На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Наш Трудовой кодекс написан работодателями и в интересах работодателей

2016.05.02 , БИЗНЕС Online , просмотров 3249

«РАНЬШЕ МЫ СОВЕРШЕННО НЕ СОБЛЮДАЛИ ТРУДОВОЙ КОДЕКС»

Айрат Хайруллин — депутат Госдумы РФ, совладелец ОАО «Красный Восток Агро»:

— Скажу честно, относительно себя я Трудовой кодекс не соблюдаю. Мой рабочий день начинается в 7 утра и заканчивается в 11 ночи. И я работаю без выходных. В выходные я 6 часов уделяю своему любимому делу — скачу на лошади. Вот, если навскидку посчитать, то я примерно в 2,5 раза перерабатываю от норматива. Что касается тех предприятий, которые я создал, то там жестко и четко стараются соблюдать трудовое законодательство. И если человек перерабатывает, то, конечно же, имеются дополнительные премиальные надбавки и коэффициенты за переработку.

 

Есть должность с нормированным рабочим днем, а есть с ненормированным. Когда речь идет о рабочих профессиях, то там все жестко соблюдается. А когда речь идет о руководителях, то их уровень заработной платы в разы превышает среднюю зарплату, и, соответственно, кто-то из них свою работу делает в четко отведенное время, а кому-то приходится перерабатывать. Здесь надо индивидуально смотреть. Но уровень их заработной платы покрывает... Среди них текучки нет, значит, их все устраивает.

Возможно, то, что я сейчас скажу, не всем понравится. Но на сегодня трудовое законодательство в РФ намного жестче, чем в любой другой стране. То есть сегодня наше трудовое законодательство еще и ограничивает предпринимательскую активность и конкурентоспособность наших предприятий. У нас настолько все жестко зарегулировано: сегодня за какое-нибудь нарушение и собственника, и руководителя предприятия можно в тюрьму упечь и засудить, здесь в какой-то степени даже произошел перегиб в ущерб работодателю. Когда мы говорим, что Россия занимает 100 какое-то там место по удобству ведения бизнеса в стране, это в том числе из-за нашего жесткого трудового законодательства, которое порой имеет ограничительные меры. Здесь всегда должна быть золотая середина. В Америке знаете, как увольняют человека? Просто говорят: наша фирма в ваших услугах не нуждается! Все, до свидания, человек уволен. Конечно, это перегиб. В Европе более высокая социальная защищенность, там даже после увольнения компания какое-то время может платить увольнительные. Все это прописывается в трудовых договорах. Но, еще раз повторюсь, наше трудовое законодательство сегодня защищает работника, и все суды всегда становятся на сторону работника. Это хорошо, но, повторюсь, должна быть золотая середина.

Михаил Делягин — директор института проблем глобализации:

— Наш Трудовой кодекс написан работодателями и в интересах работодателей. И ФНПР, и «Единая Россия», к сожалению, здесь занимали абсолютно однозначную позицию. Юридическим доказательством этого является фактический запрет на проведение забастовок. Согласно Трудовому кодексу забастовка у нас является незаконной, если работодатель ее запрещает. В результате в одно время у нас стали популярными такие явления, как голодовки работников: «Единая Россия» и ФНПР должна защищать интересы работников, но, как правило, действует на стороне работодателя — видимо, не хватило воображения запретить еще и эти формы выражения протеста.

Вообще говоря, Трудовой кодекс так тщательно переписывался под работодателя, что проще написать его заново. С каждым профсоюзом, который имеет более 10 процентов занятых на предприятии, должен заключаться коллективный договор, как в развитых странах, к примеру в Германии. Представители профсоюза должны входить в руководящие органы предприятия: наблюдательный совет, совет директоров. Их полномочия — это уже другой вопрос. То есть необходимо создать механизм защиты трудящимися своих прав. Кроме того, нужно предусмотреть, чтобы при незаконном найме на работу ответственность нес работодатель — сейчас она распределена, и работник даже несет большую ответственность. В целом работник не имеет реальных прав. Крики работодателей о невозможности уволить человека — это в стиле господина Прохорова, который призывал вернуться в XIX век и отменить 8-часовой рабочий день. Конечно, в Трудовом кодексе есть разумные вещи, оставшиеся еще с советских времен, но этого недостаточно.

