На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1997





Главная   >  Другие о Делягине

Новый русский порядок

2003.11.24 , "Коммерсант" , просмотров 546
Минуту назад окончилась "Свобода слова". Человек, который постоянно следует за господином Жириновским, верный как пес, пробирается сквозь толпу, улыбается, как, вероятно, улыбаются заплечных дел мастера, и шепчет, почти шипит:

       — Поди сюда. Расскажешь. Расскажешь, кто тут животное.

       Люди расступаются перед ним. Они уступают дорогу этой шипящей горе стальных мускулов. Публика, политики — у них сразу как-то отыскиваются дела, как у поросенка Пятачка: срочно дать интервью, срочно записать чей-нибудь номер телефона. А он движется сквозь толпу и шипит:

       — Поди сюда, расскажешь...

       Никто не знает имени этого человека, никто не понимает, в каких он отношениях с господином Жириновским — он его раб или хозяин? Но он всегда рядом. Когда в химическом своем запале господин Жириновский начинает перебирать время, этот человек стучит по бортику гостевой трибунки, и вождь замолкает. Когда кому-нибудь из оппонентов случится обидеть господина Жириновского, этот человек дожидается перерыва и идет перегрызать обидчику горло — правда, никогда не перегрызает до конца. Он страшный, но никогда не наносит таких телесных повреждений, чтоб можно было обратиться в милицию.

       — Иди сюда, сынок, расскажешь.

       Эти слова адресованы эксперту программы "Свобода слова" экономисту Михаилу Делягину, который пять минут назад назвал господина Жириновского животным. Господин Делягин сползает с гостевой трибунки, спотыкается, говорит: "Ой!" — и поправляет очки.

       Человек-гора уже рядом. Отставший от пса своего метров на десять господин Жириновский кричит про господина Делягина:

       — Ну, где он? Убежал? Убежал, сволочь!

       И господин Делягин понимает, что бежать нельзя, а надо драться с этим человеком-горой. Господин Делягин понимает, наверное, что для него лично уже наступил тоталитарный режим, который господин Жириновский обещает установить в стране, если его изберут в Думу, и надо драться. Драться надо недолго — сейчас прибегут охранники НТВ и растащат. Но секунд 30 надо драться.

       Программа "Свобода слова" на НТВ выходит в прямой эфир два раза: сначала в 12.30 на Дальний Восток и Сибирь, потом в 19.30 — на европейскую часть России. В прошлую пятницу обсуждали российское "экономическое чудо". Ведущий Савик Шустер спрашивал, есть ли оно или оно мыльный пузырь, обеспечиваемый высокими ценами на нефть. В программе принимали участие "Родина", ЛДПР, "Яблоко" и СПС. И еще в утреннем эфире лидер "Яблока" Григорий Явлинский отказался отвечать на вопросы господина Жириновского, но не объяснил почему.

       — Я не буду отвечать,— сказал господин Явлинский.

       — Значит, виновен! — крикнул лидер ЛДПР.

       И все подумали, что в этом эпизоде господин Явлинский вчистую проиграл господину Жириновскому. И в конце утренней программы у лидера ЛДПР еще оставалось время, и он обратился в камеру:

       — Русские на Дальнем Востоке и в Сибири! Китайцев всех выгоним, азербайджанцев всех выгоним! Голосуйте за ЛДПР!

       И потом в гримерке телеведущий Шустер говорил господину Коху из СПС:

       — Вот где он вас побеждает.

       В вечернем эфире к микрофону от СПС выходил не Борис Немцов, а Анатолий Чубайс. И когда господин Чубайс говорил, вся аудитория с этими их интерактивными пультами была против него. Но зато поступало множество звонков в поддержку партии СПС. Когда говорил господин Чубайс, телефонный рейтинг его партии был даже выше рейтинга блока "Родина".

       Господин Чубайс говорил, что Россия — лидер на постсоветском пространстве; что уровень жизни с 1991 года вырос на 28%; что 80% материальных благ производится в России частными предпринимателями и частная собственность есть основа российской государственности. Иными словами, господин Чубайс утверждал, что теперешняя российская экономика во многом построена им и не так уж плоха.

