На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Почему же мы так унизительно бедны и становимся еще беднее?

2017.01.13 , Труд , просмотров 3776

Росту отечественной экономики мешает бедность населения. Впервые в новейшей российской истории такое признание сделал член правительства — министр экономики Максим Орешкин. Правда, не сказал, как бороться с этой бедой. Судя по ценам, которые с Нового года снова рванули вверх, просто не знает.

«Бедность является серьезным ограничением. Это не только социальная проблема, но в том числе и серьезная угроза для экономического роста, учитывая, что значительная доля малообеспеченных — это семьи с детьми», — сказал министр, анализируя состояние отечественной экономики.

Насчет бедности населения страны Максим Орешкин абсолютно прав. По данным директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, «граждане России лишены реальных гарантий права на жизнь: ниже прожиточного минимума существуют 18,8 млн человек. Однако это лишь вершина айсберга бедности: как показывают социологические опросы, более двух третей россиян испытывают нехватку текущих доходов на покупку простой бытовой техники, то есть являются бедными. В результате совокупная доля нищих и бедных составляет почти 80% населения...»

Учтем: в стране практически отсутствует безработица — 4 млн ищущих работу из 77,1 млн человек экономически активного населения (5,2%) по мировым стандартам считается нормой. Более того: в Организации экономического сотрудничества и развития Россия считается одной из шести самых работающих наций. Средний россиянин в год проводит на работе больше времени, чем средний житель Германии, Великобритании и даже США при равной продолжительности рабочей недели. К примеру, средний немец в 2015 году провел на работе 1371 час, а средний россиянин — 1978 часов.

Почему же мы так унизительно бедны и становимся еще беднее?

По данным Центра макроэкономических исследований (ЦМИ) Сбербанка, реальные доходы населения падают третий год подряд: на 0,5% в 2014-м, на 4,1% в 2015-м, на такие же 4,1% за январь — ноябрь 2016 года. А опрос ВЦИОМа показывает: население не надеется на прибавку в зарплатах и на протяжении наступившего 2017 года.

Неудивительно, что падают объемы розничной торговли: в 2015 году они сократились на 10%, за январь — ноябрь 2016-го — еще на 5,1%. Люди меньше покупают — предприятия меньше производят. Наиболее показательным выглядит автомобильный рынок, на котором продажи новых машин в минувшем году упали как минимум на 15%, чуть превысив миллион штук. Хотя еще пять лет назад в России покупалось около 3 млн новых автомобилей (вместе с импортом).

На втором месте — спад продаж сложнобытовой техники и электроники: в 2015-м на 19,5% в сравнении с предыдущим годом (данные аналитической службы «М.Видео»). Еще больше спад в секторе самых «народных» товаров: продажи телевизоров сократились на 47%, холодильников — на 37%, стиральных машин — на 35%. В сегменте ноутбуков зафиксирован наибольший спад — на 60%. В минувшем 2016-м падение немного замедлилось, ибо куда уж больше?

Учтем, что подавляющее большинство этой «импортной» по названиям техники уже давно собирается в России. То есть падение продаж означает спад отечественного производства, пусть даже и «отверточного».

На третьем месте в печальном рейтинге — сворачивание жилищного строительства. Даже в Москве в ушедшем году ввод нового жилья снизился почти на 14%. Причина та же самая — падение платежеспособного спроса. И это несмотря на небывалое снижение цен на квадратный метр: в регионах в среднем на 15%, в Москве на 20-25%.

И так везде: мебель, посуда, одежда, обувь... Маловостребованными оказались даже комплекты школьной формы и канцелярские товары — верный признак перехода большинства семей на режим самой жесткой экономии. По той же причине активизировался кредитный рынок: крупные банки принялись перекупать «чужие» долги частных заемщиков под меньший процент. А новых кредитов россияне стараются не брать...

Теперь сравним эту картину с Китаем, который в минувшем году обогнал нашу страну по среднему размеру месячных заработков: 756 долларов в среднем по стране вместо наших 605 «зеленых». Любопытно, что в Поднебесной этот показатель директивно растет с 2008 года: начинали с малого, а ныне прибавляют по 50-70 долларов в месяц.

Толчком послужило начавшееся падение товарного экспорта — после того как Китай заполонил мировые рынки дешевыми, но не лучшего качества поделками, которые американцы и европейцы перестали покупать. Пришлось переориентировать товарные потоки на внутренний рынок, поднимая платежеспособный спрос собственного населения. Но зарплаты росли в первую очередь там, где переходили на высокотехнологическое производство с повышением качества продукции. А это возможно лишь с ростом образовательного и профессионального уровня персонала, о чем последние 10-15 лет очень заботится китайский бизнес.