Да, конфликт между трудом и капиталом в нашей стране достаточно серьезен. Но нужно понимать, что в условиях экономического кризиса, давления глобального бизнеса и правительства Медведева, которое обслуживает этот глобальный бизнес, этот конфликт в России нивелируется. Ну какой смысл проводить забастовку на предприятии, находящемся на грани банкротства? Вот если бы Трудовой кодекс предусматривал, что в случае банкротства перед закрытием предприятия трудовой коллектив имел бы право взять это предприятие в собственность... Чтобы не уничтожать его, как это часто бывает, в интересах недобросовестного собственника, а сохранить это предприятие под контролем людей, для которых это является жизненно важным вопросом.

Дмитрий Еремеев — президент группы компаний Fix:

— Раньше мы совершенно не соблюдали Трудовой кодекс. Специфика была такова, что приходилось работать особенно много в праздники, так как почему-то именно в наши праздники поисковая система Google проводила огромное количество важных обновлений, требующих реакции с нашей стороны. Работа была ненормированной. Со временем направление деятельности стало не только SEO, компания наша стала расти, процессы автоматизироваться. И мы провели голосование: отдыхать нам в традиционные праздники или сотрудник может брать один дополнительный выходной в месяц на его усмотрение. Выбрали второе, при этом к этому времени уже сформировалось понимание, что человек должен отдыхать, так как это положительно влияет на его трудоспособность. У нас была обратная проблема: люди наоборот хотели перерабатывать, мы стали заинтересованы ограничивать пребывание сотрудников, многие горели на работе, не понимая, что, несмотря на свой энтузиазм, без отдыха производительность будет страдать. Мы настаивали, чтобы в независимости от увлеченности работой сотрудник этот выходной использовал.

Компания развивалась дальше, и со временем мы перешли полностью на Трудовой кодекс с единственным исключением, связанным с празднованием Нового года. Здесь у нас нет таких затяжных праздников, но мы заканчиваем свою работу как минимум за два дня до Нового года, чтобы все успели купить подарки и настроиться на праздник. К Новому году мы относимся совершенно особенно и очень его любим. На мой взгляд, если говорить об IT-сфере в России, то сейчас это рынок работника, а не работодателя. Собственно, добавочная стоимость, создаваемая IT-профессионалом такова, а конкуренция благодаря интернету во многом глобальна, что компания заинтересована учитывать максимальное количество пожеланий работника.

Эдуард Лимонов — писатель, политик:

— Никогда в жизни не держал в руках Трудовой кодекс. Тружусь ежедневно, но пенсию не получаю. Вижу, что люди постоянно недовольны и жалуются. Лично мне как журналисту жаловаться вроде бы не на что. Иногда я теряю каких-то работодателей, потом сам же для себя нахожу других. Со временем стало легче, потому что заработал какое-то имя в журналистике. Мне многого не надо, на мои простые нужды средств хватает. Квартиры у меня нет, да вообще практически ничего нет, но меня все устраивает.

«Сегодня трудовое законодательство в РФ намного жестче, чем в любой другой стране»

«ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ВСЕГДА СТОИТ НА ПОПУЛИСТСКИХ ПОЗИЦИЯХ ПО ОТНОШЕНИЮ К ЭТОМУ ВЗАИМООТНОШЕНИЮ МЕЖДУ РАБОТОДАТЕЛЕМ И РАБОТНИКОМ»

Вячеслав Зубарев — председатель совета директоров ООО «УК «ТрансТехСервис»:

— Безусловно, мы чтим Трудовой кодекс, и у нас две службы следят за тем, чтобы мы действовали строго в рамках закона: это и юридической отдел, и служба по персоналу.
Что же касается отношения к законодательству, я думаю, действительно какие-то статьи можно было бы пересмотреть, но делать это необходимо взвешенно. Например, мне кажется, сверхурочная работа. Эта система несколько устарела, потому что сейчас во многих случаях достаточно гибкий график. Все-таки когда писался этот закон, было четкое понимание рабочего места, была четкая пропускная система, система табелирования, когда и кто пришел.

Но то, что хорошо для завода, для офисных сотрудников, тем более для сотрудников, для которых понятие «рабочий день» размыто, безусловно, для таких специальностей закон устарел. Возможно, как раз эти моменты требуют пересмотра в Трудовом кодексе.

