На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Все пути ведут в Америку. Актуальный архив.

2015.04.08 , Независимый альманах "Лебедь" , просмотров 1073

1

США являются стержнем не только мировой экономики (на их долю приходится более 30% мирового ВВП), но и всей финансовой системы современного человечества (доллар — мировая резервная валюта). В силу этого они являются крупнейшим собственником, — американским гражданам и корпорациям принадлежат 55% всех выпущенных в мире акций. Сосредоточив в своих организациях разработку основной части новых технологических принципов, США стали двигателем и основным элементом всего технологического прогресса. Поэтому кризис, в том числе финансовый, может стать мировым только после того, как он поразит США.

При этом решения, оказывающие зачастую решающее влияние на развитие всего человечества, принимаются американским государством, исходя лишь из американских, но не мировых реалий и презумпции «внутренней», американской, но ни в коем случае не глобальной, общечеловеческой ответственности. Такой «имперский провинциализм» делает их с точки зрения человечества в целом объективно неадекватными и создает стратегический риск (сначала для человеческой цивилизации, но затем и для самих США как части этой цивилизации).

Величие Р.Рейгана и М.Тэтчер заключается прежде всего в том, что они усмирили национальные монополии раскрытием национальных экономик международной конкуренции. Именно этот шаг придал прогрессу США и Великобритании импульс, сделавший их лидерами современного технологического развития человечества и единственными странами, постоянно генерирующими принципиально новые технологические решения по широкому кругу отраслей. Однако сегодня монополии приняли мировой (и при этом практически ненаблюдаемый) характер — и в принципе нет конкуренции, которой можно было бы «по старым рецептам» открыть мировую экономику (разве что с инопланетянами). Поэтому для загнивания глобальных монополий (особенно если они опираются на метатехнологии, в принципе исключающие саму возможность конкуренции с их разработчиками) более нет практически никаких преград. А загнивание глобальных монополий — это и есть глобальный кризис.

Сорос, в своих апокалиптических прогнозах, по собственному признанию, полностью проморгавший значение технологического прогресса (и это в разгар Интернет-бума!) и государственного регулирования, а также корпорация «Boeing», которая, столкнувшись с растущим несовершенством своих машин и фактическим исчезновением духа творчества (Ленин бы сказал — «обюрокрачиванием»), собралась решать эти проблемы провозглашением главным элементом своей стратегии : совершенствования ремонтного обслуживания.

Развитие информационных технологий и повышение значения «экономики, основанной на знаниях» в целом привели к столь же головокружительному росту значения «персонального риска»: случайная смерть интеллектуального лидера глобальной монополии, от которой он не защищен так же, как и любой человек, способна нанести сильный удар не просто котировкам его корпорации, но и всем мировым рынкам. После коррекции на фондовом рынке США, произошедшей в апреле 2000 года, устойчивость мировых рынков возросла, а значимость «персонального риска», соответственно, снизилась. Однако в целом вероятность такого развития событий тем больше, чем дольше не происходит подобного несчастья.

Распространение технологий формирования сознания и кардинальное превышение их эффективности (в том числе коммерческой) над обычными технологиями создает в обществе неуклонно растущий соблазн решать реальные проблемы «промывкой мозгов», — корректировкой сознания, а не реального мира. Это может сделать (и, более того, уже делает) неадекватным не отдельные управляющие структуры, а все человечество в целом (особенно с учетом того, что «промывка мозгов» неминуемо сопровождается самопрограммированием, то есть «промывающий мозги» другим сам начинает верить в собственную пропаганду). Шутка о поручике, который один идет «в ногу», неожиданно может стать описанием нормального состояния всякого мыслящего человека нашей планеты.

