На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

А ВЫ ГОТОВЫ К КУРСУ 85 РУБЛЕЙ ЗА ДОЛЛАР И ВЫШЕ?

2015.12.14 , БИЗНЕС Online , просмотров 4555

«КУРС ДОЛЛАРА ЧЕРЕЗ ДВА ГОДА МОЖЕТ ВЕРНУТЬСЯ И ПОКАЗАТЬ 35 - 40 РУБЛЕЙ»

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

— При правительстве Медведева и Банке России под управлением Набиуллиной я готов не то что к 85 рублям за доллар, а к тому, что за рубль будут давать в морду, как в известной поговорке. 85 рублей возможны в прыжке, в один момент. Я реально жду 75 под Новый год. Последние 6 дней перед Новым годом будут разгулом спекуляции. Поэтому может быть все что угодно, там и 100 могут нарисоваться теоретически, и 50 могут нарисоваться. Спекулянты будут творить что хотят. А после новогодних каникул должно быть укрепление рубля, которое будет на январь, может, начало февраля, а потом рубль повалится обратно.

Что касается населения, то, к сожалению, уровень жизни у нас упал очень существенно. Когда официальная статистика говорит о сокращении розничного оборота на 10 процентов, то с учетом занижения официальной инфляции, сверхконцентрации доходов у сверхбогатой части общества для 90 процентов людей это падение на 30 процентов. Я думаю, что нынешняя девальвация переживается легко, потому что на них не отражается. С одной стороны, у людей нет сбережений, чтобы на них покупать доллары и переживать по поводу того, что вчера они могли купить по 60, а сегодня придется покупать по 65. С другой стороны, цены растут не очень сильно даже в условиях девальвации рубля, потому что они уперлись в нищету населения. Я лично, как господин Кудрин стал министром финансов, все свободное, что у меня есть, храню только в валюте — или доллар, или евро. Сейчас доллар, потому что при таких руководителях денежных властей ничего хорошего у нас с деньгами происходить не может.

Валентин Катасонов — председатель русского экономического общества им. Шарапова:

— Достаточно странный вопрос, потому что напрямую курс рубля от цены на черное золото не зависит. Я уже устал объяснять это людям. И вам еще лишний раз объясню. Курс рубля зависит от соотношения спроса и предложения на российском валютном рынке. Дело в том, что основным участником российского валютного рынка является Центробанк, у которого есть валютные резервы, составляющие несколько сотен миллиардов долларов. Это же гигантский бассейн. Меняется струйка, втекающая в этот бассейн, а меняется она под влиянием изменения цен на черное золото, но это никак не влияет на интенсивность струи, которая идет из другого края, который находится внизу этого бассейна.

Если бы у нас не было этого бассейна, я был бы с вами согласен в том, что цена на черное золото влияет на курс рубля. Но у нас другая конструкция. Нет прямой зависимости. Это специально придумывают, чтобы увести в тень ЦБ, который обязан поддерживать курс рубля, у него для этого есть все возможности. Он этого не делает. А нам впаривают версию, что падение цен на нефть ведет к падению курса рубля. Объясните, что это глупость! Она специально внушается нам, чтобы увести из-под критики ЦБ, который не выполняет своих функций и фактически обслуживает интересы валютных спекулянтов.

«При Банке России под управлением Набиуллиной я готов не то что к 85 рублям за доллар, а к тому, что за рубль будут давать в морду»

Владислав Гинько — преподаватель РАНХиГС при президенте РФ:

— Нельзя ждать корреляции курса со стоимостью барреля нефти, когда начинают рассчитывать курс, исходя из того, что если цена на нефть столько-то, то в бюджет должно поступить столько-то рублей. Дело в том, что бюджет, как мы уже видим, менее чем наполовину наполняется доходами от нефтегазового комплекса. Плюс еще мы можем заметить, что экспорт продукции нефтегазового комплекса составляет всего лишь треть, хотя еще два года назад составлял две трети нашего экспорта. Плюс у нас еще есть финансовые подушки безопасности, плюс еще будут заимствования внутри страны. Но нельзя прогнозировать курс доллара и евро только исходя из цены барреля нефти. Роль нефти больше психологическая. По привычке считают, что курс доллара и евро будет двигаться вместе с изменением цены барреля нефти. Мы видим, что это часто нарушается, причем при ситуации свободного плавания курса рубля. Тот курс, который складывается, такой, какой есть.

