На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

КАК ВЫМИРАЕТ "БЛАГОПОЛУЧНАЯ" РОССИЯ: ПРИЧИНЫ, ДИНАМИКА, ТЕНДЕНЦИИ (часть2)

2011.08.16 , Форум.мск , просмотров 2393

3. ВЛИЯНИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ

НА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ПОЛИТИКУ

И БУДУЩЕЕ РОССИИ

         Негативная демографическая ситуация и ее резкое ухудшение в результате завершения вхождения в активную жизнь «поколения Горбачева» оказалась полной неожиданностью для системы управления, ориентированной на уходящую демографическую структуру общества. В результате эта система начала захлебываться, как мотор без топлива; только ей не хватает населения.

         Наиболее ярким примером служат армия (в которой нарастающее падение численности призывников, и тем более здоровых призывников) наблюдается с 2007 года и система образования, рынок которого начинает «схлопываться», оставляя без работы значительную часть преподавателей недобросовестных «вузов» и усугубляя объективно присущей этой системе монополизм.

         С каждым годом обостряется проблема обезлюживания (как в силу вымирания, так и в результате бегства населения) Сибири и Дальнего Востока, которая может привести к утрате контроля за этими территориями уже на жизни нашего поколения.

         Сокращение численности молодежи в сочетании с частичным восстановлением продолжительности жизни увеличивает социальную нагрузку на нее. Хотя пенсионный кризис в настоящее время вызван отсутствием должного контроля за пенсионными средствами и запретительно высоким налогообложением основной массы россиян (по безумному принципу «чем человек беднее, тем больше он должен платить»), рост реальной социальной нагрузки уже носит болезненный характер (в частности, когда один молодой человек должен, по сути, содержать двух своих родителей, которым государство отказывает в достаточной для выживания пенсии).

         Сокращение удельного веса молодежи и увеличение - пожилых людей меняет социально-психологический климат, дополнительно усиливает создаваемую античеловеческой либеральной политикой атмосферу деструкции и увядания.

         Однако все это – лишь частные проявления неспособности системы управления и, шире, всего общества к условиям заметного сокращения численности людей, драматического сокращения молодежи и росту удельного веса старших поколений.

         Другой, и значительно более глубокой проблемой является драматическое, стремительное изменение этнокультурного баланса, меняющего само лицо России.

         Масштабы этого изменения вполне наглядно видны из сопоставления наиболее быстро вымирающих и прирастающих населением регионов. Более того: даже в традиционных «русских» регионах значительная часть прироста населения обеспечивается переселенцами с Кавказа и Средней Азии (в частности, столкновение со школьниками, не владеющими русским языком и не желающими подчиняться женщинам-учителям, часто при полной поддержке своих родителей, стало кошмаром значительной части как учителей, так и родителей, дети которых ходят в соответствующие школы).

         Политические последствия этого продолжающегося демографического перелома, лишь усугубляемого последовательно проводимой (прежде всего в силу коррупционных интересов и стремления к снижению издержек за счет почти рабского труда гастарбайтеров) использования политикой правящей бюрократии, представляются вполне очевидными. Весьма вероятно, что уже на нашей памяти на смену социальному противостоянию в России придет противостояние, хотя и не национальное, но этнокультурное – и это будет означать колоссальный шаг в деградации и архаизации всего российского общества.

         Сокращение численности русской по культуре молодежи сопровождается ростом молодежи иных этнокультурных групп. Поскольку «новая молодежь» несет социальную нагрузку в значительно меньшей степени (в силу нетрадиционного для России образа жизни, обуславливаемого этнокультурным отличием от традиционных российских норм), это повышает социальную нагрузку на добросовестную часть общества и способствует ее размыванию. Другое следствие – возникновение объективного основания для форсированного уничтожения социальной сферы, о котором в коррупционных интересах грезит правящая тусовка.