Леонид Барышев — генеральный директор ЗАО «Эссен Продакшн АГ»:

— Любые законы Российской Федерации обязаны к выполнению всеми гражданами страны, поэтому вопрос соблюдения его или несоблюдения даже не стоит. Другой момент — это вопросы к трудовому законодательству, и, конечно, они есть. Исторически сложилось, что законодательство всегда стоит на популистских позициях по отношению к этому взаимоотношению между работодателем и работником. И перед каждыми выборами всегда проходят какие-нибудь инициативы от законодателей о том, как бы набрать больше себе очков. Начиная от левых партий (а сегодня уже подключилась «Единая Россия») к соревнованию «Кто левее по отношению к бизнесу». Я считаю, все-таки не хватает среди законодателей политиков правого толка, которые могли бы оппонировать данному движению, стремящемуся доказать, что оно левее и левее. Я ни разу за последние пять лет не слышал ни одного внятного правоцентристского предложения со стороны законодателей, которые будут учитывать интересы не только работников, но и работодателей. И эта тенденция очень пагубно будет влиять в будущем, когда мы будем говорить уже об инвестиционном климате России и производстве труда, например.

Я не могу сейчас ссылаться на какую-то практику других стран, но для нас проблемой было увольнение нерадивого работника. Если кто-то не хочет работать, но грамотно юридически подкован, уволить его практически невозможно. И в этом плане мы не можем добиться справедливости ни в судах, ни в других органах, когда речь идет о сознательном злоупотреблении правом со стороны работника. Когда мы говорим о топ-менеджменте, о тех, кто принимает решения в управлении компании непосредственно, то мы не сидим с секундомером и не считаем, кто и сколько часов находится на работе. И у нас нет четкого графика, который говорит, что человек должен 8 часов находиться на работе. У нас достаточно свободно все перемещаются. У нас нет отсечки по времени, у нас есть отсечка по ключевым показателям работника. А что касается людей, которые работают непосредственно в цеху, то там, конечно, все временные рамки измеряются и тарифицируются. Есть специальные табелеры, которые отсчитывают рабочее время. Здесь не могу сказать, довольны сотрудники или нет, но, по крайней мере, никаких возражений с их стороны не поступало. Есть у нас, конечно, времена, когда завод загружен очень плотно, это Новый год, но мы все-таки работаем в пределах 80 процентов от загрузки, и там у нас переработок как таковых не возникает.

«Когда писался этот закон, было четкое понимание рабочего места, была четкая пропускная система, система табелирования, когда и кто пришел»

Рустем Гайфуллин — главный врач РКБ:

— Ныне существующий Трудовой кодекс направлен на защиту в первую очередь работника, и это, наверное, правильно, потому что работнику зачастую может быть сложнее, так как многие не владеют юридическими знаниями. Все-таки закон должен быть на стороне гражданина России, а не на стороне работодателя, и сотрудник должен быть защищен от каких-то трудностей. И потом по ТК строго определяются обязательства работодателя по отношению к подчиненным. Он обязует исправно платить сотруднику, исполнять свою часть трудового договора, условия труда и т. д.

Что касается работодателей, не скажу, что им очень сложно. Если он все правильно делает, не пытается обойти какие-то моменты, упростить свои обязанности, то все нормально.

Что касается двойной оплаты, то, конечно, в случае с медицинскими работниками это необходимо. Понятно, что есть определенные критерии у медработников и что он обязан делать свою работу, но поймите, что он тоже должен получить вознаграждение за то, что делает. Да, можно получить и моральное удовлетворение и медицина — это призвание, это жизнь, но тем не менеетруд этот должен оплачиваться.

Раис Гумеров — генеральный директор ОАО «Мелита»:

— Мы чтим Трудовой кодекс, и в данном случае у нас нет вариантов, соблюдать его или нет: он существует и как закон его необходимо исполнять. Да, наверное, в нем есть какие-то изъяны и с точки зрения работодателя, и с точки зрения работника, но не настолько радикальные. Хотя стоит признать, существующие законы, конечно, больше отстаивают интересы сотрудников, чем работодателя. Но тут смотря с какой страной сравнивать. Например, по сравнению США, это действительно так, потому что у них очень либеральные законы по отношению к работодателю. Если сотрудник не устраивает, то на следующий день он может не выходить на работу. В Европе, в частности в Германии, чтобы избавиться от сотрудника, уйдет не один год. У нас же что-то среднее и вполне соответствует реалиям, которые существуют в стране.

