На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1997





Главная   >  Другие о Делягине

Прощай, Европа, да здравствует евразийство!

2012.07.23 , Новая Европа , просмотров 735

В начале июля Александр Лукашенко провозгласил очередной поворот во внутренней и внешней политике государства. Мы больше не равняемся на Европу, мы теперь стали «евразийцами».

Выступление Лукашенко 2 июля на торжественном собрании, посвященном Дню Независимости, не привлекло к себе внимания экспертов. А напрасно. На этот раз словами благодарности в адрес ветеранов и привычными рассуждениями на тему «нашей Победы» дело не ограничилось. Возможно, я выдаю желаемое за действительное, но у меня сложилось впечатление, что была предпринята попытка подвести под беларусскую модель новый идеологический фундамент.

Конец старой «стабильности» стал очевиден и для власти?

Белоруссия, Россия, политика, Путин, Лукашенко, государство, власть, ЕвропаОбъективная причина для этого созрела. Период устойчивого роста доходов населения, продолжавшийся три пятилетки, завершился. Ряд примеров, которые подтверждают столь решительный вывод, я изложил в своей предыдущей статье. В принципе к такому же выводу пришел коллектив экспертов Всемирного банка, презентовавший 10 июля в Минске Страновой экономический меморандум для Республики Беларусь.

Слово «реформа» в своем выступлении Лукашенко упомянул один раз: «Практически все – как в Восточной Европе, так и в бывших советских республиках – предпочли идти путем шоковых реформ». Вот, собственно, и всё. Беларусь в реформах не нуждалась и не нуждается, и это несмотря на то, что «мир стремительно меняется, и даже самые, казалось бы, продвинутые страны не всегда успевают адаптироваться к этим изменениям». Но это их проблемы. Что касается Беларуси, то «базовые принципы, которых мы придерживались еще с 1990-х годов, действенны и в наше время».

Они не держатся в тайне. Во-первых, это сильная и честная власть, благодаря которой «мы живем по закону, а не по понятиям». Во-вторых, социальное государство, которое обеспечивает всех работой. В-третьих, справедливость, позволившая избежать раскола в обществе, «когда у одних яхты на Майами, а другие бродят по помойкам».

Окончательный выбор в пользу России

Но всё перечисленное – не новость. Новостью же является окончательный геополитический выбор, который Лукашенко сделал в пользу России, т.е. в пользу государства, чье главное достижение заключается как раз в феноменальном по современным меркам расколе в обществе, в том числе расколе на богатых и бедных.

По версии журнала «Forbes» за 2012 год по количеству миллиардеров Россия вышла на второе место в мире, уступая только США (96 и 425 человек соответственно). Это один полюс. На другом полюсе (за чертой бедности), по признанию Путина, «до сих пор живет 13 % – это примерно 18 миллионов человек». С подобной социальной арифметикой не согласны многие российские экономисты. В частности Михаил Делягин, который в своем комментарии к президентскому признанию отметил, что то, о чем говорит Путин, это не черта бедности, а уровень нищеты, т.к. черта бедности (прожиточный минимум) – это то, на что вы можете жить, сохраняя физиологическое здоровье.

Не осталось и следа от привычных рассуждений на тему многовекторной, сбалансированной внешней политики, а беларусский народ заодно лишился называться самым интернациональным народом в мире.

В 1996 году на I Всебеларусском народном собрании Лукашенко обвинил находящихся на содержании у Запада национал-радикалов в геополитической односторонности. Для них, мол, «интеграция на Западе – это очень хорошо, а интеграция на Востоке – это очень плохо». Сегодня же те, кто выступает за европейский путь развития Беларуси, зачислены в лагерь изоляционистов. Это новый термин. На его основе сформулирован лозунг дня: «Изоляция – это тупик, интеграция – прогресс».

Под стать ему и политологическая находка в виде узконационального государства. Именно в стремлении спрятаться за его забором от остального мира обвинил Лукашенко своих политических оппонентов: «Узконациональное государство, запертое в своих границах, с доминированием так называемой коренной, титульной нации. Государство, воздвигающее барьеры и сознательно низводящее само себя до уровня провинциального захолустья. Вот, собственно, и всё, что предлагалось [в 1990-х годах – С.Н.]».

«Google» смог отыскать только 130 ссылок на узконациональное государство. Часть из них – вышеупомянутое выступление Лукашенко. Но до первоисточника докопаться оказалось несложно. В 2007 году на социологическом факультете МГУ за круглым столом собрались российские евразийцы во главе с Сергеем Бабурининым, Александром Дугиным, Сергеем Кара-Мурзой и Владимиром Добреньковым.

