На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1997





Главная   >  Другие о Делягине

Денис Тукмаков ОБРЕТЕНИЕ МАНЕВРА

2006.12.13 , "Завтра" , просмотров 595
"Хрен им! Мы живы! Мы возвращаемся!" — восклицал с трибуны зала "Вдохновение" Дмитрий Рогозин, стоя перед уважаемыми мужами, собравшимися в минувшую субботу в гостинице "Измайловская", чтобы отнять у вечности Конгресс Русских Общин. Мужи радовались, слушали гимн, принимали благословение батюшки, кричали "Громче!", дружно вскидывали мандаты, воодушевлялись, внимая речам соратников, и ритуально возглашали "Слава России!" после очередного выступления. Рогозин верховодил: на фоне блистательного отсутствия приболевшего Сергея Глазьева и подчеркнуто гостевого статуса других знаковых фигур съезда — от лидера ДПНИ Александра Белова до депутата Госдумы Николая Курьяновича — возвращение опального оппозиционера в политику после полугодового отсутствия получилось замеченным.

     Воссоздавая КРО, Дмитрий Рогозин решил, кажется, сотворить гибрид "Родины" и ДПНИ, двух наиболее известных в России — и противоположных по сути — форм национал-патриотического движения, изначально замыслив взять лучшее от протагонистов и избежать провалов и нелепиц, погубивших его прошлую партию и нависающих над нынешними союзниками.

     Нелепицы эти известны.

     "Родина", созданная в те времена, когда многие еще свято верили в перспективность думских баталий и авторитет депутатских корочек, к сожалению, так и не смогла выбраться из административных капканов, что расставил на нее Кремль, и вынуждена была весной этого года радикально трансформироваться, лишь бы не потерять всё. Её погубило то, к чему так долго, все 90-е, стремились национал-патриоты, — оформление в "настоящую оппозиционную партию". Будучи структурой, "заточенной" под выборы, общефедеральные и местные, под "игру по чужим правилам", "Родина" была лишена маневра прокрустовыми ограничениями новых законов, измотана в судебных дрязгах, публично унижена в избирательных кампаниях годичной давности. Мощный идеологический багаж, который смогла аккумулировать "Родина" за неполные три года своей полноценной жизни, мало помог этой партии, оказавшейся неспособной дать бой травящим её и выйти на улицу.

     ДПНИ как незарегистрированная сетевая структура во многом лишена подобных организационных недостатков. Однако эта уникальная во многом организация чем дальше, тем больше, шельмуется властью как "ультрарадикальная" и "экстремистская", поскольку изначально была позиционирована как "уличное движение коротко стриженных ребят", чья идеология умещается на единственной странице листовки. Именно таков медиа-образ ДПНИ, во многом сформированный самими его сторонниками, — и выплывать из "трясины маргинальности" Движению, видимо, будет всё труднее.

     Говоря коротко, сегодня всё выглядит так, словно Рогозин задумал создать "улично-низовую "Родину" или же "ДПНИ с мощным политико-идеологическим образом будущего". Как же именно, со слов лидера КРО, это будет осуществляться?

     

     НЕТ ТАКОЙ ПАРТИИ!

     Прежде всего новая организация под "спотыкающимся" названием "Родина. Конгресс Русских Общин" не будет стремиться стать партией и останется общественным объединением — на ближайшие месяцы, по крайней мере. Это кардинальное условие, несколько раз на все лады повторенное в субботу Рогозиным, предполагает несколько плюсов, важнейший из которых — обретение гораздо большей степени политического маневра, которого была лишена "Родина".

     Как общественное объединение, КРО имеет право аккумулировать в своей деятельности широкий круг союзников, претендуя на роль той самой объединяющей и координирующей "над-структуры", о которой так долго мечтали национал-патриоты. Уже на субботнем съезде был сформирован ЦК КРО, в который вошли, например, Белов, Курьянович и коммунист Петр Милосердов, которые, по замыслу Рогозина, заодно должны подтянуть ресурсы своих движений.

