На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

ТЕЛЕВИДЕНИЕ - ЭТО ИНСТРУМЕНТ ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИИ

2015.11.24 , БИЗНЕС Online , просмотров 1987

«ТЕЛЕВИЗОРОВ КАК АГРЕГАТА СКОРО НЕ БУДЕТ — МЫ И ТАК ПЕРЕХОДИМ НА МУЛЬТИПЛЕКСЫ»

Илдус Нафиков — прокурор РТ:

— Нет, конечно, не выбросил телевизор, хотя смотрю его очень редко. В основном утром, когда собираюсь, быстренько что-то посмотрю или вечером включаю его во время ужина. Как правило, смотрю новости либо интересные познавательные передачи, исторические, документальные, если таковые попадаются. Телевидение, как и любой ресурс, которым с ростом научных технологий начинает обладать человечество, имеет как положительную, так и отрицательную сторону. Зарубежные социологи подсчитывали информационный вал человечества с момента зарождения. Сначала были газеты, потом телеграф, радио, телевидение, интернет, все это входит в полосу информационных ресурсов, которые есть у человека. Информационный поток у современного человека многократно увеличился — сейчас же у одного поколения происходят десятки технологических революций на наших глазах, психика меняется, не все выдерживают.

В человеке есть духовное начало, человеческое, но есть и животное начало. Раньше он в борьбе за существование добывал пищу и его агрессия отступала, он уставал, ложился спать. Сейчас, если человек ничего не делает, а только смотрит телевизор, не занимается полезным делом, эта агрессия растет. Но ведь человек должен находить выход своей агрессии. Или в спортзале, или в общественно полезной деятельности, или еще где-то. Вот эти животные страсти должны выходить наружу через какую-то деятельность. И в том исследовании, о котором я выше упоминал, говорилось, что качественно информация хоть и скакнула, при этом скакнула не только положительная, позитивная информация. В такой же прогрессии скакнула и негативная. А когда поток информации большой, либо на телевидении, либо в интернете, не каждый человек, единицы обладают технологией отбора информации. Как отобрать то, что позитивно для жизни, то, что полезно самому себе? Если раньше человек, приходя в библиотеку, мог посмотреть вот на этой полке фантастику, вот на этой — научную литературу, на этой полке книги о морали, на этой о зле, он мог заранее выбрать, какую же полочку посмотреть. И, кстати, были еще и ограничения. А сейчас на выходе или входе вероятность поступления потока зла конкретному человеку больше.

Наталия Фишман — помощник президента Республики Татарстан:

— Когда я переехала учиться в Москву, в общежитии телевизора не оказалось. С тех пор счастливым образом у меня не было шанса развить зависимость от него. Я так отвыкла, что купить телевизор мне потом и в голову не приходило. Какое-то количество близких мне людей связаны с телевидением. Это завораживающая индустрия, в предыдущее десятилетие там работало безумное количество талантливых людей. Сейчас все устроено иначе, перед телевидением стоят совсем другие задачи.

Но там есть очень интересные форматы, особенно международные. Мне нравится читать сборники телевизионных форматов, потому что это отражение того, как люди воспринимают идеи. Очень здорово, когда люди талантливо создают телевизионный контент — сочетают содержание и эмоциональную подачу. Телевизионщики лучше всех умеют делать Gesamtkunstwerk («законченно-единое произведение искусства»). Они в этом похожи на хороших музейщиков, которые должны суметь взять какую-то информацию и подать ее так, чтобы вовлечь людей и удержать их внимание. Я думаю, телевидение и интернет будут сосуществовать. Алексей Пивоваров, например, сейчас на СТС возглавляет дирекцию, которая занимается развитием онлайн-форматов. Это дико интересная область. Телевизоров как агрегата скоро не будет — мы и так переходим на мультиплексы. А в будущем будем потреблять контент через свои гаджеты, многие делают это уже сегодня, полностью изменится идея сеток вещания и так далее. В области сближения телевидения и технологий происходит очень много интересного. Поэтому я думаю, что телевизор будет у меня в кармане.