Возможность разрушительной компьютерной войны в том случае, если будет создан или возникнет в процессе естественной эволюции вирус, физически уничтожающий компьютеры после копирования себя во все связанные с ним адреса сети. Результатом станет фактическая невозможность пользования Интернетом (а учитывая «перенос инфекции», с высокой вероятностью следует прогнозировать и поражение вирусом-«убийцей» внутренних общенациональных сетей, энергично создающихся в последнее время в США) и, соответственно, кардинальное замедление технологического прогресса, а в целом ряде важнейших отраслей — и значительная технологическая деградация.

В число наиболее серьезных факторов, способных привести к глобальному кризису, следует отнести широкое распространение так называемых «закрывающих» технологий, названных так потому, что их использование сделает ненужными огромное количество широко распространенных производств и, соответственно, лишит работы занятых на них. Классическими примерами существующих уже сегодня технологий такого рода являются технология упрочения рельсов (способная привести к трехкратному уменьшению потребности в них мира и к соответственному сокращению их выпуска) и технология беспроводной передачи электроэнергии на расстояние (созданная в начале ХХ века электротехником Н.Тесла, она способна уничтожить все отрасли, связанные с передачей электроэнергии, и лишить энергетические компании преимуществ, связанных с их естественным монополизмом).

На сегодняшний день «закрывающие» технологии в основном сконцентрированы в пределах корпорации «Красная звезда», так как аналогичные разработки в развитых странах частью не осуществлялись в принципе — из-за своей опасности для рыночных механизмов (рыночная экономика экономней социалистической и, в отличие от нее, не позволяла своим специалистам работать «в стол», разрабатывая конструкции, не способные найти быстрого применения), частью надежно блокировались при помощи патентных механизмов. (Собственно, и разрушение Советского Союза можно рассматривать как коллективное захоронение всех этих представляющих смертельную опасность для развитого мира технологий — своего рода «оружия массового уничтожения» прогресса — в одном гигантском могильнике).

Массовый выброс «закрывающих» технологий на мировые рынки и их почти неизбежное внедрение вызовет резкое сжатие всей существующей индустрии, что приведет к катастрофическим последствиям для большинства развитых и развивающихся стран.

Выиграют от этого лишь страны, находящиеся либо на пост- (как США и, возможно, Великобритания), либо на доиндустриальной ступени развития, — на первом этапе распространения «закрывающих» технологий в них не произойдет массовых сокращений производства, и они получат дополнительные шансы за счет резкого ослабления индустрального мира.

Одним из способов, стихийно применяемых американским обществом для защиты от опасности этнической дезыинтграции, насколько можно понять, является терпимое отношение к наркомании, способствующее поддержанию единства нации путем искусственного сдерживания прогресса ее наиболее угрожающих элементов — афроамериканского, латиноамериканского и китайского этносов. В силу социальных причин и особенностей национальных психологий основными потребителями наркотиков оказываются именно они.

В результате импорт и внутреннее производство наркотиков является неким аналогом оружия избирательного этнического воздействия, обеспечивающим замедление нарастания внутренней дифференциации и центробежных тенденций в развитии американского общества за счет торможения его «недостаточно американских» элементов.

Дополнительная функция наркотиков — «социальная селекция», уничтожение в обществе в целом недостаточно добропорядочных элементов, недостаточно управляемых из-за недостаточной восприимчивости к официальной пропаганде (в том числе и в части порочности наркотиков).

Выигрыш времени (напоминающий больше «выигрыш эпохи»), обеспеченный этим и многими другими, менее шокирующими «социальными стабилизаторами», виден из сопоставления количественных оценок разных специалистов различных лет:

Советские ученые, в 80-е годы применявшие фактически утерянные ныне методы математического анализа и количественных оценок процессов общественного развития, оценивали в качестве критических для целостности американского общества выборы 2000-2004 годов. Принципиальная оправданность этих прогнозов доказывается очевидной маргинальностью с точки зрения «большой политики» двух из трех нынешних кандидатов в вице-президенты: один — ортодоксальный иудей, другая — женщина-афроамериканка, но главное — расколом американского общества в ходе выборов, невиданного со времен гражданской войны между Севером и Югом: за Гора голосовали афроамериканцы, испаноязычное сообщество, евреи и финансисты, за Буша — белые, занятые в производстве и сфере высоких технологий.

