На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Куда Министр труда Топилин дел бедных пенсионеров: почему, по мнению властей, их нет в России?

2016.05.04 , "Говорит Москва" , просмотров 4868

М.ДЕЛЯГИН: Здравствуйте! Меня зовут Михаил Делягин. Прошлый раз я был в пятницу, таковы обстоятельства. Сегодня я в свой привычный день – четверг. Я очень рад возможности с вами поговорить, и я действительно расскажу вам сегодня одну хорошую новость – это большая редкость, когда новости бывают хорошие. Так что аудитория «Единой России», все 7 процентов нашей аудитории, могут слушать более внимательно, прильнув к радиоприёмникам. Но для начала я запущу, как обычно, голосование. Оно связано с некоторыми действиями нашего любимого правительства – некоторые его не только любят, но и умеют правильно готовить – и касается многострадальной темы пенсионных реформ. Понимаете, я как экономист всё-таки отношусь к делу прямо, я фиксирую, что причиной пенсионного кризиса является регрессивная шкала обложения наших доходов, когда чем человек беднее, тем он больше платит во всякие пенсионные фонды, соответственно люди выдавливаются в тень, и отсюда причина пенсионного кризиса. Меня поправляют, вот вы меня в том числе поправили на одном из прошлых эфиров, что я подхожу как экономист, а нужно смотреть ещё и как управленец и как политик. Почему правительство так резвится, откуда это вивисекторское отношение к своему народу, как к кошечкам, которых можно резать, на которых можно и нужно даже ставить опыты? Вот не только потому, что они богатые и живут в «Рублёво-Куршавельском» федеральном округе за некоторыми исключениями, разумеется, а ещё и потому, что для самих себя они создали отдельную пенсионную систему. Вот я хочу задать вопрос: нужна ли нашим чиновникам отдельная пенсионная система или они должны быть возвращены в обычную пенсионную систему? Я не касаюсь принципиально пенсионных систем, связанных с тяжёлыми условиями работы специальными у шахтёров, металлургов, у пилотов, и того, что связано с риском жизнью – военных, милиционеров и всё остальное. Здесь вопросов нет: человек рискует жизнью, он обязан находиться в особых условиях, мы ему должны эти условия сделать, потому что его работа – это отдавать жизнь за нас, как это ни ужасно звучит. Вот то, что касается чиновников обычных, чиновников гражданских. Давайте те, кто считают, что да, нужно сохранить сегодняшнюю ситуацию, когда у чиновников отдельная, своя собственная, пенсионная система для себя, – +74951342135. Те, кто считают, что нет, пенсионная система должна быть едина для всех граждан России, которые не работают в забое, которые не работают в особо тяжёлых условиях, не рискуют своей жизнью, и что гражданских чиновников и депутатов нужно вернуть в общероссийскую пенсионную систему, пожалуйста, голосуйте +74951342136. Слушайте, у нас много сторонников правящего класса, я радуюсь. А я перехожу к сегодняшним реалиям. Вы знаете, я вспомнил, у нас был такой великий певец, и на самом деле великий поэт – Александр Галич – в советское время. У него была чудесная песенка. Чтобы вас не терроризировать, я буду словами говорить, а не петь. 

Егор Петрович Мальцев 

Хворает, и всерьёз: 

Уходит жизнь из пальцев, 

Уходит из желёз.

Что же происходит? А у него, оказывается, диабет. Это действительно  серьёзная болезнь – и сейчас беда, а уж 50 лет назад и, тем более, было совсем плохо. Но происходит чудо. 

Центральная газета 

Оповестила свет, 

Что больше диабета 

В стране Советской нет!

И оказывается катастрофическая ситуация. Как же так? Он болеет, а советские газеты писали только правду, там опечаток и джинсы не было, говорят, что нет диабета в нашей стране. Что же делать? И вот

Краснознамённый хор

Краснознамённым хором поёт:

Вставай, Егор!

Вставай, Егор Петрович,

Во всю свою длину,

Вставай, Егор Петрович,

Не подводи страну!

Егор Петрович встаёт и вдруг обнаруживает, что диабет у него исчез. Кто знает, диабет практически не лечится – это состояние, которое можно контролировать и нужно контролировать, но он не лечится. А диабет у него исчез. 

Доступно кушать сласти 

И газировку пить... 

Лишь при Советской власти 

Такое может быть!

