На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Греция: неоправданный оптимизм и возможности для России

2012.06.22 , "Российская газета в Испании" , просмотров 1208

         Победа на парламентских выборах в Греции правых центристов вызвала вздох облегчения, который вызывает изумление.

         Прежде всего, формирование нового правительства, представляющего интересы кредиторов, а не народных масс, отнюдь не гарантировано. Левые радикалы отстали от своих противников лишь на три процентных пункта и остаются грозной силой. Правым центристам придется сотрудничать с левым центром, который может и не захотеть предавать интересы своих избирателей, - а значит, выполнение требований кредиторов новым правительством может оказаться не полным и не безоговорочным.

         Но даже если проевропейское правительство и будет сформировано, - неужели это остановит греческий кризис? В условиях сползания мира в глобальной депрессии политика тотальной экономии столь же опасна, что и жесткая диета для дистрофика.

         Пора признать: европейская интеграция носит в значительной степени неоколониальный характер. Новые члены Евросоюза платили за приобщение к нему резким ограничением конкуренции с его «старыми» членами, - и, соответственно, и существенным ограничением возможностей развития. На первом этапе эти ограничения с лихвой компенсировались усилиями по развитию инфраструктуры, - но, когда эта инфраструктура была отстроена, развитие стало спотыкаться.

         Южная Европа испытывает сегодня наибольшие трудности, потому что во время вхождения ее стран в Евросоюз руководство последнего еще испытывало иллюзии в отношении возможностей подтянуть новых членов до уровня Германии и Франции и не ощущало неоколониального характера европейской интеграции. В результате новые члены получали социальные и финансовые гарантии «авансом», в расчете на будущее развитие, - которое было в принципе невозможным. Присоединение стран Восточной Европы устранило эту ошибку (например, в первый год своего членства в Евросоюзе Румыния была его донором) – в первую очередь из-за ограниченности европейских ресурсов, но Южная Европа оказалась не в состоянии обеспечивать предоставленные ей «авансом» гарантии.

         Ее кризис не имеет выхода, и не только из-за вошедшей в поговорку неадекватности, идеологизированности и неповоротливости брюссельской бюрократии. Многочисленные разговоры о целесообразности выхода Греции из зоны евро игнорируют чудовищную цену, которую придется платить за это не только самой Греции (ВВП которой сократится, по имеющимся оценкам, почти вдвое за год), но и оставшимся странам еврозоны. Финансовые системы последних потеряют платежи по греческим долгам и финансовый рынок этой страны.

         Поэтому сознательный выход (или выталкивание) Греции из еврозоны представляется маловероятным.

         Однако ее отчаянное положение – лишь внешнее проявление как общеевропейского, так и глобального экономического кризиса. Глобальная нехватка спроса бьет по наиболее слабым и перегруженным обязательствами звеньям глобальной экономической системы, и в мире просто нет рынков, на которые могла бы переориентироваться Греция. Это еще одна причина невозможности разрешить греческий кризис сознательными мерами экономической политики.

         Поэтому, скорее всего, он будет разрешаться в результате стихийных и потому наиболее разрушительных социально-политических процессов и, возможно, даже катаклизмов. Они действительно могут привести к выходу Греции не только из еврозоны, но и из Евросоюза, - но не сейчас, а через несколько лет и не «по-хорошему», а по-плохому.

         Этот разрушительный выход превратит руины греческой экономики в крайне привлекательный приз для энергичных неевропейских стран, способных осуществлять глобальную экспансию. Вряд ли это будут США, испытывающие проблемы, по меньшей мере сопоставимые с европейскими. Наиболее вероятными скупщиками Греции представляются сегодня Китай и Турция, причем культурный разрыв с первым и история отношений со второй делают их не самыми привлекательными партнерами для Греции.

         Это вынудит посткризисную Грецию искать стратегических партнеров, которые смогут сбалансировать влияние этих скупщиков, - и таким партнером вполне может оказаться Россия, для которой это может стать новым, неожиданным направлением внешней интеграции. Союз с Грецией, освобожденной от ограничений Евросоюза, может качественно повысить стратегический вес и влияние России как в региональном, так и глобальном масштабе, и открыть новые неожиданные возможности для российского бизнеса. В конце концов, первая форма греческой государственности в новое время – Республика Семи островов (1800-1807) – была, по сути дела, российским протекторатом и существовала под защитой русского оружия; поскольку экономическая мощь все больше вытесняет военную силу, уже через несколько лет крупный российский капитал вполне сможет стать аналогом эскадры Ушакова.

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015