На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Детективный пенсионный марафон

2016.07.21 , РФ Сегодня , просмотров 1058

ПРЕДЫСТОРИЯ ВОПРОСА

Пенсия - понятие очень простое, с латинского pensio - «платеж, уплата». Все сложные вопросы в том, кому, за что и сколько пла­тить. Испокон веков правители вознаграждали, поощряли своих приближенных, пострадавших или отличившихся на службе. За ще­дрость Людовика XIV с благодар­ностью назвали «король-корми­лец». Правители Руси тоже всегда были «кормильцами». Петр I решил придать этому кормлению какую-то норму. В его указе «О пенсионе бывшим военным» сказано: «Назна­чить пожизненное достойное со­держание, дабы не позорили честь мундира». Понятно, что речь шла об офицерстве - на солдат «пенси­он» не распространялся.

Идею всеобщего государствен­ного обеспечения сформулировал и реализовал (по историческим меркам совсем недавно - в конце XIX века) канцлер Отто фон Бис­марк. Единый пенсионный порядок существенно способствовал превра­щению подданных немецких кня­жеств, образовавших германское государство, в его граждан. Первы­ми на планете они получили право на нормальную старость. Причем самому государству эта «милость» ничего не стоила. Суть идеи Бис­марка, а она и сегодня определя­ет практически все пенсионные системы в мире, - солидарность, «договор поколений». Бисмарк не скрывал, что его идея эффективна в противостоянии с социальными брожениями, охватившими Европу. Впрочем, его предупреждение акту­ально и сегодня: «Силу революциям придают не крайние требования меньшинства, а законные чаяния большинства».

Обеспеченная старость, безус­ловно, «законное чаяние».

 

СТАРОСТЬ ПО-СОВЕТСКИ

Страховое дело было существен­ной частью программ социал-де­мократических движений в на­чале ХХ века. VI Всероссийская конференция РСДРП (1912 год, Прага) одобрила предложенные В. Лениным принципы страхова­ния и противопоставила их зако­нопроекту, подготовленному Госу­дарственной думой. Впрочем, это не помешало ей принять закон «О социальном страховании рабочих». До него Россия обходилась без со­циального и пенсионного страхо­вания. Закон содержал столько ограничений, что под него «попа­дали» только 1,5 миллиона рабо­чих из 14 миллионов. К тому же и «счастливчиков» обязали выпла­чивать 60 процентов взноса, а ра­ботодателей - 40 процентов. По ленинскому варианту страховать рабочих при капитализме обязано государство.

Свои обязательства РСДРП не за­была. Уже 1 ноября 1917 года Сов­нарком известил (через несколько дней после Октябрьской револю­ции) о том, что новая власть берет на себя обеспечение престарелых, инвалидов, вдов и сирот. Через год были введены пенсии для инвали­дов Красной армии, а в 1923-м - для старых большевиков. Активное оздоровление народного хозяйства после Первой мировой и Граждан­ской войн (в 1927 году оно достигло уровня предвоенного 1913-го) по­зволило ввести пенсии для работ­ников горнорудной и текстильной промышленности. В 1932-м пен­сионное обеспечение по старости стало самостоятельным видом со­циального страхования. Россияне получили право уходить на пенсии самыми молодыми в мире: женщи­ны в 55, мужчины в 60 лет. Этот ста­линский возрастной порог сохраня­ется (пока) до сих пор.

Принятая в 1936 году Конститу­ция закрепила право всех совет­ских людей на пенсионное страхо­вание, но реализация его началась только после тяжелейшей Великой Отечественной войны. Утвержден­ная в 1956 году пенсионная систе­ма была справедливой, надежной, малозатратной и понятной. Резко увеличилось количество людей, по­лучающих пенсии, размер которых повысился в два-три раза.

Основные положения системы. Возраст выхода на отдых: мужчи­ны - 60, женщины - 55 лет, тру­довой стаж - 25 и 20 лет. Размер пенсии - 50 процентов средней зарплаты за последний год или за 5 лет последнего десятилетия. Ми­нимальная равнялась 70 рублям, максимальная - 120 (около 40 и 60 тысяч сегодняшних рублей). В при­оритетных отраслях «максималка» была выше: у шахтеров - 140, у сталеваров - 160, у летчиков -180 рублей. За 20 лет непрерывно­го стажа пенсия увеличивалась на десять процентов. При отказе от нее каждый дополнительный год работы повышал будущее ветеран­ское довольствие на 10 рублей (но всего не более чем на 40 рублей).