Что касается прогнозов, то я бы обратил внимание на экономическую политику. У нас сокращается импорт, то есть падает зависимость и потребность в долларах и евро для закупки товаров и услуг. Экспортные доходы тоже сокращаются, но импорт сокращается быстрее. Если продолжится такого рода динамика, то мы уже видим, что экономика перестраивается, адаптируется. Ожидать в такой ситуации, что доллар и евро будут расти, сложно. Конечно, корреляция курса с ценой на нефть была раньше, частично наблюдается сейчас, но верить в нее рискованно, если хочешь сыграть на этом. В долгосрочной перспективе, если мы будем в дальнейшем сокращать импорт, переходить на расчеты в национальных валютах, я вполне могу ожидать, что курс доллара через два года может вернуться и показать 35 - 40 рублей.

Я бы хотел напомнить скептикам, которые скажут, что это невозможно, что все нулевые мы видели ситуацию стабильного доллара, при том что у нас росли золотовалютные резервы. То есть не было никакого искусственного поддержания доллара, который был очень стабильным и недорого стоил. Цена на нефть рано или поздно вырастет, плюс мы сокращаем зависимость от импорта — это неизбежно приведет к тому, что ЦБ будет вынужден приобретать валюту, чтобы не допустить укрепления рубля, чтобы доллар не снизился ниже 35 рублей. Такой прогноз я чуть ли не единственный делаю, но через два года это вполне возможно. Экономика циклична.

«Баррель нефти был и 20 долларов, жили и при таких ценах» 

«ГАДАТЬ ПО ДВУМ ПУНКТАМ — БУДУЩАЯ ЦЕНА НЕФТИ И БУДУЩИЙ ВАЛЮТНЫЙ КУРС — ЭТО ЗАНЯТИЕ ДЛЯ ВАНГИ И ПОДОБНЫХ КУДЕСНИКОВ»

Сергей Дубинин — бывший председатель ЦБ РФ:

— Гадать по двум пунктам — будущая цена нефти и будущий валютный курс — это занятие не для аналитиков, а для Ванги и подобных кудесников. Связка с ними не такая простая, потому что должно быть изменено предложение валюты, которое зависит от цены нефти не напрямую, а от того, каково состояние платежного баланса. Одновременно со снижением цены нефти, в том числе за счет случившейся девальвации, в России снижается импорт. Поэтому положительный приток валюты на рынок, в принципе, возможен при низкой цене нефти. Другое дело, что тренд на изменчивость цены нефти и рубля — надолго. Поэтому говорить о том, что будет даже к Новому году, не берусь. Представляю, что спрос на российские товары, например нефть или металл, довольно долго не будет расти. Он не будет расти, пока не возобновится экономический рост у наших основных торговых партнеров в Европейском союзе, Китае, Юго-Восточной Азии. Мы зависим не столько от цены нефти, сколько от экономического роста и спроса на сырье в этих странах.

Думаю, Россия адаптировалась — год назад нашей главной проблемой были как раз завышенный курс и, как всегда, низкая производительность труда. К сожалению, с производительностью труда мало что изменилось, а падение курса привело к тому, что зарплата в реальном исчислении, сопоставимом с нашими торговыми партнерами, например, в пересчете на евро, существенно снизилась в расчете на единицу продукции. Таким образом, конкурентоспособность товаров на внутреннем и внешнем рынке улучшилась. Но в дальнейшем мы можем растерять приобретения, если не будет инвестиций и роста производительности труда.

Я следую рецепту Кудрина — если вы имеете деньги примерно 50 на 50 в разных валютах, то первая часть хеджирует падение во второй. А поскольку мы живем в рублевой экономике, то помимо сбережений надо постоянно иметь деньги в свободной ликвидности, чтобы пользоваться в текущем режиме.

Марат Галеев — заместитель председателя комитета Госсовета РТ по экономике, инвестициям и предпринимательству:

— Прогноза у меня нет. Хотя такая картина вполне может сложиться, звучали и худшие прогнозы — 30 долларов за баррель. Предложение нефти выше спроса на мировом рынке, поэтому все это и происходит. Куда деваться? Конечно, выдержим. По-моему, большинство уже давно привыкло к нестабильности рубля, который никем не регулируется и находится в плавающем состоянии.

