На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

АМЕРИКАНЦЫ МОГУТ СТРЯХНУТЬ НАФТАЛИН С КУДРИНА: ГЛОБАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

2012.02.04 , просмотров 1498

Анна Иванова

 

«Республиканцы и демократы США хотят победить при помощи войн: первые – экономической, вторые – с Ираном; последнее грозит еврейскому народу ментальной катастрофой», - считает директор Института проблем глобализации, д.э.н. Михаил Делягин

 

         Вопрос. Михаил Геннадьевич, каков Ваш экономический прогноз на 2012 год?

         Ответ. В целом благоприятный для России: нефть останется дорогой, и в этом году гниение коррупционного монополистического капитализма еще продолжится. Рост будет ниже прошлогодних 4%, так как восполнение товарных запасов предприятиями после обострения кризиса в 2008-2009 годах завершено, а рост потребительского кредитования резко замедлится.

         Единственная неожиданность – возможность, хотя и низкая, технического дефолта США.

         В. Типа метеорит упадет на фондовую биржу?

         О. Не совсем: как мы и прогнозировали в прошлом году, госдолг США растет быстро – и необходимость в 76-й раз повысить его предел может возникнуть уже до выборов. И тогда республиканцы могут вызвать призрак Кудрина, отряхнуть его от политического нафталина, дождаться, пока он прокаркает сакраментально-гайдаровское «Жить надо по средствам, и расходы бюджета должны быть сокращены урезанием социальных расходов», - и заблокировать повышение госдолга, ввергнув США в технический дефолт.

         Виновным в этом окажется, разумеется, Обама, - и республиканский кандидат с блеском победит на президентских выборах. Кроме того, будет нанесен серьезный коммерческий и политический урон глобальному финансовому бизнесу, связанному с демократами и находящемуся в жестком противостоянии с технологическим и сырьевым бизнесом реального сектора, который в политике представлен республиканцами.

         В. Но это же убийство Америки!

         О. Увы, это убийство нас, - а для Америки просто неудобство.

         Последующие события многократно рассмотрены; детали неясны, но принципиальное развитие событий очевидно: многократно ухудшенная осень 2008 года. Резкое обесценение госбумаг США, являющихся основным залоговым ресурсом всего мира, сделает значительную часть кредитов необеспеченной, и кредиторы будут требовать о заемщиков быстро – иногда за день – либо погасить часть кредита, лишившуюся обеспечения, либо довнести залог. Это называется margin calls.

         Самым дефицитным ресурсом станет доллар, по-прежнему остающийся мировой резервной валютой; поэтому после начального обесценения он резко подорожает. Массовые банкротства и распродажа всех активов ради получения дефицитной ликвидности обрушат в первую очередь спекулятивные рынки; снизится даже стоимость золота, но сильнее всего упадет самый спекулятивный рынок – рынок нефти. При этом вероятен переход мировой экономики в глобальную депрессию, то есть цена нефти не восстановится, как это было в начале 2009 года.

         В. Для России это означает досрочный срыв в системный кризис?

         О. Да, до вызревания этого кризиса изнутри. Хотя госдолг США может достичь лимита и после президентских выборов, - а тогда этот сценарий не реализуется.

         Кроме того, он понятен не только нам с Вами, но и демократам.

         В. И что они ему противопоставят? Проповедь бережливости?

         О. Не оскорбляйте демократов – их стратеги не кретины, в отличие от многих либеральных фундаменталистов России. Они видят: республиканцы пытаются вернуть власть так же, как в 2008 году взяли ее демократы – развязыванием экономической войны в собственной стране. Ведь в 2008 году Lehman Brothers даже не пытались спасти, - возможно, и в политических целях тоже: чтобы сменить власть в стране и привести к ней демократа Обаму.

         Но сегодня демократы у власти, и они могут пытаться сохраниться традиционным для США способом, применяемым властью: развязыванием обычной войны. Это им вполне по силам – и нагнетание обстановки вокруг Ирана вполне убедительно. «На острие удара» выдвигается Израиль: пока роль агрессора отводится ему, и израильское руководство исполнит ее с религиозным восторгом.

         Не так давно Израиль официально сообщил, что известит США о нанесении удара по Ирану лишь за 12 часов, - снимая тем самым с них все обвинения, так как ясно, что за это время предотвратить войну невозможно.

         Министр обороны США Панетта сообщил о высокой вероятности удара Израиля по Ирану в апреле-июне. В июне уже слишком жарко для применения высокоточного оружия, а апрель слишком отдален от выборов. Поэтому более вероятно нападение в апреле-мае, а наиболее вероятно – и в мае.

         Я от всей души желаю Ирану выкрутиться и в этот раз, но давление на него – и внешняя заинтересованность в войне – заметно выросла за последний год. Кроме того, некоторые его лоббисты в России, ранее выглядевшие просто жалко, в последнее время начали производить уже откровенно омерзительное впечатление.

         В. А каковы будут последствия израильского удара по Ирану?

         О. Боюсь, он будет ядерным. Ненависть израильского руководства к Ирану, по-моему, как минимум не слабее встречных чувств иранского руководства, а может, и превосходит его. Кроме того, Израилю логично нанести первый удар максимальной силы просто для того, чтобы всемерно ослабить возмездие. Да и защита некоторых иранских атомных объектов такова, что без ядерного оружия на их поражение не приходится даже рассчитывать.

         В. Ответит ли Иран Израилю «грязным оружием», то есть распылением радиоактивных веществ, которые у него есть?