Рабочие могли трудиться и после выхода на пенсию, не теряя ее. Служащим это разрешалось толь­ко в некоторых сферах, например в медицине.

Из государственной системы вы­падали колхозники. (Рабочие совхо­зов обладали теми же правами, что и промышленники.) Но утвержде­ния, что сельчане не имели пенсий, неправомерны. Они ее получали в ином порядке - каждая сельхоз­артель создавала свой фонд для обеспечения ветеранов. В него от­числялось до двух процентов стои­мости произведенной продукции. закон о государственных пенсиях и пособиях членам колхозов (хру­щевский, как его называли, закон, 1964 год) смягчил ситуацию, но еще все-таки не уравнял в правах граж­дан страны. Только в середине 80-х она перешла на единые пенсионные нормы.

 

ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ

Со времен перестройки стало обя­зательным ругать советскую си­стему социального обеспечения в целом и пенсионного в частно­сти. Сами по себе размеры пенсий (и зарплат), вырванные из общего жизнеустройства, по сравнению с пенсиями (и заработками) на­селения развитых стран выглядят очень скромно. Но вне сравнения остаются общественные фонды по­требления. Напомню о былом. Госу­дарство удерживало и дотировало цены на продукты питания, товары, транспорт, коммунальные услу­ги, электричество, даже на билеты в кинотеатры и театры. Бесплатные образование, медицина, санаторно-курортное лечение, дешевые лекар­ства существенно повышали силу пенсионного рубля.

5 пенсионных реформ пережила постсоветская Россия

Еще одно, прямо противополож­ное, обвинение - чрезмерный го­сударственный патернализм. Госу­дарство гарантировало гражданам социальные права, которые еще нужно было заработать. Патерна­лизм по-советски - это понятная система социального обеспечения, социального лифта, охватывающая практически все население. Без не­го страна никогда бы не поднялась от сохи в космос.

Закон о государственных пен­сиях действовал с 1956 по 1991 год. Это естественно: пенсионное право самое консервативное. Постсовет­ская Россия уже пережила пять (или шесть, считают по-разному) пенсионных реформ, готовится к очередной. Суть первой опреде­лил закон о пенсионном обеспече­нии граждан в СССР (1990 год). Его авторы взяли все лучшее из закона 1956 года, добавив нормы, увеличивающие трудовые пенсии. Принци­пиально новое (и оправдавшее се­бя) - выделение страховых денег из федерального бюджета и создание Пенсионного фонда для управления ими. Еще одно новшество: впервые вводилась социальная пенсия для тех, кто не имел нужного стажа.

 

Средний размер пенсий ПФР в 2015 г.

 

В трудовой стаж включались учеба, уход за ребенком до трех лет, срочная служба в армии. Предусма­тривались льготы за особо тяжелый и опасный труд, за работу на Край­нем Севере, многодетным матерям.

Законом 1990 года государство стимулировало повышение рожда­емости, учебу, повышение квали­фикации. Дополнительные льготы обеспечивались и дополнительным финансированием. Закон обязал работодателей отчислять в Пен­сионный фонд 31,6 процента ФОТ, каждого работника - один процент личного заработка. По мнению спе­циалистов, это был лучший в исто­рии России закон. Мог быть, но не стал. Перед самым введением его в действие Правительство фактиче­ски выхолостило его суть. По расче­там аналитика Риммы Варнавской, после перерасчета пенсии ветера­нов уменьшились почти наполови­ну. Это стало началом детективного пенсионного марафона, затянувше­гося на четверть века с непредска­зуемым до сих пор финалом.

Покупательная способность средней пенсии по основным продуктам питанияВ апреле 1993 года депутаты Верховного Совета попытались вос­становить свой закон. Председатель ВС Руслан Хасбулатов подписал по­становление об изменении порядка исчисления пенсий, отменяющее правительственную корректировку закона 1990 года. Оно фактически не успело заработать. Конфликт с Борисом Ельциным завершился расстрелом парламента в октябре 1993-го.

