На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Самое страшное, что к западным санкциям против России присоединилась наша бюрократия

2016.03.07 , БИЗНЕС Online , просмотров 2930

«Я НЕ СЧИТАЮ, ЧТО ФУЛТОНСКАЯ РЕЧЬ — ЭТО ЧТО-ТО УЖАСНОЕ»

Максим Шевченко — журналист, общественный деятель:

— Нет никакого железного занавеса сейчас. Видим, что по Сирии идет полное взаимопонимание и сотрудничество. Что касается Донбасса и Украины, то это тоже ситуативные вещи. На самом деле нет никакого железного занавеса. Вы даже представить себе не можете, о чем идет речь. Речь идет о том, что вы не только в Турцию, но даже в Болгарию в советское время выехать не могли, в Болгарию, которую в шутку называли 16-й советской республикой, не пройдя собеседование в парткоме. Когда моя мама поехала в Болгарию в какую-то туристическую поездку, ее вызвали в партком. Она говорит: «Я не коммунист». А ей отвечают: «Неважно, все должны проходить собеседование». Вот такой бред и есть железный занавес. Мы всерьез полагаем, что такое сейчас вернется? Конечно, нет.

Санкции введены не против России, а против отдельных политических лидеров России и российских компаний. Все-таки это не одно и то же, что Россия, будем откровенны. В целом американские санкции не являются слишком объемными и слишком удушающими, как это может кому-то показаться. Они достаточно слабые. Наша экономическая ситуация зависит не от санкций, а от цен на нефть.

Что касается Фултонской речи Черчилля, то это абсолютно мифологизированная речь. Причиной ее было так называемое канадское досье, когда из канадского посольства бежал советский шифровальщик и передал американцам и англичанам в первую очередь канадское досье, из которого следовало, что многие западные, американские, канадские журналисты, ученые, политики просто получают деньги в НКВД, то есть являются советской агентурой. Это было формальной причиной для Фултонской речи. Если вы, конечно, любите Сталина образца 1948 года с этими судебными процессами в Болгарии, с этой войной с Тито, которая начиналась, когда коммунист Тито был объявлен фашистом и врагом, тогда, конечно, давайте говорить, что Фултонская речь была безоговорочно неправильной.

Фултонская речь была сложным явлением. С одной стороны, было понятно, что союз во время войны между Западом и Советским Союзом против Гитлера был ситуативен, поскольку ценности, которыми руководствовались обе системы, были фундаментально разными в понимании человека и его свободы. В Советском Союзе господствовало мнение, что человек — это просто часть системы, механизм истории, который надо двинуть ради обустройства общества. На Западе другое понимание человека: человек как личность, как некто или нечто, обладающее имманентными правами и свободами. Поэтому конфликт был неизбежен. Я не считаю, что Фултонская речь — это что-то ужасное.

Сергей Глазьев — советник президента РФ:

— Ситуация сильно изменилась. Черчилль лихорадочно изобретал способы продлить гегемонию Британской империи и втягивал Америку в войну против Советского Союза, рассчитывая, что в результате этой войны две сверхдержавы себя погубят, а Англия сохранит мировую гегемонию. Тогда была такая мотивация у Черчилля, которому английский народ не мог простить бомбежек Лондона и который мучительно не хотел расставаться с колониями. А, согласно договоренностям, взаимоконсенсусу СССР и США, колониальная система должна была быть разобрана, Черчилль это знал, поэтому пытался любой ценой, стравив США и СССР, сохранить свою колониальную империю.

А сейчас ситуация иная. Америка теряет гегемонию в мире, проигрывая конкуренцию с Китаем. Американская агрессивность объясняется стремлением удержать контроль над периферией своей мировой финансовой системы, к числу которой они относят практически всю северную Евразию и Ближний Восток. Поэтому американцы пытаются сейчас разжечь войну в Европе и уже разожгли ее на Ближнем Востоке для того, чтобы усилить свой контроль за периферией, то есть мировой финансовой системой. Они не понимают, что конкуренцию Китаю они уже проиграли, поэтому это их желание сохранить лидерство любой ценой, в том числе развязывая мировую гибридную войну, очень опасно для человечества. У меня только одна надежда, что успех Трампа может привести к тому, что желающих разжечь мировую гибридную войну из Белого дома вышвырнут. Я думаю, что только на это надежда.

