависимы от Запада. Мы можем разговаривать про суверенитет, можем разговаривать про независимость, можем надувать щёки на ширину плеч, можем собой гордиться, но всё равно какой-нибудь клоун на Западе пропищит — и, блин, извините за мой французский, страна воспринимает это всерьёз и начинает на это реагировать.

Вот Wall Street Journal написала, что, по данным неустановленных источников, неразглашаемых источников из аппарата российского правительства (внимание — непереводимая игра слов), после президентских выборов 2018 года… Я напомню тем, кто не помнит: у нас сейчас май 2016-го. Так вот, после президентских выборов 2018 года Россию ждёт повышение налогов, и правительство это повышение уже злостно планирует, будет введена прогрессивная шкала подоходного налога, это обсуждается. Правда, другой источник из аппарата правительства говорит, что никакой прогрессивной шкалы не будет, а будет повышение плоской шкалы с нынешних 13 до 20 процентов, то есть почти в 1,5 раза, и при этом повысят ещё НДС.

Мы это сейчас всё подробно обсудим, потому что как бы это действительно тема в нашем медиапространстве, но у меня к вам вопрос. То, что я по этому поводу думаю, я сейчас расскажу подробно, но у меня вопрос к вам. Как вы думаете… У нас правительство — действительно правительства Медведева, лидера «Единой России». Не нужно сваливать все грехи на Силуанова, он в данном случае крайний, он просто является фронтменом, который должен озвучивать общую позицию.

Действительно, нужно ли нам, как нам постоянно говорит и намекает правительство, повышать налоги в условиях экономического кризиса, или наоборот — налоги нужно в условиях экономического кризиса снижать? Те, кто считает, что в условиях экономического кризиса налоги нужно (как постоянно вбрасывает эту тему правительство Медведева) повышать, пожалуйста, голосуйте: +74951342135. То есть повышать — последняя цифра 35. Те, кто считает, что налоги нужно, наоборот, в условиях кризиса понижать: +74951342136 (последняя цифра — 36). Ещё раз. Те, кто согласен с правительством лидера «Единой России» Медведева, что налоги в условиях кризиса (нашего нынешнего, сегодняшнего) нужно повышать: +74951342135. Те, кто считает, что налоги в условиях экономического кризиса надо понижать: +74951342136.

Вы уже начали писать, поэтому я реагирую на некоторые сообщения. Дорогой Андрей, нефть до 250 долларов за баррель в обозримом будущем не поднимется, доллар до такой степени не обесценится. Да, Клара Карловна, если вы не видите, я в приличном костюме, и по такой ерунде волноваться не нужно. Я могу и в маечке прийти, но от этого никому плохо не станет. Да, я согласен с Андреем, что Путин опять не виноват, редкий случай. Поляк пишет о своём желании ввести визы таджикам. Я полностью солидарен с Поляком. Только, по-моему, они эти визы уже ввели.

Возвращаюсь к предложению Wall Street Journal. Ну, звучит анекдотично, потому что, прежде всего, откуда Wall Street Journal может знать, что правительство будет делать в 2018 году? Я напомню, что после президентских выборов, если будут повышены налоги, то решение об этом будет принято после президентских выборов, а в реальности налоги будут повышены только в 2019 году. Откуда Wall Street Journal знает, что правительство будет делать на самом деле через три года, когда правительство лидера «Единой России» Медведева, насколько можно судить по его действиям, не знает, что будет делать через месяц? Как потрясающе! Wall Street Journal уверенно говорит о том, что правительство будет делать через три года, а само правительство не знает, что оно будет делать через месяц (по крайней мере, судя по его метаниям в ряде направлений, включая пенсионную сферу).

Можно, конечно, предположить, что имеет место внешнее управление со стороны опять проклятых американцев, и что господин Медведев не знает, что он будет делать через три года, даже через месяц, но американцы, которые всем этим управляют (вот такие закулисные страшные люди), всё знают заранее и планируют заранее. Но, вы знаете, сейчас не 90-е годы. У нас много пороков, у нас много недостатков, но внешнего управления нет. Внешнее управление осуществляется на уровне социально-экономической политики, на уровне принципов, на уровне идей, на уровне ценностей, на уровне того, что сегодняшние нынешние либералы служат не свободе (по Вольтеру), а деньгам (по Березовскому), причём даже не своим, насколько можно судить, а деньгам глобального бизнеса. На этом уровне — действительно внешнее управление. Но так, чтобы приходил факс с корявым машинным переводом на русский язык из МВФ, и правительство бросалось бы исполнять этот факс — этого нет. Оккупация, о которой говорят некоторые единороссы, существует только в их больном воображении. Всё устроено чуть по-другому.

С другой стороны, сами американцы не знают, что они будут делать не то что через три года, но через полгода точно, потому что у них, извините, выборы, и очень сильно желание у некоторых группировок обрушить американскую и заодно всю мировую экономику просто для того, чтобы правильно срежиссировать выборы. Как и в 2008 году, для того чтобы привести к власти Обаму, они не стали спасать Lehman Brothers, хотя могли и намеревались, и это было бы дешевле, чем организовывать кризис. Это знают все.

Так что данный вброс Wall Street Journal представляет собой, выражаясь не по-русски, фейк, а по-русски — это такой абсолютно безответственный вброс темы. Вот одна тётушка сказала — и мы это всерьёз будем жевать. Я уж не говорю о том, что этого правительства не будет.

