На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1997





Главная   >  Другие о Делягине

ИЛЛЮЗИЯ ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ

2009.12.04 ,  "Политком.RU , просмотров 559

Не вызывает сомнений, что очередная, восьмая по счету «прямая линия» Владимира Путина с народом надолго станет одним из основных событий российской политической жизни. На ней премьер побил свой предыдущий рекорд – более 4 часов в режиме онлайн, без перерыва общался с гражданами, буквально засыпавшими его вопросами. В печатных и онлайновых СМИ уже появилось немало восторженных комментариев по поводу этого телемоста. Политики и обозреватели говорят, что Путин «решает проблемы», «перехватывает инициативу», «идет навстречу людям» и т.д. Вполне возможно, что многое из этого верно. И это действительно так! Заслуги Владимира Путина трудно умалить и второго такого государственного деятеля и управленца у нас сейчас в стране не найти. Вместе с тем, считаю, что задачей общества в первую очередь является не бурное и бездумное славословие в адрес премьера – для этого есть Единая Россия, достигшая в этом вопросе истинных вершин своего дна! – а критический анализ того, чего Путин сказал или не сказал…

Если взглянуть в этом ключе на 4 путинских часа, то первое и главное, что сразу же бросится в глаза – это разница между вопросами, интересующими общество и теми вопросами, на которые ответил Путин. Я сказал «разница»? Нет, скорее, это ближе к пропасти. Путин говорил о другом. Он ответил не на те вопросы, которые волнуют общество.

Накануне телемоста некоторые СМИ, а также аналитики, вроде Михаила Делягина, высказывали предположения, что встреча премьера с народом не будет носить острого характера, т.к. все вопросы будут тщательно отобраны, отретушированы и какие-то острые моменты будут исключены. Действительность же превзошла все самые смелые ожидания! Практически ни одна из наиболее острых тем, вызвавших в обществе в последнее время наибольший резонанс и наибольшие сильные протестные настроения не была поднята, а если нечто подобное и затрагивалось, то совсем в другой форме.

Давайте вспомним, что в последнее время являлось объектом наибольшего интереса и наибольших дискуссий, по крайней мере, политически ориентированной части наших граждан. Это, несомненно, вопросы коррупции, милицейского, судебного произвола и чиновничьего беспредела и всевластия. Общество буквально сотрясали некоторые вопиющие случаи всех этих безобразий – это и закрытое властями дело об алтайской охоте на краснокнижных архаров, устроенной представителем президента в Госдуме Александром Косопкиным, на ней же и погибшим; это и дело Дымовского и вместе с ним других представителей наших органов, которые просто из кожи вон лезли и только что душу дьяволу, наверное, не продали, чтобы иметь возможность задать вопросы нашему премьеру; это и проблема широчайших, всеобъемлющих фальсификаций, устроенных на последних муниципальных выборах в пользу партии Единая Россия, лидером которой сам Путин и является. Отдельной, сверхважной и просто выстраданной темой являются вопросы модернизации общества и неверие народа в то, что та же Единая Россия и слившееся с ней коррумпированное чиновничество смогут её провести. И еще целый ряд острых и насущных вопросов…

В результате, ни одна из этих тем не была по-настоящему затронута премьером. Ни одна. Вопросы глухо ушли в социалку и политически правильные, беспроигрышные темы о Пикалево, докторах-вредителях и о росте надоев кукурузы. Естественно, я не хочу утверждать, что вопросы, которые были заданы, не волнуют народ. Конечно же, есть значительные социальные слои, которых тревожит низкий уровень пенсий или планы по развитию наших с вами энергетических мощностей. Но наверняка не только эти вопросы волнуют сейчас народ!

Казалось бы, чего проще, повесь в Интернете сайт, где любой желающий сможет разместить вопрос премьеру, дай человеку возможность проголосовать за другой наиболее важный, как ему кажется, вопрос, ограничь возможность множественного голосования путем регистрации по IP, чтобы не накручивать голоса, открой прием вопросов по телефону с последующим размещением их на том же сайте, структурируй вопросы, посчитай поданные за них голоса – и все! Вот тебе и срез того, что больше всего волнует общество! Бери и отвечай! Тут не надо ничего придумывать – все уже давно сделано и опробовано – это давно делается на гнилом Западе, это в полной мере использует президент Украины Ющенко, которого в том числе за недемократичность у нас не критикует только немой и глупый, да и сам Путин этим раньше пользовался.

В этот же раз все было организовано совсем по-другому. Принципиально по-другому.