Что касается сверхурочной оплаты, заставить сотрудника работать сверх нормы согласно закону не получится, и это совершенно не нужно. Сейчас люди и так с удовольствием это делают, если есть работа, но не сверхизнурительная, конечно. Так что на сегодня не существует такой проблемы, для нас во всяком случае.

Игорь Волчков — директор филиала «Ингосстрах» в Татарстане:

— Работодателям очень тяжело избавиться от неэффективного работника по нашему трудовому законодательству. Если работник не выполняет свои обязательства, даже нет ответа, как поступать в такой ситуации. Как справляться в такой ситуации? Только влиять на самосознание работника, чтоб он попал не в свою тарелку. Увольнение в нашем трудовом законодательстве возможно только в связи с нарушениями. Всего существует три-четыре пункта нарушения, которые допускают увольнения. Нарушения только те, которые касаются трудовой дисциплины: пришел пьяный, несколько раз опоздал. Нужно составлять акт комиссии, потом такой случай должен быть не один, сначала нужно объявить строгий выговор, потом еще. Или же нарушение — это разглашение трудового договора с точки зрения разглашений коммерческой тайны, и то, это все четко не записано в законодательстве.

Мне трудно судить о том, что нужно изменить. Наверное, нужно найти какой-то компромисс. Наше законодательство стоит полностью на стороне работника. Сотрудник всегда может пожаловаться в трудовую инспекцию в случае чего. На меня туда жалоб никогда не поступало. Но я знаю такие случаи, когда обращались в трудовую инспекцию. Это жалоба на хамское поведение работодателя.

«От профсоюзов тоже многое зависит, может быть, они сами сейчас проявляют мало инициативы»

«ПРОФСОЮЗЫ В ЮЖНОЙ АФРИКЕ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ, НО ОНИ ИГРАЮТ ГОСУДАРСТВЕННУЮ РОЛЬ»

Александр Мезяев — профессор, заведующий кафедрой конституционного и международного права ТИСБИ:

— Все-таки советское трудовое законодательство было весьма прогрессивным. Более того, оно оказало влияние на большинство стран мира, в том числе тех, на кого мы сегодня якобы равняемся, на словах. В частности, мы оказали большое влияние на ряд конвенций по трудовому праву, заключенных в рамках международной организации труда. И происходит интересный процесс — сначала мы свое законодательство и прогрессивные нормы ввели, они оказали влияние на международное право, затем мы отказались от многих норм в законодательстве. А теперь идет борьба за то, чтобы ратифицировать те или иные конвенции международной организации труда, которые были написаны по нашему бывшему законодательству. Некая ирония судьбы здесь наблюдается. Мы до сих пор не присоединились ко многим конвенциям в области контроля труда, поэтому на еще большой путь предстоит, чтобы восстановить то, что у нас было.

При работе в Южной Африке, где я ежегодно бываю и наблюдаю за ситуацией, как работает профсоюзы в ЮАР, и сравниваю, как они работают у нас. И есть чему поучиться. Профсоюзы в Южной Африке не являются государственными, но они играют государственную роль. То есть органы действительно защищают права трудящихся, они действительно реагируют на общественные события, реагируют на применение и создание законодательства. То есть когда смотришь на многие государства, на которые у нас принято смотреть свысока, вдруг начинаешь осознавать, что они намного дальше нас ушли в прогрессивном направлении, в развитии профсоюзных движений.

Ренат Каримов — председатель профсоюза трудящихся мигрантов РФ:

— Трудовой кодекс упрощает жизнь работникам, а работодателям усложняет. По отношению к работникам законы действительно неплохие: у нас в стране нельзя просто так кого-то уволить. Другое дело, что они плохо соблюдаются. Тем не менее работники действительно могут защитить свои права — для этого желательно вступить в профсоюз и чтобы в профсоюзе был сильный юрист. Конфликт между трудом и капиталом у нас в стране очень серьезен — 1 процент граждан Российской Федерации владеют богатствами страны. К нам часто обращаются по поводу различных нарушений прав трудящихся — чаще всего они связаны с невыплатой заработной платы. К счастью, подобные споры чаще всего разрешаются в пользу работника.