         Общее снижение удельного веса молодежи вроде бы повышает стабильность общества, уменьшая вероятность «арабской весны». Однако в этнокультурных группах, склонных к изоляции от российского общества, доля молодежи, напротив, стремительно растет; в результате естественное для молодых ниспровержение порядков может произойти (и отчасти уже происходит) в этих этнокультурных группах – с фокусировкой руководителями этих групп на остальной, традиционной и при этом стареющей части российского общества.

         Очень показателен категорический протест руководителя Союза таджиков России (бывшего подполковника Советской армии, почти всю свою жизнь прослужившего в Московском военном округе) против идеи экзамена по русскому языку для прибывающих в Россию таджиков. По сути дела, это стремление обеспечить бесправие своих земляков, так как без знания языка они не только оказываются рабами, но и не в состоянии осознать свое положение и получить хотя бы теоретическую информацию о своих правах. Это бесправие крайне выгодно руководству диаспор, которые, по сути дела, оказываются новыми рабовладельцами и строят собственные изолированные властные структуры в теле российского общества. При этом они с легкостью могут использовать растущее внутри этих диаспор напряжение (в том числе из-за жестокой эксплуатации основной массы их членов) против остального общества, для отвоевывания себе как лидерам диаспор дополнительного влияния и преференций.

         Постепенно формируется новое общественное противоречие, которое грозит стать основным для России: между стареющими носителями русской культуры и профессиональных навыков, с одной стороны, и молодой «ликующей гопоты» и этнических кланов, опирающихся на молодую же и во многом криминальную «пехоту», с другой.

         Его вызревание кардинально ускоряется тем, что изменения в составе элиты идут значительно быстрее, чем в массе населения в целом: сплоченные этнические кланы стремительно «вычищают» из власти разрозненных горожан даже там, где составляют незначительную часть населения (классическим примером является Адыгея, где доля «коренной национальности» лишь немногим превышает четверть населения).

         Поскольку общество, подчиняясь элите, принимает ее обычаи и правила, это ведет к стремительной архаизации социального устройства, классическим проявлением которой стала расцветшая не более чем в 2000-е годы клановость и открытое назначение молодых детей высокопоставленных руководителей на ответственные должности, для которых те гарантированно не имеют нужного опыта.

         Образованные носители русской культуры выдавливаются из страны созданием для них невыносимых коррупционных и клановых условий, с которым несовместима традиционная для русской технологической и управленческой культуры нацеленность на общественно значимый результат.

         Следствие - утрата Россией русского лица, качественное изменение ее не только этнического, но и культурного состава: «старые мехи» российской территории наполняет «новое вино» в лице представителей кавказских и азиатских народов.

         Утрата культуры в общечеловеческом плане неминуемо аукается и в технологической сфере. Социальная и этническая архаизация неминуемо приведут к продолжению и углублению идущей 20 лет технологической деградации, которая может приобрести качественный характер в виде крупномасштабных техногенных катастроф даже без серьезных столкновений на этнокультурной почве.

 

4. НЕКОТОРЫЕ НЕОБХОДИМЫЕ МЕРЫ

ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

         Принципиально важно понимать, что в силу комплексного характера демографических проблем их решение невозможно без оздоровления всего общества.

         Безусловно, современное стимулирование рождаемости «материнским капиталом», который нельзя использовать в наиболее тяжелые первые три года воспитания ребенка и в принципе нельзя использовать на наиболее насущные нужды (например, питание и лечение), представляет собой издевательство над материнством и детством. Не случайно, по некоторым оценкам, наибольший отклик это нововведение вызвало у заключенных, не имеющих доступа к полной информации, что привело к рождению в местах лишения свободы целого «поколения Медведева».

         Ограничение пособия по беременности, приведшее к широким и публичным протестам беременных женщин, также является одним из ярких примеров государственного издевательства над материнством.

         Стимулирование рождаемости должно осуществляться только в регионах с дефицитом населения и заключаться прежде всего в выплате регулярного пособия, достаточного для ухода за ребенком, по крайней мере, в первые годы его жизни.