Как пережил прошлогоднюю валютную панику? Да никак не пережил, спокойно. Конечно, некоторые люди кинулись сметать товары длительного пользования, чтобы каким-то образом компенсировать потери. А в первом квартале этого года мы увидели спад спроса на эти самые товары. В итоге многие просто не знали, куда потом девать купленное. Был ажиотажный спрос на автомобили, дилеры потирали руки в четвертом квартале, но понимали, что первый квартал следующего года будет тяжелым.

«Большинство уже давно привыкло к нестабильности рубля, который никем не регулируется и находится в плавающем состоянии»

Оксана Дмитриева — член комитета Госдумы по бюджету и налогам:

— Скакнуть доллар может, потому что он следует за ценой на нефть, если ЦБ не смягчает скачки, не проводит интервенции. В режиме импульсов будут стремиться искусственно снижать цену на нефть, но долго ее держать на уровне 30 долларов за баррель или ниже 40 не смогут, потому что это искусственная попытка снижения вопреки общемировому тренду экономического роста. То есть в условиях экономического роста, повышения спроса на нефть такое снижение цены может быть только искусственным. Долго оно продлится не может, потому что это очень дорогое удовольствие.

Раскачивать ситуацию в экономике за счет импульсного снижения, которое вызывает панику на валютном рынке, — такая стратегия вполне возможна. Поэтому может быть скачок доллара до 85 рублей. Будет ли он долго удерживаться на таком уровне? Сомневаюсь. Многое еще зависит от политики денежных властей, потому что наши денежные власти не нейтрализуют удары в том числе международных спекулянтов, а, наоборот, усиливают их и попадают с ними в резонанс, как это было в конце прошлого года.

Ильдар Аблаев — доктор экономических наук, профессор, генеральный директор АНО «Татарская академия управления инновационной экономикой»:

— Все будет зависеть от федеральной резервной системы США, которая 17 - 18 декабря будет принимать решение о повышении учетной ставки ФРС. Если это повышение произойдет, то доллар еще больше укрепится и станет примерно 80 рублей. Если же они не повысят ставку и цена на нефть останется на уровне 38 - 40 долларов за баррель, тогда доллар дорастет до 70 - 75 рублей.

В случае подобного развития событий те, кто занимается экспортом, — нефтяники, газовики, вертолетчики, машиностроители, КАМАЗ, Зеленодольский фанерный завод, который 85 процентов фанеры экспортирует, — вот они будут в шоколаде. У экспортеров резко вырастет прибыль. Но те, кто занимается импортом, просядут, потому что удорожают российские цены по импорту. Если население занимается внутренним «купи-продай бизнесом», то цены растут, да. То есть мы попали в ловушку стагнации и инфляции — стагфляция. Производство падает, а инфляция растет. Продуктовая инфляция у нас уже 32 процента составляет, только по продуктам питания. А среднестатистическая, говорят, 16 - 17 процентов, хотя реально она будет повыше. К сожалению, мы находимся в очень непростой ситуации, когда объем производства падает, спрос сжимается, а цены растут. Я помню прошлый год, да, я ушел в доллар и ничего не потерял, только выиграл.

«Инфляция у нас уже 32 процента составляет — только по продуктам питания»

«В СТРАНЕ ТОЛЬКО И ГОВОРЯТ «ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ, ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ», НО ЭТО ПОКА НЕ ТАК ОСУЩЕСТВИМО, КАК ХОТЕЛОСЬ БЫ»

Эдуард Юнусов — генеральный директор ТД «Челны-Хлеб»:

— Ситуация очень непростая. С поставкой оборудования в пищевой промышленности на сегодняшний день непросто. И мы понимаем, что если хочешь быть конкурентоспособным, то минимум на 90 процентов оборудование должно быть импортным, то есть высокотехнологичным. Судите сами, свободных денежных средств у нас нет, кредитные ресурсы повышаются, валюта повышается, а развитие притормаживает.

Несмотря на то что в стране только и говорят «импортозамещение, импортозамещение», это пока не так осуществимо, как хотелось бы. Вероятно, выручить могут какие-то целевые федеральные программы, прозрачные программы, доступные для среднего бизнеса, для малого бизнеса, а не только для приближенных к государству крупных монополий, которые и так увеличивают свою долю на рынке. Прогнозировать не берусь — это задача экономистов, финансистов, ЦБ. От нас ничего не зависит, мы переболели этим вопросом и спокойно работаем с тем, что есть.