Недаром Буш провозгласил своей главное задачей восстановление единства нации. Однако все же очевидная преждевременность советских прогнозов была вызвана отсутствием даже представлений о возможности описанной стабилизирующей деятельности. (Строго говоря, это объясняет ошибку, но ни в коем случае не оправдывает ее: выясняется, что прогнозисты не задали себе естественных вопрос о возможных реакциях общества и особенно государства на угрозу, неминуемо осознаваемую по крайней мере их наиболее прогрессивными элементами).

Логическая ошибка часто заключается в понимании национального богатства исключительно в его вещественном, материальном и потому исчисляемом выражении. Забавно, что аналитики развитых стран фактичес-ки повторяют ошибку дремучих марксистов полувеко-вой давности, которые считали, что стоимость создается исключительно при производстве материальных, вещественных товаров, но ни в коем случае не при оказа-нии услуг. Столь же последовательно и необъяснимо, как марксисты игнорировали стоимость услуг, современные аналитики игнорируют стоимость новых разрабатываемых технологий и технологических принципов.

Доллар США обеспечен не национальным богатством страны в традиционном понимании этого слова — он обеспечен постоянно создаваемыми новыми технологическими принципами. Эти принципы не просто имеют стоимость как продаваемый товар. Главное их значение состоит в том, что они «привязывают» экономики практически всех стран мира к американской, обеспечивая их зависимость уже не на финансовом, а на более фундаментальном, технологическом уровне. Этот «технологический» империализм дополняется империализмом «информационным». Прелесть информационных технологий заключается в том, что они обеспечивают доллар не столько фактом своего существования, как имеющие стоимость материальные блага, сколько фактом своего применения, преобразующего массовое сознание в нужном для США направлении. В этом сегодня — ключ к пониманию могущества США. К ним полностью применимы слова, сказанные Пастернаком о Ленине: «Он управлял теченьем мысли и только потому — страной». Информационные технологии, делают наиболее эффективным управление не реально протекающими процессами, а «теченьем мысли» тех, кто ими управляет. И конкурентоспособность, и мировое лидерстао США вытекают именно из этого.

Ведь валюты обеспечиваются не собственно золотом, а товарами, то есть в конечном итоге общественными отношениями. Информационные технологии позволяют создавать эти отношения напрямую, минуя товарную стадию. Поэтому механические подсчеты уровня обеспеченности доллара носят, по сути, бессмысленный характер, являясь не более чем упражнением в арифметике.

Сила Америки не в танках, не в золотом запасе и даже не в Билле Гейтсе. Сила Америки заключается прежде всего в Голливуде и CNN, а точнее, в айсберге передовых информационных технологий, видимой частью которого они являются. Именно в этом заключается ответ на вечный вопрос о необеспеченности доллара. Он обеспечен — только не золотом Форт-Нокса, а состоянием умов в мире. А их состояние, в свою очередь, в целом устойчиво поддерживается в нужной форме за счет колоссального технологического отрыва США от остального мира, включая даже развитые страны (иными словами — сила Америки в том, что в Америку как страну-лидер, верят большинство людей в мире — ред.). Лидерство состоит далеко не только в уникальной способности в массовом масштабе и по многим направлениям продуцировать принципиально новые технологические принципы и даже не в колоссальном отрыве от остального мира в важнейших технологиях управления.
Наибольшее значение имеют практическая монополизация технологий формирования сознания (так называемых «high-hume») и, главное, метатехнологий — качественно нового типа технологий, сам факт применения ко-торых в принципе исключает возможность конкуренции. Это своего рода плата за допуск к более высокой эффективности, обеспечиваемой этими технологиями, ранее встречавшаяся лишь в дилерских и лицензионных системах. Современные передовые технологии в явной илинеявной форме ставят пользователя в положение лицензиата. Вот наиболее наглядные примеры метатехнологий.

