На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Медведева заменит любой таксист! 96% считает его экономическую политику "уголовным преступлением"

2016.03.03 , Говорит Москва , просмотров 3898

В прямом эфире обсуждаем, почему либеральное правительство Медведева отказывается использовать 10,2 трлн.руб., накопленных в федеральном бюджете к 1 февраля 2016 года, на нужды России. 96% радиослушателей считает это "уголовным преступлением", 2% - "добросовестным заблуждением", 2% - правильными действиями. И как мы дожили до ситуации, в которой таксисты справились бы с управлением Российской Федерацией лучше, чем Правительство Д.А. Медведева?

Медведева заменит любой таксист!

М. ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья. Меня зовут Михаил Делягин. Сейчас мы займёмся экономикой, но перед этим я не могу удержаться, чтобы не сделать отступления.

Я узнал последнюю новость, что болгарское руководство (давайте не будем путать с болгарским народом) сегодня, отмечая День освобождения Болгарии от османского ига, пригласило на этот праздник Эрдогана — руководителя Турции, который восстанавливает Османскую империю и, в принципе, желал бы, наверное, восстановить османское иго для Болгарии, — но не пригласило никого из России, вообще никого. По этому поводу могу сказать только одно. Когда-то в давние времена синонимом термина «политическая проститутка» было слово «Троцкий» (может быть, и незаслуженно). Но болгарское руководство делает всё для того, чтобы в российском языке… в русском языке, извините, в российском политическом языке и в русском обыденном языке синонимом термина «политическая проститутка» стало слово «братушка». Очень не хочется (пишут о подонках и так далее), но люди делают для этого всё.

Я напомню, кто не знает, маленькую деталь. У Болгарии роскошное побережье. Они проводят очень правильную политику по привлечению инвестиций, не допускают повышения стоимости жилья. И поскольку они уничтожили свою экономику ради европейской мечты, ничуть не хуже украинцев, а в определённом смысле даже более эффективно они уничтожили, чем украинцы, они осваивают это побережье. Но самую южную часть этого побережья (по-моему, это к югу от Синеморца) они не осваивают вообще, они не строят там ничего и не развивают никак. Официальная формулировка (подчёркиваю — официальная) заключается в том, что, может быть, придётся отдавать туркам. Так что я думаю, что товарища Эрдогана не только в Софию нужно свозить, но ещё и свозить на ту часть болгарских территорий, которые они собираются отдавать своим бывшим и, вероятно, будущим хозяевам. Им это нравится больше.

Я возвращаюсь к нашей сегодняшней московской жизни. Смотря на это, всё-таки я должен сказать, что мы живём в гуманное, прекрасное, комфортное и, в общем-то, очень хорошее, на мой взгляд, время. Вот если посмотреть на совсем недавнее прошлое, не такое уж и далёкое: что происходило, когда у какого-нибудь нашего руководителя возникало желание жить в Венеции? Пётр Первый съездил в Амстердам, в Северную Венецию, и захотел сделать себе такое же. Он воевал со шведами, была страшная и чудовищная война. В общем, не получилось победить сразу, сходу, победа была одержана уже сильно потом. Чудовищные жертвы, болезненные поражения. И пришлось строить Венецию в болоте, на костях, я уж не говорю про бетонные сваи. Погибли десятки тысяч, а историки говорят о сотнях тысяч людей, таких как мы с вами. Голод, холод, нищета, отчаяние. Население России за время правления Петра сократилось на 30%, и это исторический факт, хотя он и Великим зовётся. И всё это, в общем-то, ради Северной Венеции. Да, Питер — прекрасный город, но это сейчас.

А что происходит в наше время, когда руководитель хочет жить в Венеции? Он, конечно, может туда просто уехать. Но если он не хочет, если он хочет сделать Венецию здесь? Что проще, как товарищ Собянин — взял и замостил город плиткой и то ли не построил ливневую канализацию, то ли забыл про неё, то ли сделал её недостаточной. Вот, пожалуйста, нате вам Венецию. Причём москвичам обеспечены приключения и постоянные бури эмоций. Мы ещё не забыли, как мы ломали ноги, руки и другие части тела, расшибались на этой плитке, которая оказывается абсолютно скользкой, скажем, на Большой Бронной, так что люди по старому лужковскому асфальту шли, по проезжей части, потому что идти по плитке собянинской — означало ломать себе шею.

Выпал снег. Кто бы мог подумать, что в Москве может выпасть снег? Понятно, что по сравнению с тундрой Москва — это практически Канарские острова. И вряд ли кто-то думает, что здесь может быть снег. Но выпал снег — и вся московская техника была выведена на улицы. Почему люди говорят о десятках тысяч единиц техники? Говорите сразу о миллионах! Видели мы эту технику на улицах. Я ездил по центру. Подчёркиваю — ездил, то есть я находился в тех местах, по которым можно было проехать. Я не стоял в пробке по полтора-два часа, а я ехал по привилегированной части города-героя Москва. Я видел единственную единицу технику — маленький «бобик», который счищал снег с тротуара и сбрасывал его на проезжую часть, чтобы проезжая часть была ещё уже, чтобы по ней ещё сложнее было ездить. Вот всё, что я видел.