         О. Если Иран не попытается ответить ударом на удар, это будет демонстрация беспомощности. Конечно, он может ограничиться акциями «Хезболлы», - но эта демонстрация слабости создаст ему внутренние проблемы. Не случайно в Азербайджане уже звучат голоса о переименовании его в Северный Азербайджан – с прицелом сначала на признание Южного и Западного Азербайджана, а затем, вероятно, после начала войны, постановку в повестку дня вопроса о восстановлении единого, Великого Азербайджана.

         Но дело даже не в реальном ответе Ирана.

         Сама вероятность этого ответа станет для США мощнейшим стимулом для нанесения по нему серии «превентивных» ударов, для «вбамбливания его в каменный век», причем по образцу не Югославии, но Дрездена.

         В. Дрезден – это во время войны?

         О. Да, по оперативным внутренним оценкам гражданских властей, о которых мне рассказывали в Дрездене и которые затем были по политическим соображениям снижены, погибло от 200 тыс. до четверти миллиона мирных жителей – больше, чем в Хиросиме и Нагасаки, вместе взятых. Огненные смерчи вскипятили воду в реке, и погибли даже прятавшиеся в ней…

         А Иран очень уязвим из-за высокой концентрации населения в городах и долинах.

         В. Грустная картина.

         О. Ее еще можно избежать. Моя любимая фраза Черчилля – «большинство войн удавалось избежать, просто отложив их»; нападение на Иран откладывают уже с 2005 года. Если бы Израиль не потерпел сокрушительного поражения во время вторжения в Южный Ливан, Ирана бы уже не было.

         Но для российских властей даже ядерный удар по Ирану лучше, чем технический дефолт США и срыв мира в глобальную депрессию, так как повышательное давление на рынок нефти компенсирует последствия расширения добычи в США сланцевого газа.

         В. Это не Вы ли называли его бумажным тигром?

         О. Увы, технологический прогресс только при либералах является регрессом, - а вот в мире технологии идут вперед: за последние пять лет массовые технологии добычи сланцевого газа шагнули вперед. Существенно и то, что в силу ускоренной амортизации в США основная часть издержек по обустройству скважины может быть включена в себестоимость в первый же год, а в последующие четыре в нее будут включаться уже в основном текущие расходы. В результате в первый год работы скважины себестоимость может составлять более 200 долларов за тысячу кубов газа… а в пятый, который можно считать последним, - менее 50. Технологические споры можно вести бесконечно, но я верю американским стратегическим аналитикам и инженерам, по рекомендациям которых переоборудование импортных газовых терминалов в экспортные идет советскими, стахановскими темпами.

         В. Это ведь будет иметь революционные последствия для мира, верно?

         О. Больше для США. Снижение стоимости энергии создаст предпосылки для их реиндустриализации. Детройт, конечно, не расцветет, - но умирать перестанет. Но главное, качественно вырастет устойчивость США при любом развитии событий: и в глобальной депрессии, вызванной их техническим дефолтом, и после нападения на Иран и войны на Ближнем и Среднем Востоке. Во втором случае сегментация мирового рынка энергоносителей оградит США от удорожания энергии.

         Ведь дешевизна сланцевого газа и его большие объемы позволят США поддерживать низкие цены на энергию на своем внутреннем рынке, субсидируя свою экономику примерно так же, как это делал Советский Союз и Россия в 90-е годы, до путинского ралли внутренних цен на газ. Остальной же мир в это время, включая Евросоюз, Японию, Индию и особенно Китай, будет задыхаться от дороговизны энергии.

         В. А почему такое разное отношение к Израилю и Ирану в руководстве России? Почему Израилю можно иметь ядерное оружие и даже грозить его применением, а Ирану об этом нельзя и задуматься?

         О. Потому что в ряде стран многие лидеры общественного мнения, да и политические, и экономические лидеры отождествляют себя с Израилем, а не со своей страной, - а Иран не имеет подобной сети. Присутствуя на обсуждении этой проблемы в Высшей школы экономики, я был потрясен, до какой степени многие либералы, в том числе и неоосознанно, отождествляли себя именно с интересами Израиля; при этом не только об интересах Ирана, но и об интересах России речь заходила далеко не у всех выступавших.

         Однако, начав при подзуживании США и из собственного страха ядерную войну против Ирана, руководство Израиля совершит страшную ошибку, подорвав, по моему мнению, фундаментальные основы самого менталитета современного еврейского народа.

В. Это как?

О. На протяжении всей новейшей истории еврейский народ привык к своей жертвенности – и, соответственно, к своей безусловной правоте. Неспровоцированное нападение, да еще и ядерное, - даже на такую пугающую многих страну, как Иран, - развеет вокруг Израиля флер справедливости и превратит его не просто в агрессора, а в агрессора, невиданного во всей истории человечества. Даже если руководству страны удастся, запугав, обмануть свой народ и убедить его в своей правоте, - эта вера останется запертой в границах Израиля и узких еврейских сообществ.

В мире же вера в постоянную и повсеместную правоту еврейских лидеров, культивируемая после шока Холокоста людьми, не задумывающимися о том, что принимают авансовое отпущение грехов вроде католической индульгенции непосредственно из рук Гитлера, будет разрушено, а сегодняшняя вечная жертва может начать массово восприниматься как убийца, как опасный для всего мира агрессор. И это в условиях, когда глобальный кризис, ухудшение условий жизни, утрата уверенности в будущем и так пробуждает даже в Европе самые страшные тени прошлого, включая и откровенный фашизм – достаточно посмотреть на происходящее в некоторых районах Западной Украины и Прибалтики.

Превращение еврейского народа в массовом западном сознании из отчаянно защищающейся жертвы в чудовищного агрессора будет подлинной ментальной катастрофой – и, кстати, далеко не для одного только него самого, - последствия которой для мирового развития могут быть не лучше даже радиоактивных осадков.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015