На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1997





Главная   >  Другие о Делягине

По местам

2009.12.22 , каспаров.ру , просмотров 404

Недавно член Национальной ассамблеи, председатель московского отделения партии "Великая Россия" Александр Краснов опубликовал на нашем сайте вероятный сценарий прихода оппозиции к власти. В своих размышлениях он во многом опирался на опыт "оранжевой революции" на Украине. Мы попросили политика более подробно рассказать о планах оппозиции.

— Александр Викторович, каким образом оппозиция будет восполнять кадровый дефицит при решении созидательных задач?

— По этому поводу я выскажусь парадоксально. Будучи в Национальной ассамблее национал- патриотом, я, тем не менее, прекрасно понимаю, что кадрового потенциала наших структур недостаточно. В непримиримой оппозиции много толковых людей, в том числе среди либералов и левых. Например, если Михаил Касьянов выразит желание присоединиться к революционному процессу, то мы будем очень рады. Его опыт работы премьер-министром очень может пригодиться.

— А какое количество, на ваш взгляд, талантливых организаторов не востребовано нашим государством?

— Всего на федеральном уровне требуется порядка 1000 человек — профессионалов в области управления экономикой, финансами, промышленностью. Это минимальная цифра. В условиях нынешней системы, когда во власть идут решать в основном личные вопросы, из этой тысячи только порядка пятидесяти человек что-то реально делают, все остальные — балласт. По этой причине революция неизбежна. Несмотря на то, что работа в органах власти является интересной и привилегированной, правящий клан не стремится привлечь талантливых людей, на работу берут только тех, кто родственно связан с системой, а это резко ограничивает ее кадровый потенциал. Революционный процесс несовместим с подобными вещами. Лично я, если такое станет возможным, готов предложить работу даже тем, кого не люблю. Если люди, которые допускали ошибки в свой предыдущей жизни, готовы покаяться, то с ними возможно сотрудничество.

— Кого вы имеет в виду?

— Например, Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Для меня очевидно, что эти люди допустили ошибки, мы знаем и про дело "ЮКОСа", и про то, как государственная собственность оказалась в руках узкого круга людей. За эту серьезную ошибку наказание уже наступило, и люди шесть лет отсидели в нечеловеческих условиях в тюрьме. Их терзают, морально гнобят, предъявляя все новые и новые обвинения. Выдержка, с которой Ходорковский и Лебедев держатся, вызывает уважение. На мой взгляд, эти люди уже искупили свою вину и в случае прихода к власти оппозиции они будут выпущены и привлечены к работе.

Безусловно, предварительно мы спросим у Ходорковского и Лебедева, согласны ли они работать с нами. На искренний ответ сейчас, думаю, не стоит рассчитывать, так как он может только ухудшить их жизнь в тюрьме. Тем не менее эти люди, думаю, оценят сделанное предложение, каждого ждут блестящие перспективы. Например, Платон Лебедев, на мой взгляд, будет эффективно работать в нефтяной и газовой отраслях. Он со своей командой в состоянии радикально изменить ситуацию в углеводородной отрасли, чтобы она приносила максимальную пользу обществу.

— Речь идет об увеличении налоговой отдачи?

— Да. Кстати, "ЮКОС" платил примерно ту же сумму налогов, что и "Роснефть", хотя у нее активов в четыре раза больше и "ЮКОС", как пишут в прессе, был не самой прозрачной структурой. В казенной "Роснефти" воруют с еще большим энтузиазмом.

Лебедев — это один из немногих людей, кто сможет на момент перехода наполнить бюджет государства деньгами, а их потребуется немало. Для этой работы он подходит, как никто другой, благодаря личной мотивации. В нем накопилось достаточно желчи и злости, чтобы осуществить это с блеском. Я убежден, что Лебедев может работать даже за идею, бесплатно. Работа будет ему в кайф, а государству на пользу. Что касается Ходорковского, то в плане знаний о нефтянке он уступает Лебедеву. Кроме того, очевидно, что это очень разные люди. Ходорковский более информирован, у него кругозор шире, палитра знаний богаче. К тому же он представляет собой другой психотип. Ходорковский не будет крушить, ругаться, как Лебедев. Он может быть советником первых лиц в государстве по экономике.

— Каким образом Ходорковский продемонстрировал свою компетентность?

— Он выдвинул большое количеств идей, но я хочу сказать, что с 60 процентами из них я не согласен. Они отдают левизной. Думаю, что все эти вещи о социальной ответственности бизнеса Ходорковский произносил вынужденно, чтобы облегчить себе жизнь в тюрьме. Это тот случай, когда точка зрения зависит от точки сидения. По этой причине ему нельзя доверять ответственные посты, он не должен быть лицом, принимающим решения. А вот советником, анализирующим, упреждающим и доказывающим, Ходорковский будет блестящим, ему равных в России нет. Он может принести пользу обществу как человек, дающий советы, но к ним не обязательно прислушиваться. Я ни в какой мере не хочу, чтобы сложилось превратное мнение, что мы очарованы Ходорковским. Мы видим его достоинства и недостатки. Но при этом Ходорковский ни в коем случае не должен находиться в тюрьме, он должен быть на свободе и работать на государство. За формальную заработную плату. Важно, чтобы Ходорковский не эмигрировал из России.

— Где вы еще видите кладезь ценных, но не востребованных кадров?

— Нас интересуют не только знаковые фигуры. Мы подробно изучаем кадры абсолютно все, которые можно привлечь. В первую очередь большой кадровый потенциал я вижу в своем национал-патриотическом движении. Лично я знаю колоссальное количество умных, жестких управленцев, которые в состоянии модернизировать страну в полном объеме. Мы не будем объявлять их фамилий, чтобы у них не возникло проблем на службе. Главное, что такие люди существуют и их много.