И сегодня увидел ещё одну единицу, но уже по-честному там народ грузил снег, который не успел стаять, на самосвал. Но прелесть в том, что сегодня снег уже начал таять. И там у нас, где сделана хорошая, качественная, красивая плиточка, там образовалась Венеция. С чем я вас и поздравляю! Это гуманизм. Я с ужасом думаю, что будет, если этот человек через некоторое время может стать премьером или, не дай бог, президентом. Это, на мой взгляд, реальная опасность.

И сейчас мы плавно переходим к экономике, к правительству, к премьеру. У нас тут случился анекдот. Не прошло и двух месяцев с начала года, как правительство приняло антикризисный план на этот год! Правда, отчёт об исполнении прошлогоднего плана оно засекретило, причём оно его засекретило не только по части эффективности. Оно сделало гениально. Оно представило в Думу отчёт на более чем 1500 страницах, чтобы, не дай бог, упаси боже, никто это не прочитал подряд. А на раздел, который касается не эффективности использования средств, а просто сумм денег, которые выделяются, повесило гриф «для служебного пользования», то есть печатать это нельзя и говорить об этом вслух нельзя тоже. То есть они засекретили не эффективность отчёта о результатах исполнения и не отчёт о результатах исполнения, а они засекретили просто сумму, которую они выделили. Вот даже это правительство делает так, что признаться в этом публичном нельзя.

Но, наверное, из позитивных мер, с точки зрения нашего правительства, из результатов, которых они достигли, можно упомянуть, что масштаб этого антикризисного плана (который, конечно, как мы говорили и разбирали много раз, не антикризисный и не план), сократился более чем в 3,5 раза — до 680 миллиардов рублей. Хотели сократить просто в 3 раза, но господин Силуанов вышел и сказал, что 120 миллиардов рублей в бюджете нет. Я напомню, что в бюджете, согласно отчётности господина Силуанова (любой может зайти через сайт minfin.ru и через некоторое количество мытарств это там найти), неиспользуемые остатки средств на счетах федерального бюджета, то есть в карманах господина Силуанова, грубо говоря, и в первую очередь, конечно, Медведева, естественно, не как физлица, а как общественного деятеля, — лежит без движения 10,2 триллиона рублей.

И вот в связи с этим я хотел бы провести голосование. Нет, не про интеллектуальные качества людей, у которых больше 10 триллионов по состоянию на 1 февраля лежит без движения, а они не могут найти сумму на два порядка меньше — 120 миллиардов. Нет, другое. Дорогие друзья, а как бы вы (гипотетически, конечно) квалифицировали ситуацию, когда государство, накопив в бюджете 10,2 триллиона рублей денег налогоплательщиков, то есть наших с вами денег, не использует эти деньги на нужды Российской Федерации? Нужды могут быть разными: может быть зарплата офицерам ФСБ, может быть спасение детей, может быть строительство дорог (мы об этом поговорим, я надеюсь), но понятно, что деньги налогоплательщиков должны служить России. Может быть, даже не самим налогоплательщикам, они разные бывают, мы с вами все разные, но России в целом, нашему обществу, в котором мы живём. Нам не как совокупности личностей, не как отдельным личностям, а как целому, как народу. Как квалифицировать ситуацию, когда правительственные чиновники 10 триллионов рублей — более половины годового дохода, даже более половины годовых расходов бюджета! — не направляют на нужды России? У меня три гипотезы.

Первая гипотеза. Это уголовное преступление — +7 (495) 134-21-35. Уголовные преступления бывают разные: бывает саботаж, бывает измена Родине, бывает преступная халатность, когда «ой, у меня денег-то много, просто лень про это подумать — вот я и душу страну в тисках искусственно созданного финансового голода». Поэтому первое — уголовное преступление — +7 (495) 134-21-35.

Второе. Это добросовестное заблуждение. Они хотят как лучше, просто получается, как у Бунина с Черномырдиным, как всегда. Но как лучше хотят! +7 (495) 134-21-36.

И, наконец, последнее. Я не могу этого не назвать, потому что люди-то вполне грамотные, вполне квалифицированные, вполне существенные. Поэтому третья категория — всё правительство делает правильно, оно правильно сохраняет деньги в бюджете, не нужно тратить деньги налогоплательщиков на нужды Российской Федерации. Есть «максима Дворковича», в конце концов, который сказал, что Россия должна платить за финансовую стабильность США. +7 (495) 134-21-37.

Итак, ещё раз. Кто считает, что государство, которое 10,2 триллиона наших денег, денег налогоплательщиков, не направляет на нужды России, кто считает, что это уголовное преступление, — +7 (495) 134-21-35. Кто считает, что это добросовестное заблуждение, — +7 (495) 134-21-36. Пожалуйста, звоните сюда, это «добросовестное заблуждение». И, наконец, третье. Правительство делает всё правильно, «вот пошли люди, молодцы, поддерживаем правительство», — +7 (495) 134-21-37. «Действительно, если деньги тратить на благо общества, всё же украдём? Это в Америке не воруют».

Я должен сказать, что эти деньги есть, потому что есть довольно заметное количество людей, которые не умеют читать, не умеют пользоваться Интернетом, зато чудесно умеют говорить. Я просто сталкивался с этим, люди даже возглавляют политические партии и на голубом глазу кричат, что этих денег нет, потому что они не умеют пользоваться Интернетом или не умеют читать. Или умеют то и другое, но не умеют понимать прочитанное — тоже есть такое заболевание. Действительно это заболевание, и нельзя над этим смеяться, нельзя над этим издеваться. Есть категория людей, которые информацию на взгляд не воспринимают. Они текст читают, а понять не могут. По-моему, это называется дислексия. Они прекрасно всё понимают только с устной речи. У меня был один знакомый такой, кандидат биологических наук, умнейший человек, просто у него немножко по-другому устроено восприятие окружающего мира.