Вот пишет мне SMS человек, номер которого заканчивается на 5890, что Медведев точно знает, что выйдет новый iPhone. Ну да, конечно, господин Медведев стал символом iPhone. И я думаю, что когда всякие злые люди говорят, что он должен работать по своему профессиональному уровню заместителем руководителя юридической кафедры в каком-нибудь провинциальном вузе, то, конечно же, это неправда. Я думаю, что Медведев должен работать лицом Apple, лицом корпорации, которая производит iPhone. Он должен быть лицом iPhone. Как некоторые девушки, которые раньше рекламировали бельё, становятся лицом соответствующих фирм, так Медведев должен стать лицом iPhone — и тогда, в конце концов, Android восторжествует во всём мире. Я думаю, что это будет неизбежно.

Но ещё одна причина того, почему сообщения Wall Street Journal, на мой взгляд, являются несусветной глупостью, хотя тема важная: после президентских выборов точно не будет этого правительства. Вот по-любому, вот хоть мытьём, хоть катанием, по-хорошему или по-плохому, но его не будет. Либо товарищи либералы, которые сейчас занимаются раскачиванием лодки предельно интенсивно… Потому что санкции, которые введены против России Западом, — это ничто. Самое страшное — это санкции, которые введены против России либеральным руководством Банка России во главе с Набиуллиной и Юдаевой, и либеральным руководством правительства лидера «Единой России» Медведева. Вот эти санкции — это самое страшное, это реальная угроза национальной безопасности.

И то, что НАТО визжит, что Россия угрожающе придвинулась к их базам, и при этом накачивают свои мускулы, размещают вокруг нас наступательные вооружения и демонстрируют рост готовности к войне — это, конечно, очень страшно. Но угроза войны со стороны НАТО, как и угроза ИГИЛ, запрещённого в нашей стране, — это ничто по сравнению с той угрозой (на мой взгляд, конечно), которая исходит из либерального правительства Медведева. Они осознанно и целенаправленно, на мой взгляд, ведут дело к социально-экономической дестабилизации. У них в головах, по-моему, Февральская революция, когда тогдашние либералы, тоже опираясь на интересы Запада, тоже опираясь на справедливое негодование действительно прогнившим царским режимом (потому что, если бы он не прогнил, он мог бы сопротивляться), которое наблюдалось в довольно широким слоях тогдашнего российского общества, действительно хотели разрушить и развалить страну. И в социально-экономической политике это проявляется очень чётко и очень последовательно.

Но если им это удастся, я думаю, что 2017 год будет только календарным семнадцатым годом, не будем смуты в 2017 году просто потому, что мы все этого боимся, мы все этого не хотим, и в данном случае магия цифр сработает в другую сторону — она сработает на стабилизацию. Как бы плохо людям ни было, но 2017 год люди потерпят. А вот весной 2018 года будут президентские выборы, и под это будет уже полноценный «майдан». Мы, конечно, посмотрим, удастся ли сделать генеральную репетицию «майдана» в Екатеринбурге по итогам выборов 2016 года, там некоторые признаки подготовки имеются. Но если социально-экономическая политика будет продолжаться и по-прежнему будет направлена на уничтожение России (а в этом отношении менеджеры правительства, на мой взгляд, весьма эффективны), то тогда, скорее всего, после президентских выборов у нас действительно будет смута, у нас действительно будет аналог Майдана или аналог Февральской революции, когда никто не будет защищать этот режим. Просто никто вообще! Потому что к тому времени безумие этой политики станет очевидно для всех.

Но люди, которые организовывают подобного рода мероприятия, сами оказываются первыми их жертвами. И правительство Медведева не будет существовать после смуты. Они думают, что они будут владеть всем, что, как в 90-е годы, они будут представлять Соединённые Штаты Америки и будут их гауляйтерами в России (на мой взгляд, они так думают), но на самом деле их снесёт, и никакие решения эти люди принимать уже не смогут. И о повышении налогов в 2019 году речи не будет просто потому, что с высокой степенью вероятности их некому будет собирать.

Я напомню, что смысл политики Запада в отношении России — это минимизация издержек. Глобальный кризис заключается в том числе в том, что глобальному бизнесу стало трудно зарабатывать прибыль, трудно увеличивать доходы. Когда трудно увеличивать доходы, любой бизнесмен (и мелкий, и крупный) переходит к неприятному делу — к снижению себестоимости, к снижению издержек. Ливия показала всем, и Сирия подтвердила, и Ирак подтвердил, что самый крутой полевой командир продаёт нефть значительно дешевле, чем самое слабое и самое коррумпированное государство. Запрещённое «Исламское государство» пытается быть государством, но продаёт нефть вдвое, а то и вчетверо ниже, чем она продаётся в мире.

С точки зрения снижения издержек в отношении России для глобального бизнеса нужно, чтобы здесь не было государства никакого (ни сильного, ни слабого), а чтобы здесь были полевые командиры. И социально-экономическая политика либералов, которые служат этому глобальному бизнесу, на мой взгляд, направлена ровно на достижение этой задачи. Поэтому, если либералы смогут продолжить свою политику (социально-экономическую, естественно) до 2018 года, то в 2019 году не будет повышения налогов, потому что не будет ни налоговой службы, ни доходов, ни российского государства. Это реальная перспектива, которую нам несут сегодня либералы «Единой России», либералы Медведева и либералы Банка России.