«Меркель может сколько угодно призывать своих бизнесменов прекратить отношения с Россией, но немецкому бизнесу выгоднее, чтобы они оставались»

«Меркель может сколько угодно призывать своих бизнесменов прекратить отношения с Россией, но немецкому бизнесу выгоднее, чтобы они оставались»

Рафаэль Хакимов — вице-президент Академии наук РТ, директор Института истории им. Марджани АН РТ:

— Нет, я думаю, что появление железного занавеса исключено. Нет таких идеологических разногласий, когда одна система хочет победить другую. Сейчас единый экономический рынок, глобализация сильно пустила корни. Все те разногласия, которые сегодня существуют, не идеологические, нет противостояния двух лагерей, причем с таким намерением, чтобы уничтожить друг друга. Здесь идет речь о гегемонии одних стран и попытке России удержаться как сверхдержаве на международной арене, у нее свои региональные интересы, а у США жажда власти. Но это не антагонистическое противоречие.

Изолировать Россию? Нет, им и незачем это делать, они в этом и не заинтересованы. Что касается вреда или пользы — импортозамещение можно проводить и без санкций, это вопрос разумного протекционизма. Все страны, которые мы сегодня знаем, и Япония, и Корея, и прочие, они тоже вводили протекционизм в умеренной степени с той целью, чтобы дать возможность своим встать на ноги, а потом открывали рынок. В случае с нами, да, мы воспользовались этим, вынужденно, и не скажу, что это дало какой-то эффект. А санкции все же ударили в определенной степени. И так были проблемы структурного порядка в экономики, но они еще ярче обозначились на фоне санкций. При этом пострадали существенные отрасли, технологичные, затем доступ к кредитам, к длинным деньгам пострадал. А без этого очень трудно выстраивать отраслевую стратегию.

Андрей Фурсов — историк:

— В истории никогда ничего не повторяется полностью. Ситуация 1945 - 1946 года кардинально отличается от того, что имеет место сейчас. Все-таки тогда были социалистическая и капиталистическая системы. Это было противоборство двух систем, двух идеологий. Сейчас этого нет.

Кроме того, сейчас эпоха глобализации, железный занавес сейчас вообще невозможен. Степень проникновения иностранного капитала в Россию такова, что иностранный капитал не заинтересован в том, чтобы был железный занавес. Например, Меркель может сколько угодно призывать своих бизнесменов прекратить отношения с Россией, но немецкому бизнесу выгоднее, чтобы они оставались. К тому же есть интернет и масса всего другого. Железный занавес невозможен. Возможна прохладная война, потому что холодная война в строгом смысле — это война систем. Сейчас у нас системы одинаковы: олигархический капитализм в одном случае, олигархический капитализм в другом случае. Ситуация другая.

«ТАКОЙ ЖЕ ЗАНАВЕС НЕ ОПУСТИТСЯ, ДЛЯ ЭТОГО НАДО, ЧТОБЫ РОССИЙСКАЯ ЭЛИТА ПРЕСЛЕДОВАЛА ИНТЕРЕСЫ РФ, А НЕ ПОМОГАЛА ЗАПАДУ ГРАБИТЬ И УНИЧТОЖАТЬ РОССИЮ»

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

— Такой же занавес не опустится, потому что для этого надо, чтобы российская элита преследовала интересы РФ, а не помогала Западу грабить и уничтожать Россию. С другой стороны, кредитно-инвестиционная блокада Западом организована давно. Она действует. Более того, Банк России и правительство не предпринимают ничего.

Владислав Жуковский — экономист:

— Да, действительно, американцы продлили в очередной раз санкции. Я думаю, они продлили не в последний раз. В марте следующего года мы увидим их очередное продление. При новом президенте есть варианты, что санкции не будут продлены, но опять же зависит, какова будет администрация США, что будет по юго-востоку Украины. В целом экономическое, финансовое, технологическое, инвестиционное, валютное и прочее давление на Россию будет сохраняться. Может, будет мягче, но не ослабнет точно. Самое главное ведь не в том, что Америка продлила санкции, самое страшное в том, что наши чиновники, наша домашняя бюрократия, наше руководство минфина, министерства экономики, Центробанка присоединились в полном составе к западным санкциям против России. Та удушающая, жесткая денежная, кредитная, налоговая, бюджетная, таможенная, монопольная, тарифная политика, которую проводит государство, гораздо сильнее бьет по россиянам, бизнесу, реальному сектору экономики, по самозанятым, чем любые санкции Запада вместе взятые.