Ну, кто не знает, творчество Александра Галича было остросоциальным, острополитическим, и поклонники Галича, поклонницы всё время воевали с поклонницами Окуджавы, обвиняя Окуджаву в аполитизме. Ну, как поэт Окуджава действительно гений всей человеческой истории, он был повыше, но, тем не менее, Галич был тоже замечательный поэт, и его многие, например, я, помнят. Так вот прошло полвека, и неожиданно выяснилось, что, оказывается, диссидент и антисоветчик товарищ Галич, он таки оклеветал, может быть, и не советскую, и, конечно, не специально, а случайно, но оклеветал всё-таки нашу власть. Потому что такое может быть не только при советской власти, такое может быть ещё и при российской нынешней власти. У нас есть такой замечательный министр труда и занятости господин Топилин. Я всегда думал, что это слово происходит от слова, например, «топлёное молоко», но, похоже, фамилия «Топилин» происходит от глагола «топить как котят».

Он заявил потрясающую вещь. Вы знаете, непереводимая игра слов. Оказывается, в России нет чего бы вы думали? Не пальмового сливочного масла? Нет. Чистого воздуха? Нет. Проезжих дорог? Нет. Это всё есть у нас. В России, оказывается, нет бедных пенсионеров.

Я когда это первый раз прочитал, я понял, что журналист опечатался, бывает. Хотя самая первая мысль у меня заключалась в том, что у меня галлюцинация и что-то со мной нехорошо, в чём-то  я неправ, я перестаю воспринимать окружающую реальность. У нас есть честные чиновники, я даже знаю нескольких. У нас есть честные милиционеры, по-моему, я знаю обоих, но, наверное, их больше. И так далее. У нас есть квалифицированные министры, которые даже не либералы, а нормальные, и я знаю нескольких. Но вот насчёт бедных пенсионеров, мы как бы все знаем, мы как бы всех этих бабушек и дедушек, дедушек сильно меньше, потому что мужчина менее выживаем, и он быстрее умирает, в том числе от бедности, от недоедания, от того, что он не может себя лечить, и мы их видим каждый день на улицах.

Мы, конечно, понимаем, что правительство, как говорилось в фильме «Кин-дза-дза!», живёт на другой планете. У них «Рублёво-Куршавельский» федеральный округ, и Франция категорически его не принимает в свой состав, лишь бы всё это иметь не у себя, это понятно. Может быть, сейчас он «Рублёвско-Краснополянский» федеральный округ, я не знаю, но я начинаю проверять себя, щипаю – я не сплю. Проверяют – нет, журналисты не перепутали, вот товарищ Тополин, официальный сайт, и всё остальное. Действительно это было сказано на голубом глазу. У нас был такой политический деятель чуть раньше Галича, может быть, кто знает, Владимир Ильич Ленин, и он был помимо прочего философ и тонкий наблюдатель жизни. И у него был скрытый юмор, в то время было не до юмора, и он говорит: «Вы знаете, дорогие господа, товарищи, бывает так, что формально всё верно, а по существу это издевательство». И это классический такой случай нам товарищ Топилин продемонстрировал. Я обязательно отвечу на ваши сообщения, и я буду принимать ваши звонки, потому что в прошлый раз я увлёкся господином Медведевым и недостаточно внимания уделил гласу народа. Я каюсь перед вами. Но, когда люди говорят такое, невозможно не отреагировать, так что подождите немножко, я сейчас пореагирую.

Причём на самом деле господин Топилин – вы не поверите, но это правда – господин Топилин из медведевского правительства не соврал: у нас действительно, по официальным данным, нет бедных пенсионеров, потому что на официальном уровне у нас бедными считают не тех, кто беден, а считают на самом деле нищих. У нас бедными считают людей с доходами ниже прожиточного минимума. И тут пишут «гав-гав-гав» про нашу нынешнюю реальность и всё остальное, но на самом деле у нашей власти есть некоторые достижения. В Конституции России было написано, что граждане России имеют право на жизнь. В советской конституции было написано то же самое, но в СССР это действительно касалось всех. Если вы были в состоянии дойти до кассы, то в последние годы советской власти свои 90 рублей вы получали. Вы не могли пройти мимо. В более ранние годы вы получали меньше, но всё равно, если человек хоть что-то хоть как-то сделал, он получал деньги, на которые можно было жить. Я не беру 47-й год, когда был послевоенный голод и мы кормили Восточную Европу, потому что у них было ещё хуже. Я беру времена относительно гуманного социализма. Но вот у нас сейчас экономическая составляющая права на жизнь, то есть гарантирование прожиточного минимума, не существует ни для кого: ни для детей, ни для молодёжи, ни для таких, как я, ни для всех остальных. Да, а товарищи поляки могут вообще расслабляться, потому что все наши проблемы – это рай земной на фоне того, что вы, господа поляки, творите с собой. О вас бог забыл и я вспоминать не буду. Так вот.