         Однако оно окажет лишь незначительное влияние без оздоровления социальной среды в целом, что требует полного прекращения либеральных реформ и восстановления разрушенной ими социальной сферы (в первую очередь доступного здравоохранения и образования).

         Создание для детей человеческих условий требует искоренения хотя бы нищеты, то есть гарантирования государством реального (а не издевательски заниженного) прожиточного минимума.

         Нормализация межнациональных отношений, прекращение вытеснения носителей русской культуры с рынка труда (а значит, и из жизни) дешевым трудом гастарбайтеров требует, как минимум, кардинального ограничения коррупции.

         Возвращение смысла жизни значительным массам россиян требует создания привлекательных рабочих мест и модернизации экономики. А это немыслимо без ограничения произвола монополий, разумного протекционизма (хотя бы на уровне Евросоюза, так как почти все, что мы делаем руками, Китай делает дешевле) и лишь затем – комплексную модернизацию всей технологической инфраструктуры.

         И лишь после этого (или, как минимум, на фоне этих преобразований) имеет смысл осуществлять целевые меры по повышению рождаемости и снижению преждевременной смертности.

 

 

Заключение. ВОЗМОЖЕН ЛИ ПЕРЕЛОМ НЕГАТИВНЫХ

ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ТЕНДЕНЦИЙ БЕЗ СМЕНЫ

ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ?

         Негативные демографические тенденции, как было показано выше, лишь в сравнительно небольшой степени обусловлены объективными тенденциями, связанными с формированием в России потребительского типа поведения, демографическими волнами и в целом «демографическим переходом».

         Неадекватная государственная политика вызвана не фатальным недостатком интеллекта либо организационных способностей, но глубоко порочным целеполаганием: подчинением государственной машины интересам, с одной стороны, глобального бизнеса (в рамках либеральной идеологической парадигмы), с другой стороны – коррупционным интересам во многом обслуживающей этот бизнес правящей тусовки.

         Сложившаяся на этой основе совокупность доминирующих над российским обществом, а во многом и в нем самом система интересов является жесткой, целостной, внутренне непротиворечивой – и не только не имеющей отношения к нуждам и потребностям российского общества, но и, насколько мы видим, в принципе не совместимой с самим его существованием.

         Созданная для обслуживания этой совокупности интересов политико-административная система обладает достаточно высокой эффективностью, в критических для себя ситуациях способна проявлять гибкость, достаточно радикально трансформировать свою организационную структуру и даже обновлять ключевые кадры (как мы видели после дефолта 1998 года).

         Она не поддается эволюционной переориентации на обслуживание интересов российского общества, не нуждается в такой переориентации и, насколько можно судить в настоящее время, не способна на нее в принципе. Вместе с тем она достаточно рациональна, чтобы защитить себя от любых посягательств тех или иных субъективных факторов, как внешних, так и внутренних для себя. Как всякий эффективный паразит, при инерционном развитии событий она будет существовать до полного исчерпания сил своей жертвы, после чего погибнет вместе с ней или чуть позже, выйдя из ее тела в чуждое ей окружающее пространство. (В эмиграции она не только не сохранится как система управления, но и, не будучи защищена своей политической властью над Россией, скорее всего, падет жертвой антикоррупционных расследований).

         Для перелома негативных демографических тенденций необходимо прекратить уничтожение России при помощи либеральных реформ и начать активно проводить социально-экономическую политику, нацеленную на интересы не глобального бизнеса и коррумпированной правящей тусовки, но самого российского общества.

         Это потребует изменения самой системы целеполагания российской государственности, что означает ее кардинальное оздоровление и преодоление ситуации, когда почти повсеместная и практически не скрывающаяся коррупция производит впечатление не преступления, но основы государственного строя.

