На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

ПРАГМАТИЗМ: Продать Киото

2004.02.26 , "Ведомости" , просмотров 499

Первые шаги по реализации Киотского протокола должны быть сделаны в 2005 г. С учетом длительности бюджетного процесса это значит, что его сторонникам уже к середине 2004 г. нужна полная ясность перспектив. Так как камнем преткновения является позиция России, давление на нее, несмотря на внятно объявленный президентом Путиным тайм-аут, нарастает до такой степени, что на недавнем международном семинаре советник российского президента Андрей Илларионов был вынужден сделать послу Евросоюза в России Ричарду Райту соответствующее представление.

Как ни парадоксально, Киотский протокол не имеет отношения к защите от глобального потепления. Причина — в незначительности предлагаемых им мер. Если сейчас концентрация углекислого газа в атмосфере составляет 368 единиц на миллион (ppm) и «при полном бездействии мирового сообщества», по выражению директора Института глобального климата и экологии академика Юрия Израэля, вырастет на 20 единиц, то при исполнении Киотского протокола — на 18 — 18,5 единиц.

Таким образом, с экологической точки зрения он не имеет смысла. Его реальная цель — не спасение мира, но лишь создание качественно нового глобального рынка: выбросов парниковых газов.

Это облегчает положение России, снова попавшей в тиски евро-американского конфликта. Мы вынуждены выбирать между поддерживающей протокол Европой и торпедирующими его США, экономически оставаясь привязаны к первой, а геополитически — ко вторым. Выход из этого стратегического пата прост: прагматизм.

Надо полностью использовать имеющиеся возможности. После ратификации протокола мы безвозвратно утратим свое преимущество и лишимся возможности отстаивать свои интересы: «оказанная услуга ничего не стоит».

Поэтому надо детально определить свою позицию (и бизнес должен участвовать в ее выработке более плотно, чем при определении условий присоединения к ВТО) и навязать ее как условие ратификации договора.

Первая задача — исключить дискриминацию России. Так, страны, не принимающие обязательств по ограничению выбросов, должны участвовать в выработке киотских механизмов и в контроле за выполнением обязательств только с правом совещательного голоса.

Складывание рынка квот на загрязнение без США и Китая, на которых приходится 25% и 13% мировых выбросов, предопределяет избыток «предложения чистого воздуха». Вероятное закрытие рынка ЕС, который намерен приобретать квоты в первую очередь у своих новых членов, еще более занизит цену российских и украинских квот.

Если Евросоюз хочет ратификации Россией Киотского протокола, он должен отказаться от ее дискриминации и либерализовать свой рынок квот, обеспечив нечленам ЕС равный и справедливый доступ на него. Если и тогда расчетные цены российских квот будут неприемлемо низкими, следует проработать дополнительные механизмы их поддержания.

Это будет возможно, так как конкретных механизмов проведения торгов и условий доступа к ним нет. Более того, до сих пор не разработаны и тем более не утверждены методики определения «базовых уровней выбросов», показывающих, какими бы они были без реализации проектов по их снижению! А ведь до создания этих методик разговоры о «механизмах чистого развития» и «проектах совместного осуществления» остаются не более чем благими пожеланиями.

Существенно, что с точки зрения заложенной в Киотский протокол экологической логики торговать надо не самими выбросами, а разницей между ними и их поглощением на территории тех или иных стран. Отказ от этого подхода дискриминирует страны с нетронутой природой: если в ряде стран ЕС предусмотренные Киотским протоколом выбросы в разы превышают их поглощение, то в США они примерно совпадают, а в России поглощение парниковых газов в 4,5 раза выше их разрешенных выбросов.

Надо также включить Россию в число стран, которым на основании п. 2. 2. ст. 11 Киотского протокола передаются энергосберегающие технологии, и утвердить механизм, по которому эти технологии именно передаются, а не продаются по монопольно завышенным ценам.

Если европейцы займут ставшую привычной в их отношении к России обструкционистскую позицию, на ратификацию Киотского протокола можно соглашаться только на условиях Китая и Индии, не принимая обязательств по ограничению выбросов.

Это не позволит нам торговать квотами, но позиция ЕС, по сути, и так лишает нас этой перспективы. Наиболее же обещающая и проработанная форма сотрудничества — проекты совместного осуществления, при которых развитые страны сокращают выбросы за счет реализации дешевых экологических проектов в странах с менее жесткими экологическими стандартами, — будут реализовываться и в этом случае.

В конце концов, сотрудничество между бизнесом всегда эффективнее, чем между государствами. Если экологические проекты будут выгодны российским и зарубежным корпорациям, они будут реализовываться вне зависимости от перспектив Киотского протокола. Если же подобные проекты покажутся бизнесу бесперспективными, их не реанимирует даже всеобщая ратификация.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015