Но относительно одной категории Конституцию России всё-таки решили выполнить. И говорят: нет демократии у России, нет демократии, голосовать не надо. Да как же не надо? У нас пенсионеры кто такие? Это единственная категория людей, которая голосует массово, практически в полном составе. И доголосовались. Государство испугалось людей, которые массово приходят на выборы, фальсификации – не фальсификации. А  массового голосования испугались. И пенсионеры – единственная часть населения России, которая имеет гарантированный прожиточный минимум, которому государство гарантировало прожиточный минимум. Была вам пенсия начислена большая, была вам пенсия начислена маленькая – до прожиточного минимума пенсионерам по всей нашей стране доплачивают. И, если нет денег в пенсионном фонде, если нет денег в региональном бюджете, доплачивают из федерального бюджета. А вот большевики говорили: всё лучшее детям. И это было правдой, потому что большевики думали о будущем. А у нас другая ситуация, у нас какая-никакая, но демократия. Кто государству руки выкрутил, тот своё и получит. Дети не голосуют, поэтому на них, извините за выражение, забили и забыли про них. А вот пенсионеры голосуют в полном составе, стройными рядами. И фальсификации там, карусели, выборы у нас плохие, ой-ой-ой фальшевник Чуров, и 146 процентов, и вся эта ерунда. Но пенсионеры голосуют, и они своё получили. Но есть и оборотная сторона в любой медали. Пенсионеры получили прожиточный минимум, они добились того, причём не акцентируя на этом внимания самостоятельно, что их испугались, и решили в отношении них Конституцию России выполнить. Единственная категория населения, которым действительно на деле, а не на словах гарантировано право на жизнь. Оборотная сторона какая? Правильно, дополнительный рубль сверху прожиточного минимума получает не так уж и много пенсионеров. И на официальном бюрократическом языке, в котором все буквы знакомы, а слова совершенно безумны, где считают бедными нищих на самом деле, считают бедными тех, кто медленно умирают от голода, от недоедания, потому что, если у вас нет денег для прожиточного минимума, то вы умираете либо от голода медленно, потому что вам жрать нечего, либо от недоедания, потому что вы не можете одеться тепло. Про то, что вы не можете купить лекарств, никто даже не вспоминает. Но на официальном языке у нас все пенсионеры не бедные, просто потому что они не нищие, им гарантирован прожиточный минимум. Это чудовищная реальность нашего дня. На самом деле, в чём разница между бедностью и нищетой? Нищета – это состояние, когда человек не в силах обеспечить физиологическое поддержание своего организма. Это медленное умирание. На самом деле физическое поддержание своей работоспособности. Поэтому граница нищеты – это граница прожиточного минимума. Это правда. Только прожиточного минимума, который считается не как у нас по калорийности, чуть ли не паёк немецких военнопленных в советских лагерях в сентябре 41-го года. Потом им калорийность повысили. Ну, правда, справедливости ради нужно сказать, что немецкие военнопленные в наших лагерях жили иногда лучше, чем наши сограждане  за колючей проволокой, в определённые моменты в определённых районах. Мы слишком гуманны, к сожалению, даже по отношению к тем, кто нас убивают. И дело Савченко – тому классический пример. Но бедность – это следующая категория. Это люди, которые могут обеспечить только простое воспроизводство своей рабочей силы без развития. То есть бедные люди – это люди, которые поддерживают себя, для того чтобы иметь возможность просто жить без развития, просто работать. Каждый день ходить на работу, и ничего больше. Вот нищих у нас, есть Росстат, 19 миллионов, более 13 процентов населения, но, поскольку нас всех выпихнули в тень, ну, многих из нас выпихнули в тень, 45 процентов рабочей силы, если верить вице-премьеру Голодец, 34 миллиона человек, между прочим. Но, если брать социологию и брать тех, кто работает в тени, а социология учитывает их тоже, то у нас доля нищих выросла за прошлый год с 4 до 9 процентов, я беру ВЦИОМ, официальная статистика. Это рост более чем в два раза, и это очень много. В начале нулевых у нас была больше 21 процента доля нищих, которые медленно умирали. Но вот эту долю снизили до 4 процентов, что в принципе терпимо, скажем так, приемлемо. А потом эта доля поднялась. 