На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1997





Главная   >  Другие о Делягине

Кредит доверия

2008.12.16 , Эхо Москвы , просмотров 365
А. ВОРОБЬЕВ – Мы приветствуем в этой студии Евгения Бушмина, председателя комитета Совета Федерации по бюджету.

Е. БУШМИН - Добрый день.

А. ВОРОБЬЕВ – Печальные цифры вышли.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - С зарплаты я предлагаю начать. Потому что это близко всем. Задолженность за ноябрь возросла на 93%. То есть в два раза

Е. БУШМИН - Есть такое дело. Пока еще это очень небольшой процент относительно фонда зарплаты. И при этом почти не затронута бюджетная, почти, за очень небольшими техническими, совершенно не имеющими под собой основания задержками, где-то по культуре небольшие. Но это очень небольшие. Но особенно конечно наше производство. Строители – процентов 15, промышленность. То есть, есть такая задержка. Я думаю, что за декабрь будет еще не удвоение, то еще хотя бы в полтора раза эта сумма возрастет.

А. ВОРОБЬЕВ – Задолженность вызвана несвоевременным поступлением средств из федерального бюджета. Увеличилось на 28,8%.

Е. БУШМИН - Это увеличилось по сравнению с нулем. То есть там было миллионов 50, а стало…

А. ВОРОБЬЕВ – 172 миллиона.

Е. БУШМИН - Допустим. Я не помню таких цифр. А общая задолженность 7,7 млрд.

А. ВОРОБЬЕВ – 7,4 на 1 декабря.

Е. БУШМИН - 7,7. Вы меня заранее не предупредили, что в голове у меня есть, то и помню. И если вы возьмете проценты, сколько это, то есть это фактически меньше 2% задолженности за счет…, это технические вещи.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно. Мне бы хотелось понять динамику, каков прогноз?

Е. БУШМИН - Будет наращиваться конечно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Какими темпами?

Е. БУШМИН - Я не очень верю, что в два раза она каждый месяц начнет дальше двигаться. Но я думаю, что за декабрь полуторакратное еще увеличение до 10 млрд. как минимум мы получим.

А. ВОРОБЬЕВ – Мы поговорили о том, что невыплаты из бюджета почти нулевые, если сравнивать с внебюджетными показателями. Планируется ли, насколько возможен секвестр федерального бюджета?

Е. БУШМИН - Секвестр такое слово, которого сразу все боятся. На самом деле давайте так. Насколько некоторые статьи увеличились в 2009 году, предполагается увеличить по сравнению с 2008. На 25%, на 30%. То есть это больше, чем в 2008 году на одну треть. Насколько реально могут быть обращения правительства к своим распорядителям бюджетных средств, чтобы чуть-чуть поужаться. Процентов на 15. Это означает, что мы получим 2009 год где-то 2008 плюс инфляция. Не более. Хотя предполагали и новые стройки, и объекты, и программы где-то на треть.

А. ВОРОБЬЕВ – То есть фактически уже можно говорить, судя по вашим ощущениям, исходя из вашего знания оценок ситуации, что секвестр бюджета можно ожидать в ближайшее время.

Е. БУШМИН - У нас каждый год достаточно большая сумма переходит из одного года в другой. Если взять, допустим, что у нас перейдет с 2008 на 2009, и убрать эти 15%, то мы получим почти 2009 год ожидаемый без изменений. Это означает, мы убираем экономию из бюджета. Я надеюсь на это. Вы спросили мое личное мнение, я думаю, что это необходимо сделать, если допустим, Министерство финансов это не сделает, не подчистит хвосты, не подчистит экономию, тогда я ничего не понимаю. Но мы увидим это через 2-3 недели. Потому что к этому времени уже главные распорядители средств должны четко себе сметы составить.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Вы сказали, что слово «секвестр» всех пугает всегда…

Е. БУШМИН - Сокращение по экономии это не секвестр. Секвестр это когда режут по живому. Когда необходимы средства, когда уже на них есть предприятия, которые выполнят эти услуги для государства и им надо заплатить, но при этом мы не можем это сделать. Это вот секвестр.

А. ВОРОБЬЕВ – Но с другой стороны федеральный бюджет уже утвержден.

Е. БУШМИН - Это не означает, что на каждый рубль уже есть обязательство. На часть денег еще обязательства нет. Еще только в апреле-мае, а то и июне будут начинаться конкурсы по размещению государственных заказов. Значит, часть этих конкурсов просто не будет проводиться. И часть услуг просто какие-то предприятия, какие-то частные лица, предприниматели не будут государству оказывать. Государство обойдется без этих услуг.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А если исходить из нынешних показателей, прогнозов, то когда могут начать резать по живому? Когда людям уже придется пугаться слова «секвестр»?