         Такое изменение представляется возможным в условиях системного кризиса, к которому данная управляющая система неминуемо приведет страну. Утратив управление в условиях развертывания нескольких из четырех базовых кризисов российского общества (нехватка средств из-за растущей коррупции, межнациональный кризис, разрушение технологического наследства советской цивилизации, внутрибюрократический межклановый конфликт), ключевая часть управляющей системы покинет страну, не желая рисковать интересами своих выведенных за рубеж активов.

         Это приведет к фактическому разрушению сложившейся системы и создаст условия для ее переформатирования и переориентации на интересы российского общества.

         Всесторонняя подготовка к этому моменту должна быть главным делом всех ответственный сил и элементов современного российского общества.

 

 Приложение

  

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПО РЕГИОНАМ РОССИИ 

Текущая демографическая ситуация в региональном разрезе

 

Регион

Индексы отклонения от общероссийского уровня, %%

1

2

3

4

5

6

РОССИЯ ВСЕГО

100.0

100.0

100.0

100.0

100.0

100.0

Центральный ФО

84.9

102.9

88.7

83.1

101.3

102.2

Белгородская обл

87.3

103.6

66.2

63.2

95.1

116.2

Брянская обл

84.9

118.7

109.9

123.8

119.6

84.8

Владимирская обл

84.9

126.6

90.1

103.5

110.8

89.9

Воронежская обл

79.0

118.7

76.1

98.2

119.9

94.2

Ивановская обл

82.4

126.6

116.9

107.1

111.2

85.9

Калужская обл

84.9

113.7

100.0

97.4

119.1

91.6

Костромская обл

96.6

123.0

80.3

127.8

91.3

96.5

Курская обл

91.6

126.6

128.2

94.8

108.1

88.8

Липецкая обл

84.9

112.2

80.3

110.9

105.2

95.8

Московская обл

86.6

102.9

87.3

88.7

106.2

100.4

Орловская обл

84.0

120.1

122.5

116.6

105.8

85.7

Рязанская обл

80.7

122.3

78.9

99.0

102.1

96.3

Смоленская обл

83.2

124.5

69.0

119.0

116.1

93.1

Тамбовская обл

73.9

120.9

52.1

105.3

110.0

100.3

Тверская обл

86.6

138.8

119.7

141.9

103.8

81.2

Тульская обл

75.6

131.7

78.9

108.4

110.3

90.5

Ярославская обл

89.9

117.3

83.1

108.1

104.0

96.0

г. Москва

85.7

70.5

85.9

40.3

86.1

132.5

Сев.-Западный ФО

92.4

100.7

77.5

102.5

104.6

102.0

Карелия

96.6

109.4

80.3

127.3

104.1

96.3

Коми

106.7

92.8

67.6

149.9

105.6

101.4

Архангельская обл. без Ненецкого АО

97.5

105.9

100.0

133.0

104.4

92.1

Ненецкий АО

133.6

81.3

202.8

176.2

112.6

83.6

Вологодская обл

103.4

118.0

93.0

133.3

94.8

94.3

Калининградская обл

92.4

97.8

69.0

108.0

114.5

102.1

Ленинградская обл

68.9

109.4

80.3

118.6

140.8

86.0

Мурманская обл

93.2

84.2

140.8

84.6

111.4

96.4

Новгородская обл

87.4

136.7

138.0

143.4

101.5

79.5