9 процентов за прошлый год. А вот доля бедных, граница бедности в социологии… Как определить, что вы не можете воспроизвести свою рабочую силу? Да очень просто. Вы со своих текущих доходов не можете купить простую бытовую технику. Потому что, чтобы купить холодильник, вы должны или вытаскивать деньги из заначки, или стрелять деньги до получки у своих знакомых, или вообще лезть в кредитную кабалу в петлю. Вот таких бедных и нищих вместе у нас сейчас не менее 80 процентов населения. То есть нищих – 9 процентов, бедных – более 70 процентов. Такова социальная структура нашего общества. Люди, которые путают понятия то ли как карточные шулеры, то ли как безграмотные дети, – они на самом деле, с моей точки зрения, занимаются административным экстремизмом. Они с использованием своих служебных возможностей разжигают ненависть в обществе к социальной группе «власть», если говорить суконным языком полицейского протокола. Я знаю, что такой социальные группы, как власть, в реальности нет. Но в нашей правоприменительной практике она есть. И проблема в том, что в основном ненависть к этой группе по социальному признаку разжигают её собственные представители. На мой взгляд, гражданин Топилин отличился, и в конкурсе на самое безумное заявление этого года, я, кстати, хочу провести такой конкурс, я думаю, что он, по крайней мере, в первую тройку войдёт точно. Я думаю, что мы ему подарим что-нибудь типа половой тряпки, чтобы он за собой мог прибирать хотя бы в информационном пространстве. Заработал трудящийся честно. Я могу сказать, я всё-таки экономист, я стараюсь в эту тему не влезать, но иногда достают даже меня, и достают сильно. Вот, господа, хотите терпеть дальше, выражаясь слоганом Жириновского, голосуйте и дальше за эту «Единую Россию». Может быть, вы её любите, может быть, она вам нравится. А хотите жить по-другому, хотите жить нормально, по-человечески, – голосуйте за кого угодно. Да, тут меня про выборы спрашивают. Я не буду заниматься политической рекламой и агитацией в эфире программы, которая называется «Экономика». Мне очень хочется, у меня язык чешется, но название передачи другое. Я просто хочу зафиксировать, что эти выборы, которые у нас будут в середине сентября этого года, – это будут выборы другие. Нас либералы медведевские запихивают нас в смуту всеми силами, в Майдан они нас запихивают. И это будет выбор не как обычно, когда мы голосуем непонятно за кого и кнопкодавов якобы выбираем, которые просто кнопки давят, нет. Это будут выборы, скорее всего, как выборы в Верховный совет 90-го года, когда выбирали случайным образом непонятно кого, непонятно зачем, непонятно куда. Даже не в декорацию, а в тень от декорации, которой был тогда парламент РСФСР. А в итоге на этих людей свалилась власть, в итоге на этих людей свалилась страна, этим людям пришлось реально в условиях жесточайшего кризиса вытаскивать страну. И то, что у них не получилось, мы до сих пор расхлёбываем последствия этого. Так что я думаю, что эти выборы будут особенные и отнестись к ним нужно более серьёзно. Ну, и последнее, я входил сюда в студию, меня порадовали журналисты. О многом в жизни узнаешь даже не из дайджестов прессы, а из журналистов. Звонит чудесная девочка, судя по голосу, и говорит: «А как вы относитесь к инициативе Минфина по пенсионной реформе?» Минфин выдвинул шесть пунктов, прямо совсем недавно, есть разумные вещи – отказаться от регрессивной шкалы обязательных социальных взносов, когда мы чем беднее, тем мы больше платим. Это шаг к разуму. И отдать сбор пенсионных взносов налоговой службе, которая это умеет делать, потому что фонды это делать не умеют, заодно можно сократить соответствующие раздутые штаты. Но при этом отменяется выплата пенсий работающим пенсионерам. Я напоминаю, в СССР работающим пенсионерам, чтобы там Медведев ни бредил, платили пенсию. Не платили пенсию, если совокупная пенсия и зарплата превышала 300 рублей в месяц – это было больше, чем в два раза, средней зарплаты по СССР. Повысить пенсионный возраст, разумеется, и ликвидировать обязательные накопительные взносы. То есть хотите копить – копите себе сами из своих собственных денег, может быть, когда-нибудь вас и поощрят, а те деньги, которые вы обязаны были платить на накопительную пенсию, теперь они конфискуются уже окончательно. Вот такой у нас замечательный Минфин. То есть люди по-прежнему пытаются изменить симптомы, реагируют на симптомы, не устраняя причины пенсионного кризиса, просто потому что они очень богатые люди, как я понимаю, и они охраняют свои собственные доходы против нас с вами. Здравствуйте, дорогие друзья. Давайте приниматься звонки. Я напоминаю телефон. +74957373948. Здравствуйте! 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Михаил, скажите, вы разговорами не пугаете бизнес? А то они улетят все в Лондон-град, а потом пришлют нам нового… 

