На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004





Главная   >  Новости

Недели две нам нужно быть крайне осторожными. Вспомните сентябрь 1999 года┘

2004.09.02 , просмотров 484

Михаил Геннадьевич, проблема безопасности, которой давно озабочены все развитые страны, становится первостепенной для России. Особенно это ярко демонстрируют последние теракты. Спецслужбы оказываются бессильными, несмотря на то, что российская власть принадлежит им. После 11 сентября в США было создано специальное министерство, занимающееся проблемами внутренней безопасности в глобальном смысле. Наверное, это единственный эффективный способ решения проблемы для Штатов, учитывая их специфику: развитую инфраструктуру, и открытую экономику. Израиль решает эту проблему иначе √ с помощью государственного террора в ответ на террор. Мы, с одной стороны, пытаемся строить государство по образцу США, а, с другой стороны, российская власть создает унитарную систему, более подходящую для израильского варианта. Какой способ решения проблемы безопасности в России наиболее применим?

Прежде всего, надо сказать, что государственный террор существует и в США. Я понимаю, что многим читателям OPEC.ru ничего не говорят слова ╚Ветвь Давидова╩, но когда надо и когда не надо, американцы не стесняются выкатить пушку на прямую наводку и расстреливать детей. Американцы не стесняются этого, они стесняются об этом писать. Но они не постеснялись, когда у них было 11 сентября, арестовывать людей без суда и следствия, держать их по полгода без предъявления обвинения, в том числе, граждан иных развитых государств, когда французов держали чуть меньше полугода, но применяли к ним меры изысканного ╚психологического давления╩, когда на теле не остается следов. С применением крайних мер у всех все в порядке. А смысл спецслужбы состоит именно в том, что это орган, которому разрешено в критических обстоятельствах нарушать закон. Когда закон устаревает, а его не успевают осознать и изменить, когда нужны рефлекторные действия. Но существует парадокс спецслужб, когда только они сами имеют полномочия определять степень критичности ситуации. Все гражданские контроли здесь действуют половинчато, здесь масса проблем, которые не имеют решения, но которые имеют возможности для улучшения.

Наша проблема не в этом - наша проблема заключается именно в том, что у нас власть принадлежит спецслужбам. А когда власть принадлежит спецслужбам, им больше ничего не надо. Когда власть принадлежит обществу, общество приходит к спецслужбам и начинает их трясти, а спецслужбам приходится работать. Но когда власть принадлежит спецслужбам, хоть на танках катайся, пусть только общество попробует против них что-нибудь вякнуть.

Борьба с терроризмом √ сложная техническая задача. Если вы ходили по городу Москве последние три-четыре дня, вы должны были обратить внимание, как были ╚поставлены на уши╩ все спецслужбы, вы должны были обратить внимание, что последние две недели в метро опять начали зачитывать сообщения о неопознанных предметах, на усиленные патрули, когда стоят ребята из внутренних войск с круглыми глазами, которые не умеют фильтровать толпу: он стоит посередине потока людей, которые вынуждены его обходить. Ему без толку что-либо говорить, потому что видно, что его либо не учили совсем, либо учили, но не тому. В любом случае мимо него можно пронести все, что угодно. И говорить о том, что взрыв на Рижской произошел потому, что спецслужбы не доработали┘ Те люди, которые работают в поле, они как раз доработали (иначе взрыв был бы в метро), не доработали совсем другие люди. Бороться с терроризмом можно только на агентурной основе. Существуют определенные нормативы вербовки: в любой экстремистской организации какой-то процент людей должен быть завербован. Многим не нравится, что спецслужбы вербовали диссидентов в советские времена, но это было необходимо для безопасности государства. Эта работа, по-видимому, либо провалена, либо недостаточно эффективна, либо ведется, исходя из каких-то странных профилактик. Понятно, что эта агентура не в Пентагоне, и не у Усамы бен Ладена, - это агентура на территории Российской Федерации, даже не Советского Союза. Распад Советского Союза не мог кардинально этому помешать.

Эта серьезная проблема связана с тем, что силовые структуры пришли во власть и ушли из-под контроля общества. Давайте, посмотрим на события последних четырех месяцев. Убийство Кадырова. Простите, но его собственная служба безопасности, которая все это проморгала, распущена, но не наказана. Захват территории Ингушетии с огромными человеческими жертвами, причем, убивали людей, которые были наиболее преданы национальным интересам России. Реакция наших доблестных представителей государства свелась к свидетельству выдающейся эффективности работы ингушских спецслужб. Первым это отметил Грызлов, а потом все повторили. Я сам слышал, как убийство Кадырова трактовалось как триумф российской политики в Чечне. Это почти цитата одного из наших ╚соловьев╩ Кремля. Когда пару дней отрицали самоочевидное и говорили, что в отношении самолетов это не было терактом, это напомнило мне одного американского профессора, который в прямом эфире CNN, когда второй самолет врезался во вторую башню, говорил о том, что это драматическая случайность и трагическое совпадение. К чести CNN его через три минуты убрали из эфира. У нас же это продолжалось два дня.

Я должен сказать, что это не конец. Потому что по Москве бродит (насколько можно понять из сообщений) еще одна шахидка, и если это не случится в день города, то случится потом. Третий вариант √ хотелось бы, чтобы ее захватили, в этом случае не нужно бояться фальстарта, потому что все понимают, если силовые структуры отрапортуют о захвате и обезвреживании шахидки, а после этого где-то что-то взорвется, то их не спасет даже то, что они власть.

