На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1997





Главная   >  Другие о Делягине

Либералы + националисты = ?

2011.04.06 , newsinfo , просмотров 665

Вопрос политической гигиены до сих пор остается одним из самых острых для российских либералов при обсуждении тактики и стратегии своих действий. В том числе и в том, что касается выбора политических союзников. Ранее, всякие попытки наладить контакт с представителями крайне левых и крайне правых (националистических) сил заканчивались неудачей. Тем не менее, эта тема время от времени опять возникает на повестке дня.

После того, как либеральная часть оппозиции отмежевалась от национал-большевиков Эдуарда Лимонова, ей предложили новый вариант сотрудничества с идеологическими оппонентами из лагеря радикальных националистов. Борис Немцов после выхода из СИЗО заявляет о возможности взаимодействия с ДПНИ и считает возможным вести с ними дискуссии в российском парламенте. Владимир Милов из "Демократического выбора" проводит совместный с ДПНИ митинг в Санкт-Петербурге.

Наконец, один из самых популярных в оппозиционной среде блогер Алексей Навальный фактически открыто призывает либералов к взаимодействию с националистами, не видя ничего криминального в том, если в результате парламентских дебатов к власти придут неофашисты. "Хочу сказать всем (и единомышленникам, и противникам): мы никуда не денемся от национального вопроса в России. Надо наводить мосты и действовать вместе. Национализм опасен, только когда загнан в подполье. А когда он проходит во власть - националисты вдруг становятся вполне сдержанными людьми, как мэр Рима, происходящий, между прочим, из самых что ни на есть неофашистов. И что, много в Риме погромов?" - заявил он в интервью изданию "Собеседник".

В оппозиционной либеральной среде к мнению Навального прислушиваются, а потому дискуссия о возможности объединения усилий с ультраправыми в деле свержения действующей власти вспыхнуло с новой силой. "Ньюсинфо" попыталось выяснить у правозащитников и политиков либеральноготолка, насколько такое взаимодействие может быть эффективным, если, конечно, вообще возможно.

Виктор Шендерович, писатель:

- Практика показывает, что гораздо важней правила игры, чем персоналии. Когда есть законы, определяющие, где кончаются просвещённый национализм и начинается Уголовный кодекс, и если они признаются, то правые (националисты), так же как и левые, имеют право находиться в политическом поле. А дальше - это вопрос эволюционного развития.

Допустим, избиратель выслушает Ле Пена, но проголосует всё равно за Миттерана, Саркози или Ширака. Если же избиратель в первом туре проголосует за Ле Пена, это вызовет такой шок, что гражданское обществе мобилизуется и не допустит Ле Пена к власти. Это схема, по которой живёт европейское общество.

В этом смысле, "правые" или "левые" имеют право на вхождение в политическое поле, но при условии, что должен действовать закон. И демократы должны в этом случае неукоснительно настаивать на соблюдении закона - тогда общество будет хоть как-то защищено, потому что будут определены границы допустимого.

Если речь идёт о националистической программе, например, о мигрантах, то это предмет для дискуссий. Если речь идёт о вещах запрещённых законом вещах, то этими людьми должны заниматься правоохранители. То есть, если речь идёт об условном Делягине или Проханове, то им противостоять должны идеологи. Если речь идёт о каком-нибудь Тесаке, то им должны заниматься спецслужбы.

Когда была Национальная ассамблея, для меня было важно кто к кому присоединяется. Если Лимонов и какой-нибудь господин из правых списывают наши требования, если собираются добиться свободы прессы, гарантий для оппозиции и т.д. - отлично, значит происходит некое эволюционное движение. И наоборот.

Лев Пономарев, председатель движения "За права человека":

- Для меня абсолютно неприемлемо участвовать с радикальными националистами в политическом проекте. Я считаю, что если России и угрожает дестабилизация, то эта угроза исходит от русского фашизма, национализма. Поэтому надо быть готовым, чтобы в момент дестабилизации противостоять русскому фашизму. Поэтому никакие контактов с ними в политическом проекте невозможны. Вот в "Солидарности" у нас возникала такая проблема - мы вычистили их оттуда.