С другой стороны, если у нас государство одумается, если мы с вами его убедим, что оно что-то не то делает… А ближайший способ убеждения этого без перекрытия федеральных трасс и других способов нарушения закона — это выборы осенью. Я очень плохо отношусь к господину Навальному, но некоторые вещи он говорит правильно. В 2011 году его лозунг «Никто, кроме “Единой России”» был нелепый, но работал на повышение явки. Сейчас это единственный способ убедить наше замечательное государство, что продолжение либеральной социально-экономической политики смертельно опасно для него самого. Я очень не люблю Жириновского. Можете голосовать за Жириновского, за кого угодно, кроме «Единой России». И не потому, что кто-то хороший, а кто-то плохой. В «Единой России» много людей, которых я очень уважаю и люблю, и даже есть друзья в «Единой России». Но сегодня это сила, которая ведёт нас к «майдану», которая ведёт нас к самоуничтожению, опять-таки на мой взгляд.

Единственный способ объяснить государству, что либералы в правительстве Медведева — это способ убийства и самоубийства, — это завалить «Единую Россию» на выборах. Если государство одумается, то тогда социально-экономическая политика станет разумной, и тогда, на мой взгляд, ни о каком повышении налогов речи идти не будет, потому что в условиях кризиса нужно оживлять экономическую конъюнктуру и нужно, соответственно, снижать налоги. Это азбука, которую во всём мире знают очень хорошо с 1932 года, когда кейнсианство стало основой экономической политики Соединённых Штатов Америки (хотя такой теории тогда ещё не было, она была выработана потом).

Но поскольку есть несогласные с этой идеей, я повторяю вопрос для голосования. Дорогие друзья, кто считает, кто согласен с правительством Медведева, насколько его можно понять, что в условиях кризиса нужно повышать налоги, пожалуйста: +74951342135. Кто считает, что, наоборот, в условиях кризиса налоги нужно снижать: +74951342136. То есть, кто считает, что в условиях кризиса налоги надо повышать: последняя цифра — 35. Кто считает, что в условиях кризиса их надо понижать: последняя цифра — 36.

Давайте примем звоночек. Да, принимаем. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил, скажите, пожалуйста, во всём мире правительства стараются угождать транснациональным монополиям, чтобы они давали налоги и работу населению. А наше правительство — оно что, плохо угождает им? Вроде бы и зарплаты у нас всех маленькие, и сырьё дешёвое. В чём дело?

М. ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое. Дело в том, что транснациональные монополии, глобальные монополии имеют разные интересы по отношению к разным странам. Есть страны базирования: Соединённые Штаты Америки, Япония. Китайцы смогли воспитать свои глобальные монополии. Есть они по старой памяти у англичан, французов и немцев. И в этих странах правительства угождают прежде всего своим глобальным монополиям, которые связаны с ними. И там эта политика, в общем-то, работает скорее на пользу.

А есть страны, которые по разным причинам свои глобальные монополии не создали или создали, но их немного и они не очень сильные. Скажем, «Газпром» — глобальная монополия, но слишком неповоротливая и слишком слабая. И, к сожалению, наше правительство угождает не «Газпрому», а оно угождает иностранному глобальному бизнесу, который с нашей стороны никак не укоренён. Да и «Газпром», насколько я могу судить по его поведению, он не очень заинтересован в развитии России, он не отождествляет себя, по-моему, с нашей страной и с нашим народом, в отличие от каких-то американских компаний. И поэтому правительство служит внешней силе.

Надо сказать, что глобальные монополии всё более наплевательски относятся и к Америке тоже. И внешнее управление становится разрушительным и для Америки. Но в развитых странах правительство недостаточно… Скажем так, они угождают не только глобальным монополиям, они поддерживают баланс, они служат и своему народу тоже, пусть это даже противоречит какой-то нашей пропаганде. А вот в нашей стране, что называется, заставь дурака Богу молиться, он и лоб себе расшибёт. Или выражаясь более мягко: каждый неофит пытается быть святее Папы Римского. И такое ощущение, что в нашей стране наши либералы служат только глобальным монополиям, совершенно плюя на нашу страну.

Давайте ещё один звоночек примем. Пожалуйста, вы в эфире, говорите.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Михаил, вы много критикуете нынешний экономический курс и правительство. А позитивные планы у вас есть, хотя бы алгоритмы? Что конкретно делать?

М. ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое. На самом деле всё очень просто. Я много раз это говорил, но у нас так сознание устроено, что мы не воспринимаем позитивные предложения, потому что, за редким исключением (может быть, вас, уважаемый коллега), мы не верим в хорошее.

Первое. Нужно обеспечить модернизацию инфраструктуры. Это ключ к будущему, потому что это, во-первых, резкое повышение деловой активности и столь же резкое снижение издержек. И при этом это единственная сфера, где государство не вступит в недобросовестную конкуренцию с частным бизнесом просто потому, что инфраструктура (за редчайшими исключениями, типа мобильной связи и интернета) для бизнеса недоступна по своей самой природе, потому что инвестирует один, а выгоды достаются всем. И когда один пытается собрать со всех эту свою выгоду, получается такое же безумие, как с нашими платными дорогами, по которым, скажем, я никогда не поеду просто потому, что это слишком дорого (по крайней мере, если есть возможность). Но для того, чтобы модернизировать инфраструктуру, помимо желания нужно несколько обязательных условий.