Е. БУШМИН - Если нефть будет держаться на уровне 40 долларов за баррель, я думаю, что в 2010 году мы уже не выйдем на уровень, как 2009, это 2008 хотя бы на инфляцию. Мы можем в 2010 уже получить меньше 2009 года. Если же нефть поднимется, 48-50-55, то это значит, три года мы можем ждать.

А. ВОРОБЬЕВ – Давайте вернемся к уровню промышленного производства, который в ноябре снизился более чем на 10%. Есть множество мнений. Но все они не апокалипсические конечно, но, тем не менее, серьезные. Например, Андрей Илларионов, бывший советник президента по экономическим делам сказал, что это катастрофа. Потому что он сравнил цифры, выяснилось, что такого падения за месяц страна не переживала с военных лет. С момента 1941-42 годов.

Е. БУШМИН - Такое ощущение, что он не помнит ни января, ни февраля 1992 года.

А. ВОРОБЬЕВ – Помнит. Он приводит в сравнение и начало 90-х, но такого…

Е. БУШМИН - За один месяц…

А. ВОРОБЬЕВ – Такого движения не было.

Е. БУШМИН - Если это будет несколько месяцев, возможно, он и прав. Конечно, этот месяц очень нехороший. И действительно все реально встало, и мы можем это видеть по потреблению электроэнергии. Я еще не дожидаясь статистики по объемам производства по падению, говорил о том, что что-то такое следует ожидать именно по сокращению потребления электроэнергии. Она каждый день регистрируется, не надо ждать отчета по статистике. И когда я видел, что на 9% по Москве падение потребления, это означает, что что-то встало. Не жилые же дома. Значит какое-то производство. Какие-то стройки и так далее. В общем, примерно 9%, 8,7 была оценка. 10% это статистика. На самом деле может быть тут мне трудно сказать, насколько это близко к 10%, вообще очень неприятная история.

А. ВОРОБЬЕВ – По расчетам обозревателя "Коммерсанта" Дмитрия Бутрина, он тоже был участником программы «Кредит доверия», он исходит из данных Росстата о падении производства в ноябре и считает, что в декабре этот показатель составит уже 19%.

Е. БУШМИН - Я думаю, что не будет такого резкого роста падения. Но то, что падение в декабре продолжится, это очевидно.

А. ВОРОБЬЕВ – Дальше сошлюсь еще на одно мнение – главы Института проблем глобализации Михаила Делягина. Он считает, что данные Росстата о цифрах в ноябре служат официальным признанием того, что экономическое процветание в России закончилось.

Е. БУШМИН - Такое ощущение, что мы в безвоздушном пространстве, вот в России это происходит. Вы посмотрите на Европу, Америку, остальные страны мира. Это мировой кризис.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Но мы в России живем.

Е. БУШМИН - Нас он затронул и скажем так, и не в самой большой его части.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Оттого, что кому-то еще хуже, чем нам, легче не становится.

Е. БУШМИН - Ну конечно, хотелось бы, чтобы мы были этим самым островком стабильности, о котором… Но конечно, не будет. Но если у нас импорт такой, и экспорт такой и они уже в ближайшее время сравняются, конечно, если мы столько покупаем и продаем, мы не можем быть независимы от мировой экономики. Мировая экономика падает и мы вместе с ней. Мы надеялись, что в следующем году мы получим 3-5%. Похоже, мы получим ноль, а может быть небольшую рецессию.

А. ВОРОБЬЕВ – Я позволю себе продолжить мысль господина Делягина. Он говорит, споря с вами, ответом на предыдущий тезис: в следующем году начнется действительно экономический спад, который обусловлен не только и не столько мировым экономическим кризисом, сколько бездействием государства все эти годы.

Е. БУШМИН - Ну возможно действительно частично он прав. Связано с тем, что конечно мы не готовились к этому. И резервы это недостаточные меры, которые были предприняты для того, чтобы пройти этот экономический кризис. Но это же первый кризис, в который РФ попадает. Это первый мировой, в котором она участвует. До этого 1998 год это был наш родной, собственно испеченный и собственно прошедший, то есть мы через него прошли. А вот этот год первый самый первый кризис мировой, в котором мы участвуем. Участвуем не очень хорошо. Да, но мы к нему готовились, какие-то резервы создавали, еще что-то делали. Недостаточно этого? – по всей видимости, недостаточно. И падение у нас будет чуть выше и может быть даже не чуть, чем мы ожидали. Но катастрофы не будет. Потому что все-таки тот темп, с которым мы начали тратить резервы, поддерживая свои отрасли экономики и банковскую систему, федеральную систему, означают, что все-таки мы начали о чем-то думать. Единственное, что мы опаздываем. Вот здесь я могу согласиться с любым, кто такое говорит. У нас выходит закон, инструкция должна быть через час после того, как этот закон выпустил президент, подписал, две недели ЦБ с Минфином чего-то там согласуют. Две недели не выходит инструкция по выполнению этого закона. В условиях кризиса это нехорошо. Мы привыкли работать расслаблено. Мы привыкли принимать решения, поставив 182 согласующих подписи. Сейчас другое время. Сейчас надо брать на себя. Просто многие чиновники боятся того, что, поставив свою подпись, они могут отвечать за эту подпись. У нас все-таки в бюджетном кодексе, в том числе уголовная ответственность за некоторые из таких подписей.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Давайте из кабинетов чиновников перенесемся в народ. Вы следите за ситуацией в Приморье? Народные волнения уже по-моему серьезно.