Вячеслав Долгополов — генеральный директор ООО «Информационные системы» («БИМ-радио»):

— Сейчас мы смотрим в три экрана — смартфон, ПК или планшет и ТV, и каждый из них мы смотрим не вопреки, а совместно. Например, по экрану ПК или смартфона мы можем узнать время просмотра фильма на экране ТV. Во время просмотра ток-шоу, фильма, клипа по экрану ТV мы можем пообщаться в эфире телеканала через экран ПК, смартфона или купить кино, клип, заказать песню, познакомиться или пообщаться в чате, который одновременно существует и на ТV, и в интернете, и в приложении телефона. Произошла конвергенция медиа, совместная работа по удержанию внимания, по развлечению зрителя, но никак не война или противостояние. Вообще, российское ТV, можно сказать, «поднялось с колен» — так сейчас модно говорить. Наверное, это пафосно и немного смешно, но зато точно. С конца 1990-х годов я смотрел спутниковое ТV от «ХотБерд» до 1000 каналов, в нулевых пользовался кабельным ТV, что и было прорывом тех лет, так как СССР и Россия слишком сильно отставали по этому сегменту вещания от развитых стран. Сегодня российская спутниковая компания «Триколор» вышла на такой уровень, что теперь мне не нужны другие спутниковые платформы.

Все это говорит о том, что экраны выбрасывать рано, среда вещания меняется, интерес к видеоконтенту растет (это особенно видно по соцсетям). Растет также и время просмотра ТВV, в том числе в развитых странах! Среднее время ежедневного просмотра ТV в России сегодня составляет 3 часа 50 минут, то есть мы уже догоняем Японию с ее 4 часами просмотра. В Японии телевидение позиционируется как ритуал, который сплачивает семью, многие программы создаются для просмотра всей семьей «на одном диване», по крайней мере, об этом рассказывали в компании NHK и «Фуджи-ТВ».

Телеканалы как страницы в соцсетях или приложения, либо проекции на зданиях, облаках, поверхностях, либо 3D-моделях, несомненно, будут в будущем, через 30 лет, так же как будут редакции СМИ. Ведь необходимо составлять, фильтровать, закупать, монетизировать видеоконтент. Но какими они будут точно, мы пока не знаем. Развитие технологий непредсказуемо.

«От федеральных новостей остается гнетущее чувство» 

Эдуард Сагалаев — президент национальной ассоциации телерадиовещателей:

— Я, конечно, телевизор не выбросил. Более того, у меня много телевизоров в доме, на даче. Я с удовольствием смотрю телевизор, хотя, конечно, есть в нем и темная сторона. Но эта темная сторона для меня не опасна, потому что я знаю телевидение изнутри, знаю, чему можно верить, а чему — нет. Я наслаждаюсь каналами, которые доставляют мне радость. Как правило, это нишевые каналы и телевидение нового поколения. Это каналы, например, National Geographic, «История», «Наука 2.0», «Дом кино», могу перечислить много каналов, которые с удовольствием смотрю. Я, конечно, смотрю новости, какие-то художественные сериалы. Я понимаю, что с новостями у нас и политическими ток-шоу, конечно, не все так, они тенденциозны очень часто, к сожалению. Но это природа телевидения. В любой стране есть элементы работы с аудиторией, которые позволяют ей манипулировать. У нас это утрировано. Я думаю, что со временем это будет размыто многими источниками информации, которые сегодня распространяются со скоростью света.

Сегодня уже телевидение мультимедийное, это основной его признак, который отличает его от телевидения моей молодости. Я понимаю, что сегодня телевидение невозможно без интернета, без нескольких экранов, потому что как минимум три экрана задействованы в работе телевидения: домашний телевизор, компьютер, мобильное устройство. Телевидение очень бурно развивается, идет его цифровизация в России. Это все ведет к тому, что люди могут получать информацию из разных источников, сравнивать ее, выбирать то, что им по душе, то, что им кажется близким к истине. Социальные сети тоже играют колоссальную роль в телевидении. Они реагируют на телевидение, дают обратную связь телевидению. Интернет не поглотит телевидение, он будет с телевидением взаимодействовать. Я четко понимаю, что телевидение никуда не исчезнет, хотя на нем свет клином не сошелся. Тоже надо понимать, что телевидение — это только часть нашей жизни, может быть, даже не лучшая, но без телевидения современный мир не будет существовать в том виде, в котором он существует.

Радик Хасанов — генеральный директор ОАО «ПО «Завод имени Серго» (ПОЗиС):

— Нет, не выкинул. Я смотрю прежде всего информационные программы или те телеканалы, где есть передачи об истории, науке, технике, где можно что-то узнать. Обязательно смотрю РБК, конечно, с удовольствием смотрю новости о Татарстане и по возможности спортивные телеканалы. И, так как у меня есть внуки, иногда, когда есть время, смотрю с ними детские передачи. Но, к сожалению, для этого очень мало времени.

