На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Михаил Делягин - «КП»: «Александр II крестьянам дал вольную, дворянству - деньги, а в результате появилась враждебная государству интеллигенция»

2011.03.03 , Комсомольская правда , просмотров 1069

Почему юбилей отмены рабства в нашей стране остался практически незамеченным?

150 лет назад в этот день (по старому стилю 19 февраля 1861 года) император Александр II подписал высочайший манифест, которым упразднил в России крепостное право. Основа населения страны - крестьянство становилось вольными землепашцами. Дворовая челядь тоже обретала статус свободных людей. Правда, не сразу, а постепенно. Величайшее событие российской истории второй половины XIX века до сих пор не имеет однозначной оценки. Одни говорят, что либеральная реформа была явным благом, другие упрекают царя в ловком мошенничестве, потому что реальной свободы землепашцы-де не получили. Своим видением ситуации с нами поделился известный российский политолог и экономист Михаил ДЕЛЯГИН.

КТО ОСТАЛСЯ В ШОКОЛАДЕ?

«КП»: - Михаил Геннадьевич, почему это произошло так поздно по сравнению с той же Европой? Ведь разговоры о необходимости отмены крепостничества ходили еще в начале XIX века?

М. Д.: - Отмена крепостного права в нашей стране началась в Эстонии в 1816 году, а закончилась в Грузии в 1871-м и Калмыкии в 1892 году: она продолжалась более трех четвертей века. В Европе же оно закончилось в 1918 году - в Боснии и Герцеговине.

На основной территории России крепостное право самое позднее с 40-х годов XIX века тормозило развитие экономики, и необходимость его отмены обострялась. Но и помещики, и бюрократия, и царь полагали, что крестьяне не захотят освобождаться без земли. А если отпустить крестьянина с землей - что останется помещику? И по всей стране были проведены, выражаясь современным языком, социологические исследования: сотрудники Третьего, жандармского, управления в кабаках подпаивали крестьян и говорили по душам. И выяснилось: за считанные 50-е годы, и особенно после Крымской войны, идея личной свободы так распространилась среди крестьян, что их огромная часть была готова освобождаться без земли.

Для правящей бюрократии это было феерическим подарком: без земли можно и освободить.

Освобождение шло на основе предложений дворянских собраний, прорабатываемых долго и тщательно, - и, понятно, в интересах помещиков. Наличие разных вариантов объяснялось различием интересов помещиков в разных климатических условиях, в разных частях России. Но всегда и везде освобождение шло за счет крестьянина и (что очень важно!) за счет государства.

Крестьянин платил 20% стоимости земли, а остальные 80% оплачивал в течение 49 лет (ставка кредита получалась равной 5,6%). Однако стоимость земли часто завышалась в 2 - 3 раза, да и денег у крестьян обычно не было. Результат - возмущение и даже восстания: многие крестьяне не хотели свободы самой по себе и не могли поверить, что их освобождают без земли. Личная свобода, как при либеральных реформах начала 90-х, шла рука об руку со свободой от имущества.

«КП»: - А кто платил остальное?

М. Д.: - Их платило помещику государство - за счет ничем не обеспеченной эмиссии. В результате на помещиков свалились деньги, с которыми они не знали что делать, - и они стали их проматывать во всяких Франциях.

«КП»: - И «Вишневый сад», и всякие там Раневские - это остатки от проматывания тех шальных крепостных денег?

М. Д.: - Точно! Дворяне, которые ничего не умеют и не хотят уметь, только причитать - ой, садик рубят! да мечтать о «небе в алмазах», - во многом были порождены этой раздачей колоссальных денег.

А вишневый сад Чехова - это больше тысячи гектаров. Если и не страна, то какое-нибудь маленькое европейское графство. За такие поместья дворяне получили огромные деньги, которые развратили и загубили их как класс.

 
 

А когда у правящего класса слишком много с неба свалившихся денег, что получается? - верно: инфляция, которая начинает разваливать не только экономику, но и страну. И, как реакция на эту инфляцию, в конце XIX века приходят всякие Витте - монетаристы вполне в стиле гражданина Гайдара, только без «вашингтонского обкома». И они «завинчивают гайки», разрушая всю социальную среду и порождая этим революцию 1905 года.

«КП»: - Кредит на выкуп земли крестьянами, на 80% до 49 лет, можно даже назвать первой российской ипотекой.

М. Д.: - Да, и такая же циничная, как и нынешняя. Денег-то у них не было и на остальные 20%. Сейчас с учетом завышенной в разы цены жилья половина людей все равно ничего не смогут купить.

СТРАНА РАБОВ, СТРАНА ГОСПОД... ТОЖЕ РАБОВ

«КП»: - А крестьяне на освобождение ответили бунтами...

М. Д.: - На несправедливость, которая началась за 99 лет до освобождения.