Избавившись от «контролеров», реформаторы принялись реши­тельно рвать все прежние государ­ственные социальные обязательства и гарантии. Сперва ввели понижа­ющие коэффициенты - «осовреме­нили» заработки ветеранов. Затем вместо индексации по инфляции применили компенсации. Пенсии, выстроенные на их базе, остались навсегда заниженными. В 1998-м закон ФЗ-113 покончил с прежним исчислением пенсий. Для расчета по-новому ввели ИКП (индивиду­альный коэффициент пенсионера) - соотношение заработка к средней зарплате. Но не к статистической средней по стране, а к устанавлива­емой Правительством. Она так и на­зывалась - «специальная средняя зарплата для исчисления пенсии». Понятно, специальная была значи­тельно меньше реальной среднеста­тистической.

По злополучному ФЗ-113 (специ­алисты называют его только так) из трудового стажа ветеранов выч­ли годы учебы, ухода за ребенком, службы в армии, льготы за опасный труд, за работу на Крайнем Севере. От пересмотра прошлого пострада­ли 15 миллионов пожилых людей. К концу президентства Бориса Ель­цина трудовые пенсии россиян по сравнению с зарубежными стали выглядеть не скромно, а катастро­фически провально - меньше, на­пример, немецких в десять раз.

 

ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ

Следующая реформа, известная как зурабовская, окончательно сломала страховую пенсионную формулу. В основе ее осталась абстрактная «специальная средняя зарплата для исчисления пенсий». Еще одно новшество - сняли ограничения с максимальной пенсии. Сделали подарок чиновникам - она стала назначаться в размере 75 процентов от 1,8 оклада. Но вся эта корректи­ровка - цветочки. Ягодки то, что - по инициативе Минфина пенсию разделили на три части: базовую, страховую и накопительную.

Простое, казалось бы, деление разбалансировало бюджет ПФР. У него изъяли шесть процентов по­ступлений, и он из профицитного стал дефицитным. Одновременно, опять же по инициативе Минфина, Правительство снизило страхо­вые взносы с 28 до 22 процентов. По словам экс-замминистра Минздравсоцразвития, доктора эконо­мических наук Александра Сафоно­ва, из них только 16 процентов дей­ствительно поступало в фонд. Еще шесть процентов Правительство «раздало» как льготы. Больше всех выиграли банки и компании, зани­мающиеся недвижимостью. Про­играл основной поставщик налогов и сборов - промышленность. Край­ними при этом делении и раздаче льгот оказались нынешние пенси­онеры. Ушедшие в «накопления» 2,5 триллиона рублей - это в основном недополученные ими деньги.

Все растущий дефицит бюдже­та ПФР покрывали дотациями из бюджета федерального. Ради их сокращения Правительство взя­лось за очередное реформирова­ние пенсионной системы. Расска­зывать о нем незачем. Во-первых, система только в прошлом году вступила в действие. Во-вторых, уже будущим летом глава Минфи­на Антон Силуанов опять пообе­щал новую.

Задача страховой пенсии - под­держать статус, уровень жизни ухо­дящего на отдых человека. Тот, кто имел средний уровень, не должен переходить в категорию бедных, а бедный - в категорию нищих. Для оценки, как решается эта задача, Международная организация труда установила показатель - 40 процен­тов. То есть пенсия не должна быть меньше 40 процентов заработка. У нас очень низкий показатель ко­эффициента замещения - 34,2. Сред­ний по странам - членам Организа­ции экономического сотрудничества и развития - 40,6 процента. Менее объективен показатель отношения пенсии к прожиточному минимуму. Сам прожиточный минимум опреде­ляется произвольно властями стра­ны. У нас он на уровне нищеты - это объем средств, необходимый для физического выживания. Более точный показатель - покупательная способность пенсии. Все-таки люди едят не деньги, а продукты.

Сопоставление трех основных показателей убеждает: российский пенсионер живет беднее своего советского сверстника. Все шесть постсоветских пенсионных реформ преследовали цель - сокращение расходов государства на поддержку бюджета ПФР. Результат - госдо­тации резко выросли, а пенсии все равно не соответствуют трудовому вкладу ветеранов. И известно почему: денег нет и надо держаться. Известно, хотя об этом не приня­то говорить, и почему дефицитен бюджет ПФР. Назовем три главные причины.

1. В России регрессивные страховые взносы - для богатых они самые маленькие.

2. Более 22 миллионов работников с благосло­вения или при попустительстве го­сударства платят льготные взносы или вообще их не платят.

3. Еже­годно 400-450 миллиардов рублей уходит из ПФР на так называемую накопительную, а в действительно­сти разорительную часть.

