На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1997





Главная   >  Другие о Делягине

Третий – не лишний или последняя «ходка» Путина во власть

2011.10.13 , Глобалист , просмотров 566

Независимость Российской Федерации. Звучит само по себе смешно. Независимость тем и хороша, что избавляет от зависимости от кого-либо. Россия – не тот случай. От кого же искать независимости, если сам навязывал другим «владычество во веки вечные». Путин стал для независимой России первым настоящим правителем. Теперь же ВВП пытается зафиксировать свою уникальность навсегда. Как известно увековечить себя дано не каждому. Тем не менее. «Владимир Путин и его третий срок» — так называется публикация на сайте Аналитического центра Юрия Левады. Массовые опросы по этому поводу были проведены с 30 сентября по 3 октября по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1600 человек в 130 населенных пунктах 45-ти регионов страны. Статистическая погрешность данных не превышает трех целых четырех десятых процента.

Как выяснилось, более трети респондентов полагают, что доверие к Владимиру Путину возникло из-за надежды на скорое решение им проблем страны. Чуть меньшее число опрошенных высказали предположение, что население не видит, на кого бы еще оно могло положиться. 23% россиян поддерживают мнение, что, будучи президентом, Путин доказал свое умение достойно справляться с решением государственных вопросов. В то же время больше половины граждан (52%) говорят о том, что устали ждать от нынешнего премьера положительных перемен в жизни страны. Но, несмотря на это, 42% опрошенных готовы на президентских выборах (если бы они проходили в ближайшее воскресенье) отдать свой голос именно Владимиру Путину, когда им предлагается список из десятка российских политиков.

Первые четыре года правления В.В. Путина позволяли многим экспертам задавать вопрос: «Каким будет место Путина в истории России?». Сегодня данный вопрос практически не звучит. Правление Путина характеризуется рядом отличительных признаков, не только позиционирующих его от времени правления Б.Н. Ельцина, но и позволяющих вписать его во вполне определенную нишу российских правителей. Тема «Россия после Путина» представлена не только книгой экономиста М.Г. Делягина, но и спектром статей, посвященных данной теме.

Необходимо отметить и то, что такое понятие как «эпоха Путина» уже начинает обретать реальные контуры.

Последние русские цари

Как известно, Александр II, который еще при жизни был назван Освободителем, стал российским Императором в разгар Крымской войны. Историки называют его царем-реформатором. С именем Александра II связано освобождение крестьян от крепостничества и широкий спектр реформ, направленных на улучшение жизни различных слоев российского общества. Кроме освобождения крепостных Александром II был реализован ряд мер по перестройке местного самоуправления, судебной системы, образования, армии. Это были действительно крупные изменения, не отменяющие самодержавного строя, а лишь модернизирующие его. Из спектра действий Александра II для нас важны именно реформы, так как этот аспект позволяет нам осмыслить первый концептуальный формат.

Его трагическая смерть 1 марта 1881 года является, безусловно, вехой в истории России. Принято считать, что цареубийство 1 марта открывает период жестокой реакции. Александр III, начавший свое царствование с Манифеста, утверждающего незыблемость самодержавия, окружает себя крайне консервативно настроенными министрами и начинает беспощадную борьбу с «революцией». Александр III ограничивает либеральные реформы своего предшественника в области управления, судопроизводства и просвещения. Борьба с «революцией» ведется разнообразными репрессивными способами. В данном втором концептуальном формате необходимо выделить два аспекта. Это аспект репрессий и консервативный аспект. Данный концептуальный формат будет несколько расширен другими правителями России – СССР, но это лишь незначительно раздвинет его границы.