М.ДЕЛЯГИН: Какими разговорами, простите, пожалуйста? Что пенсионеры должны жить нормально, какой же бизнес от этого пугается? А что касается того, что они улетели в Лондон-град, так они уже улетели, господа. И люди, которые думают, что, вслед за нашими либералами кричат, что, ой, нельзя повышать налоги. Если богатый человек будет платить не 6 процентов, как сейчас, а хотя бы 10, то он убежит. Я напоминаю всем, кто не помнит, что, вообще-то говоря, основная часть дохода, основная часть людей бежит из России в страны, где налоги сильно выше, чем в России. Пожалуйста, говорите, вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Михаил! Вадим, Подмосковье. Я сейчас с отвращением проголосовал, буквально с омерзением за пенсию бюрократам отдельную, потому что, к сожалению, в России нет гражданского общества, и хоть худо-бедно как-то привязать этих, сделать из них хоть псевдопатриотов каких-то. Я считаю, что бюрократам пока надо дать какие-то гарантии. Спасибо!

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое! Значит, все поняли, да? У нас в России нет гражданского общества, и поэтому нужно сделать так, чтобы чиновники жили другой жизнью, чем все граждане России, и имели возможность плевать на нас с высокой колокольни. Классно, правда? Мне нравится. Даже ничего не буду комментировать. Что касается социальных гарантий – это правильно, и чиновник должен работать не за зарплату, он должен работать за социальные гарантии. Это и обеспечивает его добросовестность, потому что он понимает, что любое нарушение правил, и он вылетает. Но социальные гарантии – это не пенсия. Это медицинское обеспечение, зарплата, гарантия личной безопасности, если надо, и так далее. Пенсия? Пожалуйста, у него зарплата приличная, вот у него и пенсия будет приличная. У нас сейчас зарплата чиновников абсолютно головокружительная. Пожалуйста, следующий звоночек!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Михаил! Михаил, Москва. У меня мнение такое, что при нынешней тусовке никакой прогрессивный налог для богатых невозможен. Они просто его не пропустят.

М.ДЕЛЯГИН: Понял, спасибо большое! Да, действительно, они его не пропускают, но обратите внимание: представители этой тусовки уже сделали полшага в правильном направлении. Со всеми извращениями, со всем бредом министерство финансов России, самое консервативное и самое либеральное ведомство по своей политике, признало, что нужно уходить от регрессивной шкалы обязательных социальных взносов. Говорите, вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Валентина, Москва, возмущённая пенсионерка. Я сама пенсионерка, мне 76 лет, у меня все родственники ещё старше меня, всем за 80, все приятельницы мои – тоже всем около 80 лет, все живут прекрасно. Зачем вы делаете из нас сирых и убогих. Если вы говорите о какой-то…

М.ДЕЛЯГИН: Валентина, простите, пожалуйста, а какая у вас пенсия, если не секрет, вы сколько в месяц получаете?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня маленькая пенсия. У моих сестёр за 30 тысяч пенсия. 

М.ДЕЛЯГИН: У вас какая пенсия? Не сёстры звонят. У вас какая пенсия, Валентина? 

СЛУШАТЕЛЬ: У меня пенсия, субсидию ещё получаю, ещё у меня дочка платит…

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое! Все поняли, да? Это Москва. Люди, которые в возрасте за 80 лет, они получают доплаты как люди, которые жили во время войны. Это дети войны. Как я понимаю, в Москве у нас есть специальная программа, которую Собянин не уничтожил в рамках уничтожения лужковского социализма, за что ему спасибо. Человек не хочет называть величину своей пенсии, потому что, скорее всего, уважаемой Валентине помогают дочери. У меня тоже есть знакомая, была, вернее, они тоже считала, что всё замечательно, всё прекрасно, просто она получала целевую помощь от одной из международных гуманитарных организаций. Пожалуйста, ещё звоночек!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Знаете, как я вижу эту систему? У нас есть бандерлоги и удавы, и удавы у нас в красной книге, а бандерлоги вне закона у нас. 

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое! Это приятно, что вы читали «Маугли», я надеюсь, что вы почитаете ещё какие-нибудь книжки по социологии. Я, например, рекомендую Михаила Хазина с соавтором «Лестница в небо» – очень полезная книжка. Я свои рекламировать не буду, но эта книжка по-честному полезна. Я постараюсь её своим детям дать прочитать, когда они вырастут. Вы знаете, кроме удавов и бандерлогов, в нашей стране живёт ещё примерно 143 миллиона человек. И главная наша с вами мысль должна быть о себе любимых, то есть об этих 143 миллионах. Ещё звоночек, вы в эфире!  