Во-первых, была уничтожена любая возможность демократической подачи вопросов и голосования за вопросы и обеспечена полная невозможность гражданского контроля, как за собственными вопросами, так и за тем какие вопросы были поданы премьеру – те, которые больше всего интересуют народ, или которые отобрал сам Путин или его помощники.

Во-вторых, взамен блока, обеспечивающего свободную подачу вопросов и свободное голосование за них и в отличие от всей существующей практики подобных встреч, на сайте, где задавались вопросы, появился мощный блок сбора персональной информации о гражданах их задающих – имя, фамилия, адрес, телефон и т.д. Не заполнив его, вопрос премьеру задать было невозможно. Помните анекдот, как в советское время человек смотрит телевизор, где по всем каналам транслируют выступление «нашего Ильича», переключает программы, и вдруг на одной из них оказывается майор КГБ, который грозит пальцем ошалевшему от такого явления телезрителю и грозно говорит – «Сейчас ты у меня допереключаешься!». Нечто подобное было нам продемонстрировано и сейчас – хочешь задать остросоциальный вопрос Путину – скажи, где ты живешь! Если исходить из принципов открытого общества, за которое ратует сам премьер, из декларируемого им желания узнать истинные чаяния граждан и из искренности его ответов, то абсурдность подобной практики видна невооруженным глазом. Ну разве не может, скажите, Путин ответить на вопрос о нехватке детских садов или о росте цен на арбидол, если не знает номер квартиры задающего его человека?!

В-третьих, срежиссированность всего действия находилась на крайне низком уровне и бросалась в глаза даже непрофессионалам. Это и специально подобранные в регионах люди, чуть ли не половина из которых, оказывается, с Путиным уже встречалась и которых теперь, по их словам, люди называют «друзьями Путина», это и ляп редакторов, допустивших на бегущей строке фразу «Путин должен уйти – как премьер он никакой» и многое другое.

Меня лично больше всего «позабавили» два момента. Первый – вопрос о починке забора бабушке, оказавшей первую помощь пострадавшим от крушения «Невского Экспресса» - поверить в то, что этот вопрос не отобран или не организован специально невозможно - информация о том, что РЖД и чуть ли не лично Якунин уже отремонтировал ей дом, назначил персональную пенсию и переселит поближе к родственникам - до этого в течение целого дня, если не больше, крутилась по всем новостным каналам. Второй момент - фраза Мацкявичуса «Пришло очень много вопросов о поправке Джексона-Вэника». Эта фраза вообще, по-моему, является хитом, настоящей жемчужиной телемоста! Давайте представим как наш среднестатистический гражданин, слесарь ООО «Заготремонтдеталь» города Нижневерхневска приходит после смены домой и сидя на кухне за тарелкой борща думает: «О чем же мне спросить Путина? Что меня тревожит больше всего? Из-за чего я просыпаюсь по ночам? А! Понял! Спрошу-ка я его о поправке Джексона-Вэника!»

Степень непрофессионализма организаторов телемоста удручает. На месте Путина, первое, чтобы я сделал после его окончания – уволил бы всех его режиссеров, редакторов и их руководителей. Стыдно, господа, публично опускаться настолько низко.

Вот такая вырисовывается картина. Какие выводы мы должны сделать из всего этого? 1. Характер заданных и, что более важно (SIC!), незаданных вопросов говорит о том, что Путин владеет ситуацией и прекрасно понимает все болевые точки общества. Можно успокоить Дымовского – Путин о нем знает!

2. Отрежессированность сценария и отказ от озвучивания наиболее острых вопросов волнующих народ говорит о том, что власть не видит путей их решения или не согласна с народом и не считает нужным что-то в этом направлении делать. Путину нечего сказать людям о коррупции и всевластии чиновничества, о Косопкине, о том, что теперь, как говорит Нургалиев, можно бить «ментов», о махинациях Единой России и о модернизации общества. Нечего. Иначе в четверг мы бы это однозначно услышали.

3. Состоявшийся телемост не являлся прямой линией. Мы увидели иллюзию. Видимость демократии, где народ не смог достучаться до власти и донести до нее своё наболевшее. Последний пункт особенно тревожен. Налицо все обостряющаяся и все более очевидная проблема отсутствия механизма связи народа с властью и невозможности до этой власти достучаться. Народ все больше вынуждают доводить свое мнение власти один раз в шесть лет, хотя, судя по практике последних выборов и по действиям на них Единой России, далеко не факт, что и в следующий раз ему удастся.

Андрей Епифанцев - политолог

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015