Сергей Ромадановский — председатель татарского территориального объединения профсоюзов России «Соцпроф»:

— Конечно, наш Трудовой кодекс защищает интересы работника, там прописано, как человека можно взять на работу, как уволить. Чтобы работник эффективнее отстаивал свои права, желательно ему вступить в профсоюз. Самые частые нарушения в моей практике связаны с ситуациями, когда работодатель, чтобы уволить человека, начинает вменять ему различные дисциплинарные проступки, которых может и не быть. В принципе, Трудовой кодекс вполне адекватный, если не считать случаев, когда работодатель не может уволить человека, если тот работает плохо. Но думаю, любые правки в ТК нужно вносить по согласованию с профсоюзами. От профсоюзов тоже многое зависит, может быть, они сами сейчас проявляют мало инициативы.

«Существующие законы, конечно, больше отстаивают интересы сотрудников, чем работодателя

«У НАС С УТРА ДО ВЕЧЕРА ПО ТЕЛЕВИЗОРУ ГОВОРЯТ, ЧТО НАДО ДОПЛАЧИВАТЬ ЗА ТО, ДОПЛАЧИВАТЬ ЗА ЭТО»

Ильфир Якупов — директор Татарского государственного академического театра им. Камала:

— Разумеется, мы соблюдаем Трудовой кодекс. Сверхурочную работу сотрудникам оплачиваем в двойном размере. Как известно, график в театре ненормированный: спектакли играются вечером, в выходные, одним словом, тогда, когда обычные люди уже завершили работу: мы работаем, пока вы отдыхаете. Все сотрудники театра такой режим работы понимают и принимают, иначе бы не работали здесь. И все мы понимаем, что отношения между работодателем и работником регулируются не только Трудовым кодексом, особенно в таком учреждении, как театр, где все люди творческие. Театр — это очень сложный организм, представляющий собой творческое сотрудничество актеров, административного и технического составов.

Наиль Бикмуллин — директор Волжский завод строительных материалов BIKTON:

— Нынешний Трудовой кодекс рассчитан на хорошего, порядочного человека. То есть если человек добросовестно работает, то ТК отлично подходит и для руководителя, и для сотрудника. А вот если человек недобросовестный, то для него наше трудовое законодательство — манна небесная. То есть практически получается, что руководство компании порой оказывается абсолютно не защищено с точки зрения справедливости, но интересы работника защищены, причем нерадивого в том числе. И получается, что когда ты хочешь освободить от обязанностей плохого сотрудника или наказать в соответствии с законодательством, это будет очень и очень сложно. Он будет пьянствовать, он не будет вовремя приходить на работу, и если у него работа не связана с производством определенного количества деталей, а это какая-то общая работа, то уволить его практически не можете. Например, человек работает на погрузчике и вдруг сломал дорогостоящую технику, цена которой 1,5 - 2 миллиона рублей, то привлечь его к ответственности, доказать, что это он нанес ущерб компании, практически невозможно, на это уйдут годы. И таких примеров можно привести много.

У нас с утра до вечера по телевизору говорят, что надо доплачивать за то, доплачивать за это. И с точки зрения законов, наверное, это правильно. Но порой бывает так, что наши сотрудники в рабочее время работают крайне медленно, плохо. Прошло 8 рабочих часов, а он свою норму не выполнил. И если ты его задержишь на час-два, даже за то, что он плохо выполнил свою работу, не сделал ее в рабочее время, получается, я должен ему платить. То есть мы создаем условия, чтобы человек недобросовестно работал в рабочее время, чтобы потом получить сверхурочные. Разве это нормально?

Заур Гаджиев — руководитель казанского офиса Anex Tour:

— Трудовой договор упрощает взаимодействие между работником и работодателем, потому что там все-таки можно указать какие-то предпочтения. По крайней мере, работник и работодатель могут знать, что ожидать друг от друга. Единственное, что порой получается так, что в договоре указывается одно, а в законодательстве такое невозможно. В этом, наверно, и есть проблема.

В некоторых местах, где я раньше работал или работали мои знакомые, пытались прописать различные штрафные санкции, что противоречит законодательству. У нас в компании такого нет. Все сверхурочное время оплачивается и компенсируется. Нужно проводить все в соответствии с законодательством. У нас есть и различные виды поощрения как материальные, так и нематериальные. А самое главное между сотрудниками — это человеческое и дружелюбные отношения. Не было таких ситуаций, что что-то категоричное и нужно предпринимать какие-то экстренные меры. В основном это все заканчивается беседой.