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Ну, я что могу сказать. У меня отец больше 40 лет проработал, у него пенсия всего 12 тысяч, мы живём в Подмосковье. Мамы вообще ушла в мир иной, у неё было тысяч 8, хотя я сам родился на Урале, я знаю, какие пенсии платят в Москве. Надбавки всевозможные. В регионах бывают люди, которые получают пенсию, проработав всю жизнь, и по 5, и 6 тысяч, и как они выживают на эти деньги – это ужасно. Как они выживают на эти деньги – это ужасно, поэтому та, которая вам звонила, что они, пенсионеры, живут хорошо, пусть по России проедет и узнает. 

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо! В 76 лет поздно ездить по России, не надо, нужно себя беречь – это во-первых. Во-вторых, я знаю, как живут люди в регионах, но, поверьте, в Москве на московские 12-15 тысяч тоже жить очень несладко, просто про цену лекарства вспомните. А человек, который звонил, – ну, хорошо, что у неё прекрасное настроение, я за неё очень рад, и ей, как я понимаю, помогают две дочери, и, наверное, некоторые даже подросшие внуки. Это правильно. Так и должно быть. Пожилые люди – у них всё должно быть хорошо. Это то, к чему нужно стремиться. Здесь очень много нам всего написали. Но я хочу воспользоваться случаем, чтобы сказать хорошую новость. В прошлом году в нашей стране на треть сократились объёмы обналичивания денег. Обналичка – она не вся криминальна. Много осуществляется законно для необходимо деятельности. Но, тем не менее, сокращения обналички – это сокращение объёма сомнительных и часто криминальных операций. У криминала проблемы. Да, проблемы у честных и хороших людей, которые вынуждены бежать в тень, в том числе – значит, они, поскольку у них проблемы, будут давить на государство, чтобы государство образумилось. Это на самом деле цивилизованный способ взаимодействия с неправильными законами, с неправильными правилами, когда вы от этих правил не убегаете в криминальный мир, а когда вы эти правила меняете, в том числе в совсем не совершенной демократии. Если в третьем квартале 13-го года у нас было 120 подозреваемых в криминальной деятельности банков, которые находились в зоне повышенного внимания, то в 4 квартале их только 9. И, конечно, тут нужно заявить, что Медведев, наверное, прочитал в своё время высказывание Владимира Владимировича Путина, который сказал, что мы своих не бросаем. И он решил за своих заступиться, ну а у него свои – понятно кто. И он раскритиковал всех, кто критикует Улюкаева. Лидер «Единой России» заступился за человека, которые получил прозвище «Водолаз» за бесконечные поиски экономического дна, и он сказал, что не надо критиковать Улюкаева за плохие прогнозы, а кто критикует, цитирую, «пусть сами попробуют». Это очень опрометчивое заявление, потому что не знаю, как там насчёт кухарки, которая управляет государством, но все домохозяйки, которых я знаю, все лучше прогнозируют экономическое развитие, чем господин Улюкаев. Пожалуйста, ещё звоночек.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Тут слышал, на днях новость вышла. Что хотят единоразовые выплаты сделать вместо индексации, летом которая вторая часть должна быть. Я бы хотел понять, каков механизм этих выплат. Если он хотят до следующего года выплатить мне эту компенсацию, то а дальше-то как они рассчитывать собираются? 

М.ДЕЛЯГИН: Понятно. Нет, ну, они сказали честно, единоразовые выплаты. Во-первых, ещё не решили, ещё обсуждается, во-вторых, единоразовые выплаты будут по своей величине меньше, чем заначенная, украденная, по сути дела, у пенсионеров компенсация. Даже если забыть о занижении официальной инфляции примерно в два раза, это старый принцип Бориса Николаевича Ельцина – когда пенсионеров доводили до белого каления, не выплачивали им пенсию, а под выборы им выплачивали долги, и все радостно шли голосовать за того, за кого надо. Сейчас, судя по всему, провести единоразовые выплаты перед выборами в конце лета, чтобы радостные пенсионеры поддержали кого нужно. Пожалуйста, ещё один звоночек. 