Если коротко, то дефицит бюд­жета ПФР рукотворен, искусственно создан всеми предыдущими рефор­мами. Это прямо утверждает доктор экономических наук Михаил Де­лягин. Но, вместо того чтобы разо­браться в наделанных за четверть века ошибках, Минфин и Централь­ный банк по рекомендациям МВФ в очередной раз пытаются втиснуть Россию в очередную зарубежную пенсионную систему. На этот раз в австралийско-новозеландскую. Была информация, что Минфин уже провел презентацию (так и сооб­щалось) своего проекта для членов Правительства. Опять где-то какая-то группа людей втайне определила будущее почти 40 миллионов ветера­нов, получающих трудовую пенсию. Общественные организации, акаде­мическая наука, две партии пенсио­неров, Союз пенсионеров и, наконец, профсоюзы - наиболее массовая и дееспособная организация, при­званная защищать людей труда, -узнали о подготовленной реформе из СМИ. С чем нас всех и поздравляем.

400-450
миллиардов рублей
ежегодно уходит из ПФР на накопительную часть пенсии

Повторяется история с рефор­мой 1998, реформой-2002, поразив­ших страну сверху как Божья кара.

Опять-таки, судя из СМИ, узнаем (спасибо экс-замминистра Минздравсоцразвития, доктору эконо­мических наук Александру Сафо­нову за информацию), что реформа ориентирована на «план-401». Он реализуется в США и Австралии. Коротко о нем.

Коэффициент замещения пенсий заработка

В Австралии есть небольшая со­циальная пенсия для всех. Но глав­ная - накопительная, которую каж­дый формирует сам для себя. Рос­сияне даже если очень будут хотеть, все равно не смогут откладывать деньги на далекое потом. Семьи нужно кормить, лечить, учить се­годня. Даже минфиновцы признают: накопительная пенсия - пенсия для богатых. Российский критерий - зарплата 100 тысяч рублей в месяц. (Более радикальные из них говорят о 50 тысячах.) Теперь внимание - более половины россиян имеют за­работок менее 25 тысяч.

И второе - эффективность нако­плений. Заместитель председателя Правительства Ольга Голодец со­общила прессе: обладатели накопи­тельной части потеряли 200 (двести) миллиардов рублей. Председатель Центробанка Эльвира Набиуллина незамедлительно опровергла ее, рассказав журналистам, какое это замечательное дело - приумножать свои средства ради благополучной старости. Пресс-служба ЦБ тут же подтвердила. НПФ, управляющие пенсионными деньгами, получили за 2014 год доход 60 миллиардов рублей, что составило 5,5 процен­та доходности. В заочную дискус­сию двух высокопоставленных дам вмешался замдиректора Института социального анализа и прогнозиро­вания РАНХиГС Юрий Горлин. Он спокойно заметил: вопрос в том, как считать. Да, есть доход 60 миллиар­дов. Он делится: 25 процентов НПФ и УКи 75 процентов гражданам, или 15 и 45 миллиардов. Это уже всего четыре процента доходности. Если бы россияне просто положи­ли свои накопления на банковские депозиты, то средняя доходность составила 8,9 процента и дала 93,6 миллиарда. То есть потери соста­вили 48 миллиардов. С поправкой на инфляцию они вырастают до 79 миллиардов рублей.

И получается, вопреки ЦБ вла­дельцы накоплений не выиграли 60, а проиграли 79 миллиардов рублей. За 2005-й - август 2015 года нако­пления россиян, по экономической оценке Ю.Горлина, уменьшились на 280 миллиардов рублей. Если бы россияне просто покупали дол­лары США (инвестировали в дол­лары США), то их накопления за десять лет выросли на триллион рублей. Упущенная выгода, говорят, не в счет. Есть и прямые потери - больше половины всех накоплений уже съела инфляция. Тем не менее правы и Ольга Голодец, и Эльвира Набиуллина - каждая по-своему. Первая отвечает за социальное бла­гополучие россиян и считает их вы­году. Вторая озабочена благополу­чием банков и других финансовых структур и обеспечивает их доходы. Такова российская жизнь...

Напоследок еще один расчет - прогноз МВФ. Если Россия будет ак­тивно развиваться, иметь нулевую инфляцию, то за 30 лет рубль нако­плений вырастет в 1,8 рубля. Как бы хотелось жить в такой России и пи­сать совсем другие материалы - о юбилеях побед, а не поражений.

Леонид Левицкий

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015