— И все-таки какой еще пример вы можете привести?

— Я привел примеры одиозных людей, но можно упомянуть и Бориса Немцова, которого, на мой взгляд, необходимо направить в регионы, чтобы выстраивать новую систему федерализма. Судя по биографии, Немцов долгое время получал преференции и возможности, которых он не заслужил. Будучи неглупым, но неопытным человеком, он стал сначала депутатом, потом губернатором и вице-премьером. Это везение испортило Немцова. Но нахождение в оппозиции и борьба с мэром Лужковым, при которой он потерпел кое-какие обидные для политика вещи, его исправили.

Борис Немцов, как один из энергичнейших и неглупых людей, мог бы взять на себя очень ответственную часть работы — налаживание взаимоотношений с регионами. Ведь нами предполагается смещение тяжести управления на уровень субъектов Федерации и муниципалитетов. Вымещая в хорошем смысле свою злость, которая накопилась, Немцов не будет выходить из самолета, перелетая из одного региона в другой, работая на момент переворота своего рода пожарным. Его задачей будет разговаривать с губернаторами, разъяснять им что-то, убеждать их. Для этого у Немцова хватит ума и авторитета. Здесь не нужна усидчивость, которой у него нет. Немцов хорош в нестандартных ситуациях, когда он по-хорошему заводится.

— Как вы считаете, какими кадрами располагают левые организации?

— На наш взгляд, весьма успешным было правительство Примакова — Маслюкова. Сейчас многие говорят, что, дескать, они добились результата, ничего не делая. Это неправда. Они сделали важную вещь: запретили рост тарифов естественных монополий, чего не делается в нынешних условиях. Разница в том, что Маслюков понимал, что он делает, а Путин не понимает. На самом деле инфляция основана не на монетаристских вещах, как утверждал Гайдар и компания, а на росте тарифов технологических и естественных монополий. Любое решение по тарифам должно приниматься только органом власти с учетом общественного обсуждения. Это не менее важная вещь, чем бюджет. А когда какая-то коррумпированная энергетическая комиссия принимает решение поднять тарифы, раскручивается инфляция. Мы это видим на примере тарифов ЖКХ.

Так вот, нас очень интересуют остатки команды Маслюкова — плановики. Они должны принести несомненную пользу особенно в момент перехода, когда экономика будет носить мобилизационный характер. В частности, в правительстве Маслюкова работал Михаил Делягин, а с ним большое количество молодых энергичных людей, которые еще могут принести России пользу.

Кстати, если уже не говорить о левых, я не могу не упомянуть Гарри Кимовича. Он совершенно не годится для работы в исполнительной власти, но он блестящий парламентарий, которого я ценю за демократичность, уважительное отношение к людям, умение выслушивать других. Каждый революционер должен получить свою морковку.

— Вы изложили свое субъективное мнение относительно кадровой политики. А как в целом будет действовать этот механизм?

— Механизм очень сложный и в исполнении, и в понимании, но он принципиально отличается от существующего сейчас. Действующая иерархическая система, когда каждый начальник в вертикали назначает последующего, — это фюрерство. Начальник не допустит того, чтобы подчиненный был его умнее. Всего до федерального уровня можно насчитать 13 иерархических ступеней, и каждая приводит к ухудшению кадрового состава, потому что всегда начальник назначает подчиненного ниже ростом, глупее, но преданного и сервильного.

В мире давно придумано, как от этого уйти. Необходимо рассечь систему управления на несколько уровней, формируемых самостоятельно и независимо от того, кто является в стране руководителем номер один. В субъектах Федерации должны быть своя выборность, свой бюджет, своя команда. На муниципальном уровне — своя. Главный принцип: человек, работающий в системе управления, должен назначаться непосредственно руководителем, а не его заместителями. Как только руководитель перепоручает кадровую политику кому-то другому, вступает принцип фюрерства. Есть еще и горизонтальное рассечение, когда ветви власти формируются независимо, например избирается глава муниципальной милиции. Теория сложная, но реализуемая.

— А конкурсную систему вы предполагаете использовать?

— Эта система опошлена. Используется она в тех случаях, когда человеку надо принять на работу своего родственника. Непотизм как явление был более распространен на юге и связан с тяжелыми условиями выживания и с тем, что каждый стремился укрепить свой род. Начальник вынужден был держать около себя племянников, чтобы подкармливать семью. В наше время непотизм превратился в основной источник коррупции. Питерские, как очень недоверчивые люди, вынуждены принимать на работу своих детей, тестя или зятя. Это приводит к отрицательным результатам. В советское время с семейственностью боролись, и правильно. Ни в коем случае не должны муж и жена работать в одном учреждении. Это нужно обязательно запретить.

— Говорят, что революция пожирает своих героев. Какие перспективы ждут людей, нацеленных на революцию?

— Я как профессиональный революционер допускаю, что меня революция пожрет. В революции, кроме вертикальных лифтов, есть и естественный отбор. Обычно лидерами становятся не те, кто ее начинал, а ловкие адвокаты тех или иных идей, хорошие организаторы и т. д. Зачастую люди, начинающие революцию, являются психически неуравновешенными, у них притуплено чувство риска, зато повышено чувство социальной справедливости. Однако они не приспособлены для дальнейшей работы и в ходе революции теряются. Я готов потеряться, но я боюсь, что я слишком хороший управленец и потеряюсь не на первом, а на втором или третьем этапе

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015