Если бы у России была самодостаточная, капитализированная, емкая, устойчивая финансовая система, внутренний развитый рынок долгового капитала, если бы мы не разрушали систему здравоохранения, образования, не делали бы их платными, а инвестировали бы в человеческий капитал, в НИОКР, образование, занимались бы нашим интеллектуальным потенциалом, то эти санкции не были бы для нас опасными, они бы не наносили того урона, который наносят. При этом надо понимать, из тех санкций, которые против России действуют, самые опасные — это закрытие американского рынка долгового капитала для наиболее крупных эмитентов, особенно связанных с государством, то есть это облигации, кредиты, отчасти рынок акций. Плюс технологическая блокада продолжается, экономика деградирует три года подряд, примитивизируется, становится все более сырьевой. У нас на глазах идет падение инвестиций, импорт технологий, станков, оборудования, поэтому мы продолжаем оставаться деиндустриализированной экономикой трубы. К сожалению, самое страшное не в том, что Обама продлил санкции, а самое страшное, что наши чиновники наступают на грабли 1992 года, 1998 года, 2008 года, 2014 года. Они своей удушающей макроэкономической политикой, обескровливанием экономики, повышением налогов, сокращением госинвестиций и разного рода стимулов для предпринимателей, увеличением поборов добивают остатки очагов экономической активности.

«Самое страшное не в том, что Обама продлил санкции, а самое страшное, что наши чиновники наступают на грабли 1992 года, 1998 года, 2008 года, 2014 года»

«Самое страшное не в том, что Обама продлил санкции, а самое страшное, что наши чиновники наступают на грабли 1992 года, 1998 года, 2008 года, 2014 года»

«РЕАЛЬНО ЗАГОВОРИЛ О ЖЕЛЕЗНОМ ЗАНАВЕСЕ, ОПУСКАЕМОМ НАД ЕВРОПОЙ, ГЕББЕЛЬС»

Александр Сидякин — депутат Госдумы:

— Пусть Обама лучше потанцует со 106-летней американкой. Я думаю, у него это лучше получается. Занавес если мы и опустим, то только чтобы новую пьесу посмотреть под названием «Американская политика». Обама — хромая утка, он уходит, поэтому сейчас доверия к его заявлениям нет, так что пусть резвится. С Америкой у нас товарооборот минимальный, больше, мне кажется, даже с Аргентиной. Но это мне кажется, а так надо посмотреть. Кроме технологий американцы нам особо ничего не поставляют. Мы им тоже поставляем космические двигатели. А ножки Буша мы давно сами себе делаем, а во всем остальном без них обойдемся.

Егор Холмогоров — публицист:

— Между той ситуацией и нынешней есть принципиальная разница: тогда Советский Союз был сильной военной державой, которая контролировала всю Восточную Европу. Сейчас, в общем, Россия с трудом даже защищает свои интересы на Украине. И говорить о железном занавесе в смысле холодной войны сегодня не приходится. И все санкции, которые принимает США, которые принимает ЕС, являются фактически формой агрессии против России, формой лишения нас возможности защитить хотя бы минимально свои национальные интересы. То есть фактически Запад пришел и сказал, что вот органическая часть России, русского мира — Украина, мы ее у вас забираем и не смейте спорить. А раз вы спорите, значит, вот вам санкции. То есть в этом смысле сейчас ситуация гораздо хуже, чем во время холодной войны. Соответственно, в этом смысле параллель несколько ошибочна. До холодной войны нам еще расти и расти.

Очевидно, что у США не получится изолировать Россию. Очевидно, что ресурс прочности по противостоянию в России, который есть у Европы, он гораздо меньше, чем тот ресурс прочности, который, скажем, есть у США. Америка может содержать санкции против России десятилетиями, но в Европе в самое ближайшее время их придется отменить, иначе они уже станут этически разрушительными для самой Европы. Грубо говоря, если европейские страны не хотят превратиться в слепые марионетки Соединенных Штатов, без всякого суверенитета, в том числе без экономического суверенитета, то им придется восстанавливать отношения с Россией. Я думаю, что после того, как уйдут такие персонажи, как Меркель и Олланд, европейские страны достаточно быстро начнут восстанавливать с Россией добрые отношения.