Е. БУШМИН - Вы заметьте, что народные волнения связаны с кризисом достаточно опосредованно. Связаны с повышением таможенных пошлин на автомобили. Для них это очень серьезно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Ну хорошо, если вы хотите свести это к региональному конфликту, могу сказать, что по данным опросов Фонда «Общественное мнение», более трети россиян недовольны властями в связи с кризисом.

А. ВОРОБЬЕВ – Народная любовь к власти резко пошла на убыль.

Е. БУШМИН - С кризисом или тем, что произошло на Дальнем Востоке. На Дальнем Востоке прошел слух, что будут запрещены праворульные автомобили и там половина проблемы…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Дело все в пошлинах на ввоз иностранных автомобилей.

Е. БУШМИН - Не все. Не зря вице-премьер специально сделал заявление Сечин о том, что мы не будем трогать праворульные. С какой стати. Мы действительно не хотели их трогать. Но пришлось сделать это заявление, потому что там лозунги были, в том числе не запрещать праворульные автомобили. Если мы эту часть проблемы уберем и все-таки докажем, что мы такого делать не собираемся, то это останется часть проблемы, таможенные пошлины. Правильно ли это было сделано, я всегда считал, что неправильно. Мне чего сейчас доказывать. Что нельзя решать проблему автопрома одним способом – повышать таможенные пошлины. Я на этом еще когда-то на правительстве, когда первый раз повышались пошлины, говорил, что, а можно комплексно проблему представить. Вот столько средств выделили, такие мероприятия провели. Вот здесь сделали зону для производства или сборки каких-то западных моделей и так далее. Вот тогда можно говорить. И в том числе 27-е мероприятие по поддержке автопрома всего российского, не только АвтоВАЗа, а всего российского и тот, который сейчас под Санкт-Петербургом, тот, который в Калуге…

А. ВОРОБЬЕВ – А они останавливаются.

Е. БУШМИН - Я же говорю, всего автопрома, и повышение, только одно повышение пошлин не заставит их работать. Нужна комплексная поддержка.

А. ВОРОБЬЕВ – Так уже не заставила. Производство автомобилей приостанавливается под Санкт-Петербургом.

Е. БУШМИН - И в том числе отсутствие кредитных ресурсов. Кредитные ресурсы для сборки автомобилей это очень серьезная вещь. Потому что надо сначала купить, собрать, а потом продать. И их отсутствие тоже очень влияет. Какое решение сейчас предлагается? – удлинить срок аукционов с полгода, которые разрешены законодательством, до года. Я бы вообще до двух. Потому что у сельского хозяйства, они сразу вылетают за год. У некоторых достаточно с длительным сроком производства какие-то предприятия, они тоже вылетают за годы. Я бы еще больше сделал, кстати. И я помню, когда нам обещали 5-летние кредиты. Что государство даст отдельным отраслям 5-летние кредиты. Я жду, когда это будет полностью выполнено. И тогда это будет предложение правительства по преодолению кризиса. А пока это пожарные меры.

А. ВОРОБЬЕВ – Нужно все-таки вернуться к этим массовым выступлениям на Дальнем Востоке. Там не слух о запрете праворульных машин, я лично видел плакаты, с которыми люди выходили на улицы. Интернет пестрит ими. Там собственно про праворульные ничего особенно не сказано. Про пошлины там в основном говорят. Десятки тысяч вышли на Дальнем Востоке. Говорят, что повышение пошлин на импортные автомобили приведет к тому, что сто тысяч человек как минимум на Дальнем Востоке потеряют работу. Считаете ли вы, что у народа остался единственный способ вот так общаться с властью. Двусторонней связи нет.

Е. БУШМИН - Видимо, все-таки да. Проблема со связью существует. Почему Дальний Восток в этом играет главную роль. Понятно, там нет ни заводов петербургских, ни заводов калужских, которые производят.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Хорошо, можем отойти от Дальнего Востока. Тот же ФОМ говорит: каждый пятый готов принять участие в забастовке и по мере углубления кризиса протестные проявления будут расти.