Первое — это отделить спекулятивный капитал от обычной экономики, потому что иначе все деньги уйдут в финансовые спекуляции сразу, тут же, как у нас осенью 1992 года. Это делали все страны, ставшие развитыми, на нашем уровне зрелости финансовой системы. Все делали разными способами. Американцы — одним способом, японцы — другим, европейцы — третьим, китайцы — вообще понятно как. Но это делали все. У тех, кто этого не делал, у них не было ни малейшего шанса стать развитыми, и они в итоге развитыми и не стали.

Дальше — нужно ограничивать коррупцию. Искоренить её совсем не получится, но её можно ограничить весьма сильно. И для этого есть стандартные, традиционные рецепты, о которых я тоже говорил много раз.

Дальше — нужно ограничивать произвол монополий, потому что иначе, как у Медведева с его «недоступным жульём» (как называют его программу в народе, хотя он ей до сих пор искренне гордится), всё уйдёт в рост цен.

Дальше — нужен разумный протекционизм хотя бы на уровне Евросоюза, потому что иначе вся выгода от роста деловой активности уйдёт нашим китайским и европейским «партнёрам», как их товарищ президент деликатно называет, чтобы не материться в прямом эфире, наверное.

Дальше — необходимо, чтобы была рабочая сила. Если мы развиваем экономику, должен же кто-то работать? А это значит, что нужно нормализовать систему образования, чтобы из вузов не выходили профессионально дебилизированные безработные с завышенной самооценкой (а у нас сейчас на это направлена либеральная реформа в образовании). И нужно нормализовать систему здравоохранения, чтобы людей лечили, а не грабили, и исцеляли от болезней, возвращали им работоспособность, а не превращали в придаток поликлиники, который будет отдавать свои деньги.

Это технический минимум. Можно говорить долго про налоги (я надеюсь, что мы сегодня ещё поговорим). Можно говорить о необходимости гарантировать людям прожиточный минимум, потому что есть право на жизнь, а в экономическом плане его никто не гарантирует. Если гарантировать людям право на жизнь, то это сразу поставит всю межбюджетную политику, все отношения федерального центра с регионами на прочную и объективную основу. Потому что сейчас это в прямом смысле слова «средняя температура по больнице». Это то, что нужно делать.

Если вы это начнёте говорить не то чтобы с правительством, а просто с «Единой Россией», то у вас будет ощущение, что вы в лучшем случае говорите со стенкой, очень радостной, очень позитивной. Мне очень нравятся плакаты, которые «Единая Россия» сейчас клеит по стране: «Пора наводить порядок!» Народ уже в порядке частной инициативы стал приписывать: «А что вам раньше-то мешало?» Ну, очевидно, они раньше не соображали, они раньше не знали этих слов.

Но я хочу выступить в защиту господина Медведева. Я слишком часто его ругаю. В ленте его просто поливают такими словами, что я даже воспроизвести это не могу при всём желании, наверное. Медведев — это очень ценный ресурс. Дело в том, что Медведев стал техническим президентом не просто так. У нас говорят, что у нас неконкурентная среда. Ничего подобного! Товарищ Медведев победил в жесточайшей конкурентной борьбе — по критерию если не ничтожности, то безобидности. Это единственный человек, который гарантировал… У него в голове не было никакой мысли о том, что он тоже может чем-то руководить.

С другой стороны, он справедливо вызывает к себе негодование, причём вызывает к себе негодование не только на эстетическом чувстве. То есть, когда говоришь «Мистер Бин отечественной сборки», уже никто не уточняет, кто это. Или «Айфончик Анатольевич» — тоже никто не уточняет, кто это. Все знают. Но помимо прочего его содержательные действия вызывают чудовищное негодование у людей. И если бы у нас 282-я статья работала, то, по моим ощущениям, не только бы члены его правительства, а и он сам был бы оформлен за административный экстремизм, то есть за разжигание ненависти к власти своими действиями.

Тем не менее, действительно это последний резерв. Вот у Бориса Николаевича последним резервом был Чубайс: в случае чего, когда ситуация становится совсем плохой, увольняем Чубайса — и полгода страна радуется! Помните: «Во всём виноват Чубайс!» Вот когда всё будет совсем плохо, то «последний довод королей» — это не Нацгвардия, а это увольнение Медведева. Вот Медведев улетит — и полгода страна будет рукоплескать и искренне верить в лучшее. Поскольку у нас ещё не совсем плохо, критический момент не наступил, то товарищ Медведев сидит прочно, ровно и выполняет свою важную социальную функцию. В этом отношении он действительно уникально ценен, и он действительно вне конкуренции. Это уникальный резерв нашего государства. Спасибо.

НОВОСТИ

М. ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья. Тут идёт бурное обсуждение. Клара Карловна сильно переживает о хороших российских костюмах, говорит, что не видела никогда. Ну, Клара Карловна, если в Одессе ещё живы старые портные, или если у них остались хорошие ученики, то тогда — конечно, да, тогда говорить не о чем. Но у нас в Москве правильных одесских костюмов никогда не было, только из Белоруссии они поставлялись, потому что в Белоруссии есть ученики одесских портных. А у нас наши фабрики многие шьют действительно хорошие и честные костюмы (без всякой пропаганды, я с ними никак не связан). Это одна из немногих вещей, которой действительно в сегодняшней России тихо можно гордиться. Вот Новосибирец подтверждает, что есть хорошие белорусские костюмы аж в Новосибирске.

