На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: Второй кризис Гутенберга

2003.12.05 , "Ведомости" , просмотров 597

Погруженность в текущие проблемы часто мешает воспринимать глобальные, более долгосрочные закономерности. Именно из-за этого человечество порой попадает впросак, пытаясь противодействовать циклическим природным колебаниям, — классическим примером служит перекрытие Кара-Богаз-Гола для поддержания уровня Каспийского моря.

Сегодня человечество погружено в три ключевые текущие проблемы.

Первая — формирование в результате технологического прогресса своего рода технологического барьера между развитыми странами и остальным миром, непреодолимого для слабых из-за качественного ужесточения конкуренции, ведущейся буквально на уничтожение.

При этом глобальные СМИ насаждают высокие стандарты потребления, в том числе и в неразвитых странах, население которых ощущает недоступность этих стандартов не только для себя, но и для своих детей и внуков. Вызываемые этим отчаяние и безысходность порождают нарастающую глобальную напряженность. Международный терроризм — лишь частное и не самое опасное ее проявление.

Вторая проблема — системный кризис мировой экономики, а точнее, экономик развитых стран. Его фундаментальная причина — перепроизводство продукции слишком производительных информационных технологий. При этом глобальный монополизм препятствует снижению цен, а не существующий для обычных, вещественных товаров культурно-цивилизационный барьер дополнительно сужает потенциальные рынки сбыта.

Третья проблема — общее падение эффективности управления, связанное с глобализацией и превращением формирования сознания не просто в массовый, но и в наиболее прибыльный вид коммерческой деятельности. Управляющие системы, сформировавшиеся в прежней, доинформационной реальности, когда систематическая пропаганда как таковая была в силу неразвитости технологий коммерчески неэффективна и представляла собой «естественную монополию» государства, просто не соответствуют новым условиям, а часто даже оказываются не в состоянии осознать новые вызовы.

Так, они все более склонны к изменению не реальности, а представлений о ней, все менее ответственны и все менее демократичны, т. е. все менее стремятся наиболее полно учитывать всю полноту интересов и мнений управляемых. Управляя во все большей степени при помощи убеждения, при помощи технологий формирования сознания, они начинают действовать на основе внедряемых ими представлений, а не реальности, переставая отличать желаемое от действительного.

Эти и некоторые другие проблемы, связанные в первую очередь с растущим воздействием на общество внесистемных, сетевых транснациональных структур, принято воспринимать порознь и реагировать на них по отдельности.

Между тем все они связаны с несоответствием инерционных общественных структур резкому росту количества информации, обусловленному распространением новых технологий.

Однажды человечество — по крайней мере западная цивилизация — уже попадало в такую ситуацию. Изобретение книгопечатания, как это ни смешно сегодня звучит, привело к подлинному информационному взрыву — резкому увеличению количества информации, повышению ее доступности и качественному росту числа людей, задумывающихся об отвлеченных предметах.

Управляющие системы того времени, сформировавшиеся в прошлой реальности, не справились с вызванной книгопечатанием информационной революцией. Результатом стала Реформация и серия чудовищных по своим последствиям религиозных войн, из горнила которых и вышла современная западная цивилизация. Их разрушительность для тогдашнего человечества на порядок превосходила разрушительность даже Второй мировой войны. Достаточно сказать, что в ходе Тридцатилетней войны население Германии сократилось вчетверо — с 16 до 4 млн человек.

Таким образом, резкое увеличение количества информации является не только благом, усиливающим демократию, повышающим возможности личности и раскрывающим перед ней новые горизонты. В тех случаях, когда информационный взрыв превышает возможности управляющих систем, сложившихся в обществе, — а сегодня уже и в человечестве, — он создает для него серьезные системные опасности.

Конечно, это ни в коем случае не означает, что человечеству предстоит вновь пройти через ужас, подобный религиозным войнам Средневековья. Более того: второй «кризис Гутенберга» в принципе не может быть копией первого просто потому, что история не повторяется или повторяется всякий раз по-новому.

Однако мы должны понимать, что многие из болезненных проблем сегодняшнего человечества являются проявлениями общего явления — неприспособленности управляющих систем к новому, уже второму информационному и коммуникативному скачку. Связанный с этим кризис носит всеобъемлющий, системный характер и требует не только осторожности и терпения, но и удесятерения усилий в поисках выхода — просто потому, что система, не справляющаяся с системным кризисом, разрушается и заменяется новой, как уже было полтысячи лет назад. А «предупрежден», вопреки поговорке, далеко не всегда значит «вооружен».

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015