На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Групповое изнасилование рубля: кто, как и почему именно так его "опускал"

2014.12.08 , "Московский комсомолец" , просмотров 1552

Патриотизм прекрасен: без него, как видно на примере ряда выдающихся либералов, даже близкие к гениальности люди превращают себя в подобие обезьян, швыряющихся калом и банановыми шкурками. Но не доводит до добра и официальная мода путать его с мазохизмом и шизофренией, пусть даже вялотекущей.

Любовь к Родине не противоречит пониманию сути государства: созданное на руинах СССР для разграбления «советского наследства» и легализации награбленного в фешенебельных странах в качестве личных богатств, оно, похоже, функционирует в этом качестве и сейчас. И наследство советское уже заканчивается, и с легализацией проблемы, но машинка «свинчена» по-советски надежно и пашет до сих пор.

Четверть века ее ударной работы сделали привычными незащищенность собственности, переходящую в отмороженность, «слабость» судов, произвол монополий, коррупцию как норму и оргпреступность как форму местного самоуправления и даже госуправления. Похоже, это не «отдельные недостатки» (уже пережившие многих из нас), а естественные следствия самого характера государственности.

На этом фоне плач о нестабильности рубля звучит мелочно — но как удержаться?

...С декабря 2013 года либеральное руководство Банка России снимает с себя ответственность за стабильность рубля, заявляя о намерении сдерживать инфляцию. Ну и что, что это противоречит Конституции и Закону о Банке России? Ну и что, что цены определяются произволом монополий, а Банк России, регулируя денежную массу, влияет на них не больше, чем гинеколог на головную боль?

Бюрократия, освободившись от ответственности de facto, решила зафиксировать это и de jure. Результат налицо: с начала года к началу декабря доллар подорожал более чем в 1,6, а евро — более чем в 1,4 раза.

Первая волна девальвации шла до середины марта и закончилась в день Крыма, 18 марта. Она была умеренной (доллар вырос на 12,2%, а евро на 13,1%), но сопровождалась паникой в бизнес-кругах (поднятой, похоже, заявлениями руководства Банка России): так, в январе бегство капитала почти достигло беспрецедентных 20 млрд долларов.

Вторая волна началась 11 июля: к 1 ноября доллар укрепился на 24,0%, евро — на 14,2%. А за три рабочих дня первой недели ноября, когда деловые обороты были минимальны, доллар подорожал на 5,9 (на 14,1%), евро — на 6,6 рубля (на 12,5%).

Да, девальвация была нужна экономике. Без нее затухающий рост ВВП перешел бы в нарастающий спад уже в первой половине 2014 года. Удешевление нефти (на 40% с конца июня) усилило потребность в девальвации. Чтобы не переделывать бюджет-2015 (рассчитанный из нелепых 96 долл./барр.), недобор «нефтегазовых доходов» заместили «девальвационными», инфляционными дополнительными доходами. А рост потребности в бюджетном финансировании (ведь на обещанные рубли можно купить уже меньше благ, чем при составлении бюджета), как и в 90-е, попросту игнорируется.

Но девальвацию можно делать по-разному. Для поддержания экономики ее надо проводить быстро, чтобы не возбуждать инфляционные ожидания, не вызвать паники и не отдать экономику (а заодно и международные резервы) на растерзание спекулянтам.

Именно так, не сговариваясь, проводили вынужденные девальвации в период кризиса 2008–2009 годов Казахстан, Норвегия и Польша.

А в России девальвация проводится наоборот — медленно и непоследовательно. Это усиливает ее негативный эффект: в прошлый кризис международные резервы упали почти на четверть триллиона долларов, а в этом году — на 90 млрд, что сделало Кудрина и Набиуллину самыми «дорогими» мужчиной и женщиной всей российской истории.

Девальвация была плавной как в интересах спекулянтов, так и из-за желания чиновников избежать ответственности. Ведь резкое изменение курса свидетельствует о принятом решении и вызывает не только протест понесших ущерб, но и опасения: а правильно ли рассчитан новый курс? Если девальвация недостаточна, придется повторять, а если чрезмерна — обществу нанесен чрезмерный вред.