Я просто хочу объяснить, из чего складываются эти деньги. Конечно, когда я говорю, что 10,2 триллиона рублей лежит в кармане господина Силуанова, я утрирую. Это творческое преувеличение. Это метафора, гипербола и всё остальное. Они распределены довольно специфическим образом. 1,2 триллиона рублей действительно лежат в федеральном бюджете. Это то, что можно называть «кассовым остатком». Ну, у нас в кармане всегда есть какие-то небольшие деньги — вдруг что-то нужно купить срочно мелкое. У правительства для этого при эффективном управлении бюджетными потоками должен быть неснижаемый остаток в 100 миллиардов рублей, при не очень эффективном — 300 миллиардов рублей. Но у правительства в 4 раза больше — 1,2 триллиона рублей. Остальные 9 триллионов распределены по двум фондам.

Первый фонд — Резервный фонд. Если мне память не изменяет, 3,7 триллиона рублей. Его всегда называют в валютном эквиваленте, и правильно делают, потому что эти деньги вложены в ценные бумаги иностранных государств: в первую очередь — Соединённых Штатов Америки и стран еврозоны, в третью уже очередь — Великобритании, и в последнюю очередь, там 1% — Японии.

Точно по той же пропорции распределены 5,7 триллиона рублей в так называемом Фонде национального благосостояния. Это очень смешной фонд. Потому что, когда его создавали в 2007 году, официально говорилось, что этот фонд создаётся не абы как, не просто заначка, не просто в кармане чиновников — нет, фонд создаётся для дела! Когда у нас будет кризис в Пенсионном фонде, вот тогда деньги Фонда национального благосостояния пойдут на покрытие дефицита Пенсионного фонда! Вы не поверите, говорилось официально, писалось официально во всех официальных бумагах. Когда возникла дыра в Пенсионном фонде, об этом торжественно забыли. Пенсионную проблему решают за счёт текущих доходов и расходов бюджета, и самое главное — за счёт лишения нас пенсий. Потому что когда нам говорят, что проведена валоризация, и теперь наша пенсия рассчитывается в баллах, обычно тактично умалчивают, что величина этих баллов в рублях…

Тут товарищ советует подавать в суд на российское правительство. Уважаемый товарищ, я имею опыт общения с российскими судами. Я с огромным уважением отношусь к российской судебной системе, но подавать в суд Российской Федерации на Правительство Российской Федерации — это мазохизм и бред, до которого я пока ещё не дошёл. Если меня кто-нибудь сильно ударит по голове, может быть, это со мной случится. Всякое бывает. От сумы да от тюрьмы не зарекайся, что называется. Это правильная поговорка. Но пока я ещё полагаю себя вменяемым человеком, который совсем бессмысленных действий не совершает.

Возвращаюсь к Фонду национального благосостояния и к пенсиям. Пенсии, которые нам обещает государство, сегодня оно рассчитывает в баллах. Баллы рассчитывают так сложно, что специально сделано, чтобы нельзя было понять ничего, но результат всё равно получается в баллах. Наполнение баллов рублями определяется в конечном итоге текущим состоянием федерального бюджета. Каким оно будет при людях типа нынешнего правительства, я думаю, понятно. Дай бог, если наши пенсии позволят нам покупать хлеб и воду и оплачивать аренду квартиру без лекарств. Я сильно сомневаюсь в том, что будет даже так.

И Пенсионный фонд вызван неадекватной системой сборов, обязательных платежей и налогов: чем беднее человек, тем он больше платит. И многие представители «Единой России» мне открыто и даже под камеру говорили, что это и есть справедливость в понимании «Единой России»: чем человек беднее, тем больше он должен платить налогов и обязательных взносов. Во всём мире строго наоборот. И «Единая Россия» вроде бы следует мировой практике, но там, где касается их кармана этих людей (а у нас в правительстве не очень богатых людей, по-моему, не держат), они сразу начинают плевать на мировой опыт, потому что их ведёт по жизни, судя по всему, их карман.

Фонд национального благосостояния, который используется, строго говоря, нецелевым образом, не весь…

Ещё раз, гражданин Тор: я буду банить людей, которые ведут себя неадекватно, некорректно и невежливо, потому что я ещё ни одного из вас, уважаемые коллеги, которые здесь пишут, не обматерил. 4,5 триллиона авансовых платежей — это, во-первых, не 2014–2015 годов, а значительно за больший период. И, во-вторых, это расходы, которые уже осуществлены, они уже вышли из бюджета. А то, о чём я говорю, — это те деньги, которые не выходили из бюджета, которые остаются в бюджете. И не надо меня пытаться сбить.

Так вот, Фонд национального благосостояния. Его деньги не все выведены за границу, в соответствии с «максимой Дворковича», и не все лежат, вложенные в ценные бумаги стран и направленные на поддержание финансовых систем стран, которые ведут против нас «холодную войну» на уничтожение. Отнюдь нет. 6,25 миллиарда долларов и 195 миллиардов рублей лежат на депозите во Внешэкономбанке и, в общем, направляются на поддержку российской экономики, хотя и очень сложным, завиральным образом, когда вместо того, чтобы напрямую направить деньги на поддержку российской экономики, они прогоняются через банк, пусть даже и государственный, пусть даже и очень специфический. И в результате эти деньги кормят не только российскую экономику (а может быть, и не столько российскую экономику), сколько в значительной части они кормят сам этот банк. Зачем? Не очень понятно. На мой взгляд, это некоторая глупость.