Пишут: «Заслуга Медведева — электронные услуги». Да, это правда. Это правда очень удобно. Это было сделано в том числе благодаря, так сказать, его пропагандистскому давлению, потому что он эту тему ввёл и о ней много говорил. Это правда, это очень удобно. Правда, это введено с третьей попытки, а началось это ещё до него. Но тем не менее, безусловно, это его плюс, его заслуга. И я даже согласен, что есть и заслуга Собянина в Москве.

«Если бы Медведев был президентом, российские танки стояли бы на польско-украинской границе!» Ой, как интересно! А чего же они на грузино-армянской границе не стоят сейчас, если Медведев был президентом? Если кто помнит, в это время была война, когда товарищ Саакашвили решил завершить геноцид населения Южной Осетии. У него не получилось. И товарищ Медведев остановил танки на подступах к Тбилиси. Причём был поразительный момент. Российская пропаганда утверждает, что Саакашвили собрал всенародное ополчение, и со всей Грузии на защиту столицы собралось 54 человека. Грузинская пропаганда с гневом это опровергает и говорит, что их было 58. Не надо путать с народными гуляниями, которые были на следующий день, когда наши танки ушли. Но танки остановил Медведев на ровном месте, так что это сказки.

«Либерализм — это снижение налогов и снижение роли государства. Почему же тогда Медведев и Силуанов — либералы?» Господа, либерализм — это снижение роли государства в пользу глобального бизнеса. И у нас действительно невысокие налоги сейчас. Пожалуйста, посмотрите. Только кому от этого легче? Потому что они взимаются в режиме налогового террора со всех, кроме представителей глобальных монополий. А с другой стороны — у нас, извините, всё для глобальных монополий. И принадлежность к либералам определяется сегодня по отношению к нормам Вашингтонского консенсуса. Нормы Вашингтонского консенсуса очень чётко фиксируют, что государство должно служить глобальному бизнесу. В нашей стране построили налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных. Но если смотреть нагрузку в целом, поскольку все деньги у миллиардеров благодаря этой системе, то налоговая нагрузка в целом у нас невысокая. Она у нас запредельно высокая для бедных, она запредельно высокая для слабых. Малый бизнес, который на Западе ещё и подкармливают, ещё и деньги ему дают, у нас обкладывают и в землю втаптывают. И, пардон, налоги-то у нас низкие в массе своей. У нас взятки высокие.

Что у Медведева не так, дорогие друзья? Что он не так сделал? Пожалуйста — болтовня о «5 И», он проболтал всё своё президентство. «Сколково», которое производит впечатление распильного проекта. Бред о нанотехнологиях. Четыре национальных проекта (о них уже все забыли, но это были безумные деньги, выброшенные на ветер). «Недоступное жульё». Издевательство «материнского капитала». Чудовищная пенсионная реформа. Долго можно говорить. Так что товарищ Медведев — это квинтэссенция российского либерализма.

«Будет ли участвовать в выборах “Партия дела”?» Господа, я не знаю. Я иду на выборы от «Справедливой России», если кому интересно.

Юрий пишет: «А у нас и так полевые командиры. Кого вы пугаете?» Юрий, если вам себя не жалко, съездите на Украину. Не надо ездить в горячие точки Украины, а просто съездите, походите по улицам. Если у вас есть с кем поговорить доверительно, то поговорите доверительно — не по Skype, а лично. И вам объяснят, чем полевой командир отличается от коррумпированного чиновника. Вам объяснят, чем, на мой взгляд, бандит Порошенко отличается, мой взгляд, от бандита Януковича. Разница принципиальная. Если вы разумный человек и не хотите рисковать, то включите телевизор и посмотрите новости из Сирии, из захваченной террористами части Ирака, из Ливии. Не верите нашим медиа? Посмотрите CNN. Там тоже картинка вполне внятная и вполне убедительная. Вот этим хороший полевой командир отличается от плохого коррумпированного государства, потому что в плохом коррумпированном государстве, когда людям отрезают голову, то это кошмар, это ужас, и это может быть безнаказанным, но это отклонение от нормы. А ситуация с полевыми командирами: когда людям отрезают голову — это и есть норма. Мы это проходили в Чечне. Сама Чечня об этом старается не вспоминать на самом деле, если уж по-честному. Ну да, для некоторых, когда людей заживо сжигают, то это нормально, когда убивают, то это нормально. Я понимаю, это специфика.

Возвращаюсь к идее, которая озвучивается от имени аппарата российского правительства в Wall Street Journal. Ситуация очень простая. Рост НДС в условиях ухудшения экономической конъюнктуры — это дальнейшее ухудшение экономической конъюнктуры, это разрушение экономики. Можно обсуждать вопрос о том, нужно ли НДС заменять на налог с оборота. Хотя, на мой взгляд, гораздо проще декриминализовать НДС и упростить его взимание по европейским меркам. Если мы этого не в состоянии сделать, то тогда действительно надо вводить налог с оборота, но это тема непринципиальная. При этом при переходе от НДС к налогу с оборота в условиях высокой монополизированности экономики неизбежно вырастут цены, потому что цены внутри экономики при продаже полуфабрикатов и комплектующих не снизятся из-за этого (там тоже монополизм имеет место быть), там будет изъята прибыль, а цены в розничной торговле вырастут за счёт налога с оборота. Но этот вопрос на самом деле дискуссионный.