       Лидер блока "Родина" господин Глазьев возражал ему, но возражал скучно. Он говорил заготовленными фразами, несколько раз повторил, что экономический бум есть только в карманах у олигархов. Без всякого сомнения, харизматическим лидером "Родины" является не Сергей Глазьев вовсе, а Дмитрий Рогозин. Он говорил:

       — Надо сажать Чубайса.

       А депутат Ирина Хакамада отвечала ему с партийной трибунки СПС:

       — За нашу партию на прошлых выборах голосовало 5 млн человек. Вы всех посадите?

       Господин Жириновский, как всегда, брызгал ядовитой слюной, обещал посадить всех, но хвалил СПС за то, что те — явные враги, и ругал "Родину" за то, что те — враги скрытые. Он особенно нападал на блок "Родина", потому что знает, что этот блок призван не в эти, так в следующие выборы заменить именно его партию в Государственной думе.

       Лидер "Яблока" господин Явлинский опять отказался отвечать на вопросы господина Жириновского и на этот раз объяснил причину отказа.

       — Мы не будем отвечать на вопросы Жириновского,— сказал господин Явлинский,— потому что на прошлых дебатах он сказал, что рад, что сын генерала Шпака погиб в Чечне, и этим поставил себя вне политики. Мы не будем вести с ним дебаты.

       Генерал Шпак, бывший командующий ВДВ и член блока "Родина", сидел на партийной трибунке позади господина Глазьева. И вышедший к микрофону господин Жириновский в лицо ему сказал, что рад смерти его сына в Чечне, что так ему и надо, что генерал сам виноват в смерти собственного сына, потому что Дмитрий Рогозин с генералом Лебедем подписывали Хасавюртовский мир.

       Не отвечая господину Жириновскому лично, господин Явлинский сказал, что ЛДПР — это фашизм и гражданская война; что государство нужно сильное, а не наглое, потому что силу уважают, а насилие ненавидят.

       А эксперт "Свободы слова" экономист Михаил Делягин поднял руку и сказал про господина Жириновского:

       — Это животное радуется гибели сына генерала Шпака и тем оскорбляет каждого присутствующего в зале.

       — Останься после программы! — крикнул в ответ господин Жириновский.

       И тут была рекламная пауза. В рекламной паузе какая-то женщина из публики встала и сказала, что она воспитатель детского сада и что надо господина Жириновского поддержать, потому что он хороший. По телефонным звонкам первое место занял блок "Родина" — 38%, следом был СПС — 32%, потом "Яблоко" — 15%, а ЛДПР на последнем месте — 13%.

       Программа закончилась. Экономист Делягин, человек в очках, размахивается и бьет человека-гору, а господин Жириновский кричит:

       — Не трогайте его, он депутат! Руки прочь от депутата!

       Как будто партийцам ЛДПР можно бить кого угодно, а их никому нельзя бить, поскольку у них депутатская неприкосновенность.

       В завязавшейся драке бьют друг друга депутаты Жириновский и Митрохин ("Яблоко"), экономист Делягин и генерал Шпак, под руку человека-горы подворачивается кто-то из публики. Удар такой сильный, что этот человек из публики падает с разбитым лицом.

       Партию ЛДПР охранники выводят вон, всех остальных запирают в студии на то время, пока господин Жириновский со свитой не покинет "Останкино". Потом в гримерке появляются откуда-то виски и коньяк. Господин Немцов выпивает с генералом Шпаком, и генерал говорит:

       — Ну что мне, пистолет принести и пристрелить его?

       А господин Немцов говорит:

       — Надо его дисквалифицировать. В футболе же дисквалифицируют. За сына убил бы!

       А ведущий Савик Шустер обещает обратиться к руководству телеканала НТВ с просьбой отказать партии ЛДПР в участии в дебатах.

       — Правильно! — говорит господин Немцов.— Вернуть ему деньги и дисквалифицировать. Все можем скинуться и вернуть ему деньги. Надо ж такое про сына!

       — Дисквалифицировать надо за драку в студии,— поправляет господин Шустер.

       — А я,— говорит госпожа Хакамада,— вела с Жириновским дебаты три часа, и морду он мне не набил каким-то чудом.

       — Ира,— отвечает сопредседатель "Родины" Дмитрий Рогозин,— у тебя морды нет. Вот у меня — есть.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015