Я немножечко разгорячился. Меня потрясли болгарские братушки, меня потрясли в очередной раз московские дороги, являющиеся результатом политики московской мэрии. В самом деле, ведь не просто так появился у нас термин «собянить Москву». И когда его иногда используешь, то даже аудитория, которая первый раз его слышит, прекрасно понимает смысл этого чудесного термина.

Господа, Доренко есть, я с ним только что разговаривал. Скажу больше: когда я хожу в коридоре, я не слышу радио. Про болгарский сюжет рассказал он мне лично. Господа, я понимаю, что Доренко, как и бог, — это вещь спорная, но он существует точно. Я за него сегодня держался, за руку.

Так вот, кто хочет позвонить в прямой эфир, телефон: +7 (495) 73-73-948. Это легко запомнить: +7 (495) 73-73… а дальше — наша частота, на которой вы нас слушаете — 94.8. Писать SMS, а то как-то вы не очень бодренько пишете: +7 (925) 88-88-948. И ещё раз про голосование. Я сейчас перейду к правительству, но я хотел бы узнать ваше мнение. Правительство Медведева, либеральное правительство Медведева не направляет средств налогоплательщиков в размере 10,2 триллиона рублей, накопленных в федеральном бюджете, на нужды России. Те, кто считает, что это уголовное преступление, пожалуйста… Это оценочное мнение, это суждение, это ни в коей мере не утверждение, безусловно, а это наше мнение и наши догадки. Мы же не юристы, и мы не Басманный суд в конце концов. Но те, кто считает, что это уголовное преступление, — +7 (945) 134-21-35 (последние цифры — 35). Кто считает, что это добросовестное заблуждение, — +7 (945) 134-21-36 (последние цифры — 36). И, наконец, кто считает, что всё правильно, так и надо, — +7 (945) 134-21-37 (последние цифры — 37).

Так, чудесное письмо от Кэпа: «Ведь это турецкие братья освободили болгар от русского ига, поэтому Путина и не пригласили». На самом деле есть отношение к Путину и есть отношение к России. Я знаю огромное количество людей (правда, не в политических элитах Запада), которые по разным причинам очень сильно не любят Путина, но которые являются абсолютно прорусскими людьми и действительно русскими патриотами, российскими патриотами и русскими патриотами. Поэтому если бы болгары, болгарское руководство не любило бы Путина, они пригласили бы российскую делегацию. Не любили бы русское государство — пригласили бы ветеранов какой-нибудь из недавних войн, пригласили бы какую-нибудь культурную делегацию, пригласили бы какой-нибудь ансамбль в конце концов. Но это отношение не к Путину, а это отношение к нам.

«Есть ли пример или исторический опыт таких действий минфина в других странах?» Вы знаете, наверное, есть. Наверное, в какой-нибудь Африке, в каких-нибудь нищих странах Юго-Восточной Азии, Средней Азии такие примеры были. В конце концов, некоторые страны только формально считаются независимыми, а на самом деле являются колониями. Там, наверное, это есть. Но опыт этих стран без микроскопа разобрать нельзя.

«„Собянят“ ведь не только Москву, но и Россию», — Игорь. В общем-то, да. Но у нас уж слишком болезненный был контраст с Лужковым. Обратите внимание, Лужкова очень любили в его первые годы, когда он спасал Москву от Чубайса (и спас). К Лужкову довольно ровно относились в 1990-е и 2000-е. В конце его правления к нему относились крайне негативно, потому что эти батуринские захваты недвижимости, рейдерство, уничтожение гаражей, точечная застройка — всё это очень сильно без всяких немцовских докладов вызвало колоссальное негодование в его адрес. Немцов просто использовал это негодование (и молодец, что использовал как политик). Но сейчас о Лужкове всё больше вспоминают с ностальгией. Всё меньше вспоминают о рейдерстве, всё меньше вспоминают последние годы, а всё больше вспоминают МКАД и прочее, потому что МКАД для Лужкова была «дорогой смерти».

И это очень внятная оценка господину Собянину. Я не знаю, как он в следующий раз без помощи Навального собирается переизбираться. Или, может быть, действительно собирается в премьеры? Ничего подобного, дорогие друзья. Недовольство тем, что город Москву превращают в город Венецию не самым культурным образом, разжиганием социальной розни не является, не надо путать.

Вы знаете, болгары не грязь. И болгары достойны нашего внимания хотя бы потому, что за них проливали наши предки кровь очень долгое время. Не говоря о том, что это народ, какой-никакой, но народ, и народ-то хороший. Просто мы позволили (не буду уж говорить кому) всякой либеральной швали, по сути дела, взять их в оккупацию. Потому что Болгария — это классический пример того, что называется евроинтеграцией, когда от 10 до 50 тысяч человек элиты, включая членов семей, покупается, причём покупается довольно дёшево (за право путешествовать по Европе, за небольшие стипендии — в общем, за колбасу покупается, даже не за деньги), а все остальные просто уничтожаются. Для остальных возможности нормальной жизни уничтожаются. После паузы я вернусь.