Владимир Беляев — доктор политических наук, профессор, завкафедрой политологии КНИТУ им. Туполева:

— Вообще, впервые выражение «железный занавес» было употреблено одним российским поэтом, но немного в другом смысле. А реально заговорил о железном занавесе, опускаемом над Европой, Геббельс. Это геббельсовское выражение, так же как и геббельсовская фантазия насчет Катыни, где и пуговицы были те, которые в то время еще у нас не производились, и пули, которых у нас не было, тем не менее, приписали нам. То же само и здесь, «железный занавес» — это было очень удобное выражение, несмотря на то, что Черчилль часто высказывал неглупые мысли, тем не менее у него часто встречались какие-то расистские высказывания в отношении русских, индийцев и т. д. Черчилль ведь когда приехал в Москву заключать союз с нами, синхронно в своем номере гостиницы говорил своему помощнику, который это записал, что русские — это типа обезьян и т. д. Это было в 1941 году. С нашей стороны, как Петр I прорубил окно в Европу, так оно и не закрывалось. Культурные достижения Запада мы также используем. Зайдите в любую библиотеку, там множество иностранной литературы, английской, французской и т. д. И, конечно, никакого железного занавеса сейчас быть не может, в условия интернационализации, в условиях вестернизации, естественно, мы будем продолжать общаться в культурном отношении с Западом.

По поводу изоляции России Америкой, то нет, у них не получится это сделать. Потому что из 8 цивилизаций западная цивилизация, возглавляемая США, охватывает только одну цивилизацию. Есть такие цивилизации, которые основаны на одной стране, типа индийской, китайской, японской. Есть такие, которые основаны на общности языка, как латиноамериканская. А есть такие, которые основаны на довольно противоречивой основе, как ЕС и НАТО. Там многоязычие, много проблем. Конечно, я не говорю, что наша цивилизация настолько лучше других, что плевать на всех хотела, ни в коем случае. Но в то же время больше чем сейчас уже не будет. Просто очень часто власть в США приходит к силам, которым нужен враг, нужен кто-то сильный, опасный, и они выбрали нас, так как мы действительно можем сдержать их.

«Некоторые претенденты на пост президента, такие как Трамп и даже Хилари Клинтон, дают понять, что они предпримут какие-то шаги для нормализации наших отношений»

«Некоторые претенденты на пост президента, такие как Трамп и даже Хилари Клинтон, дают понять, что они предпримут какие-то шаги для нормализации наших отношений»

«МНОГИЕ ЭКСПЕРТЫ НАДЕЮТСЯ, ЧТО НОВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ США БУДЕТ РЕАЛИЗОВЫВАТЬ ДРУГОЙ СЦЕНАРИЙ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ С РОССИЕЙ»

Борис Калягин — журналист-международник, политический обозреватель центрального телевидения и всесоюзного радио СССР, ведущий передачи «Международная панорама»:

— Я считаю, что занавеса не будет: ни железного, ни идеологического, ни политического. Во-первых, многие европейские страны очень заинтересованы в развитии экономических отношений с нашей страной, да и культура наша высоко ценится в мире. Я думаю, и в самих США это временные явления. Вряд ли мы можем ожидать каких-то перемен, пока продолжается президентский срок Барака Обамы. Видимо, он уже не сможет отступиться от своей позиции. Тем более на него оказывает давление конгресс, в котором преобладают республиканцы. А некоторые претенденты на пост президента, такие как Трамп и даже Хилари Клинтон, дают понять, что они предпримут какие-то шаги для нормализации наших отношений.

Поэтому я думаю, что такая великая страна и по территории, и по истории, и по своим ресурсам, и по духу народа не может оказаться в изоляции. Без нее невозможно решать многие важные международные проблемы. Сейчас мы видим, что именно по инициативе России в Сирии нащупывается путь к мирному урегулированию вопроса. До этого мы много способствовали достижению договоренностей с Ираном. По нашей инициативе произошла ликвидация химического оружия в Сирии. Так что роль России в международных делах бесспорна, значительна. Поэтому я считаю, что занавеса не будет.