Владислав Жуковский — экономист:

— Доллар может расти куда угодно, равно как и российский рубль. Если будет повышение ставки в Америке и крупные финансовые игроки, спекулянты, начнут продавать активы, мы вполне можем увидеть отказ индекса доллара шести валют. То есть доллар может укрепиться на 20 - 25 процентов по отношению к основным резервным валютам типа евро, швейцарского франка, фунта стерлинга, японской йены и т. д. И, собственно, раза в полтора-два по отношению к другим развивающимся валютам. В таком случае нефть легко может вернуться к ситуации 2001 года, когда она стоила 20 - 22 доллара за баррель. Я бы этого не исключал. По поводу рубля... 85 — это далеко не дно, до которого можно упасть, а потом, отскакивая от него, начать укрепляться. На самом деле говорить о том, что рубль начинает свое падение, нужно было не сейчас, когда он стоит 70 рублей за доллар, а тогда, когда он был на 48 - 49 рублях, когда его буквально силком, пинками вытягивали из рублевых активов и загоняли в валюту, в том числе и американский доллар, ну или на худой конец в октябре этого года, когда американская валюта стоила порядка 62 рублей. Поэтому сейчас мы ушли по рублю далеко вниз, ближайшее цели — 75, 85, 90 рублей за доллар. И даже 100 - 105 рублей не являются ограничением, потому что все будет зависеть исключительно от энергоносителей и от того, насколько сильно упадет черное золото.

«Газпром», «Роснефть», ребята, создающие «Платон», чиновники, госбанкиры переживут, потому что они сидят на экспортно-валютной выручке, либо на господдержке федерального бюджета, либо на прокручивании горячих денег на спекулятивно-финансовом рынке. Вот они переживут. А само население, народ, реальный бизнес попадут под нож, потому что ставки будут повышаться, денежная масса, денежная база будут сокращаться с учетом инфляции в реальном выражении, будут жуткий денежный голод, кризис неплатежей, повышение налогов. Попросту говоря, бедные беднеют, богатые богатеют. И самое главное, что это отразится на среднем классе, чья доля будет неуклонно сокращаться в ближайшие три-пять лет. Если еще два года назад средний класс составлял 22 процента от населения страны, в прошлом он году упал до 17 процентов, в этом году составляет уже 13 процентов. Годика через три будет уже в районе 5 - 7 процентов, я думаю.

Аналитики не исключают новых валютных шоков — движения в район 80 - 85 рублей 

Наиль Бикмуллин — генеральный директор ООО «Фирма «Еврокаскад»:

— Ситуация, на мой взгляд, уже становится непрогнозируемой. Если предсказываемый аналитиками прогноз сбудется, кроме того, что это будет очень печально, я больше ничего добавить не могу. И ничего хорошего в данной ситуации ждать не приходится. Я боюсь, что последствия будут горькими. Несмотря на заявления нашего руководства о том, что они нащупали дно и скоро будет подъем, с каждым разом ситуация лишь усугубляется. Те, кто занимается производством, больше других ощутили то, что происходит на самом деле. Практически у всех останавливается сбыт, продукция есть, но ее никто не может покупать — нет возможности, цены падают, рынок стоит. Я слушал выступление нашего премьер-министра, ему по ходу выступления было очень радостно. По всей видимости, у него в стране хорошо, но я так сказать не могу.

В прошлом году бросились скупать товар люди не очень грамотные, скажем так. А основная масса поняла, что это все глупости и бесполезно. Сейчас могло бы произойти то же самое, но у людей уже денег нет. Тот, кто занимается непосредственно производством, у кого более-менее нормальное оборудование, оно, как правило, импортное. То есть автоматику, запчасти, детали — все надо покупать теперь уже в 2,5 раза дороже, а продать свою продукцию дороже мы не можем. Соответственно, возникает вопрос: как предприятие это должно выдержать? Возможностей для этого нет. И одно за другим предприятия будут разоряться. Выдержат только те, кто, грубо говоря, смогут присосаться к бюджетным деньгам, у остальных ситуация практически аховая.

Марсель Залялеев — замдиректора по финансам ТГАТ им. Камала:

— Быть готовым к курсу доллара в 85 рублей может только человек, получающий доход в валюте. Я лично не готов стать беднее, хотя мы уже стали раза в два беднее. В бюджет 2016 года и так заложена стоимость нефти на 25 процентов выше текущей, при этом он дефицитный. Резервный фонд к концу года сократится втрое. Своих сбережений я особо не имею, так как до кризиса взял ипотеку и плачу старую сумму долга обесценивающимися рублями.