     Подобный статус позволит КРО быть гораздо более гибкими и в отношении оппозиционеров из либерального лагеря, "Другой России". С последней Рогозин готов, по его словам, объявить "водяное перемирие" ради того, чтобы добиться прозрачности политических процессов в 2007 году. И вряд ли кто-то удивился присутствию на съезде Сергея Доренко, раздающего интервью в его кулуарах, или явлению Станислава Белковского, бодро кушающего кофе в фойе гостиницы, или анти"кремлядскому" выступлению Михаила Делягина, взошедшего на трибуну вторым после Рогозина.

     При этом КРО, не являясь партией, решил — до марта-07, по крайней мере — отмежеваться от всякой идеи участия в "шулерских" выборах и готов сосредоточиться разве что на борьбе за места в местном самоуправлении. Это парадоксальным образом должно привлечь к Конгрессу новых сторонников, которых уже тошнит от выборной мороки и которые все больше будут искать "избавления" от невыносимых условий жизни в непарламентских формах сопротивления.

     В силу своего статуса КРО будет также способен привлекать в свои ряды иностранцев — то есть в первую очередь граждан сопредельных государств, русских, сотрудничество с которыми традиционно составит важную часть деятельности Конгресса.

     Наконец, позиционируя себя вовсе не как партию с жесткой иерархией, а как сетевую структуру, КРО будет иметь больше шансов удержать в своих рядах ту разношерстную компанию уважаемых мужей, что так страстно и в такой разнобой вещали с трибуны съезда в субботу. Надо сказать, что политико-идеологическая каша, проявившаяся в рядах делегатов, была уникальна. Они одинаково хлопали призывам к скорейшему пришествию русского царя и расширению демократических свобод в России. Они превозносили русское национальное государство и тут же славили Империю. Они проклинали Путина и при этом рассчитывали на благоразумие Кремля. Одни призывали поскорее оформиться в партию, другие предавали анафеме подобное "сектантство". Сидя не в окопе, не в болотах, не на конспиративной квартире и даже не в эмигрантском кафе, а в уютном конференц-зале в столице России, выступающие рассказывали друг другу, как они оккупированы властью. Всё, что объединяло этих славных мужей в тот день, — это лозунговая формула "Мы русские, с нами Бог. Победа будет за нами. Слава России!" Достаточно ли этой формулы для долгосрочного объединения столь непохожих людей, покажут ближайшие полгода-год.

     

     СЕТЬ ПРОТИВ ИЕРАРХИИ

     Чем же конкретно планирует заниматься КРО, помимо объединения разных спектров русского политического самосознания? Рогозин очень четко определил круг этих интересов: "Стать русским профсоюзом и русской правозащитной организацией". Быть повседневной, низовой, доступной рядовым людям структурой, защищающей их права от произвола власти и этнических преступных группировок. Находиться рядом с русскими людьми, попавшими в беду, включая тех, кто уже в застенках, — например, полковника Буданова. Вести антидиффамационную деятельность против русофобов, коррупционеров и "фальшивых судей", направляя против них "общественное порицание и гражданское преследование", от которых негодяям не скрыться. Создавать "русский класс", провозглашая солидарность русских независимо от их социального положения "в классовой борьбе против правящего класса". "Жить в своем дворе, на своей улице", когда бы каждый член КРО был агитатором, заступником и организатором в одном лице, то есть чем-то вроде местного шерифа, к которому скорей, чем к менту или в суд, придут за помощью.

     Речь идет, по сути, не столько о зеркальном аналоге либеральных правозащитных "грантосос-фондов", сколько о попытке создания русских сетевых "параллельных органов власти" на местах по аналогии с Советами столетней давности. Эта идея выглядит заманчивой: русский народ, этатистский по своей ментальности, без энтузиазма воспринимает политические структуры, ярко оппозиционные по отношению к государству, но готов охотно идти к тем, кто на местах честно подменяет зажравшихся "дьяков и околоточных", исполняет функции государства, выступая фактически легитимными "шерифами" и "третейскими судьями".

