На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

КОНЕЦ НАЧАЛА: ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МЕНЯЕТ ЛИЦО

2008.09.08 , "Профиль" , просмотров 626

Возвращение мира к меньшей интеграции и большему протекционизму заменит нынешнюю систему международного права «правом силы». При этом роль денег будет снижаться, а значение технологий формирования сознания и управления — расти.


 «Весна глобализации»

   Глобализация началась с экспансии глобальных корпораций на новые рынки сбыта. Это совпало с распадом СССР и технологической революцией, которая открыла новые коммуникативные возможности и завершила формирование единого финансового пространства.
   «Азиатский фондовый кризис» 1997—1999 годов, крах «новой экономики» в апреле 2000 года и отмененная «задним числом» с помощью уточнения статистики рецессия 2001 года в США — проявления кризиса глобализации, хотя и сосуществуют они в общественном сознании независимо друг от друга в стиле бессмертного: «Студенты, запомните! Карл Маркс и Фридрих Энгельс — не муж и жена, а четыре совершенно разных человека!»
   Правила игры, созданные без учета интересов неразвитого мира, подорвали его экономику. Тезис «МВФ — это врач, выписывающий рецепт и не интересующийся диагнозом» отразил непонимание того ясного сейчас факта, что МВФ — не врач, а бульдозер, расчищающий путь для экспансии Запада. Кризис развивающихся стран сжал мировые рынки сбыта. Наиболее болезненный удар испытали США как создатель технологически передовой — информационной — продукции. При этом новые рынки закончились, и структуры, привыкшие процветать за счет их освоения, лишились почвы под ногами. Развивающиеся страны вышли из кризиса за счет экономии, новых займов, массовой продажи активов и подстегивания себя девальвациями. Развитые страны расширили спрос на свою продукцию смягчением условий кредитования. Теракты 11 сентября 2001 года вернули США к «военному кейнсианству» — стимулированию развития военными расходами. Когда США вошли в кризис, развивающиеся страны как раз выкарабкивались из него. Это несовпадение перебросило мировое развитие на новые рельсы: Запад перестал быть глобальным кредитором и стал должником.


   США: кризис лидерства
   Кризис 1997—2001 годов показал: США как локомотив мировой экономики утратили источник развития. Экспансию в рамках постсоциалистического пространства сменила стратегия «управляемых кризисов»: создаваемая ими напряженность загоняла мировые капиталы в США и подрывала экономику их конкурентов. Но уже агрессия против Ирака, несмотря на военный успех, показала исчерпанность этой стратегии: «управляемые кризисы» начали становиться неуправляемыми. Ситуация усугубилась переносом производств развитых стран прежде всего в Китай, который стал «мастерской мира». Утрата развитыми странами промышленности положила начало вымыванию среднего класса, дестабилизирующему развитые общества. Рынок необеспеченных ипотечных бумаг позволил США стимулировать экономику и оказать социальную помощь населению. Однако необходимость стремительно наращивать его масштабы не позволила создать систему регулирования этого рынка и не дала его участникам время освоиться. Это привело к вырождению рынка в финансовую пирамиду, крах которой стал детонатором глобального финансового кризиса. Кризис этот может быть остановлен лишь с помощью глобального регулирования. Его невозможность обрекает мировую финансовую систему на разделение на ряд валютных зон, в каждой из которых будет своя резервная валюта.
   Улучшение экономического климата в США — явление временное: можно с уверенностью заявить, что Америку захлестнут новые волны кризиса, которые с запозданием будут бить и по Европе. Несовпадение этих волн будет вызывать оптимизм то по отношению к США (как сейчас), то по отношению к Европе, но приведение глубины интеграции (как в 10-е и 30—50-е годы ХХ века) в соответствие с регулирующими возможностями человечества неизбежно. Глобализация в духе клинтоновского лозунга «Глобализация — это Америка» заменяется глобализацией с китайским лицом.


   Китайский проект
   Олимпиада приковывала к себе все силы китайских властей; теперь они высвобождены для глобального творчества. Поддерживая доллар для стимулирования своего экспорта, а значит, и экономического развития в целом, Китай сжигает свои национальные активы. Курс на наращивание емкости внутреннего рынка и снижение зависимости от экспорта со временем приведет к тому, что Китай откажется от поддержки доллара. Однако трагедия китайской элиты заключается в том, что она вышла на глобальную арену слишком быстро и неожиданно для себя, не свыклась со своим могуществом и не умеет пока его использовать. Играет роль и ориентация китайской элиты вовнутрь, пока мешающая ей отслеживать глобальные последствия своих действий, влияющие и на сам Китай.
   Вполне естественно стремление китайцев повернуться от новых дискомфортных глобальных проблем (вроде определения судьбы доллара) к менее значимым, но привычным локальным проблемам. Одной из таких проблем является нехватка воды и почвы, не говоря уже об энергии. Решить эту проблему Китай надеется с помощью технологического рывка, признаки которого видны даже в политике по восстановлению окружающей среды. Суть технологического рывка — инвестирование «в самих себя», что заменяет выполненный завет Дэн Сяопина «Идти вовне». Основные направления — технологии и инфраструктура. Экологический императив будет диктовать замену даже тех технологий, которые пока остаются рентабельными. Китайцы не будут оглядываться на Россию, которую они слишком долго и бесплодно ждали. «Наш поезд отправляется; если вы успеете вскочить в вагон — хорошо, если нет — нам будет жаль, но мы не остановим поезд», — говорят они.


   Новые лица, старая игра
   Китайский проект восстановит биполярную систему, в которой «уходящую» роль СССР будут играть США (место России — в «движении неприсоединения», получающего выгоды от обеих сторон). В ближайшие пять лет китайский проект столкнется с новым американским. Исчерпав стратегию «экспорта кризисов», США начали сеять хаос на Среднем Востоке, чтобы лишить Китай его нефти и утопить глобальный исламский вызов в междоусобицах. По мысли американцев, отставка Мушаррафа в Пакистане и подрыв позиций спецслужб превратят это государство в «землю обетованную» для «Аль-Каиды», что, естественно, обречет его на хаос. Соединенные Штаты планируют сохранить военный контроль над ядерным оружием и Исламабадом. Однако их главная цель в Пакистане — это порт Гвадар, отстраиваемый китайцами как крупнейший в регионе центр торговли нефтью, изначально находящийся под их контролем.
   Возвращение мира к меньшей интеграции и большему протекционизму заменит нынешнюю систему международного права «правом силы». При этом роль денег будет снижаться, а значение технологий формирования сознания и управления — расти.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015