Ханафи Каримов — генеральный директор ОАО «Кузембетевский РМЗ»:

— Я думаю, что курс рубля в нынешний пределах и останется, дальше ему уже некуда падать. Полагаю, что он будет колебаться в пределах 65 - 70 рублей за доллар и в коридоре 70 - 75 рублей за евро. Наш народ и не такое переживал, так что ничего катастрофичного в росте курса я не вижу. Конечно, рост курса серьезно ударит по карману людей, это коснется и самых бедных, и среднего класса, и богатых. Мы сами сталкиваемся постоянно с ростом цен на комплектующие — на электродвигатели, на металл... Покупаем большие партии на миллионы рублей, вроде бы все комплектующие российского производства, но поставщики почему-то привязывают свои цены к мировым, хотя абсолютно ничего импортного в этих изделиях нет.

Валютную панику в прошлом году мы пережили достаточно спокойно. Больших запасов кэша нет, в чулке деньги мы не держим, но, видимо, теперь за границу придется ездить пореже. Раньше я раза три в год выбирался за границу, сейчас, конечно, так часто ездить уже не сможешь себе позволить. Любую вещь покупаешь, а она оказывается уже в два раза дороже, чем была раньше. Конечно, плохо все это. Всем нам, хочется того или не хочется, придется адаптироваться к новым реалиям, другого уже не дано. Больших запасов денег нет, поэтому «перекладываться» ни в какие другие валюты не собираюсь.

«Некоторые люди кинулись сметать товары длительного пользования, чтобы каким-то образом компенсировать потери. А потом просто не знали, куда девать купленное» 

«КОГДА ЦЕНА ДОЛЛАРА БЫЛА ОКОЛО 55 РУБЛЕЙ, Я УЖЕ ПЕРЕСТАЛ НАБЛЮДАТЬ И ПЕРЕЖИВАТЬ»

Анатолий Аксаков — председатель комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству:

— К доллару по 85 рублей не готов. Я думаю, такого не будет. Считаю, что нынешняя цена на нефть имеет политическую подоплеку. Понятно, что влияют возможное повышение ставки рефинансирования и выход Ирана на этот рынок, но цена нефти становится неподъемной для многих производителей, им становится невыгодно ее добывать. Предложение они уменьшат — это очевидно. Исходя из этого, цены вернутся к определенным величинам. Я даже допускаю, что будет 60 - 70 долларов за баррель.

Конец года всегда такой нервный в этом плане. Начиная где-то с февраля все пойдет в другую сторону. В прошлом году то же самое было, позапрошлый год был примерно таким же. Декабрь связан с падением спроса на нефть. Еще некоторые факторы есть. Я же считаю, что геополитика влияет, хотя, на мой взгляд, с помощью низкой цены на нефть хотят как-то воздействовать на Россию. Я тут усматриваю закулисный фактор. Но против объективных факторов с помощью политических трудно работать долго. Поэтому они все равно будут вынуждены отступить.

Артур Абдульзянов — генеральный директор ООО «ПО «Зарница», депутат Госсовета РТ:

— Когда цена доллара была около 55 рублей, я уже перестал наблюдать и переживать, хотя наше предприятие напрямую связано с поставками комплектующих для этой отрасли. Как отреагирует население, сказать сложно, это не первый наш кризис, поэтому выработался некий иммунитет. Пока в целом ситуация спокойная, предполагаемых экономических срывов я не вижу. Тем не менее она настораживает.

Баррель нефти был и 20 долларов, жили и при таких ценах. Но год назад было трудно, мы оправились. Ситуация сейчас неблагоприятная, но нет критического ожидания. Кризис не только у нас, но и в Европе — беженцы, война в Сирии, где задействованы и США. Я думаю, человечество выберется из этой ситуации, оптимистично смотрю на будущее.

Зуфар Гаязов — генеральный директор компании ООО «ТатинтерРесторантс»:

— Хорошего в этом ничего нет. Все зависит от заговора ряда высокоразвитых стран — в первую очередь США. Они заинтересованы в том, чтобы ВВП России, доходы населения падали. Мы зависим от платежеспособности населения — если она падает, то и наш бизнес падает. При существующей цене на нефть государство в состоянии управлять ситуацией, значит, власть справляется со своей задачей. Страна адаптируется и ищет выходы. Это хотя бы дает уверенность в завтрашнем дне.