Почему-то считается, что дворяне были абсолютно свободным сословием. А ведь примерно через полвека после обращения крестьян в рабство Петр I сделал то же самое и с дворянами, обязав их служить, пока они способны таскать ноги. Если дословно: «служилые люди с земель службу служат, а даром землями никто не владеет». То есть вы владейте, владейте землей с крепостными, пожалуйста, это ваше святое - частная собственность...

«КП»: - Но есть еще у вас и святая обязанность перед государством.

М. Д.: - Именно. И ваше право возникает из вашей обязанности служить государству. Если вы эту обязанность не можете исполнять, ладно, живите. Но если можете и не хотите, тогда, извините, откуда у вас, товарищ дворянин, права, если вы не хотите исполнять обязанности? Пошел вон отсюда. А крестьян мы отдадим более дееспособному человеку. И для крестьянина это было справедливо. Он был рабом человека, который, в свою очередь, был рабом... даже не просто царя, императора, а помазанника Божия. И в итоге получилось христианское царство. То есть личной свободы нет, но наверху все упирается в Бога. Не в деятеля, за которого раз в 4 года кто-то куда-то какой-то листочек опускает, а в господа Бога. Не обидно. И дворяне, и крепостные в общем-то оказываются не в равных, конечно, условиях, но в симметричных: дворянин тоже крепостной, только у государства.

А дальше пошли послабления и нарушения этой системы весов.

«КП»: - Вы про Екатерину II?

М. Д.: - Если бы! Ничтожный Петр III издает в 1762 году Манифест о вольности дворянства, который ломает всю систему. Теперь дворянин свободен перед государством: у него больше нет обязанностей, у него одни права. А крепостные остаются ему служить.

И крепостные такой несправедливости не поняли: если дворянин получил вольную от государства, почему мы не получили вольную от дворянина? Обратите внимание: от Пугачева, появившегося через  11 лет под именем Петра III, ждали вольности крестьянству, веря, что Петр III издал манифесты о вольности и дворян, и крестьян, но второй манифест дворяне спрятали.

«КП»: - Логично.

М. Д.: - У нас же страна устроена не по писаному праву, а по моральному. У нас русская культура - единственная, в которой понятие справедливости абсолютно довлеет над интересами личности. Если вы ее носителю докажете, что ему справедливо повеситься, - он, как в анекдоте, спросит, приносить ли веревку с собой. И здесь то же самое: несправедливо - значит неверно, значит, где-то ошибка.

Даже Екатерина Великая скептически отнеслась к Манифесту о вольности дворянства и формально подтвердила его (конечно, развив его более подробно) лишь почти через четверть века - в 1785 году, перед второй войной с Турцией. Она опиралась на дворянство, но предпочитала держать его в узде, намекая: мне этот манифест Петра III не нравится.

Так что освобождение крестьян давно назрело, исходя даже из логики крепостного государства. Другое дело, что Александр II если и понял, то не смог осуществить принцип действий великих российских руководителей.

ЛОГИКА ВЕЛИКОГО И ПОРОТАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

«КП»: - С этого момента поподробнее, Михаил Геннадьевич. Что это за логика великого российского государя?


 

М. Д.: - Из-за тяжелого климата прибавочная стоимость в России невелика. (Про нефть мы не говорим: тогда ее не было, да и нынешняя ситуация временна.) А раз так - денег мало: одновременно и на развитие, и на процветание правящего класса не хватает. И - вечная история: правящий класс сжирает ради потребления, ибо потреблять хочет, как французские вельможи, все ресурсы - и на развитие их не остается.

Чем великий российский руководитель отличается от обычного?  Тем, что занимается развитием страны, а не разговорами об этом развитии. Придя к власти, он видит: сейчас этот правящий слой сожрет и страну, и его самого. И он уничтожает этот правящий слой, опираясь на людей, которых вербует из его низов или вообще из народа, и направляет высвободившиеся ресурсы на развитие. Это называется опричниной.

А Александр II не стал разжиревший непроизводительный класс сносить: зачем хороших людей обижать? Крестьян мы отпустим, но вынужденно: только потому, что революция сверху лучше революции снизу.

Логику развития России он, может, и понял, но реализовать не сумел, и эта логика убила его.

Он ведь не только крепостное право отменил, он провел много других либеральных реформ, фактически создав российскую интеллигенцию. А большинство этой интеллигенции было выходцами из крестьянских семей – и жило с острой болью от сознания, как обмануло с освобождением их родителей государство.

«КП»: - Так ведь царя-освободителя вроде сами разночинцы и грохнули, а не дворяне...

М. Д.: - Были и дворовые интриги. Царский двор в этом сыграл, думаю, решающую роль, а революционеров использовали втемную - как декабристов в 1825-м. Но это уже детали для историков и следователей.