А что у нас? Вспомним майский (2012 года) указ Владимира Путина, по которому правительство должно обеспечить к 2018 году увеличение производительности труда в 1,5 раза. То есть ежегодно — на 7%. Указ категорически не выполняется. Есть и задача создать к 2020 году в стране 25 млн высокопроизводительных рабочих мест, но их нет и не будет.

Нет и работников высокой квалификации, хотя в стране действует 3198 профессионально-образовательных организаций, то есть ПТУ и техникумов. За последние 10 лет число поступающих туда абитуриентов снизилось с 1542 тысяч до 1099 тысяч в год. Нет желающих! А откуда они возьмутся, если выпускники в машиностроении могут рассчитывать на средний заработок в 23,3 тысячи рублей, на предприятиях электроники, радиотехники и систем связи — 23,8 тысячи, на химкомбинатах — 26,7 тысячи рублей (данные Пенсионного фонда России). Для сравнения: в Польше на аналогичных предприятиях квалифицированному, но еще не имеющему опыта рабочему платят в переводе на российскую валюту от 80 до 100 тысяч рублей. В Германии, Франции, Италии вчерашние школьники, имеющие востребованную рабочую профессию, зарабатывают 2500-3000 евро.

Конечно, речь идет не о мальчишках на побегушках, а о людях, уже получивших базовые знания по высокотехнологичным профессиям. Но Россия и здесь плетется в хвосте: в стране во всех отраслях катастрофически не хватает профессионального персонала, но Германия превосходит Россию втрое по производительности труда и в 6 раз — по уровню оплаты труда высококвалифицированных рабочих. От американцев мы отстаем в 2,5 раза по производительности труда и в 5 раз — по зарплате высоким профессионалам.

Неудивительно, что на форуме «Материнство» на вопрос «Вы бы хотели видеть своего сына/дочь рабочим?» почти половина ответили «никогда», а 40% высказались за лишь при непременном условии хорошей зарплаты, гарантирующей нормальную жизнь. А реальная жизнь доказывает им, что в России высокая квалификация вовсе не гарантирует даже более-менее приличный уровень оплаты труда.

Нам говорят, что низкие зарплаты обусловлены низкой производительностью труда: мол, не за что платить. При этом умалчивают, что в большинстве отраслей российской экономики работникам элементарно недоплачивают за труд. По данным экспертов Центрального экономико-математического института РАН, в России более низкий, чем в Европе и США, удельный вес оплаты труда в произведенном продукте: от 40 до 51% против 59% в США, 65% во Франции, 68% в Великобритании...

Только за этот счет можно было бы поднять зарплаты — не в целом по стране, а лишь за высокопроизводительный труд, создав стимулы для приобретения специальностей и повышения профессионализма.

Еще один резерв — дикий перекос в оплате труда начальства и подчиненных, менеджмента и персонала. По данным МОТ, 1% наиболее оплачиваемых работников в РФ зарабатывают в 63 раза больше, чем 1% наименее оплачиваемых. В Европе эта разница — 22 раза.

С января вступили в силу поправки к Трудовому кодексу, которые привязали доход начальников к средним зарплатам работников госпредприятий. Теперь начальники и их замы не смогут устанавливать себе значительно более высокие оклады, чем у рядовых сотрудников. Это в теории. Что до практики, то на федеральном уровне уже действует распоряжение правительства с перечнем бюджетных организаций, где условия труда руководителей не привязываются к зарплатам работников. А далее регионы и муниципалитеты могут своими подзаконными актами утвердить аналогичные перечни «особенных» организаций...

И тогда все пойдет прежними путями. О которых Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал: «Откуда взялось мнение, что только работа в офисе нефтяной компании или в банке, работа юриста или менеджера является почетной работой? Тут работников оплачивают вдвое-втрое, а то и во много раз щедрее, чем в сферах экономики, производящих реальные товары, нужные обществу, образовательные, медицинские и другие нужные услуги...»

А в это время

После новогодних поздравлений власти приготовили гражданам неприятные сюрпризы. Практически повсеместно подорожал общественный транспорт — в столице, например, за проезд в автобусе надо платить на 4 рубля больше, в среднем на 7,5% подорожал проезд в метро. Ползут вверх ценники на заправках, потому как выросли акцизы на бензин и дизтопливо. Под сурдинку подсуетились чиновники, выдающие разрешительные документы — госпошлина за водительские права и регистрацию автомобиля подорожала сразу на тысячу рублей. Ну и так далее, по списку... Интересно, подсчитали в Минэкономразвития, насколько в итоге обеднеет российское население?

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015