На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Современная экономика должна строиться на патриотизме

2010.10.29 , Первая крымская , просмотров 784

В нынешнем году Франция впервые со времен Второй мировой войны устроила у себя этническую чистку, притесняя цыган. Английский премьер внес законопроект о приоритете английского права над международным. Даже в спокойной Бельгии франкофоны и фламандцы делят страну. Это говорит о том, что в Евросоюзе на смену политкорректности приходит… патриотизм, считает известный российский экономист и публицист, председатель президиума Института проблем глобализации Михаил Делягин, который в рамках международного медиа-клуба «Формат А3» посетил Крым.

Элита без корней

Рост популярности патриотизма в мире спровоцирован перерождением демократии. «Что такое демократия? Это когда власть имеет наиболее влиятельную общественную силу, — говорит Михаил Делягин. — Но сплошь и рядом обнаруживаешь, что наиболее влиятельной оказывается сила, внешняя для общества, которая никаких обязательств перед ним не имеет». Взять, например, страны постсоветского пространства: в них интеллектуальные элиты испытывают не что иное, как презрение к своему народу. «Это естественно для элит неразвитых стран, — говорит он. — А причина в том, что эти элиты участвуют в конкуренции на совершенно ином уровне, чем сами неразвитые страны. Поэтому отрываются от своего общества, утрачивая корни. Сейчас мы наблюдаем высшее проявление этой тенденции, которая началась в 2000-х годах. Тогда стал формироваться глобальный управляющий класс — некое транснациональное общество людей, принадлежащих к элитам разных стран и культур, но в силу единства образа жизни более близких друг другу, чем своим народам. Из-за стремления попасть в эту глобальную тусовку, элиты оказываются связанными со своими зарубежными спонсорами сильнее, чем с собственным народом».
В современной истории все попытки изменить такое положение заканчивались неудачно. Исключение составил разве что Китай. «Только Мао сделал попытку преодолеть этот раскол, пропустив свою интеллигенцию через… деревню. Они жили растительной жизнью обычного китайского крестьянина. Это было безумно жестоко, чудовищно, обернулось падением технологического уровня Китая и его конкурентоспособности. Но в итоге сегодня Китай — единственное известное мне общество, где интеллигенция не относится к своему народу, как к быдлу, — утверждает эксперт. — Китайский интеллигент, управленец или менеджер старше 40 лет уважает крестьянина. И это не этническая солидарность, это именно уважение».

Поспешили с ВТО

В экономике вопрос патриотизма совсем не теоретический, ведь речь о защите внутреннего рынка от иностранной конкуренции. Отдать предпочтение развитию национального производства или интегрироваться в мировое сообщество, пополнив ряды ВТОшников, — вот в чем вопрос. Украина свой выбор сделала. Россия о вступлении в ВТО говорит, но реальные шаги предпринимать не торопится. «Мы не достигли того уровня развития, когда имеет смысл вступать в ВТО, — считает российский экономист. — Проблема в том, что мы не защищаем свой внутренний рынок и, как только вступим в ВТО, лишимся возможности повышать степень защиты его цивилизованными тарифными методами. Экономика — живой организм с инстинктом самосохранения, и, если потребуется, она будет защищать себя нецивилизованными методами, то есть при помощи девальвации и коррупции».
Наглядным примером неоправданной спешки в вопросах торговой интеграции можно считать Киргизию. «Страна в свое время в ударно короткие сроки вступила в ВТО на кабальных условиях, потому что Акаев хотел делом подтвердить свою репутацию либерального правителя Средней Азии, — продолжает он. — Подтвердил. После чего выяснилось, что Киргизия не готова к повышению уровня внешней конкуренции, и страна начала разрушаться. Акаев бросился в ВТО с предложением изменить правила или вообще выйти из организации. Но это был бы беспрецедентный случай, угроза репутации, и проблему решили по-другому, обеспечив стране международную помощь на развитие демократии. На душу населения Киргизия получала самую большую помощь в мире, а в каждом ауле сидели по нескольку представителей различных международных фондов. Но проблема в том, что всякая помощь рано или поздно заканчивается. И когда мировое сообщество забыло, зачем оно ее выделяло, в Киргизии начался хаос».
Так что в экономике, по мнению эксперта, лучше быть патриотом, чем либералом, хотя процессы глобализации остановить невозможно.

Великая интеграция будущего?

Действительно, очень непросто быть патриотом в условиях глобальной интеграции. Жесткие реалии сегодняшнего дня не позволят выжить стране в одиночку. Но с кем дружить Украине? С Евросоюзом, в который мы так стремимся? А он даже в таком вопросе, как создание зоны свободной торговли, не идет на уступки, предлагая неравные условия украинским производителям и своим. Что уж говорить о более серьезных вопросах. Более того, недавно было заявлено, что расширения Евросоюза за счет принятия в него новых стран в ближайшие 10 лет не будет.
Дружить с Россией? Но она тоже преследует свои интересы. Разве что, в отличие от ЕС, в одной упряжке с нами, и исторически Украина со странами СНГ связана сильнее. Простой пример: украинское машиностроение сильно ориентировано на российский рынок, не стань его, и о развитии этой отрасли у нас можно будет забыть.
Любопытна в этой связи идея, высказанная Делягиным в вышедшей в свет в 2010 году книге «Я русский! Хрестоматия русского национального характера»: «Россия воссоединится с Белоруссией, Украиной, Молдавией, Грузией, Арменией, Азербайджаном, Казахстаном и Туркменией в союз государств, в котором она будет играть доминирующую роль, хотя столица, вероятно, будет перенесена в Киев». А произойдет это потому, что другого выхода у нас не будет: «Если мы сумеем не сломаться, устоим и добьемся воплощения в жизнь здравого смысла — мы победим. Если нет — станем удобрением на китайских полях».
Возможно ли такое? Кто знает... Пока предложение выглядит утопией, хотя отношения между странами и потеплели, несмотря на имперские порывы России и традиционное рвение Украины усидеть на всех стульях. Впрочем, Делягин считает, что Россией движут не столько имперские мотивы, сколько чувство самосохранения, поэтому она вынуждена будет заботиться о своих соседях по СНГ. «Крупнейшие мировые игроки устранились от развития территорий бывшего СССР. Сами развивать себя они не в состоянии. Если оставить все как есть, то процессы архаизации будут генерировать хаос. Чтобы сдержать хаос, Россия должна организовывать выживание территорий. И это уже не вопрос империализма или какой-то экспансии. Это вопрос самозащиты. Если мы не хотим превращения Москвы в северное Душанбе, то единственный способ избежать этого — сделать так, чтобы и в обычном Душанбе можно было нормально жить», — говорит он.
Украина по сравнению с другими постсоветскими странами находится в положении привилегированной подружки, потому что «чисто с экономической точки зрения, Россия не может существовать без интеграции с Украиной, Казахстаном и Белоруссией, — считает эксперт. — Интеграция с Белоруссией и Казахстаном худо-бедно, с битьем посуды идет. Значит, ключ к процессу сегодня лежит в Украине». Но это вопрос будущего, которое может наступить, как только некое межгосударственное объединение или союз смогут предложить Украине большую выгоду и независимость, чем сейчас, когда страна, по сути, встала на колени перед МВФ.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015