Рамиль Мифтахов — президент ассоциации туристских агентств РТ:

— Я чту Трудовой кодекс. Вообще, кодекс Российской Федерации регламентирует деятельность как работодателя, так и работников. Поэтому вопрос чтить или не чтить тут не стоит, то есть как Конституцию и любой государственный документ, здесь выбирать не приходится. Соответственно, наши отношения с работниками формируются в рамках Трудового кодекса. И если работодатель честный и порядочный, выполняет контрактные свои обязательства, то конфликта между ним и сотрудниками нет и не будет. Имеющиеся законы можно трактовать по-разному, но, скажем, у нас вопросы увольнения никогда не возникали. Да, в рамках данного ТК, наверное, полномочий у работников больше, нежели у работодателей. И может, с одной стороны, это правильно, то есть защищать интересы сотрудника, которого защищает и трудовая инспекция от недобросовестного работодателя, я считаю, это нормально. Руководство всегда должно знать и понимать, как вести себя. Хотя один из последних громких примеров — остров Шикотан, где рыболовный завод не выплачивал своим сотрудникам заработную плату и фактически превратил их в рабов.

По поводу дискомфорта каких-то явных неудобств я не вижу. Но на сегодняшний момент что мы знаем из СМИ? Это невыплаты зарплат, привлечение прокуратурой определенных предприятий и т. д. Думаю, если что-то изменять в лучшую или худшую сторону, то мы не знаем, как это будет трактоваться. На сегодня Трудовой кодекс устоялся, и в нем количество изъянов минимальное, будем говорить так. И все те вопросы, которые возникают, нынешний кодекс позволяет решать в его рамках, либо в рамках других законодательных документов.

Иван Походяев — региональный управляющий Tele2 в Татарстане:

— Закон есть закон, и мы живем в правовом государстве. И если закон предусматривает сейчас в такой форме, значит, мы со стороны работника и работодателя должны жестко его придерживаться. Мешает или помогает — это в рамках законодательного органа нужно обсуждать. Это законодательная норма, и я в ней работаю достаточно давно. Это полностью удовлетворяет требованиям нашей компании, и у нас сложностей нет. Я считаю, что работник может защитить свои права. Существуют трудовые инспекции, трудовая практика, когда работники оспаривают. Очень много примеров. Любые трудовые споры — это вопрос переговоров между работодателем и работником.

У нас в компании принято договариваться. И если возникают споры, мы их решаем без участия третьих лиц. Конечно, все сверхурочное время мы оплачиваем дополнительно. У нас у каждого нашего сотрудника есть цели — квартальные, полугодовые, годовые. По итогам результата работы сотрудника, если цели достигнуты или перевыполнены, то платим бонус соответствующий. Это все закреплено в нашем договоре. Мне кажется, что элемент финансовой мотивации всегда для сотрудников очень важен. Если сотрудник не выполняет свои функции, он лишается бонусов, а дальше мы разбираем причины, по которым он не выполняет задачи, смотрим, насколько корректно были поставлены задачи, корректируем их, пишем план по исправлению ситуации. В рамках этого плана сотрудник по этому плану идет. Однако я даже не помню такие случаи, когда наш сотрудник выбивался из плана.

«Если человек добросовестно работает, то ТК отлично подходит и для руководителя, и для сотрудника»

«ИЗМЕНИТЬ КОДЕКС ИМЕННО ТАК, ЧТОБЫ ОН ХОТЬ КОМУ-ТО СТАЛ ОБЛЕГЧАТЬ ЖИЗНЬ»

Марат Нуруллин — гендиректор ООО «АвтоМастер» (Набережные Челны):

— Безусловно, мы соблюдаем Трудовой кодекс. Даже если мы не захотим, нас же заставляют. Но самое главное, что заставляют не те люди, кого защищает и чьи интересы представляет Трудовой кодекс, то есть не профсоюзы и не рабочие, а куча инспектирующих и контролирующих организаций. Для них это стало работой — защита прав трудящихся. В отличие от начала XX века, у нас сейчас очень много организаций, которые этим занимаются. Но сейчас они это делают за деньги.

Трудовое законодательство лично я не считаю пережитком советского прошлого. Абсолютно нет. Более того, я могу сказать, что у нас сейчас многие вещи в Трудовом кодексе, которые были в советское время, к сожалению, потеряны. А они были бы нужны и ныне. По моему мнению, в законодательство нужно внести такие изменения, чтобы работники были более мобильны, чтобы они не были привязаны к тому или иному предприятию. Мобильная рабочая сила очень важна в современных условиях. В этом плане я считаю, что законодательство должно быть изменено в плане снятия ограничений по приему на работу, увольнения с работы, по переезду людей.