Из слаженного хора политических единомышленников неожиданно выпал главный редактор Агентства политических новостей Константин Крылов. Его тезис о том, что современная Россия является государством, враждебным русскому этносу, а, соответственно, «патриотизм, понимаемый как этатизм, то есть как идеология, направленная на защиту… государства, является губительным для русских» оказался «самым дискуссионным».

Философ Алексей Ананченко тут же набросился на провокатора, назвав подобный взгляд на роль государства «призывом к уничтожению русской цивилизации и появлению маленького узконационального государства русских», которое растворится в так называемой европейской цивилизации.

Лукашенко до сих пор использует отсылку к 1990-м годам, чтобы рассказать о своих успехах

Выступление Лукашенко 2 июля – это наш ответ нашим крыловым, рассматривающим наше государство в качестве силы, враждебной нашему обществу. По Лукашенко всё обстоит наоборот. Благодаря сильному государству, «Беларусь по-своему, не похожим ни на кого образом решила проблему, стоявшую в конце прошлого века перед десятками бывших социалистических стран, - проблему перехода от распределительной экономики к рыночной», причем сделать это удалось «без шока, без потрясений и с минимальными потерями».

Размер потрясений каждый измеряет своей меркой. Сегодня стоимость проезда в городском транспорте в Минске составляет 1500 рублей, но не будем забывать о деноминации, зачеркнувшей в 2000 году три нуля. В итоге мы платим 1,5 миллиона рублей за то, что когда-то стоило 4 копейки. Это и называется «без шока, без потрясений». При желании часть ответственности можно переложить на Кебича/Шушкевича, но какое отношение эти подзабытые государственные мужи имеют к прошлогоднему индексу потребительской инфляции в 208,7 %?

В основе беларусской экономической модели лежит административное перераспределение ресурсов (перекрестное субсидирование) от более доходных видов деятельности к убыточным. Рыночная экономика также не может функционировать без перераспределения ресурсов, но осуществляется оно в обратном направлении – от убыточных видов деятельности к доходным. При этом в качестве субъекта перераспределения выступает не государство, а «невидимая рука рынка».

Поэтому далеко неслучайно в меморандуме Всемирного банка слово «перераспределение» встречается на каждой третьей странице. Вот лишь один пример: «На протяжении большей части последнего десятилетия не происходило перераспределение факторов производства (труда и капитала) в пользу секторов с растущей производительностью».

Политическая элита Беларуси начала петь гимн евразийству

Беларусская экономическая модель является работоспособной только в условиях избыточности ресурсов. В качестве источника такой избыточности в нулевые годы выступала Россия. Она и сегодня остается единственным кандидатом на роль безвозмездного экономического донора. Отсюда гимн евразийству, гимн «философии нового евразийского пространства», так мощно прозвучавший на торжественном собрании 2 июля.

Казалось бы, еще совсем недавно все свои надежды на то, чтобы «жить и развиваться, тем более противостоять внутренним и внешним угрозам и вызовам», беларусам полагалось связывать с государственной идеологией. Но 2 июля для слова «идеология» места в докладе не нашлось. Напрасно его искать и в текстах двух последних посланий.

Как тут не процитировать фрагмент статьи «Катехизис надо менять», опубликованный в «Советской Белоруссии»: «Наша с Россией цель - не только рост и объединение, но стабильное движение, читай, бескризисное развитие. Поэтому создание нашего Евразийского союза для мировой экономики нужно рассматривать не только как вступление в нее нового крупного акционера, но, если угодно, и как приход кризисного менеджмента, предлагающего новые методы управления ради искоренения кризиса - этой хронической болезни Старого и Нового Света».

Вот так, не больше и не меньше. На чем основан подобный оптимизм – понять простым смертным не дано. Экономика России, не связанная с извлечением природной ренты, деградирует буквально на глазах. Целые отрасли исчезают быстрее, чем занесенные в Красную книгу виды редких животных. Так, традиционный индикатор положения дел в обрабатывающей промышленности – металлорежущие станки – показал спад выпуска с 1990 года в 30 раз. Но нефть и газ пока еще позволяют поддерживать общенациональные «штаны». В результате доля нефтегазовых поступлений в доходах федерального бюджета постоянно растет. За январь-май она составила 53 %, а еще год назад была на 4 пункта ниже.

В 1918 году Александр Блок в бессмертных «Скифах» обещал обернуться к Европе «своею азиатской рожей» (евразийской в современной терминологии). Пришло время выполнить обещание. Евразийская рожа неожиданно предстала в виде рожи «кризисного менеджера, предлагающего новые методы управления ради искоренения кризиса – этой хронической болезни Старого и Нового Света».

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015