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Михаил Геннадиевич. Сегодня прошла информация, что всё-таки Минфин готов залезть в закрома, так сказать, различных стабилизационных фондов и насытить бюджет, дефицит которого насчитывает более 700 миллиардов рублей. А как тогда Центробанк борется с инфляцией, а наши, так сказать, заклятые друзья в прошлом прогнозировали, что данных денег не хватит, если России при такой расточительной коррупции… 

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое! Коррупцию у нас никто не отменял, о качестве западных прогнозов в отношении нас может судить по замечательному президенту Обаме. Мы, вообще говоря, сейчас жить не должны, мы должны пить воду из луж и страшно бояться Путина, а экономика у нас должна быть разорвана в клочья. Их прогнозы ещё хуже, чем прогнозы господина Улюкаева, я подозреваю, что они просто у него как-то там переписывают. Так что на это обращать внимания не стоит. Давайте ещё звоночек примем. 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Я бы с вашего позволения хотела бы сказать пару слов в защиту, наверное, правительства и, в частности, Медведева. И позвольте мне предъявить вам упрёк, потому что, прежде чем критиковать работу правительства, необходимо было бы проверить состояние их здоровья. Для начала, может быть, психического, может быть, ещё какого-то, потому что этот коллектив людей, который называется правительством, во главе с господином Медведевым создаёт впечатление филиала какого-то психоневрологического диспансера, то есть они демонстрируют полную неадекватность. Такое впечатление, что либо люди живут в формате реалий, может быть, США или какой-то другой зарубежной державы, но совершенно понятно, что к России они не имеют вообще никакого отношения. 

М.ДЕЛЯГИН: Я понял, спасибо большое! Я не принимаю вашей критики, я приношу извинения, но не могу принять по двум причинам. Во-первых, полностью нормальных, с психиатрической точки зрения, людей почти нет. Мне однажды сказали, тщательно меня обследовав: вы знаете, у вас  страшная патология, которая не поддаётся никакой корректировке, одно утешение – она очень редко встречается, крайне редко. У вас норма. Психиатрическая поговорка «нет нормальных людей, есть недообследованные» – это правда. При советской власти диагноз «вялотекущая шизофрения» ставился диссидентам, чтобы не сажать их в тюрьмы. Но на самом деле этот диагноз ставится очень большой части населения, которая при этом полностью социализована. Так что, когда какой-то преступник начинает на суде рассказывать, что он невменяемый, или его адвокат начинает, то это способ уйти от справедливого возмездия. Вы сами сказали очень точно, что они живут в формате реалий США, а не нашей страны. Вы знаете, презрение к своему народу – это не психологическое заболевание, это сознательный человеческий выбор. Представьте, у нас есть чудесный вице-премьер, который долгие годы был владельцем замка в Австрии площадью больше 1200 квадратных метров с ещё маленьким домиком то ли для гостей, то ли для прислуги в 365 квадратных метров. Вот как вы думаете, он глядит на Россию глазами вашими или глазами человека, который обитает в своём практически дворце в Австрии? Когда это стало не модно, он перестал быть владельцем этого замка, он теперь его арендует. И никто не говорит ему, что он арендует его сам у себя. А что касается состояния души, посмотрите, я сейчас совершенно нормально, совершенно спокойно забыл ответить на вопрос предыдущего коллеги, я сильно перед ним извиняюсь, я реагировал на конец его фразы, я не отреагировал на начало. Насчёт того, что Минфин покрывает дефицит федерального бюджета, наконец-то начал из резервного фонда. Да, это правда. В марте месяце из резервного фонда и прочих остатков триллион двести миллиардов рублей был вытащен и направлен на погашение дефицита, во-первых, где-то 700 миллиардов, и на компенсацию отрицательной курсовой разницы, потому что когда рубль укрепляется, валютная заначка Минфина исчезает. Но это первый случай, и совсем не факт, что он станет правилом. Самое-то главное – деньги надо тратить не на затыкание дыр в бюджете. Деньги надо тратить на инвестирование в развитие, а это и не делается. Я возвращаюсь к господину Медведеву, я не могу не сказать, что он защищает господина Улюкаева, который только что сказал, что у нас в этом году не будет экономического спада. Люди ВШЭ, либералы, сказали, что будет спад в полтора-два процента, по официальным данным. Ну, официальные данные – они очень сложные, они мало относятся к реальности, потому что сильно занижают инфляцию, а других данных нет. Но Улюкаев говорит, что в первом квартале у нас спад 1,4 процента, он меньше месяца говорил, что будет больше двух процентов, сейчас – 1,4 процента. В третьем квартале будет нулевой рост, в четвёртом квартале будет уже рост. Надо сказать, что он говорит в том самый момент, когда Всемирный Банк ухудшил прогноз по российской экономике до 1,9 процента. Хотя я только что весьма скептически отнёсся к западным прогнозам, но в данном случае я скорее солидарен с «вшэами», в смысле – с либералами из ВШЭ, оговорился, чем с господином Медведевым и Улюкаевым, потому что неоткуда у нас взяться росту в четвёртом квартале, даже если нефть действительно подорожает с 27,7 доллара, которые в начале года, до более 500 долларов за баррель. Источники роста блистательно отсутствуют, благодаря усилиям в том числе того самого господина Улюкаева и того самого господина Медведева. Ещё один звоночек примем. Пожалуйста, вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Я, например, пенсионер, до выхода на пенсию при советской власти у меня заработная плата была в три раза выше, чем средняя по стране, а пенсию мне насчитали, исходя из коэффициента не больше, чем 1,1 от средней по стране. И, таким образом, пенсия моя оказалась очень маленькой, ниже прожиточного минимума, в то время как сейчас чиновникам пенсию от зарплаты. Вот такая несправедливость. 