Мы находимся в зоне повышенной опасности. Если это произойдет не в День города, то случится после, когда все расслабятся, когда милиция выпьет пива и с облегчением выдохнет. Это результат полного провала политики нынешнего руководства России в Чечне, в первую очередь, и во вторую очередь, на Северном Кавказе. Политика, которая сводилась к достаточно огромным ресурсам, которые расходовались бесконтрольно, которые, по-видимому, концентрировались в руках одного клана, вызывала негодование и отторжение всех остальных кланов. Судя по заявлением Алханова и других, сейчас будет осуществлен уход от этой модели к дагестанскому варианту, когда все или почти все значимые кланы имеют свою долю управления, имеют свою часть парламента. В плане финансовых потоков это создаст другие проблемы, но это облегчит ситуацию с самой Чечней. Это способ некоторого умиротворения Чечни, хотя не самый хороший для России, но в условиях полного разложения российского государства, возможно, единственный путь. Пока новая политика не начнет действовать, мы находимся в зоне риска, особенно до инаугурации Алханова. Понятно, как проходили выборы в Чечне: представители Кадырова не хотели Алханова, понятно, что это вызовет серьезное недовольство, которое будет выражаться по-разному.

То, что сейчас происходит, начинает угрожать существованию России как Федерации.

Нынешнее государство само по себе угрожает существованию Российской Федерации. Проявление терроризма √ результат разложения российского государства. Не нужно думать, что где-то в норе или во дворце сидит группа бандитов, которая хочет разрушить Россию. Таких групп сидит не меряно - они были, есть и будут всегда в отношении любого государства, каким бы справедливым и эффективным оно ни было. Все равно будут существовать группы безумцев, которые хотят его разрушить. Проблема не в них - проблема в том, что политика российского государства реально поощряет этих безумцев и бандитов, создает для них все новые и новые условия.

Сейчас складывается впечатление, что может начаться стихийный процесс, когда уже будут действовать не спецслужбы, не милиция, не ФСБ, а те же самые скины.

У нас есть национальная проблема. Единственной силой, которая реально защищает интересы населения крупных и мелких славянских городов, как это ни печально, являются скины. Я знаю несколько человек, которых они физически спасли от убийства. Один парень заступился за девушку в Петропавловске-Камчатском перед представителями соответствующих диаспор, когда ее просто запихивали в машину, и никто за него на следующий день не заступился. Другой парень в Москве. В чем проблема, когда государство игнорирует столь острую и рациональную проблему, как национальная проблема? Это проблема несовпадения различных культур, тем самым оно не ретуширует эту проблему, не откладывает ее на потом, а провоцирует ее предельное обострение. Когда все либеральные СМИ визжат о таджикской девочке, но молчат о русских девочках, они провоцируют погромы, причем, с обеих сторон. Они провоцируют тем самым убийства. Когда наши либеральные архичеловеки, а на самом деле недочеловеки, визжат о том, что преступник не имеет национальности (как будто он из инкубатора появился), они тем самым не позволяют бороться с организованной преступностью просто потому, что специфика различных культур в организованной преступности различная. Если ФБР имеет специальный отдел по борьбе с пуэрториканской преступностью, и отдельно мексиканский отдел, то нам сам Бог велел. Люди, которые этому противодействуют, тем самым мешают бороться с оргпреступностью. А когда вы не боретесь с оргпреступностью, которая имеет этнический характер (я не говорю только о цыганских группах или только о представителях Северного Кавказа √ у славянских групп тоже своя специфика), не учитываете этнический характер преступных групп, вы не можете с ней бороться. Соответственно, вы провоцируете межнациональную напряженность со всеми вытекающими отсюда конфликтами.

Каков Ваш прогноз дальнейшего развития событий?

Мне очень хотелось бы ошибиться. Очень хотелось бы сейчас включить компьютер и увидеть огромными аршинными буквами пляшущее сообщение, что нашли какую-нибудь Зарему с двумя килограммами гвоздей, с тротилом, что она уже обезврежена, а лучшие адвокаты России будут кричать, что девушка ни в чем не виновата, что она просто проходила мимо, а бандиты в милицейской форме на нее набросились. Очень хотелось бы увидеть такое сообщение. Но я думаю, что его не будет, поскольку и с той, и с другой стороны находятся не идиоты. Я думаю, что после Дня города в течение двух-трех дней что-нибудь случится в метро. Это проблема существует и для меня, потому что я сейчас пользуюсь этим видом транспорта.

Что можно посоветовать людям? Избегать любых толп. Если вы едете в метро, старайтесь избегать часа пик, постарайтесь входить и выходить на остановках с не очень большим потоком людей. Если нет такой возможности, можно немного проехать на автолайне или троллейбусе. Вероятность попасть под раздачу маленькая, но лучше ее избежать. Ни в коем случае не принимать участия ни в каких массовых мероприятиях, особенно в праздничных, особенно в центре.

А на долгосрочную перспективу?

Я думаю, что в долгосрочной перспективе это удастся погасить. Если удастся пережить инаугурацию Алханова, если там ничего не случится, если пройдет две недели и начнет реализовываться новая политика, когда мы оставляем кланам очень много денег и распределяем их более равномерно, если будут осуществлены необходимые хирургические действия в самой Чечне┘ Я не верю, что на куске территории в 300-400 квадратных километров нельзя найти Басаева. Я не верю в это! Даже если учесть, что половина территории занята горами, если учесть, что население в целом сочувствует. В среднесрочном и долгосрочном плане нам из этой критической ситуации удастся выйти. А в краткосрочном плане все достаточно напряженно. Недели две нам нужно быть крайне осторожными. Вспомните сентябрь 1999 года.

Opec.ru

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015