     Это действительно отличная идея, вопрос лишь в том, где КРО возьмет людей под эту затею, из кого станет Рогозин вербовать активистов на местном уровне? Из вчерашних однопартийцев, большинство из которых шло в "Родину" с четкой целью побеждать на выборах и брать власть в уже действующих структурах? Вряд ли. И здесь роль ДПНИ как "симбиотического союзника" КРО выглядит доминирующей.

     Провозгласив, что "Русская земля больше нынешней территории РФ", Рогозин реанимировал еще одно давнее направление деятельности КРО — сотрудничество с русскими общинами в СНГ с предельной целью — воссоединением разделенного русского народа. Неизвестно, правда, насколько она актуальна для самих русских вне России, многие из которых давно и успешно ассимилировались в своих новых родинах. Сейчас интересней другое — то, как старый лозунг дополнился двумя новыми идеями.

     Первая — Рогозин постулировал право русского народа "исключать из состава сообщества те этнические группы, что демонстрируют неуважение и нелояльность к нему"; речь здесь, видимо, идет о Чечне. И вторая — Рогозин задумал создавать наряду с отделениями КРО союзнические "диаспоры коренных народов России", альтернативные тем печальным структурам, что были учреждены при тронах практически всех региональных "баев". И если первая мысль, мягко говоря, выглядит не до конца проработанной, то вторая идея предстает блестящим тактическим ходом человека, имеющего горький опыт переживания дискредитации как "шовиниста" и "нациста". Налаженная работа с "правильными" национальными диаспорами позволит КРО выступать с ними "слаженной коалицией" по национальному вопросу без риска быть в очередной раз ошельмованным как "русский фашист".

     Наконец, говоря о будущих функциях КРО, Дмитрий Рогозин озвучил собственные идеи полугодовой давности о создании в России альтернативного источника знаний о мире — собственных СМИ, своего Интернет-телевидения и даже своего "Русского университета", — надеясь, видимо, сотворить то, что не удалось никому из оппозиции за последние 20 лет.

     

     ЧТО ДУМАЕТ КРЕМЛЬ?

     И все же всем, кажется, ясно: несмотря на всю бравурность выступлений на съезде и весь организационный талант Дмитрия Рогозина, КРО сегодня не является полновластным хозяином своего будущего. На вопрос газеты "Завтра", заинтересован ли Кремль в "русском Ле Пене", лидер Конгресса Русских Общин заметил (как замечал и год, и два назад): "Если власть не будет к нам прислушиваться, то она не решит ни одной проблемы. И если с нами случится то, что произошло с "Родиной", проблемы выплеснутся на улицу. Раз явление присутствует, оно должно быть представлено [в политике]. И если Кремль разумен, то он поймет, что это — в его интересах".

     Действительно, русский фактор не может не присутствовать в российской политике тем или иным образом. И если политическая реторта, в которой будут кристаллизироваться сложные, порой противоречивые и такие огнедышащие русские национальные энергии, окажется разбитой, энергии эти вырвутся наружу, и будет Кондопога. Однако все это может оказаться недостаточным, чтобы Кремль в очередной раз не расстрелял русскую национальную оргструктуру из всех своих политических пушек. Ведь сам Дмитрий Олегович признал на съезде, что власть видит в нем и его соратниках не врагов, а скорее конкурентов, и именно поэтому борется с ними нещадно, одновременно "беря на вооружение" их же лозунги и планы. Что ж, хоть так.

     Но есть одна вещь, которая позволит Конгрессу Русских Общин выстоять. Эта вещь в январе-05 сделала из рыхлой, во многом виртуальной, еще мертвой антикоммунистической "Родины" — политического субъекта. Об этой вещи говорил на съезде Александр Белов. Речь — о неустрашимой готовности к политическому Поступку, будь то голодовка в стенах Госдумы или выход на запрещенный Марш. Если КРО окажется способным на действие, он выстоит и победит. Если же нет — то кому он будет нужен?


Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015