 

НОВОСТИ

 

М. ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья. Мы продолжаем. И вот ваши замечательные письма.

Тася Сюр, номер 71, пишет: «Все всё знают, но только не летают. Мол, я бы сделал лучше, как обычно». Тася, проблема не в том, что я бы сделал лучше. Вы бы сделали лучше. Мы привыкли смеяться над Владимиром Ильичом Лениным, который мельком сказал, что «когда-нибудь любая кухарка сможет управлять государством». Я не знаю ни одной кухарки, но я много общаюсь с водителями такси. Так вот, почти любой таксист Российской Федерации (естественно, из крупных городов), неважно происхождение, неважна национальность, неважно знание русского языка и образованность… У человека, который способен водить машину, уже есть некоторый уровень вменяемости. Так вот, почти любой таксист крупных городов нашей страны, с которыми я разговаривал, справился бы и сделал бы лучше, чем либеральное правительство господина Медведева, с моей точки зрения. Вот в чём проблема. Государством не должны управлять гении, эйнштейны и так далее, для этого есть наука и культура. Государством должны управлять ответственные, организованные и минимально вменяемые люди. Эти требования очень ограничены. Государственный деятель необязательно должен быть отличником. Только в кризис нужны отличники, а обычно вполне достаточно троечников, вполне достаточно людей, которые способны понимать, что если ему дали деньги, то, наверное, деньги дали зачем-то, и он должен эти деньги как-то потратить в интересах тех, кто ему эти деньги дал.

Я очень много говорю, что нужно сделать, как сделать, и в этой передаче тоже вам говорю, но это не я придумал. Это говорят таксисты, просто я это сконцентрировал и немножко структурировал. Это говорят обычные люди. Мы дожили до ситуации, когда не ленинская кухарка… По-моему, сейчас нет кухарок или очень мало. Мы дожили до ситуации, когда таксисты справились бы с управлением Российской Федерацией лучше, на мой взгляд, чем правительство господина Медведева. Вот в чём плохо, вот в чём скверно, вот что вызывает моё негодование.

Вопрос: «Кто пишет за Делягина твиты, когда он в эфире?» Вы знаете, был такой деятель, помощник президента Никсона — Киссинджер. Тогда Никсона очень много ругали за то, что он якобы глупый, хотя он был очень умный человек. И Киссинджер, защищая его, сказал, что президент Никсон может делать два дела одновременно, как и многие гении прошлого. Когда его спросили, какие же именно дела может делать президент Никсон, товарищ Киссинджер задумался и, поскольку играл на другую сторону тоже, сказал: «Вы знаете, я многократно видел, как господин президент одновременно гулял по саду и жевал жвачку». Так вот, писание твитов не есть интеллектуальная деятельность, которая требует концентрации внимания, к моему глубокому сожалению.

Крик души: «Не трогай Собянина!!» — с двумя восклицательными знаками. То, что пишут про Собянина остальные участники, остальные радиослушатели, уважаемый коллега, я не буду воспроизводить здесь, в том числе потому, что тогда это будет разжигание. Я просто зафиксирую, что я бы с огромным удовольствием никого бы не трогал вообще. К сожалению, трогают меня. Вот Собянин меня как москвича трогает очень сильно. Это не значит, что он совсем плохой, нет. В Москве делается очень много хорошего. За многофункциональные центры — большое спасибо. За эстакады, которые строятся и которые облегчают дорожное движение, — большое спасибо. Причём было очень забавно. Сначала, когда эта идея вбрасывалась и подавалась, в том числе и мной, вся свора придворных прикормленных блогеров была спущена на то, что это идиотизм. Потом кто-то прочитал, понял — и стали строить. Молодцы! Всё по-честному. Огромное спасибо за многие другие вещи, которые есть: за дорожные работы, за прекращение точечной застройки. Есть за что сказать спасибо.

Но то, что делается плохо, перевешивает всё, к моему сожалению. Да, можно ещё сказать спасибо товарищу Собянину, что он не считает нас жлобами, как питерский губернатор выразился по поводу жителей Санкт-Петербурга. Может быть, он перепутал города? Может быть, он подумал, что он из Москвы это говорит? Не знаю. Но, к сожалению, проблема в том, что такое ощущение, что из Москвы пытаются сделать город для чиновников, олигархов и обслуживающих их гастарбайтеров, а всех остальных… Есть такой населённый пункт, при царизме был, назывался Сучьи Выселки, сейчас это под Люберцами. Вот куда-нибудь туда — в Новую Москву, на границу с Калужской областью. Ощущение такое. Я очень надеюсь, что мэр сумеет это ощущение развеять, но для этого нужно здорово изменить проводимую по отношению Москвы политику, чтобы не только было хорошее, но и плохого не было.

Тут разъяснение, что, оказывается, трогать Собянина нельзя, потому что «у него крыша надёжная», и дальше большое количество комментариев. Понятно.

Вопрос: «За кого голосовать?» Я здесь предвыборной агитацией заниматься не буду, хотя избирательное время ещё не закончилось. Я могу сказать, за кого я не буду голосовать ни при каких обстоятельствах.

«Моя дочь поминает С. С. Собянина каждый день. Прокатитесь на детской площадке по брусчатке — и вы поймёте». Более того, я скажу, пройдитесь в каблуках на шпильках по брусчатке. Ну, дамы понимают, а мужики — просто представьте себе, и вы тоже поймёте много чего.