Николай Осипов — директор фитнес-клуба «Тритон» (Нижнекамск):

— Готов ли я к такому резкому скачку валюты? А что я могу с этим сделать? Если такое произойдет, то с этим придется смириться. А вообще, всегда пользовался родным рублем. Не сказал бы, что сфера, в которой лично я работаю, сильно просела из-за валютных скачков в конце прошлого и начале нынешнего годов. Все-таки мы представляем фитнес не премиального, а экономкласса.

Что же по поводу народа, особо не бросается в глаза то, как люди себя в чем-то сильно стали ущемлять. Моя подруга, например, работает в салоне сотовой связи, и нижнекамцы довольно регулярно покупают у них телефоны, причем за весьма немалые деньги. Хотя, с другой стороны, покупки недвижимости и автотранспорта заметно упали. Но это, вероятно, в большей степени связано с тем, что банки сильно усложнили условия выдачи кредитов (оно и понятно, на сегодняшний день задолженность кредиторов перед банками колоссальная), да и сам народ, скорее всего, боится лезть в кабалу. Вот и выходит, что больше всего пострадали сферы глобальных покупок — тех, для приобретения которых необходимо брать долгосрочные кредиты.

«Больше всего пострадали сферы глобальных покупок — тех, для приобретения которых необходимо брать долгосрочные кредиты» 

Артем Когданин — учредитель и директор компании LEDEL:

— Рост доллара и евро — типичное явление перед Новым годом. Этот всплеск прогнозировали еще в середине лета. К февралю курс валют уже начнет падать. Еще на рост стоимости доллара предсказуемо повлияли резкие геополитических изменения. Я сомневаюсь, что доллар будет стоить 85 рублей, а вот 100 — вполне возможно. Для нашей компании ситуация со скачком валюты стала толчком для оптимизации производства. Сбережений я советую не хранить, а просто работать и зарабатывать. Ведь закон подлости никто не отменял: будешь хранить деньги в евро — упадет евро, в долларах — доллар упадет. А если и хранить деньги, то лучше в обеих валютах.

Илья Горенбург — соучредитель Droid Labs (ООО «Дроид Лабс»):

— Да мы уже ко всему готовы. И к 85, и к 95, и к 100. Доллар/евро будут расти — это безусловно. Они всегда росли. Вопрос лишь в том, насколько быстро это будет происходить. Если даже правительство (в лице министра финансов) говорит, что в такой ситуации нам выгоден данный курс, то это значит, что они будут держать его на этой планке. Способов, как это сделать, достаточно. Государство адаптировалось к такому курсу. Народ в целом уже приспособился, но стал более недовольным. Цены выросли значительно, а вот доходы — нет. Компании не все выдержали — кто-то закрывается из-за падения потока клиентов, кто-то все же успевает поднимать обороты. Наша компания хранит деньги исключительно в валюте — в ней больше уверенности, чем в шатком рубле. Личные сбережения разделены. Больше половины в валюте.

Светлана Муллина — директор туристической фирмы «Сафар» (Нижнекамск):

— В принципе, колебания доллара в сторону увеличения возможны и, скорее всего, еще будут. Рост валюты связан в первую очередь с теми событиями, которые сейчас происходят в мире. Я имею в виду политику, которая накладывает большой отпечаток на изменения валюты. Цена за баррель нефти падает, а доллар растет, ведь, насколько я помню, порядка 60 - 70 процентов доходов нашей страны связано именно с продажей нефти. Откат и возврат к прежним позициям доллара вряд ли уже возможен.

Конечно, в таких условиях всем будет нелегко, но мы, естественно, выдержим. В прошлом году мы уже пережили подобное, причем довольно спокойно, потому что чувствовали и понимали, что правительство предпринимает определенные меры, на мой взгляд, правильные и своевременные. Кстати, особой паники тогда не было. Были тревога, напряжение, но не паника. Паника — это анархия. Хотя прошлогодний скачок сказался на нашей работе. Он и не мог не сказаться. Когда спрос у населения на услуги падает, бизнес всегда страдает. Туристические путевки — это не первая необходимость, не хлеб и не молоко. Естественно, люди стали меньше покупать путевки и выбирать более экономичные маршруты. Что касается меня лично, все свои сбережения я храню в рублях.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015