Псковская обл

83.2

146.8

80.3

159.7

106.9

83.8

г. Санкт-Петербург

92.4

92.1

50.7

58.4

95.0

129.0

Южный ФО

90.8

102.2

100.0

81.6

106.2

100.5

Адыгея

97.5

104.3

100.0

84.4

97.9

102.5

Калмыкия

116.0

75.5

84.5

111.5

99.6

110.4

Краснодарский край

93.2

100.7

83.1

80.5

99.3

106.9

Астраханская обл

110.1

95.0

91.5

95.7

129.7

100.4

Волгоградская обл

86.6

102.2

133.8

93.1

110.5

90.8

Ростовская обл

94.0

106.5

104.2

70.2

109.0

102.1

Сев.-Кавказский ФО

134.5

64.7

170.4

51.3

55.7

133.7

Дагестан

136.1

41.7

193.0

42.8

33.4

163.9

Ингушетия

222.7

29.5

174.6

33.5

20.1

229.9

Кабардино-Балкария

114.3

69.8

91.5

61.0

65.7

134.9

Карачаево-Черкесия

104.2

73.4

109.9

63.2

78.0

121.2

Северная Осетия

111.8

79.1

147.9

54.0

67.2

121.4

Чечня

223.5

38.8

232.4

20.2

15.8

238.8

Ставропольский край

91.6

93.5

111.3

71.7

107.4

102.7

Приволжский ФО

99.2

105.8

88.7

110.5

98.5

99.4

Башкирия

110.9

99.3

87.3

102.9

96.3

105.2

Республика Марий Эл

103.4

107.2

80.3

157.9

90.3

96.6

Мордовия

75.6

107.9

81.7

96.1

90.5

99.7

Татарстан

105.9

91.4

74.6

84.2

83.9

117.1

Удмуртия

116.0

100.7

85.9

133.1

86.4

103.1

Чувашия

102.5

100.0

50.7

121.9

90.0

113.0

Пермский край

115.1

110.1

111.3

146.2

88.0

93.9

Кировская обл

95.8

118.0

90.1

148.6

100.6

90.3

Нижегородская обл

86.6

122.3

94.4

54.1

110.6

104.6

Оренбургская обл

110.1

104.3

102.8

119.1

104.9

96.2

Пензенская обл

79.8

112.2

78.9

110.7

116.2

93.1

Самарская обл

89.9

105.8

91.5

125.2

106.5

91.9

Саратовская обл

84.0

107.2

80.3

116.8

109.9

94.7

Ульяновская обл

84.0

112.9

108.5

127.9

102.7

87.8

Уральский ФО

116.0

93.5

91.5

121.5

106.8

100.9

Курганская обл

103.4

118.0

139.4

151.4

109.6

82.4

Свердловская обл

110.9

103.6

80.3

133.0

101.8

99.7

Тюменск. обл без АО

131.9

89.2

96.3

112.8

104.9

105.3

Ханты-Мансийск. АО

135.3

48.2

77.5

75.7

108.9

134.5

Ямало-Ненецкий АО

129.4

39.6

146.5

98.0

112.7

115.1

Челябинская обл

110.1

105.8

104.2

126.5

115.1

92.7

Сибирский ФО

116.0

102.2

104.2

124.2

104.0

96.6

Республика Алтай

184.9

90.6

150.7

205.3

101.5

91.7

Бурятия

137.8

93.5

108.5

189.6

87.7

96.0

Тыва

219.3

82.0

208.5

276.0

57.2

152.0

Хакасия

123.5

98.6

110.0

123.4

107.8

96.9

Алтайский край

104.2

109.4

108.5

119.6

115.2

91.3

Забайкальский край

127.7

98.6

88.7

190.9

93.5

96.1

Красноярский край

110.9

97.1

97.2

77.9

87.7

111.5

Иркутская обл

126.9

103.6

112.7

146.0

120.5

90.8

Кемеровская обл

105.0

116.5

101.4

153.0

116.7

87.0

Новосибирская обл

108.4

100.7

100.0

101.8

104.7