Возвращаюсь к голосованию. Я никогда не буду голосовать, наверное, за «Единую Россию». Если какие-то приличные люди пойдут по одномандатным округам и по Объединённому народному фронту, я подумаю, я очень скептически подумаю. Там есть нормальные люди, и, принадлежа к правящей партии, они что-то теоритически могут сделать, может быть (по крайней мере, об этом стоит подумать). Но по спискам — никогда в жизни.

Я не буду голосовать за ЛДПР. Это мои личные впечатления. Если я ничего не путаю, я помню, как Жириновский говорил в своё время: «Я люблю, когда выборы весной и осенью — у моего электората обострение». Может быть, через некоторое время я дойду до такого состояния, когда у меня тоже будет обострение весной и осенью, но пока ещё нет. У него есть своя аудитория, я к ней не принадлежу, хотя сам по себе человек умнейший. На самом деле до появления Навального — молодого, раннего Навального, не нынешнего, а раннего — Жириновский был единственным настоящим политиком в Российской Федерации. И аналитическое обеспечение у него очень хорошее, наверное, одно из лучших в стране, если вообще не самое лучшее в стране. Но, извините, характер и то, как он делает то, что он делает, перевешивает всё.

Меня очень часто спрашивают про партию «Родина». Вы знаете, пока мне не известен ни один человек из этой партии, которого можно было бы отличить от фона вне зависимости от того, на фоне чего он стоит. Там есть хорошие люди. Алексей Журавлёв — прекрасный человек. Но если бы его не избили золотым пистолетом в коридорах Госдумы, то, по-моему, сказать бы о нём было бы ещё нечего. Поэтому я совсем не уверен, что такая партия существует в природе.

«Гражданская платформа»? Это кто? Это Прохоров? Спасибо! Сначала человек сказал, что нужно отменить восьмичасовой рабочий день, то есть отменить достижение ещё конца XIX века, а потом, когда он это ляпнул, он во всём обвинил журналистов. То есть у человека проблема не только с верхней частью туловища, где находится обычно у людей головной мозг, но ещё и с чувством ответственности. Ну, если сказал что-то не так, то скажи: «Ребята, я всё перепутал. Извините, я ляпнул, не подумав».

Партия Титова? А что это? Партия Титова, которая называется «Правое дело» и которая полностью ассоциируется с Чубайсом, Гозманом и прочими? Да даже если Титов публично сожжёт абажур в прямом эфире, всё равно он будет с ними восприниматься. Я хорошо отношусь к Дмитрию Потапенко. Если я увижу его в избирательном списке в одномандатном округе, я бы за него проголосовал, например. Но партии Титова, по-моему, не существует, извините уж меня, конечно.

То же самое — партия «Великое Отечество» Старикова, интернет-феномен. Есть писатель земли русской Николай Стариков, хороший писатель, прекрасный публицист. Ну, там есть перегибы, есть неточности, но это детали. Но партия такая? Есть группа людей, но это не партия, это не политическая структура.

Вы знаете, Сталина-то многие пережили, и при Сталине население увеличивалось в Российской Федерации и в Советском Союзе в целом. Сталина-то мы пережили. Мы демократию можем не пережить. А либерализм, скорее всего, точно не переживём.

«Лужков называл жлобами жителей деревни Бутово, когда сносил их дома». Может быть, но не всех москвичей.

Всё-таки давайте попробуем принять звонки. Есть звонки у нас в эфир? Есть! Как же без звонков? Так, первый слетел. Да?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Михаил, здравствуйте.

М. ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это Полковник, Александр, если помните, нас на конференции знакомили.

М. ДЕЛЯГИН: Александр, рад слышать, очень приятно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Аналогично, рад вас слышать. Михаил, мне кажется, вы ошибаетесь, когда так нехорошо говорите о чиновниках, создаёте низкую оценку их деятельности. Мне кажется, что здесь вы упускаете вот какой момент. Каждый человек делает то, на что он заточен. Например, вы экономист, и вы не приходите на радиостанцию чинить трубы или компьютеры. Если в правительство у нас берут эффективного менеджера, он не обязан налаживать работу, а он обязан продать как можно дороже всё, что у него есть, и не забыв при этом деньги в кубышку для себя.

М. ДЕЛЯГИН: Александр, я понял, спасибо. Всё абсолютно правильно, вы абсолютно правы. Как чиновник, который 13 лет был на госслужбе на верхнем уровне, я всё это подтверждаю, но здесь есть маленький нюанс. Да, безусловно, у нас очень много хороших менеджеров, но я всегда стараюсь говорить именно о либеральных чиновниках, которые несут определённую идеологию, что «государство должно служить глобальному бизнесу, а не народу».

Есть исполнители. Да, в гестапо тоже были исполнители, и многие из них были честными людьми и даже любили детей и животных. Как потом выясняется из их мемуаров, многие из них тайно сочувствовали даже евреям, но ничего сделать не могли, потому что приходилось работать в системе. Многим нашим чиновникам, хорошим людям, тоже приходится работать в системе. Более того, когда при мне начинают критиковать господина Силуанова, я всегда говорю, что господин Силуанов — прекрасный линейный менеджер, он великолепный исполнитель. Вот есть менеджеры, которые, как Чикатило, могут быть только лесником в глухом лесу, и назначать его директором детского садика нельзя ни при каких обстоятельствах. А у нас назначают. Господин Силуанов может быть директором детского садика, и он будет прекрасным директором детского садика. Если его поставить директором концлагеря, он будет таким же прекрасным директором концлагеря, на мой взгляд, и тоже великолепно выполнять свои функции, пусть даже и немножко другие. Но я говорю о системе и о чиновниках как об элементе системы. И от того, что они все лично хорошие и прекрасные люди, просто они вписаны в систему, которая занимается не развитием страны, а всё ещё по инерции 90-х годов, на мой взгляд, занимается уничтожением страны, никому от этого не легче.