А. ВОРОБЬЕВ – И важно: одинаковый уровень недовольства показывают все социальные группы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А среди наиболее недовольных регионов – Татарстан, Ярославская, Курская, Омская область, Москва и Санкт-Петербург.

Е. БУШМИН - Против чего мы будем протестовать? Против того, что медленно реагирует правительство на кризисную ситуацию. Что недостаточные меры предпринимает? Да. Но против того, что кризис, что некоторые производства уже встали, а некоторые встанут в ближайшие 2-3-4 месяца. Против этого протестовать, наверное, тоже можно, только это бессмысленно. То есть сейчас главное должно быть действительно это диалог с правительством. Здесь профсоюзы должны очень активно поработать. Вот сколько мы времени обсуждаем то, что люди, потерявшие работу, им должна быть заморожена выплата по ипотеке. Но пока решения такого нет. Оно должно быть. Но эта растяжка она людей очень серьезно давит. И они после этого могут выходить на улицу. Но в этом, наверное, вина есть серьезная.

А. ВОРОБЬЕВ – Интересно, профсоюзы держателей ипотечных кредитов…

Е. БУШМИН - Я говорил про профсоюзы, про производство. А про ипотеку, это про правительство.

А. ВОРОБЬЕВ – Все-таки глава Фонда «Общественное мнение» господин Ослон говорил, что сложно сравнивать это исследование последнее. Не с чем. Сейчас уже видно, что кризис 1998 года задел несравнимо меньше людей.

Е. БУШМИН - Кризис 1998 года был наш.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно.

Е. БУШМИН - Только тех, кто с банками, и которые в рублях какие-то деньги накапливали, не перевели в доллары, когда это нужно было, чтобы избежать этого кризиса. А здесь-то серьезная проблема. Более серьезная мировая проблема. Единственное что я хочу сказать. Вот вы сейчас создаете такое впечатление, что вот сейчас вот все, конец, сейчас ляжем и помрем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - А конец еще впереди?

Е. БУШМИН - Да, я вас уверяю, мы с вами встретимся через 3-4 месяца, и вы мне скажете: да, вот теперь действительно тяжело. Уже плакать, там уже смеяться пора. То есть все-таки ситуация осложнится весной. Вы поймите, весной будет тяжело. Во-первых, сейчас эти расчеты по концу года, бюджет еще в состоянии. А дальше это будет новое заключение контрактов, которые отодвинутся на вторую половину следующего года. Отсутствие денег, в том числе бюджетных, а бюджет немаленький федеральный, плюс региональный, а плюс муниципальный, немаленький и он сдвинется на вторую половину и первая половина года будет с точки зрения расходования государственных денег почти пустая. Это означает, что отсутствие денег усилится. Это означает, что весной кризис будет гораздо глубже, чем он сейчас. Поэтому конечно, вы можете напугать, что вот это первый раз на 8% что-то там упало, но я думаю, что мы с вами встретимся весной, скажем: да, вот сейчас тяжело.

А. ВОРОБЬЕВ – Надеюсь, доживем, встретимся и в самом деле скажем, не дай Бог.

Е. БУШМИН - Все равно к концу 2010 года я уверен, что мы все-таки будем выходить на уровень конца 2008 года.

А. ВОРОБЬЕВ – У меня тогда вопрос в лоб. Вы ожидаете наращивания массовых волнений на улицах?

Е. БУШМИН - Честно говоря, до того момента, когда встретился с вами, нет. Не ожидал. То есть я думал, что по тарифам, а кстати, по таможенным пошлинам несколько раз и до этого были, и я их даже поддерживал, потому что мне не нравится такой метод решения вопроса поддержки российского автопрома. Но я не ожидаю. И не ожидал. Люди должны выражать свое мнение, в том числе и демонстрациями и протестами. Но то, что это будет массовым порядком, я не думаю.

А. ВОРОБЬЕВ – Людей серьезно давит и беспокоит отсутствие правдивой информации, - Наташа пишет.

Е. БУШМИН - Это да.

А. ВОРОБЬЕВ – Нашим лживым СМИ уже давно никто не верит. Сейчас информация необходима как воздух. А страна полнится слухами. И правительство, которое давило СМИ, будет страдать больше всего. А?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР - Нда.

Е. БУШМИН - Как вы сразу все… Но вам досталось тоже.

А. ВОРОБЬЕВ – Не нам, у нас все в порядке с этим.

Е. БУШМИН - Хорошо вывели на правительство. Что правительство вас задавило и вот здесь сидим с вами, задавленные правительством и говорим невесть что вообще.

А. ВОРОБЬЕВ – Мы есть мы, а вот…

Е. БУШМИН - Мы должны говорить то, что имеем.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо большое. Евгений Бушмин - председатель комитета Совета Федерации по бюджету.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015