На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Лукашенко: 20 лет у руля

2014.07.17 , "Аргументы недели" , просмотров 1508

1

В 1994 г. социально-экономическое положение Белоруссии было ещё хуже российского. Крошечная экономика (население страны меньше Москвы) агонизировала, денег не было вообще. Захватившие власть либералы не имели представления о том, чем они управляли, а взятые внешние займы нельзя было вернуть.

Перспективы страны были окрашены в ровный чёрный цвет: сельское хозяйство и машиностроение оказались неконкурентоспособными и не имели рынков сбыта. Кооперационные связи рушились, экономика погрузилась в хаос.

Но белорусское общество, в отличие от многих других, смогло стряхнуть либеральный морок. Под лозунгами борьбы с коррупцией к власти пришёл президент Александр Лукашенко.

К тому времени либералы успели приватизировать более 400 объектов – всё, как у нас, с сознательными нарушениями закона. Это заставляло бизнес защищать «реформаторов», так как иная власть, восстанавливая законность, отняла бы у них полученные активы.

Но Лукашенко не пошёл этим путём. Он поручил доверенным лицам провести с приватизаторами переговоры, которые шли несколько лет. По их итогам предприниматели сохраняли полученный от приватизации доход и возвращали государству незаконно переданные активы. При этом на льготных условиях получали равноценные, но уже без нарушения закона.

Наведение порядка и понимание роли государства как слуги и инструмента народа, а не глобальных монополий, позволило в кратчайшие сроки стабилизировать экономику.

В результате бизнес не видит в государстве своего врага, население не считает предпринимателей ворами. Олигархов просто нет, и белорусское общество, в отличие от российского, не расколото.

Удивительно, но эффективность использования скудных ресурсов (даже с учётом нашей помощи) там на порядок выше, чем в захлёбывающейся от нефтедолларов России. В Минске нет управленцев, не знающих, куда девать бюджетные деньги. Там невозможна привычная для России ситуация, когда на счетах бюджета России без движения валяются 7,8 трлн. руб. – более половины годовых расходов! В Белоруссии нет этнической преступности, незначительна коррупция, сохранены наука и эффективная социальная сфера, позволяющая воспроизводить, а не уничтожать человеческий капитал. Даже урожайность пшеницы выше российской.

Первые десять лет Лукашенко стремился к интеграции с Россией. Но в 2005 г. наша бюрократия окончательно забыла про намеченное на это время введение общей валюты.

Причина была уважительной: административная реформа на фоне очередных судьбоносных президентских выборов 2004 года погрузила государство в почти годичный паралич. Было не до Белоруссии, и её руководство извлекло из этого пренебрежения урок, начав«белорусизацию», развитие собственного патриотизма. Если до 2005 г. целью была интеграция с Россией, то с 2006-го таковой стала сама Белоруссия.

Её возможности ограниченны, но она активна и рациональна.

Белоруссия ненавидима либералами всего мира, так как своим существованием разоблачает их примитивную ложь: доказывает, что власть может быть ответственной перед своим народом, а не перед глобальным бизнесом. Страна демонстрирует, что такая ответственность неимоверно повышает жизнеспособность общества, позволяя ему достигать невозможных для либералов результатов.

Несмотря на это, наследница советской цивилизации – Белоруссия стоит перед жгучей проблемой позднего Союза: отсутствием широких возможностей свободной самореализации молодёжи. Её энергия в любой момент может стать разрушительной, что наложится на безынициативность системы управления.

Отчаянные профессионалы, в середине 90-х сделавшие невозможное и выволокшие страну из «чёрной дыры» либерализма, ушли на отдых. Их сменили добросовестные исполнители. Но для выживания и нахождения новых путей развития нужны именно творцы, способные генерировать инициативу.

Без них управление государством замкнуто на одного человека, который не в силах решать несколько проблем разом. В результате вынужденная концентрация на одной теме (например, попытке госпереворота в декабре 2010 г.) ведёт к провалам на других направлениях (например, запоздалой реакции на валютный кризис).

Будущее Белоруссии – поиск и развитие сверхпроизводительных и дешёвых технологий, резко снижающих издержки. Многие из них были разработаны в рамках советского ВПК и развиваются в порах госкорпораций и бюрократии. Их массовое применение способно кардинально улучшить жизнь в Белоруссии и открыть новую технологическую эпоху.

Белоруссия может стать «евроРоссией», объединяющей русскую культуру и образ жизни с немецким порядком и эффективностью.

Но времени на это всё меньше. Отсутствие механизма обновления руководства сочетается с безынициативностью госуправления. Такой симбиоз способен привести Белоруссию к краху, превратив её в аналог Украины или Молдавии.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015