«КП»: - Мы вот, знаете, прикинули на досуге, что в революции не только 1905-го, но и 1917 года вполне могли участвовать люди, которых в детстве пороли на конюшне у барина. Ведь 56 лет прошло всего с отмены рабства до выстрела «Авроры»...

М. Д.: - И участвовали, и помнили, как пороли их самих, отцов, дедов.

Вражда российской интеллигенции к российскому же государству порождена именно этим чудовищно извращенным освобождением крестьян. Ведь именно для детей крестьян выбиться в разночинцы, в интеллигенты было огромным шагом наверх,  и совершали его наиболее талантливые, наиболее энергичные люди. Да, были и мещане, и ремесленники - все с бору по сосенке. Но именно крестьяне впервые получили возможность выбиться в люди и выучить детей. Это был огромный слой, который пришел в движение, который рванул вверх, - и именно он прекрасно помнил, как жестоко обмануло его государство.

И ведь это был огромный взлет энергии людей, которые получили возможность работать на себя и строить страну.

Но освобождение оказалось половинчатым... Если вы делаете машину, строите прекрасный «Мерседес» и начинаете, как лошадь, кормить его соломой, «Мерседес» работает не очень хорошо, он начинает ломаться. И с царизмом случилась та же самая штука.

НЫНЕШНЯЯ САЛТЫЧИХА, СКОРЕЕ ВСЕГО, БЫЛА БЫ СЕНАТОРОМ

«КП»: - 150 лет прошло со дня освобождения, а страна ничего не празднует. Почему? Ведь дата круглая, юбилейная.

М. Д.: - А сама идея свободы в обществе и власти не особо популярна. Президент всея Руси вынужден публично разъяснять, что «свобода лучше несвободы». А ведь руководители государства таблицу умножения с трибуны не читают: они говорят только то, что неочевидно, и потому нуждается во впечатывании в мозги всех соратничков. И то, что свобода лучше несвободы, огромной части правящей тусовки приходится разжевывать, ссылаясь на авторитет президента: могут не поверить.

Актуальный анекдот на эту тему начали рассказывать лет 10 назад. Тогда губернаторов еще выбирали, и вот, пойдя на второй срок, победивший губернатор говорит своей команде: свои проблемы мы решили - пора теперь и о народе подумать. И ему отвечают: да-да, Василь Иваныч, вы правы - душ по 150 для начала достаточно.

«КП»: - Похоже, мы живем по кальке с   1861-го. Та же техническая и технологическая отсталость, засилье бюрократии, возрождается сословное, пусть и видоизмененное, общество...

М. Д.: - Юридически, конечно, ситуации сильно отличаются, прав, свобод у человека побольше. Увидев «Мерседес» с мигалкой, шапку люди пока ломать не обязаны. Правда, он имеет возможность вас задавить.

«КП»: - И ему за это ничего не будет.

М. Д.: - Немножко ему придется раскошелиться, может быть. Но, скорее всего, вы будете признаны виновным.

Показателен пример Салтычихи, зверски убивавшей своих крепостных. После разоблачения ее пожизненно посадили в яму - и она через 33 года там умерла. Но это было при проклятом царизме. А сейчас, думаю, она легко стала бы сенатором. Хорошо, хоть вроде таких пока нет.

«КП»: - Подождите, а как же агрохолдинг, где хозяин заявил, что уволит тех, кто будет жить в браке невенчанным, или тех, кто сделает аборт. Это не крепостничество?

М. Д.: - Он же их пока не продает. Рабовладельческий строй в России пока существует в отношении гастарбайтеров, проституток, используемых в сельском хозяйстве и в домашнем рабстве украденных людей, кое-где в отношении заключенных и солдат. А пример агрохолдинга - лишь нарушение Конституции, кто ее из нашего руководства читал? Это ж хозяин, барин: что он захочет, то и будет, а написанное в каких-то бумажонках его не волнует. Как минимум на условный срок этот «хозяин жизни», наверное, наработал. Но есть ли сейчас в России судьи, которые хотя бы читали законы?

Не так далеко от Москвы листовки с призывом «Долой самодержавие и престолонаследие!» официально трактовали как призыв к «свержению государственного строя».

«КП»: - Какого?

М. Д. - Самодержавия, по всей вероятности. А что вы смеетесь? Людям срок грозит реальный, здесь не до смеха. Есть официальное заключение судебных экспертов.

«КП»: - А может, они покусились на Британскую империю?

М. Д.: - Не смешите меня. Суд-то российский.

Вообще где-то вы правы. У нас не так давно был руководитель Госкомитета по делам молодежи, который говорил: ну как же, если молодого человека не пороть, из него патриота вырастишь? Это даже не XIX век, а домостроевщина. И у нас сейчас архаизация по всем направлениям. В таких условиях просто стыдно праздновать освобождение крестьянства.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015