Что я хочу поддержать в части НДС? Инициативу о дифференциации его возврата в зависимости от степени переработки продукции. То есть, если вы экспортируете сырьё, с какой стати вам должны возвращать этот НДС, когда вы просто экспортируете то, что нам досталось от Бога, где вклад добавленной стоимости незначительный? Она есть, потому что газ нужно высушить, его нужно очистить, его нужно загнать в трубу и так далее, но она незначительная. Если вы экспортируете полуфабрикат, вам НДС при экспорте должны возвращать наполовину. Если вы экспортируете готовый продукт, пусть даже не высокотехнологичный (на первых порах можно и так сделать), то вам НДС должны возвращать полностью. Это подход правильный, на мой взгляд, и это так должно быть. Но увеличивать НДС, увеличивать налог на добавленную стоимость, который взимается в каждой точке экономического организма, — это самоубийство, это убийство нашей экономики. И если действительно существуют какие-то люди, которые бредят этим в аппарате правительства, если Wall Street Journal не выдумал этих людей в порядке информационной войны, то всё ещё хуже, чем я этого опасаюсь.

Что касается подоходного налога. Мы с вами обсуждали целую передачу необходимость введения прогрессивной шкалы подоходного налога, почему это необходимо и как это должно быть. Но если сейчас будет повышена планка, плоская шкала до 20 процентов, то опять-таки это будет убийство нашей экономики. Потому что, повторюсь, богатые 13 процентов не платят, за редким исключением. Люди богатые и сверхбогатые выводят деньги через индивидуальные предприятия, платят спокойно свои 6 процентов. А если у них тяга к нездоровым приключениям, то они пользуются специальными налоговыми консультантами. Да, на грани фола или за гранью фола, нарушая закон и нарушая правила, но у нас нет практики наказаний за подобного рода нарушения, насколько я могу судить, поэтому богатый человек может вообще в России почти ничего не платить. А бедный человек сейчас: обязательные соцвзносы — 30 процентов, плюс к этому ещё подоходный налог — 13 процентов от оставшейся суммы. Итого: более 39 процентов. А если, соответственно, подоходный повысят до 20 процентов, то налоговая нагрузка на бедных людей, включая нищих, включая тех, кто работает 8 часов в сутки и не получает даже прожиточного минимума, вырастет до 44 процентов.

Это, на мой взгляд, называется «бандитизм». Это граничит, на мой взгляд, с убийством. Это приведёт к ещё большему бегству людей в теневую сферу — и соответственно, к сокращению налоговых поступлений и поступлений обязательных соцвзносов, к дальнейшему ухудшению ситуации в региональных бюджетах, в местных бюджетах и к усугублению катастрофы Пенсионного фонда. Поэтому увеличение плоской шкалы подоходного налога абсолютно недопустимо.

Прогрессивная шкала абсолютно необходима, но она должна быть щадящей. То есть люди с доходами в два реальных прожиточных минимума (в среднем по стране это будет 20 тысяч рублей) вообще никакого налога, никаких обязательных социальных взносов платить не должны в принципе. Тогда мы сможем. И тогда эти люди вернутся в реальную экономику, они будут работать легально. И тогда можно обсуждать, что вот гастарбайтеры должны легализовываться. Потому что сейчас у нас нелепая ситуация: мы от мигрантов, в том числе нелегальным, требуем, чтобы они легализовывались и платили налоги, в то время, когда, по данным госпожи Голодец, 34 миллиона человек у нас не работают и заняты в тени, и основная часть этих людей, по-моему, занята в теневой сфере. Так что невозможно предъявлять требования быть легальными к мигрантам, когда благодаря политике Медведева и политике либералов в целом у нас вся страна загнана в нелегальное положение.

Так что прогрессивная шкала подоходного налога необходима, но опять-таки она необходима сегодня, она необходима завтра, она необходима с 1 января 2017 года — не с 2019-го, а с 2017-го. Пожалуйста, когда вы будете голосовать, то посмотрите: эта партия гарантирует, обещает вам немедленное введение прогрессивной шкалы подоходного налога или нет? У нас будет уникальная ситуация с бюджетом, потому что бюджет совершенно безумный, но его принятие отложено до ноября. То есть сделано так, что этот бюджет будет принимать уже новая Государственная Дума. И эта новая Государственная Дума, если в ней будет ослаблена «Единая Россия», получит возможность продавить прогрессивный подоходный налог.

Государству сейчас не до этого. У него чудовищный внешнеполитический кризис. У него чудовищный энергетический кризис. То, что сегодня цена на нефть штурмует планку в 50 долларов за баррель… Ну, она сегодня штурмует, но всё равно утешение это очень слабое. Государство при нашем уровне коррупции, при нашем уровне монополизма, при этих ценах нормально существовать не может, оно вынуждено как-то меняться, и поэтому оно открыто локальным (пока только локальным) изменениям. То есть перестать грабить и начать строить это государство не готово, по крайней мере не будет готово с 1 января 2017 года. А вот начать делать хоть что-то разумное — вводить прогрессивную шкалу подоходного налога, вводить налог на пустующие квартиры, о которых я говорил, — вот это оно готово будет, если опять-таки либералы из «Единой России», либералы из правительства получат от нас с вами вотум недоверия.

