На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004





Главная   >  Новости

ЕЩЕ ОДНО ОБРЕТЕНИЕ ВЕЛОСИПЕДА

2004.09.13 , просмотров 487
В определенных исторических обстоятельствах это может стать даже нужным делом Падение уровня образования, активизация хаотичной пропаганды и всеобщая загруженность повседневными делами ведут к забвению базовых истин. Так, разрыв `пакта о ненападении` между коммерческими и силовыми олигархами вновь активизировал бесконечные обсуждения отношений государства и бизнеса.

Б изнесмены при помощи этих обсуждений надеются напомнить о своих правах и вернуться из положения `дойной коровы` к партнерству с государством.

Представители государства, смутно ощущая неэффективность силовой олигархии, пытаются в тысячный раз нащупать разделение функций между нею и коммерческим сектором, не понимая, что для этого нужно сначала признать наличие у бизнеса реальных политических прав, а потом еще и завоевать его доверие. При этом обсуждение фундаментальных принципов постоянно подменяется лоббированием отдельных инструментов (будь то СРП или концессии), выдаваемых за панацею от всех бед.

Механизмы частно-государственного партнерства бесконечно разнообразны и зависят от конкретных нужд. Обсуждать их имеет смысл лишь после осознания исходных принципов этого партнерства, без которого оно не сможет реализоваться.

Развитие общества определяется взаимодействием государства, бизнеса и населения. Их краткосрочные интересы различны.

Бизнес стремится к эффективности - к концентрации благ у наиболее успешных субъектов экономики и политики. Населению же нужна справедливость, то есть более равномерное распределение благ. Государство гармонизирует эти текущие интересы для достижения долгосрочного успеха всего общества.

Разные исторические условия требуют разных пропорций между эффективностью и справедливостью. Соответственно сменяются и стоящие у власти политические силы.

Общий принцип гармонизации интересов бизнеса и населения прост, хотя и выработан в социально-управленческих муках. Во внешнем мире государство должно реализовать интересы бизнеса как более активного и творческого элемента общества, поддерживая и частично направляя его экспансию. Внутри же общества оно должно поддерживать население - не столько из-за его преобладающего (при демократии) политического влияния, сколько из-за неконкурентоспособности внутренне расколотого общества.

Пример ориентации на интересы бизнеса во внешней политике и населения во внутренней - оптимальная форма собственности на нефтяные компании. При добыче на своей территории добывающие компании для удовлетворения интересов населения находятся в госсобственности (даже в безупречно европейской Норвегии), при добыче на чужой, для эффективности экспансии (и преодоления политических барьеров), - в частной собственности.

Из этой тривиальной схемы гармонизации интересов бизнеса и населения следует трагичный вывод о возможности успешного развития лишь части стран. Ведь внешнюю экспансию, являющуюся условием внутренней гармонии общества, не могут вести все: кто-то должен быть ее объектом.

Страна - объект внешней экспансии (вроде современной России) лишена возможности гармонизации интересов бизнеса и населения описанным способом и сталкивается с проблемами, порождаемыми этой внешней экспансией.

Доступный для нее способ гармонизации интересов населения и бизнеса - объединение их усилий в противостоянии внешней экспансии ради сохранения в стране большей доли ресурсов и направления их на нужды собственного развития, то есть в развязывании своего рода `национально-освободительной` войны в области экономики. Это не отменяет необходимость внешней экспансии национального бизнеса.

Б изнес ориентирован на поддержку и прославление сильных, способных позаботиться о себе. В зависимости от уровня развития общества государство оказывает ему и те услуги, которые общество постепенно должно научиться оказывать себе само. Важнейшая из них - реализация долгосрочных и капиталоемких проектов, непосильных или непривлекательных для бизнеса (из-за высокой капиталоемкости и длительности или неопределенности окупаемости) - в первую очередь в области развития инфраструктуры и создания новых технологий.