И когда у меня спрашивают: «А вот кем заменять этих плохих министров? Кем заменять этих либералов?» — я говорю: «Там большинство людей нормальных, большинство людей честных». Я называю Белоусова, Глазьева и Клепача, потому что они уже засветились, их не жалко. Но есть довольно большое количество других людей (я просто не хочу их называть, чтобы жизнь им не портить), которые нормально идеологически мотивированы, просто не работают в системе. Большинство людей — нормальные исполнители. Так что, Александр, вы абсолютно правы. Я буду стараться говорить это более акцентированно. Хотя, как мне кажется, и говорю.

Мы завершаем голосование, у вас последняя возможность проголосовать ещё есть. Итак, правительство Медведева, либеральное правительство Медведева, чтобы не обижать чиновников, 10,2 триллиона рублей — денег налогоплательщиков — не направляет на нужды Российской Федерации, хотя на эти деньги можно построить новую страну, можно построить Россию заново, и мы перестанем скулить, облизываться и завидовать Европе. Кто считает, что это уголовное преступление (это гипотеза, это предположение, это ни в коей мере не утверждение, это ваша личная оценка, на которую вы имеете право, ваше мнение), — +7 (495) 134-21-35. Кто считает, что это добросовестное заблуждение, — +7 (495) 134-21-36. Кто считает, что так и надо, так и должно быть (и такие люди тоже есть, и их довольно заметное количество), — +7 (495) 134-21-37. Продолжаем.

«Пусть шоу-биз найдёт себе свой Лос-Анджелес — и всё будет счастьем». Москва не Вашингтон, уважаемый Михаил. Москва — скорее Нью-Йорк. Я считаю, что столицу нужно перенести, причём перенести не в цивилизованное место, а в место, которое доведено сначала реформами до разрухи, потом нулевыми годами до разрухи, а сейчас его добивают. Чтобы место поднять и чтобы чиновнички увидели хоть на короткое время, как на самом деле люди живут в нашей стране.

«Михаил, Роснано запросило из ФНБ 89 миллиардов под 2%. Уверяю, я был бы эффективнее Чубайса, а того — в тюрягу. Да-да, в тюрягу». Я думаю, что с точки зрения эффективности вы просто путаете целевую функцию. Вряд ли вы были бы эффективнее Чубайса в части разрушения. А созидание? Я думаю, он такие задачи перед собой не ставит.

«Не кажется ли вам, чтобы производить более независимую ни от кого бы то ни было экономическую политику, нужно первым делом выйти из ВТО?» Из ВТО необходимо выйти. Вы знаете, нам сделан такой подарок в виде этих санкций, которые грубейшим образом нарушают все правило ВТО. Мы не умеем пользоваться подарками, которые нам дарят наши конкуренты. Ну, ввели против нас санкции. Коллеги, что может быть проще, чем зафиксировать, что это грубейшее нарушение норм ВТО, и в отношении стран, которые ввели против нас санкции, приостановить исполнение всех наших обязательств в рамках ВТО. Что может быть проще? Что может быть естественнее? Я уверен, что никому в либеральном правительстве Медведева не приходило в голову это даже обсудить.

С другой стороны, есть международное право. Да, Соединённые Штаты Америки его растоптали ещё в 90-е годы уничтожением Югославии, но формально-то оно всё ещё существует. Пациент скорее жив, чем мёртв. И мы вполне можем им пользоваться. Одна из фундаментальных норм международного права заключается в том, что если какая-то сделка, какой-то договор заключён на основе коррупционных мотиваций хоть одной стороны, автоматически этот договор считается ничтожным, несуществующим.

ВТО — это совокупность коммерческих договоров. Мы не можем их разорвать в одностороннем порядке просто так, с юридической точки зрения (в реальности-то, конечно, можем), формально мы не можем их разорвать просто так, потому что тогда придётся выплачивать упущенную выгоду до плюс бесконечности по времени. Но мы можем тщательно расследовать, а каковы же были мотивации тех людей, которые запихивали нас в ВТО на рабских, абсолютно кабальных и, по сути, колониальных условиях. Они же не дураки. Зная этих людей, я сильно подозреваю (это моя гипотеза, но я очень сильно подозреваю), что эти люди действовали, исходя из коррупционных мотиваций. И доказывать эти коррупционные мотивации будет достаточно просто. А раз так, то вы доказывайте коррупционные мотивации в суде, что тоже не сложно.

У нас суды иногда бывают очень вменяемыми на самом деле. Я сталкивался несколько раз и могу сказать чётко, что если вы соблюдаете правила и находитесь в разумной позиции, а не призываете отдать под суд правительство, то тогда, скорее всего, решение будет принято правильно, по закону и по справедливости. Хотя, конечно, попасть в эту разумную позицию достаточно тяжело, но в данном случае это вполне возможно. И как только суд признаёт, что соглашения о присоединении к ВТО были заключены и были согласованы на основе коррупционных мотиваций (а там и Греф, там и Касьянов, там и все остальные чудесные люди), то, извините, тогда это всё автоматически утрачивает силу и становится ничтожными договорами.