М.ДЕЛЯГИН: Да, спасибо! Она есть, она реализуется, она реализуется вполне осознанно, это очень циничный подход. Но я могу сказать, что, скажем, у людей моего поколения пенсии, скорее всего, не будет, а если и будет, то она, к сожалению, будет очень низкой, она будет распределительной, она будет на уровне прожиточного минимума. Потому что в результате пенсионной реформы нам начисляют баллы, а содержательное наполнение этих баллов будет зависеть от текущего состояния федерального бюджета. Состояние при этих людях будет понятным, так что у нас пенсия будет на уровне прожиточного минимума в самом лучшем случае. Дифференциация будет только у тех, кто был чиновником. Я постараюсь сделать так, чтобы дифференциация для чиновников была отменена, всеми силами постараюсь. И вы, когда будете голосовать за кого-нибудь, смотрите, есть ли у него требование отказа от льгот, отказа от чудовищной пенсионной системы или нет. Итак, подводим итог нашего замечательного голосования. Считают, что так должно быть, как сейчас, что чиновники должны иметь отдельную пенсионную систему, льготную – это три процента радиослушателей. Я рад, что мы смогли представить право голоса в том числе представителю этих трёх процентов. Не могу назвать их меньшинством, потому что в государственном аппарате, безусловно, большинство – это то меньшинство, которое нами управляет. 97 процентов наших радиослушателей, я подозреваю, что и наших сограждан тоже, считают, что чиновники, не рискующие своей жизнью, не находящиеся в особо тяжких условиях, должны находится в той же пенсионной системе, что и все обычные граждане. Ну, дорогие коллеги из 97 процентов, мы с вами, 97 процентов, в меньшинстве. Так устроена наша демократия. В большинстве у нас три процента, и это совершенно чудесным образом работает. Вот тут люди пишут: «Улюкаев – министр-участник новой приватизации, его сын – владелец офшорных компаний, база создана, не сбежит ли наш министр, распродав последнее?» Ну, а вы сами как думаете, коллега, у которого номер начинается на 5346? А зачем ему сбегать? Он распродал всё последнее, всё равно найдётся, что ещё распродавать. Это с овцы нельзя снять семь шкур, а с человека и со страны можно снять значительно больше. Во всём виноват Ленин, при царе не было ни телевизора, ни холодильника, ни автомобиля, а люди жили – не тужили, но Ильич всех взбаламутил. Я могу рассказать, как жили люди при царе. В благословенной России, у меня родственники дальние, правда, была семья, работали в мастерских при Ярославском вокзале, это здесь недалеко от студии, девять детей. Первые шесть умерли в младенчестве, потому что в том подвале, в котором ютилась семья рабочих в Москве, выжить возможности физической даже теоретической для младенцев не было никакой. А потом проклятые большевички-террористы устроили первую русскую революцию. Да, на чужие деньги и всё остальное, но только после первой русской революции царь-батюшка, богоносец, напугался, и стали строить общежития для рабочих по всей Москве. Сейчас Институт Гайдара в таком общежитии находится бывшем. По всей Москве начали строить, и их переселили из подвала, где детей крысы заедали, а он был квалифицированный рабочий на мастерских, в комнату на общежитии. И следующие три ребёнка выжили. И я живу на свете, и многие другие люди, даже не только в результате победы в Великой Отечественной войне, а потому что была первая русская революция. Большевики, наверное, об этом не думали, скорее всего, о благе рабочих в этих терминах, и уж обо мне они точно не подозревали. Но, если бы её не было, меня бы и десятков других людей, а по стране – наверное, и десятков миллионов, не было бы тоже. Потому что в подвалах, в которых жили люди до Ильича проклятого, как вы выразились, младенец выжить не мог. А как вытащить нашу страну из подвала, в котором она живёт сегодня, более чем через сто лет после первой русской революции, не устраивая революции, мы поговорим в следующий четверг.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015