Николай II, пришедший к власти в 1894 году для нас крайне важен в двух аспектах своей деятельности: неудачные реформы и полный слом исторически сложившегося формата власти, включая распад страны на почти 100 непризнанных государств. Нет необходимости перечислять неудачные политические и экономические реформы Николая II, они общеизвестны. Для нас важно выявить концептуальный формат неудачливого реформатора, получившего власть из рук «реакционера», затормозившего естественные реформы общественно – политических отношений, так как концептуальный формат, непосредственно связанный с Николаев II, это и есть концептуальный формат преемника Путина.

Два советских «трехперсональных» цикла

Как отмечалось выше, формализация исторических явлений является условной, в рамках достижения главной цели: выработки демо-версий. Александр II, Александр III и Николай II – условно формализуют «трехперсональный» исторический цикл, который можно назвать «позднеимперским» циклом. В данный «трехперсональный» цикл вошли чуть более 60 лет истории нашей страны. А 74 года советской власти позволяют нам выделить два «трехперсональных» цикла, причем второй цикл в известной степени является бледной копией первого советского «трехперсонального» цикла.

Безусловно, имя Ленина во всем мире связано с созданием «первого государства рабочих и крестьян» и трансформацией Империи Романовых в социалистическое государство. Ленин как символ непосредственно связан с таким символом, как революция, радикальная трансформация. Эти символы несколько расширяют и дополняют концептуальный формат, персонально связанный с Александром II.

Сталин – это символ тирании, но это еще и символ сохранения и становления советского государства. Это – символ сохранения завоеваний революции 1917 года. Это – символ репрессий. А также символ «Сталин» несколько расширяет и дополняет концептуальный формат Александра III.

Хрущев – это так же, как и Николай II, – символ неудачных реформ. Прорыв в космос соседствует в массовом сознании с навязыванием повсеместного выращивания кукурузы, созданием Совнархозов, и непрерывными трансформациями системы управления государством. Хрущев, безусловно, является реформатором не только в глазах российских экспертов, но и зарубежных интеллектуалов. Так, американский социолог Рональд Инглегарт писал о Хрущеве следующее: «Реформы Хрущева конца 1950-х годов породили надежду на то, что коммунистический блок пойдет по пути демократизации. Эти надежды укрепились в результате распада колониальной системы и появления множества молодых, независимых государств в 60-е годы. Однако, весь оптимизм рухнул, когда в 1964 году коммунистическая верхушка отстранила Хрущева от власти». Символ «Хрущев» в известной степени также дополняет концептуальный формат «неудачливый реформатор», непосредственно связанный с Николаем II.

Брежнева, безусловно, нельзя считать реформатором. Но система мер, предпринятая в первые годы его правления, позволила стабилизировать общественно – политическую ситуацию в стране. При Брежневе была провозглашена идея возвращения к «ленинским принципам» в управлении страной. И это не позволяет воспринимать его как инородное тело в концептуальной презентационной матрице. Первый этап правления Брежнева был отмечен и реформами, связанными с именем Косыгина. Это также позволяет нам принять Брежнева в формате презентационной матрицы, в рамках вертикальной идентификации. Тем более, что поздний период правления Брежнева, известный как застой, в значительной степени повторяет последние годы правления Александра II. Но для нас сегодня период правления Брежнева интересен, как один из возможных векторов будущего России.

Имя Андропова непосредственно связано с КГБ. Несмотря на то, что репрессии во время правления Андропова носили скорее показательный характер, символ «Андропов», безусловно, вписывается в концептуальный формат вертикальной идентификации «Александра III – Сталина».

Как уже отмечалось выше, К.У. Черненко является «лишним элементом» в ранее представленной нами концептуальной презентационной матрице, являющейся базовым элементом демо-версии персонализированной истории России – СССР. Это позволяет нам формализовать Генерального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР Горбачева, в рамках вертикальной идентификации, в концептуальном формате Николая II «неудачливый реформатор». Причем неудачные реформы Горбачева так же, как и неудачные реформы Николая II, привели к распаду страны. Таким образом, концептуальный формат вертикальной идентификации преемника Путина – это формат «Николай II – Хрущев – Горбачев».

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015