Поэтому бюрократу выгодно представить девальвацию результатом слепой игры рыночных сил, «непреодолимого воздействия объективных факторов». А для этого она должна быть плавной и неравномерной — и соответствующей интересам не общества, а спекулянтов (включая богатые корпорации реального сектора).

Банк России использовал катастрофу на валютном рынке 5–7 ноября для отказа от обязанности удерживать рубль в «валютном коридоре». Теперь он произвольно решает, какое колебание нормально, а какое — чрезмерно и требует реакции. Размах колебаний курса рубля, позволяющих наживаться спекулянтам и дезорганизующих экономику, кошмарно вырос, доллар и евро подорожали еще на 10%.

Из богатой палитры методов валютного регулирования (изменение правил торгов, дифференцирование норм резервирования, регулирование спекуляций — вплоть до ограничения движения спекулятивных капиталов, о возможности чего объявила безупречно рыночная Великобритания) руководство Банка России, как в 90-е, оставило самый примитивный и затратный — прямые валютные интервенции. При этом г-жа Набиуллина заявила, что передача формирования курса рубля на произвол игры слепых рыночных сил окажет на спекулянтов, выражающих эти силы, сдерживающее воздействие!

По степени циничности и осмысленности это схоже с заявлением, что только свободный доступ козлов в огород сохранит в нем капусту. Если б такое сказанул председатель ФРС США — думаю, его даже не стали бы увольнять, а бросились бы лечить, так как человек переутомился и нуждается в спасении. Но, боюсь, попытка переноса этого подхода в Россию вызовет лишь неприятие и агрессию.

А ведь у нас опасность спекуляций выше, чем на Западе, не только из-за меньшей устойчивости экономики, но и из-за инсайдерской торговли — спекуляций на основе утечек информации о будущих решениях государства. Похоже, из-за отнюдь не мелкого чиновничьего гешефта она стала уголовным преступлением лишь пару лет назад — и практика наказания за нее ничтожна. Между тем резкое укрепление рубля в конце октября, накануне внезапного повышения процентной ставки с 8 до 9,5%, — признак инсайдерской торговли. Не исключено, что крупный участник рынка узнал о решении Банка России заранее, ошибочно решил, что оно укрепит рубль, и сыграл «на опережение». В развитой стране подобный случай вызвал бы скандал и тщательное расследование — но когда государство прислуживает спекулянтам, кого волнует инсайдерская торговля?

Поэтому рубль обречен на ослабление. Оно будет неравномерным, и периодически (в том числе до Нового года) рубль будет укрепляться, но общая тенденция непреодолима.

Между тем позитивный эффект девальвации для экономики России снижается. В 2014 году, в отличие даже от 2008 года (не говоря о 1998-м), уже почти нет свободных производственных мощностей и рабочих рук (последних — во многом из-за реформы образования, уничтожающей мотивацию к труду и саму способность учиться). Кредиты же на развитие запретительно дороги — из-за попытки Банка России в стиле 90-х сдерживать цены сжатием денежной массы, как и доступ к инфраструктуре — из-за безнаказанного произвола монополий. А вот негативные эффекты девальвации — обеднение людей и рост тяжести валютного долга для корпораций — усилились.

Поэтому без смены стратегии, без перехода от разворовывания «советского наследства» к комплексной модернизации в 2015 году Россия обречена на спад. И, похоже, он уже начался — недаром министр экономического «развития» Улюкаев говорил о нем не в будущем, а уже в настоящем времени: мол, амнистия капитала позволит преодолеть экономический спад. Ответственность за который несут в первую очередь организаторы вышеописанного «изнасилования» рубля, среди которых, на мой взгляд, особо следует выделить руководительниц Банка России Набиуллину и Юдаеву, а также первого вице-премьера Шувалова, отвечающего в правительстве Медведева за экономическую политику в целом.

И, конечно, не стоит забывать об идейном вдохновителе либеральной политики, сделавшем своими заявлениями немало для подстегивания девальвации национальной валюты, — бывшем лучшем (для Запада) министре финансов России, а ныне «знатном оппозиционере» Кудрине.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015