100.2

Омская обл

107.6

100.0

76.1

61.9

93.2

119.6

Томская обл

109.2

89.2

107.0

116.4

113.4

97.2

Дальневосточн. ФО

109.2

100.7

126.8

146.7

113.4

87.5

Якутия

139.5

66.2

81.7

128.4

101.6

114.6

Камчатский край

102.5

87.8

157.7

107.9

118.3

89.7

Приморский край

95.8

105.8

147.9

129.0

110.2

78.2

Хабаровский край

105.0

105.8

132.4

146.8

113.4

85.3

Амурская обл

107.6

110.1

145.1

191.2

113.9

79.1

Магаданская обл

93.3

95.7

94.4

142.2

140.6

87.6

Сахалинская обл

95.8

101.4

70.4

181.8

128.1

89.6

Еврейская АО

109.2

111.5

210.0

195.1

117.4

72.7

Чукотский АО

118.5

87.8

187.3

188.9

158.1

75.2

1 – рождаемость, родившихся на тысячу чел. населения

2 – смертность, умерших на тысячу чел. населения

3 - младенческая смертность, умерших в возрасте до 1 года на тысячу родившихся

4 – насильственная смертность («от внешних причин»: убийства, самоубийства, отравления, транспортные происшествия), погибших на 100 тыс.чел. населения

5 – число разводов на тысячу браков

6 – итоговый индекс текущего демографического положения региона

 

Методический комментарий

         1. Отказ от использования показателя естественного движения населения связан с его составным характером, маскирующим реальные демографические тенденции: так, естественный прирост населения в Москве вызван низкой относительно среднего по России смертностью, в то время как рождаемость находится на уровне ниже среднего.

         2. Показатель младенческой смертности, несмотря на свое вероятное (насколько можно судить по его динамике) искажение в политических целях, остается ключевым показателем, наиболее полно характеризующим условия жизни.

         3. Показатель смертности «от внешних причин» характеризует уровень опасности жизни. Существенные искажения в политических целях показателя убийств (понятно, что он не может быть почти вдвое ниже числа самоубийств) и, вероятно, смертности в дорожно-транспортных происшествиях частично компенсируются другими показателями.

         4. Использование составного показателя, объединяющего число браков и разводов, вызвано меньшим по сравнению с остальными значимостью этого показателя и существенно большей корреляцией между динамикой браков и разводов чем, например, между рождаемостью и смертностью.

         5. Итоговый индекс текущего демографического положения региона рассчитывается как среднее геометрическое индекса рождаемости и величин, обратных индексам смертности, младенческой смертности, смертности от внешних причин, разводов на тысячу браков.

 

 Динамика демографической ситуации в региональном разрезе

 

Регион

Индексы отклонения от общероссийского уровня изменения показателя по сравнению с январем-июнем 2010 года, %%