Артур Аглиуллин — директор научно-производственной фирмы МФС:

Изначально, когда мы открывали предприятие, мы с директором производства договорились, что будем работать 8 часов в день, 5 дней в неделю. Если есть праздники, то надо отдыхать. Мало того, мы рабочий день согласовали со всеми службами. Для рабочих — один, для офиса — другой. Рабочие — люди пожилые, встают рано и выезжают рано, пока нет пробок. Машины ставят рядом с работой. Это было изначально введено. Отпуск — один месяц, причем только летом. Это для рабочих однозначно. Упрощают ли законы жизнь работником или работодателям? Это из той серии «вам помочь или не мешать». Анекдот старый, но актуальный.

У нас сверхурочных работ нет. Надо делать все вовремя, но вдруг раз в год если что-то случится, безусловно, если это выходной, то двойная оплата. Менять ли законодательство? Не знаю. Я не законодатель. Но на своем предприятии делаю все, что считаю нужным, чтобы было лучше работникам. Все для людей.

Адис Сулейманов — генеральный директор издательско-полиграфического центра «Гузель» (Нижнекамск):

— Насколько возможно, мы соблюдаем законы. Все же прописано в КЗОТ, а его нарушения чреваты. Я не думаю, что трудовой закон кого-то ущемляет. В принципе, в нем все сбалансировано, просто между работодателем и работником должна быть взаимная договоренность, не обязательно в письменном виде, о том, что все работают и не нарушают закон. Тогда руководители будут стараться никого не увольнять без причины и по возможности оплачивать дополнительные часы. Но и работник не должен требовать невозможного, потому что если он начнет требовать большего, опираясь иногда на закон, предприятие может не уложиться в свои экономические показатели, оставшись без оборотных средств, без денег. И тогда плохо будет не только руководителю, хозяину, но и работнику.

Сегодня должны вместе в ногу шагать и работник, и работодатель. Мы так и стараемся: выходные, как и положено, оплачиваем в двойном размере, например. От этого никуда не денешься. Но я в последнее время стараюсь давать отгулами. Если человек работал в выходные, сразу предоставляю отгулы. Дополнительная оплата в моих калькуляциях и в моих затратах, которые я клиентам предоставляю, не предусмотрена. А если будем двойную оплату платить, то вылетим в трубу. Приходится вот таким образом выходить из положения. Как нужно изменить наше законодательство, чтобы и работодатель, и его работники чувствовали себя комфортно? У меня этот вопрос пока не возникал. Может быть, причины не было. Обычно такие вопросы стоят, когда спорные ситуации между работодателем и работником начинают происходить. Тьфу-тьфу, у нас такого не было, поэтому я даже и не задавался таким вопросом. Как говорил господин Черномырдин, не чешите там, где не чешется....

Павел Евдокимов — гендиректор ООО «Инжиниринг Плюс» (Набережные Челны):

— Я не могу сказать, что знаю Трудовой кодекс наизусть, как Кодекс строителя коммунизма. Но бухгалтерам дано указание следить за этими вещами. Все, что касается основных, скажем так, наказующих моментов, мы это, естественно, соблюдаем, чтобы не подпадать под какие-то санкции. Вопросов возникает много, потому что наше государство любит «веселить» все время. Например, предприниматель должен работникам платить зарплату вовремя, это святое, а бюджет рассчитываться с подрядчиками — это по возможности почему-то. Тем не менее стараемся соблюдать Трудовой кодекс. Не знаю, насколько получается, но у контролирующих органов претензий к нам до сих пор не было.

Кому законодательство упрощает жизнь — вопрос неоднозначный. У меня вообще ощущение, что кодекс, как и многие вещи в нашей стране, всем все усложняет. Он и работникам не особо облегчает жизнь, да и работодателю тоже. Ограничения там всякие. Например, при приеме на работу, я считаю, полный бардак. Ты почему-то должен обязательно давать в центр занятости объявление, а оттуда тебе присылают непонятно кого. Никто, кто приходит, вовсе не собирается у тебя совершенно работать. Он пришел просто за штампиком, чтобы продолжить получать пособие. Более того, 90 процентов из них где-то уже работают, но неофициально, поэтому к тебе он идет просто за печатью. Я считаю, что в этом плане надо изменить кодекс именно так, чтобы он хоть кому-то стал облегчать жизнь.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015