Сетевой компьютер. Рассредоточение его памяти в сети дает разработчику всюинформацию пользователя и позволяет первому вмешиваться в деятельность последнего или даже управлять ею. Принцип внешнего управления включенным всеть компьютером уже реа-лизован. Так, по действующему законодательству СШАвсе производимое в США программное обеспечение имеет «лазейки», позволяющие американским спецслужбам получать несанкционированный доступ к хранящейся в них информации и даже изменять ее в тех случаях, когда это признано соответствующим национальным интересам США);

Современные технологии связи. Позволяют перехватывать все телефонные сообщения на территории всего мира и комплексно анализировать их практически в «онлайновом» режиме (знаменитая американская система «Эшелон», вялотекущий скандал вокруг которой тянется уже по меньшей мере пять лет); в ближайшее время станут возможными перехват и полная компьютерная обработка всего объема сообщений в Интернете;

Различные организационные технологии. К их числу относятся:

— технологии управления, ориентированные на культуру и систему ценностей страны-разработчика, снижают конкурентоспособность корпораций, представляющих другие культуры (следует отметить, что в общем случае распространение в обществе чужеродного типа культуры, не интегрирующейся с культурой этого общества и поэтому не столько обогащающей ее, сколько остающейся обособленной от нее, ослабляет конкурентоспособность данного общества);

— технологии формирования массового сознания, использование которых в тех или иных обществах без своевременного получения обновленных технологий «антидотов», которые появляются сначала в стране-лидере, а уже затем тиражируются в остальных странах, приводит к выходу, постепенному или быстрому, массового сознания обществ из-под контроля государства, изначально применившего данные технологии в «своих» целях. Сегодня именно последние типы технологий из-за своей наибольшей производительности являются господствующими. Именно они, стремительно распространившись буквально за последние годы, стали технологической составляющей информационного общества. Говоря о нем с точки зрения технологий, мы, возможно, не отдаем себе отчет в их метатехнологических особенностях, обеспечивающих основу современного экономического и политического могущества США.

Описанное стратегическое технологическое превосходство США реализуется на практике при помощи формально не связанных друг с другом, а на деле образующих единое целое финансовых и информационных рычагов, управляемых многократно осмеянной, но тем не ме-нее самой эффективной бюрократией мира, превратившей процесс самосовершенствования (в частности, процесс совершенствования государственного управления) в постоянный процесс, нисколько не мешающий четкому выполнению рутинных повседневных функций.

США эффективно обеспечивают свои интересы в глобальной конкуренции при помощи целого ряда формально независимых международных организаций, где они играют доминирующую роль. В военно-политическом плане такой организацией является НАТО, в эконо-мическом — МВФ, ВТО и в меньшей степени Всемирный банк. Контроль США за МВФ, как особенно ярко показали переговоры России с этой организацией в 1998-1999 гг., носит практически абсолютный характер и обеспечивается даже не столько максимальным взносом США в уставной фонд этой организации, сколько составом ее высших руководителей.

Америка никогда не принимала ничьей помощи. Какая же она сверхдержава, если кто-то в мире готов оказать ей хоть какую-нибудь поддержку!

Система принятия решений в Америке носит существенно менее централизованный характер, чем в России. И, конечно же, американские политики в большей степени ориентируются на настроения и запросы общества. Однако нельзя преуменьшать и обратное влияние на формирование этих настроений и запросов общества. Так что здесь мы имеем, скорее, замкнутую систему, чем традиционную для понимания демократии подчинения политиков обществу, которое является некоей объективной и не изменяемой волей бизнеса или волей политиков данностью. Но, тем не менее, американская бюрократия, как и в любой другой стране, имеет определенный набор возможностей. Хотя с точки зрения самоощущения, еще раз повторюсь, принятие чьей бы то ни было помощи, пусть даже способной сохранить жизни десятков людей, было бы ошибочно. Это бы ухудшило ощущение избранности нации.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015