1

2

3

4

5

6

7

РОССИЯ ВСЕГО

100.0

100.0

100.0

100.0

100.0

100.0

100.0

Центральный ФО

96.5

95.0

102.2

95.5

96.9

101.4

101.8 

Белгородская обл

100.3

104.3

81.2

106.4

94.0

102.3

109.1

Брянская обл

99.3

100.0

105.7

106.5

98.7

97.8

90.1

Владимирская обл

99.3

99.7

110.5

104.6

100.0

97.1

93.4

Воронежская обл

96.0

96.6

93.3

104.4

100.2

100.4

97.3

Ивановская обл

98.2

97.0

153.4

98.0

96.4

93.1

89.4

Калужская обл

95.6

96.3

96.3

105.2

102.8

99.0

95.2

Костромская обл

103.3

99.6

86.0

104.3

93.8

104.3

100.3

Курская обл

106.1

103.6

114.7

110.7

101.8

95.5

92.1

Липецкая обл

97.4

96.8

92.5

110.4

97.6

99.8

97.8

Московская обл

94.9

93.2

96.3

90.6

95.6

104.1

102.2

Орловская обл

99.2

100.6

141.1

106.1

97.2

92.4

89.0

Рязанская обл

98.0

98.4

58.8

95.4

90.6

114.5

105.0

Смоленская обл

98.2

92.9

114.0

103.6

95.2

99.4

96.2

Тамбовская обл

97.5

100.1

92.1

105.0

100.2

100.1

100.2

Тверская обл

100.3

97.6

109.6

100.1

99.1

98.9

89.6

Тульская обл

99.7

96.8

107.1

93.0

95.8

101.5

95.8

Ярославская обл

103.2

100.5

97.2

95.9

97.9

102.4

99.1

г. Москва

93.2

89.9

108.9

82.3

96.2

103.8

117.3

Сев.-Западный ФО

100.5

95.4

96.6

97.0

99.5

102.5

102.2

Карелия

106.0

101.6

109.0

103.1

105.7

99.5

97.9

Коми

105.8

103.6

90.1

114.4

98.1

100.2

100.8

Архангельская обл. без Ненецкого АО

99.9

102.2

110.2

101.2

109.8

95.4

93.7

Ненецкий АО

92.0

92.2

270.4

83.4

115.8

82.5

83.0

Вологодская обл

104.2

100.6

98.2

102.6

94.8

101.6

97.9

Калининградская обл

101.4

96.5

116.6

88.0

103.1

99.9

101.0

Ленинградская обл

91.8

93.2

93.9

85.5

104.6

103.2

94.2

Мурманская обл

105.1

105.4

175.5

100.4

94.6

90.2

93.2

Новгородская обл

99.4

97.5

156.6

101.8

103.2

90.9

85.0

Псковская обл

101.1

97.9

61.7

104.0

102.1

109.5

95.8

г. Санкт-Петербург

97.1

94.7

72.7

95.1

96.3

109.0

118.6

Южный ФО

97.8

102.9

116.9

103.4

99.9

95.3

97.9

Адыгея

100.7

105.1

161.8

92.7

102.7

90.9

96.5

Калмыкия

94.0

98.0

73.9

113.6

109.0

100.9

105.5

Краснодарский край

98.0

104.4

137.4

101.2

99.9

92.5

99.4

Астраханская обл

99.6

99.8

87.0

93.2

116.0

101.2

100.8

Волгоградская обл

96.7

100.8

111.8

109.3

105.6

94.2

92.5

Ростовская обл

99.2

102.2

111.6

106.3

93.0

97.5

99.8

Сев.-Кавказский ФО

101.0

104.8

109.7

105.0

103.9

95.8

113.2

Дагестан

95.9

96.9

98.4

111.5

99.0

98.2

126.9

Ингушетия

135.3

111.8

94.9

98.7

127.0

100.3

151.9

Кабардино-Балкария

101.1

106.9

124.3

120.4

107.9

89.9

110.1

Карачаево-Черкесия

92.9

92.7

61.5

87.7

111.9

110.7

115.8

Северная Осетия

96.9

100.0

167.8

99.9

115.5

87.1

102.8

Чечня

102.6

103.6

129.9

141.0

110.3

86.7

143.9

Ставропольский край

96.2

102.8

104.4

98.3

96.8

98.8

100.7

Приволжский ФО

101.6

105.0

99.1

102.0

98.2

99.5

99.4

Башкирия

98.9

107.5

103.7

107.9

104.9

95.2

100.1

Республика Марий Эл

102.5

104.3

84.8

97.0

96.1

103.7

101.7

Мордовия

97.7

97.8

86.3

96.4

88.2

106.4

103.0

Татарстан

104.2

102.0

101.3

98.7

92.8

101.9

109.2

Удмуртия

102.0

103.6

103.6

102.6

105.1

97.5

100.5

Чувашия

103.3

105.1

83.8

94.7

95.2

105.4

109.1

Пермский край

104.9

103.6

98.4

97.3

105.3

99.1

96.5

Кировская обл

105.1

100.6

87.9

102.7

100.3

102.9

96.4

Нижегородская обл