В общем, и сейчас продолжают развиваться определенные отношения и связи, даже сами американцы не могут полностью отказаться, они продолжают покупать двигатели для своих ракет, астронавты вместе с нашими находятся в космосе регулярно. Так что где им выгодно, они продолжают сохранять какие-то контакты. Поэтому я уверен, что ситуация станет более нормальной, чем сейчас. Нынешняя ситуация в отношениях со Штатами, конечно, не нормальна. Я думаю, что скоро станет ясно, что долго так продолжаться не может.

Олег Агапов — доктор философских наук, профессор ИЭУП (Казань), член Общественной палаты РТ:

— Полагаю, что заявление президента США Барака Обамы о продлении напрямую не связаны с Фултонской речью Уинстона Черчилля в 1946 году. В целом исторические аналогии — это чрезвычайно опасное интеллектуальное занятие, ибо за красотой метафор и аллюзий, как правило, теряется конкретика исторического процесса, реалии международной политики.

Реальных инструментов — идеологических, военных, социально-экономических — для выстраивания жесткого и тотального железного занавеса у США просто нет. К сожалению, у нас сегодня много «продавцов страха», сознательно формирующих атмосферу понимания современной геополитики. К тому же русофобия как идеологический конструкт сильно уступает идеям антикоммунизма, к которым аппелировал Черчилль. В одной из последних работ Вячеслав Никонов («Код цивилизации») показал, что мы сегодня вступили в очень сложное время цивилизационного «излома», когда формируется новая конфигурация мира, где Российская Федерация выступает одним из ведущих субъектов, предлагающих сценарий полицентрического развития (выстраивание структуры ШОС, БРИКС и т. д.).

Относительно «страданий» России от современных санкций, то в ряде случаев это дополнительная причина для осознания необходимости выстраивания собственной модели инновационной экономики, линии не только импортозамещения, но и конкурирующего развития. Безусловно, в ходе санкций были «свернуты» многие экономические программы международного сотрудничества. Разумеется, что это не вызывает радости ни россиян, ни зарубежных партнеров России. Однако по мере продления санкций все больше политических сил западной коалиции начинает понимать их бесперспективность, упущенные выгоды. Многие эксперты надеются, что после выборов 8 ноября 2016 года новый президент США будет реализовывать другой сценарий взаимоотношений с Россией, другой сценарий поведения США в мире.

Сергей Пасечник — гендиректор фирмы «Компаньон СП»:

— Сейчас нашему руководству ничего не остается, кроме как сделать обиженное лицо и включить программу «Отдых за рубли». Никто занавес не опускал, мы сами его опустили. США не пытаются изолировать Россию, они просто держат свое слово. Непонятно, кто кого спровоцировал, кто прав, кто виноват.

Конечно, международный туризм пострадал от санкций, население обнищало. И перспективы у нас достаточно грустные. Но вот что касается внутреннего туризма — он развивается. Но это от безвыходной ситуации, а не потому что в России все так замечательно, лучше, чем там, где мы отдыхали последние 15 - 20 лет. Сильная сторона моей компании — мы ориентируемся на люксовый туризм. Будем надеяться, что этот вид туризма будет развиваться, как и раньше.

Артур Абдульзянов — гендиректор ООО «ПО «Зарница», депутат Госсовета РТ:

— Думаю, о железном занавесе говорить нельзя. Геополитическая ситуация за последние 50 лет значительно изменилась, страны сблизились. Конечно, существуют небольшие разногласия, но они несколько искусственны. Безусловно, несколько политизированы, но вряд ли имеют под собой реальную почву. В целом люди на планете стали разумнее, и процесс глобализации, который сейчас набрал обороты, вряд ли сократит свои темпы.

У США едва ли получится нас изолировать. Мы настолько интегрировались в Европу, Индию, Юго-Восточную Азию, мы настолько изменились, что уже не станем такими, как раньше. Даже странно, что формулировка «железный занавес» до сих пор существует, на самом деле, люди стали ближе друг к другу, в том числе и политики. Конечно, само слово «санкции» подразумевает страдания, нестабильную экономическую ситуацию. Это разрыв связей, сокращение, тормоз научно-технического прогресса. Санкции существуют, но мы должны наладить конструктивный диалог. Думаю, мы рано или поздно к этому придем: политику делают люди, а они все-таки разумные существа.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015