Да, я знаю, как прессуют директоров школ. Я это знаю. Но, знаете, даже в Москве, где прессовка была очень сильная, бывает так, что в одной школе два участка, и результаты за «Единую Россию» на этих двух участках отличаются кардинально. Так что не все данные фальсифицируются. И я просто знаю, что в этом году готовятся уже бригады, которые будут оформлять вице-губернаторов (а может, и выше) по уголовным делам за фальсификацию выборов. И смею вас заверить, многие губернаторы это знают тоже, и эта ситуация достаточно реальная.

Не должен ли я помочь КПРФ? Вы знаете, я пытался помочь КПРФ в 2007-м, в 2003-м. Я пытался помочь КПРФ и в этом году тоже. К сожалению, есть люди, которым помочь нельзя. Это научное определение одного российского ругательства. Я с огромным уважением и симпатией отношусь к рядовым членам КПРФ и ко многим руководителям региональных отделений КПРФ. И я очень хорошо отношусь к губернатору от КПРФ, он производит очень правильное впечатление. Но федеральное руководство КПРФ — это одна из немногих вещей, которая, на мой взгляд, ещё хуже, чем правительство Медведева. Вот есть люди, которым нельзя помочь.

Бах пишет: «Если ввести прогрессивную шкалу, богачи будут уходить от уплаты налогов в офшоры». Мы это разбирали, господа. Богачи уже сейчас в России находятся в офшоре. И богачи сегодня выводят свои деньги из России в страны, где обложение их доходов выше, чем в России. Классический пример — Франция, где, если вы имеете имущество больше, чем на 700 с чем-то тысяч евро, это имущество, даже носовой платок, уже облагается повышенным налогом. И тем не менее наши капиталы выводятся, в том числе во Францию, люди покупают себе дома и виллы на Лазурном берегу, и всё остальное. Так что это не главное.

И насчёт богачей. Вы знаете, богачи, которые здесь живут, — да, они платят маленькие налоги. Но они платят, на мой взгляд, довольно большие взятки. И они платят очень большие деньги на безопасность, на обеспечение безопасности своих семей. Потому что недавняя история в Москве (или правильнее говорить «в Москвабаде», я не знаю) показала, что возможна по сути дела войсковая операция, когда несколько десятков вооружённых боевиков… Как минимум один автомат там был и одна «Сайга» там была, и участники говорят о людях в бронежилетах со стороны нападавших. И этнические бандиты (и не только этнические, смею вас заверить) уже могут в Москве выставлять группировки в несколько десятков боевиков и оставаться абсолютно безнаказанными. Потому что основная часть задержанных — это, извините, таджики и другие выходцы из Средней Азии, которые там просто работают.

Любой богатый человек понимает, что завтра эти несколько десятков боевиков могут прийти к его семье. И обеспечение личной охраны в перспективе нападения не отдельных каких-то головорезов, которые вырезали семью полицейского, например, а действительно боевая операция, вооружённые люди. И милиция не приедет! И не только потому, что она плохая, потому что она полиция уже давным-давно — нет, не поэтому. А потому что в рамках реформы МВД у полиции забрали все силовые подразделения, и сейчас МВД — это человек без рук. Я думаю, что все всё знали о том, что готовится это нападение, готовится эта разборка. СОБР и ОМОН выведены в Нацгвардию — две разные федеральные структуры, абсолютно разные. Как у нас устроена координация между неминуемо соперничающими силовыми структурами, мы все знаем. И Нацгвардия не знает, на что ей предстоит реагировать, потому что ей нечем знать, у неё нет агентурной сети (и быть не должно). А МВД, которое всё знает, ему нечем реагировать, оно без рук. И в этой ситуации богатые люди понимают, что если они сами не будут обеспечивать безопасность своих семей, то вопрос в убийстве (не в ограблении, а в убийстве) — это вопрос времени. И они тратят на свою безопасность чудовищные деньги.

А теперь представьте себе, что государство начнёт исполнять свои обязанности. А прогрессивная шкала подоходного налога — это один из признаков того, что государство начинает исполнять свои обязанности перед народом, перед населением, перед обществом. И возникает надежда, что, может быть, оно начнёт выполнять свои обязанности и в сфере безопасности тоже — и тогда они смогут снизить расходы на безопасность. И таким поразительным образом прогрессивная шкала налогообложения приведёт к тому, что богатые то, что они сейчас платят, насколько я могу судить, в виде взяток, начнут платить отчётливо меньше в виде налогов. Тем не менее, они начнут экономить за счёт безопасности, за счёт того, что им не нужно будет готовиться к нападению десятков бандитов, потому что государство начнёт хоть как-то исполнять свои обязанности перед своим обществом, по крайней мере даст некоторые сигналы в этом направлении.

И я хочу сказать ещё две важные новости, которые мне показались очень важными.