С другой стороны, умеренные националисты, которые не провозглашают "Россию для русских", имеют право на какое-то представительство в парламенте. Если люди придерживаются "правых" взглядов, но действуют в рамках Конституции, то они должны присутствовать в парламенте, и я этому противодействовать не готов. Другое дело, что я не готов делать с ними какие-то совместные акции, потому что умеренные националисты могут в любой момент попасть под влияние радикальных националистов.

Когда события идут более-менее спокойно, как в западных странах, там может быть обратная ситуация: когда радикальные националисты находятся в подполье, а умеренные сидят в парламенте и друг с другом не контактируют. Но когда ситуация в стране напряжена и может в любой момент дестабилизироваться, и учитывая, что в России очень сильны ксенофобские настроения, то мои усилия направлены на борьбу с ксенофобией, на противодействие и радикальным, и умеренным националистам. И тех и других надо всё равно ослаблять, потому что, не дай Бог, в момент дестабилизации эти люди, опираясь на ксенофобские настроения масс, могут прийти к власти и будет русский фашизм.

Нина Таганкина, исполнительный директор Московской Хельсинкской группы:

- Если говорить о "лимоновцах", то они, конечно, не националисты в чистом виде, это, скорее, радикальные оппозиционеры, но мы с ними никогда в союзе практически не были. Если взять "Стратегию-31", то она показала, что союзы с радикалами приводят к какому-то положительному результату. Другое дело, что мы сегодня переходим на другую стратегию. То есть считаем, что на сегодняшний день мы миссию защите прав на свободу собраний выполнили и готовы двигаться дальше, но уже отдельно от "лимоновцев".

Когда наши цели полностью разделяют и другая сторона, в этом случае сотрудничество возможно, но при этом надо жёстко придерживаться тех правил, которые были оговорены на старте. Как только мы почувствуем, что эти правила меняются, то в этом случае лучше таких союзников не брать.

Владимир Буковский, бывший советский диссидент, член политсовета ОДД "Солидарность":

- Националисты - это понятие растяжимое и никакой дефиниции вы ему не дадите. Я знаю людей, которых можно определить как "русских националистов". По определению мы этого ярлыка боимся, потому что за этим стоит великодержавный шовинизм - мы видели очень много негативных явлений за этим ярлыком. Но я знал человека, который кричал, что он националист, но не в том смысле, чтобы доказывать, будто русский народ лучше всех других, а в том смысле, чтобы доказать, что он не хуже других.

Если вы занимаетесь настоящей, классической политикой, то вам надо быть готовым говорить с любыми силами, представленными в обществе. Разумеется, стараться это делать на своих условиях, не опускаясь до уровня групп, которые считаются деструктивными или опасными. Но иметь с ними дело, говорить с ними политик обязан.

Я давно заметил, что люди, с которыми вы общаетесь, усваивают часть ваших взглядов, точно также, как вы усваиваете часть их. Таким образом, перед политиком стоит задача поднять своих собеседников - партнёров или оппонентов - на более высокий уровень, сдвинуть существующие общественные тенденции из деструктивного в более цивилизованное русло. Хотя, есть, безусловно, люди и направления, с которыми это не происходит - и что ты с ними не делай, они всё равно будут тянуть тебя вниз, вместо с того, чтобы вместе с тобой идти вверх.

Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности:

- Нет, я не считаю это возможным. Я считаю, что идеи фашизма не могут быть популяризированы в России ни при каких обстоятельствах. Я считаю, что проявление крайнего национализма приводят к одноклеточному существованию. Националисты сродни большевикам, что для России чрезвычайно опасно, поскольку большевизм в России уже проявил себя в полной мере. Мы 70 лет этому отдали и на следующие 70 лет отдаться, разговаривать, как в 30-х годах в Германии, договариваться о состязательности на уровне государственного неблагополучия чрезвычайно опасно и, с моей точки зрения, вредно. 

Иван Еременко
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015