Я не стыдливо забыл оценить КПРФ — точно так же как я и не забыл оценить «Справедливую Россию». Я вполне нормально отношусь к этим партиям, я хорошо к ним отношусь. А агитацией я заниматься не буду, уж извините.

В ВТО заталкивал господин Греф. Путин просто, как я многократно уже говорил, не занимался экономикой, доверяя вопрос специалистам. И форсированное присоединение к ВТО было осуществлено в президентство Медведева всё-таки.

«Даёшь столицу в Саратове!» Обойдётесь, уважаемый Михаил. В Енисейске должна быть столица. Если вы не знаете, что это за место, которое страшнее Тобольска пятнадцатилетней давности, то посмотрите. Не должна быть столица в цивилизованном месте. Как Назарбаев перенёс столицу в Астану, которая на самом деле Акмолинск, где был один из страшных лагерей, акмолинский лагерь жён изменников Родины, потому что там климат страшный, — вот точно так же и мы должны делать, чтобы все тусовочники, вся элита, все люди, которым нужно не страной управлять, не страну поднимать, а своё самолюбие и комфорт тешить, чтобы они остались на старом месте.

«В Думе должны работать вменяемые люди». Если вдруг случайно какой-то спортсмен является вменяемым человеком, то никаких проблем я здесь не вижу. Я могу назвать десяток экономистов и юристов, которых не то что в Госдуму нельзя пускать, а вообще на порог приличного дома пускать нельзя.

Так, звонки у нас ещё есть? Давайте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

М. ДЕЛЯГИН: Да, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Хочу сказать, что я тоже считаю действия даже не нашего правительства, а власти преступлением, но ничего удивительного в этом нет, поскольку это просто продолжение того национального предательства, которое было совершено в 1991 году и которое продолжается по сей день. Поэтому, когда у вас во власти сидят национальные предатели, никакой другой политики, в том числе и в экономике, быть не может в принципе. Поэтому единственное, чем мы должны сейчас озаботиться, — это как нам вернуть свою страну в то независимое состояние, в котором она находилась до того.

М. ДЕЛЯГИН: Спасибо большое. Собственно, даже никакого желания спорить у меня не возникает. На самом деле у нас сегодня какой-то странный случай, когда я ни с кем не хочу спорить из тех, кто обращается. Всё правильно, 90-е годы не закончились — в социально-экономической политике нами управляют гайдаровцы, ясинцы, чубайсовцы и так далее.

Тут спрашивают про выборы. Я очень плохо и скептически к ним относился, но эти выборы будут формировать Думу, на которую может свалиться реальное государственное управление, если социально-экономическая политика будет продолжаться и нас доведут до смуты или до «майдана», как это сейчас называется. Поэтому это серьёзный и важный вопрос, и, наверное, в этих выборах даже я буду участвовать.

Здесь пишут: «Я хорошо отношусь к Дмитрию Потапенко», — и много красивых слов потом. Господа, поймите, пожалуйста, что господин Потапенко — это бизнесмен, и он смотрит на жизнь с точки зрения бизнеса. И Госдума как орган представительный должна учитывать и вбирать в себя разные позиции. Как бизнесмен он абсолютно добросовестен. То, что он не занимается социальной политикой? У него другая функция. То, что он высказывается в защиту торговых сетей? Ну, правильно, потому что у него своя торговая сеть, как я понимаю, и естественно, что он высказывается в её защиту, это понятно. Точно так же инвалид всегда будет выступать в защиту инвалидов. Не нужно требовать от людей слишком многого.

Итак, мы переходим к подведению результатов опроса. Вы знаете, у нас какая-то тоталитарная демократия в эфире. 96% считают, что действия, когда правительство 10,2 триллиона рублей использует непонятно как, но не на нужды Российской Федерации, — это уголовное преступление. 2%, а если быть более точным, то 18 человек считают, что это добросовестное заблуждение. И я, честно говоря, сильно огорчён, что у нас так мало добросердечных людей. Но ещё меньше, хотя тоже 2%, считают, что так и должно быть. Я могу сказать, что 2% наших радиослушателей, которые поддерживают либеральную политику правительства Медведева, — это очень и очень много. У господина Медведева почти такая же «мощная» социальная база в нашей стране, как и у господина Ельцина перед избирательной кампанией 1996 года. И я думаю, что это очень хороший признак для «Единой России». Она, скорее всего, останется у нас правящей партией.

«Собянин убрал удобные фанерные диваны на вокзалах. Ночь на холодном железном стуле я не могу забыть». Господа, вот не во всём виноват Путин. Точно так же не во всём виноват Собянин. Вокзалы — это не Собянин. Вокзалы — это «Российские железные дороги» и это Якунин, к которому я хорошо отношусь, особенно на фоне того, что сейчас будет происходить в «Российских железных дорогах». Но здесь — да, к сожалению, железные стулья на вокзале я тоже помню хорошо.

Так, идёт большая ругань в мой адрес. «Столицу в Южно-Сахалинск нельзя — близко граница». По этой же причине нельзя в город Углегорск, который сейчас называется космодром «Свободный», потому что близко граница, и это вопрос безопасности.

На этом мы заканчиваем. Я вернусь 8 марта, я испорчу вам праздник. Спасибо!

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015