Первая. Есть такое кадровое агентство HeadHunter. Они проанализировали, опросили людей, которые через них проходят, о том, где самая большая коррупция. И по их данным максимальная коррупция в ЖКХ, потом — в энергетике, потом — на госслужбе, и потом — в сфере культуры. Три позиции абсолютно понятны. Почему высокая коррупция на госслужбе — понятно. Это источник собственно коррупции и есть. Когда ЖКХ и культура — это тоже понятно. Это очень раздробленные отрасли, где много очень маленьких объектов, которые все не проконтролируешь, где низкий уровень оплаты труда, и через которые проходят довольно значимые финансовые потоки. Здесь тоже всё понятно, это объективно коррупциогенная сфера.

А вот энергетика не должна быть коррупциогенной сферой по определению. Это высокотехнологичная отрасль, по сравнению даже с ЖКХ, я уж не говорю про культуру. Это отрасль, в которой всё легко просчитать. Это отрасль, в которой всё легко проконтролировать благодаря системе учёта материальных ресурсов. Это отрасль, которая в принципе является прозрачной при желании. Это прозрачная отрасль. Это отрасль, где есть большие перспективы. Это в ЖКХ: вы попали работать в ЖКХ района, и выше головы ЖКХ этого района вы, скорее всего, не подниметесь, там очень ограничены возможности роста. А энергетика — структура федеральная, там возможности роста безграничные, там этой проблемы нет. Туда идут в том числе карьерно-ориентированные люди, а не только те, кто ориентирован на деньги.

Энергетика не должна быть лидером по коррупции, но она есть лидер по коррупции. Почему? На мой взгляд, это результат либеральных реформ 2004 года, это результат реформ господина Чубайса, который не просто превратил энергетику в тормоз нашего развития, но и сделал её второй по уровню коррупциогенности, если верить одному из наиболее авторитетных хедхантерских агентств России.

И второе. У нас в Приморском крае за три месяца упало четыре моста, мосты местного значения. Единственный мост, который имеет действительно серьёзное значение, в конце февраля он рухнул, а в апреле его уже восстановили, но тем не менее. Как говорят местные власти? Они говорят: «Вы понимаете, это в 60-е годы колхозы и совхозы строили для своих нужд, для доступа на поля. Мы даже не знаем, будем ли их восстанавливать или нет, потому что у нас нет даже никакой документации, и мы не можем это дело даже должным образом оформить. Но на самом деле ни на какие транспортные движения это не повлияет».

А теперь смотрите, что это значит. Это значит, что в 60-е годы в Приморском крае нужно было ездить на поля, земля возделывалась при советской власти. А сейчас на поля ездить не нужно, и эти мосты просто не нужны, потому что без них можно обойтись. Это первое.

Второе. В 60-е годы совхозы и колхозы могли строить нужные им мосты! И эти мосты — да, с нарушением правил, да, без нужной документации — они простояли полвека. То есть, понимаете, в 60-е годы, когда уже был волюнтаризм Хрущёва, когда уже был Брежнев, уже застой был на подходе в конце 60-х годов, колхоз и совхоз мог построить мост в случае, если он был ему нужен. И им не нужно было из Москвы и Ленинграда вызывать дико дорогих проектировщиков, они имели право сами удовлетворять свои потребности. И у них были на это деньги. А сейчас у них на это денег нет.

Вы можете себе представить сейчас не передовую агрофирму, которая на мировом рынке работает, а обычное рядовое сельхозпредприятие (не передовое, не миллионное), которое могло бы себе строить мосты? Да нет таких в теории! А даже если бы и были эти деньги у этого предприятия, оно не могло бы построить в силу чудовищного бюрократизма, потому что нужно проект, нужно всё это согласовать в миллионе инстанций. И только годика через два, если повезёт, вам позволят этот мост начать восстанавливать. Есть исключения, я привёл только что такое исключение, но картина в целом: сейчас более бюрократизированная система, чем при коммунистах (которых некоторые назовут «проклятыми»), чем при советской власти. Вот это абсолютно неприемлемая, абсолютно чудовищная ситуация, которую я даже не знаю с чем сравнить.

И теперь пришло время нам подводить итоги голосования. Мы вернулись к нормам тоталитарной демократии. 7 процентов солидарны с позицией либералов, правительства лидера «Единой России» господина Медведева. 7 процентов считают, что в условиях экономического кризиса нужно повышать налоги. Дорогие друзья, я вас поздравляю! Вы в большинстве, вы опять в большинстве. 7 процентов — это те, кто правит нашей страной или, по крайней мере, кто определяет нашу политику. 93 процента считают, что, как и во всём мире, как этого требует экономическая теория, в условиях экономического кризиса нужно оживлять экономическую конъюнктуру, то есть — снижать налоги. Дорогие 93 процента, вы в абсолютном меньшинстве. И пока у нас сегодняшняя система, пока у нас «Единая Россия», мы с вами практически никто, и звать нас практически никак.

Завершая тему про Wall Street Journal, про её вброс, я могу сказать, что первый раз эта тема была вброшена либералами правительства Медведева летом 2014 года. И это абсолютно противоречит всякой бюрократической логике — связывать своё имя с неопределённой, отложенной на многие годы неприятной новостью. Это возможно только в одном случае: если либералы действительно ведут против России информационную войну и действительно хотят расшатать нашу с вами психику. У либералов в правительстве Медведева это не удалось, и теперь эту эстафетную палочку приняли представители глобального бизнеса из Wall Street Journal.

Спасибо!

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015