100.3

99.5

88.5

98.0

90.8

105.1

104.8

Оренбургская обл

102.6

105.1

107.1

104.4

105.2

96.3

96.2

Пензенская обл

97.0

98.6

88.2

93.6

103.6

102.8

97.8

Самарская обл

97.8

101.6

102.4

106.8

93.2

98.9

95.3

Саратовская обл

102.1

102.3

98.4

110.6

99.2

98.4

96.5

Ульяновская обл

100.2

103.0

113.0

106.5

92.1

97.4

92.5

Уральский ФО

104.1

103.6

95.3

102.5

102.4

100.1

100.5

Курганская обл

103.3

106.2

119.1

112.9

105.7

92.7

87.4

Свердловская обл

105.8

104.3

92.5

103.5

103.9

99.9

99.8

Тюменск. обл без АО

104.8

102.5

70.9

98.5

105.2

106.5

105.9

Ханты-Мансийск. АО

106.1

103.6

125.3

94.4

100.2

97.1

114.3

Ямало-Ненецкий АО

105.5

109.6

76.2

124.9

100.2

100.2

107.4

Челябинская обл

103.4

104.3

97.9

101.6

97.0

102.8

97.6

Сибирский ФО

104.1

102.2

92.1

100.7

103.5

101.2

98.9

Республика Алтай

114.0

106.2

111.2

103.5

108.9

96.9

94.3

Бурятия

100.5

102.1

114.5

107.4

108.9

94.0

95.0

Тыва

105.4

101.8

123.8

109.3

109.7

93.0

118.9

Хакасия

102.1

102.1

99.5

104.9

115.6

96.3

96.6

Алтайский край

105.0

102.9

86.8

104.2

106.5

101.2

96.1

Забайкальский край

100.2

97.9

83.3

95.5

102.7

104.6

100.3

Красноярский край

105.0

102.9

71.0

113.0

81.1

109.4

110.4

Иркутская обл

107.0

103.6

87.4

95.0

121.8

100.4

95.5

Кемеровская обл

101.7

103.0

101.4

93.3

109.5

99.0

92.8

Новосибирская обл

103.4

101.5

84.5

105.7

104.9

101.7

100.9

Омская обл

104.2

101.4

105.1

88.2

99.3

102.2

110.6

Томская обл

105.0

100.4

129.1

90.6

103.8

97.1

97.1

Дальневосточн. ФО

101.6

105.2

99.4

106.5

104.3

97.4

92.3

Якутия

104.2

96.3

97.0

97.3

104.6

101.9

108.1

Камчатский край

113.5

106.2

119.9

110.2

97.4

96.4

86.8

Приморский край

100.6

103.6

114.7

108.9

98.8

95.3

86.3

Хабаровский край

106.7

106.5

100.6

105.1

105.3

97.9

91.4

Амурская обл

100.3

104.3

79.3

114.0

111.4

99.1

88.5

Магаданская обл

106.1

103.6

68.3

103.5

115.5

104.6

95.7

Сахалинская обл

102.4

102.2

74.3

106.2

108.2

103.3

96.2

Еврейская АО

106.6

104.3

149.1

110.0

103.8

85.9

79.0

Чукотский АО

96.6

82.1

70.9

81.8

125.8

68.4

71.7

1 – изменение по сравнению с первой половиной 2010 года рождаемости (родившихся на тысячу чел. населения), %%

2 – изменение по сравнению с первой половиной 2010 года смертности (умерших на тысячу чел. населения), %%

3 - изменение по сравнению с первой половиной 2010 года младенческой смертности (умерших в возрасте до 1 года на тысячу родившихся), %%

4 – изменение по сравнению с первой половиной 2010 года смертности «от внешних причин» (погибших на 100 тыс.чел. населения), %%

5 – изменение по сравнению с первой половиной 2010 года числа разводов на тысячу браков, %%

6 – итоговый индекс динамики демографического положения региона

7 – итоговый индекс демографического положения региона

 

Методический комментарий

         1. Индексы динамики положения региона рассчитываются как отношение изменения соответствующего показателя для рассматриваемого региона по сравнению с уровнем аналогичного периода прошлого года (января-июня 2010 года) к изменению этого показателя для России в целом.

         2. Итоговый индекс демографического положения региона рассчитывается как среднее геометрическое индексов текущего положения региона и его динамики.

 

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015