Особняком стоит управление инфраструктурными монополиями, определяющими условия развития всей остальной экономики. Они не могут быть полностью рыночными, так как улучшение их финансового положения в силу их ключевой роли ухудшает финансовое положение экономики в целом. В то же время форма собственности на них в зависимости от уровня развития общества может быть любой. Они могут быть как органом государственного управления, так и государственной компанией (что наиболее распространено), так и государственной собственностью под коммерческим управлением, так и частной собственностью.

В англосаксонском праве есть специальная юридическая категория `публичных компаний`, максимизирующих не прибыль, но общественное благо. Создание ее аналогов полезно и в России - при условии сохранения исходной цели (иначе дело кончится аналогом печально известных ГУПов).

Сфера влияния государства сужается по мере развития общества: последнее берет на себя все больше. Поэтому государство постоянно испытывает соблазн ослабить общество для сохранения своего влияния. Объективная политическая задача бизнеса - не дать государству остановить развитие общества и окостенеть.

Б изнес активнее и сознательнее населения, поэтому государство в первую очередь выстраивает отношения именно с ним.

Но их нельзя понять без третьей, и главной, вершины `общественного треугольника` - населения, этого великого и, в обычной ситуации, безмолвствующего субъекта политической жизни.

Если власть перестает ощущать свою ответственность перед населением, она теряет эффективность, так как лишается `точки опоры` в отношениях с бизнесом и либо подчиняется ему (перестав выполнять свои функции), либо само подчиняет его себе (задушив инициативу общества). Тогда народу приходится поправлять ее, демонстрируя неблагополучие разными методами - от голосования `против всех` до революции.

Опираясь на население, государство получает возможность говорить с бизнесом от имени всего общества, обеспечивая интересы последнего. Тогда главной проблемой становится механизм определения национальных интересов.

Идеальный пример - США, которые именно при помощи таких механизмов обеспечили симбиоз государства и корпораций, являющийся источником их глобального лидерства.

Американские корпорации и государство, как правило, преследуют единые общенациональные цели. При решении коммерческих задач государство выступает в роли `младшего партнера`, а во всех остальных сферах в роли ведомого выступает бизнес.

Неразрывная связь американских корпораций с государством реализуется прежде всего в личном взаимодействии. При этом прославленные лоббисты играют ограниченную роль. Более важна ротация кадров между государством и бизнесом, которая обеспечивает единство их интересов и взаимопонимание. Благодаря ей бизнес и государство участвуют в мировой конкуренции не как союзники, но как единый организм.

Но главный механизм симбиоза государства и крупного бизнеса США - аналитическое сообщество. Оно финансируется корпорациями и обслуживает в первую очередь их интересы, но при этом обеспечивает `сопровождение` деятельности партий. Победа политика на выборах ведет к переходу в его аппарат аналитиков. Они понимают, что пришли в госаппарат временно, и сохраняют `производственную базу` в аналитических структурах, формально не являющихся частью государства.

Аналитические структуры становятся подлинным `мозгом` государства.

Решения, реализуемые госаппаратом, разрабатываются на деньги корпораций при помощи коммерческих технологий управления и, соответственно, с коммерческой же эффективностью, что повышает эффективность государства. Тем самым аналитические структуры соединяют корпорации и государство в единое целое.

Американский путь отличается от `олигархии` тем, что сращивание государства и корпораций идет на уровне не только лоббистов, но и стратегических аналитиков, то есть на базе не узкокорыстных интересов корпораций, а на основе долговременных и потому общенациональных стратегических интересов.

Вместо того чтобы сначала порознь выработать системы корпоративных и государственных интересов, а затем мучительно приспосабливать их друг к другу, США при помощи аналитического сообщества изначально вырабатывают систему национальных интересов как целое, объединяющее интересы бизнеса и государства. Это смягчает противоречия и повышает осознанность развития, а с ним - и конкурентоспособность общества.

То, что паралич нашего правительства в результате `административной реформы` не снизил качество вырабатываемых решений, свидетельствует: Россия движется по американскому пути.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015