Информационное поле, безусловно, расширилось за столько лет. Если раньше мы смотрели два телеканала и то ограниченное количество времени, то сейчас телевидение просто перенасыщено различными передачами. Не хватает позитивного вещания, позитивных передач, передач о науке. Я уверен, они привлекут огромное количество зрителей. Нет, интернет не поглотит телевидение. Ведь сколько лет уже говорят, что печатные газеты изживут себя, но все еще есть и будут. Есть поколение, которое любит, смотрит телевидение. По крайней мере ближайшие 10 - 15 лет телевидение не сдаст своих позиций.

«Сегодня телевидение невозможно без интернета, без нескольких экранов» 

«СЧИТАЮ ТЕЛЕВИДЕНИЕ ВРЕДОНОСНЫМ КАНАЛОМ ИНФОРМАЦИИ, ИСКАЖАЮЩИМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ»

Александр Невзоров — писатель и журналист:

— У меня уже много лет нет такого предмета, как телевизор. Вообще. Я не видел телевизионной картинки, наверное, на протяжении последних 20 - 25 лет. Мне это совершенно не интересно, потому что меня мало интересует политика, меня мало интересуют музыка, игры, шоу, бредни, вранье, истории. Поэтому я как-то спокойно без этого обхожусь. Интернетом я тоже не пользуюсь, у меня даже нет электрического адреса. Сфера моих подлинных интересов лежит вне всяких СМИ и интернета. Поэтому мне не очень все это надо. А какие-то вещи для комментирования на том же «Эхе Москвы» или «Снобе» мне распечатывают и показывают.

Олеся Балтусова — помощник президента РТ:

— У меня нет телевизора с 2000 года. Не смотрю его сама и детям не разрешаю. У нас дома есть домашний кинотеатр для просмотра кинофильмов или мультиков, к ТV он не подключен специально, антенны в квартире нет. Считаю телевидение вредоносным каналом информации, искажающим действительность. Для просмотра программ ТК «Культура» и других каналов и интересующих передач сегодня есть все в интернете, если возникнет такая необходимость. Если очень надо посмотреть что-то такое редкое, не выложенное в интернет, всегда можно пойти к соседям или родственникам, повод встретиться! Мой лучший друг работает на ТV, и он выкладывает свои авторские высококультурные передачи в сеть, за что я ему очень благодарна.

Моя семья выписывает газеты и журналы, слушает радио, мы читаем в интернете новости на тех сайтах, которым доверяем. Сами читаем художественную литературу, и дети тоже с удовольствием читают. Будущего ТV не вижу, но считаю, что оно должно видоизмениться в связи с растущим процентом таких, как я — определяющих контент самостоятельно. Должна быть возможность выбрать передачи или канала, отключения рекламного блока, без границ, блокирования тем по родительскому контролю. Пока работает эта кнопочная система с бесконтрольным потоком по схеме трех С (секс, страх, скандал), я дома телевидение не подключу

Марина Разбежкина — кинорежиссер, продюсер, основатель школы документального кино и театра:

— Я телевизор не смотрю, а слушаю. Он всегда включен и находится за спиной, передо мной — интернет. Оборачиваюсь только тогда, когда текст или телевизионное молчание меня интересует. Больше интересует молчание, потому что я понимаю, что появилась картинка, и она не болтает. Болтливость в телевидении зашкаливает, как «девятый вал», она глупая, сбивающая с толку. Это проплаченные политические передачи, отсутствие независимого взгляда и его невозможность, манипуляция зрителем, давление на него. Я все время приглушаю звук, когда слушаю политические дискуссии — там почему-то все вопят. Это скорее вариант давления на зрителя, нежели попытка понять, что происходит в нашем усложнившемся мире.

Телевизор мог бы быть активнее в своем интересе к реальной жизни. Он показывает в основном вымышленную жизнь, для реальности у него не остается слота, телевидение ее попросту боится. Кино, которое идет по телевизору и притворяется документальным, — это не документальное кино. Наших документалистов часто путают, потому что человек, который появляется с камерой на просторах нашей родины, всегда воспринимается как человек из телевизора. Очень сложно людей убедить в том, что мы снимаем совсем по-другому и совсем про другое, потому что у большинства людей нет возможности видеть нашу работу. Телевизор мог бы быть хорошим транслятором, но он им быть не хочет, транслируя только ложь о реальности. Меня это не только смущает, но и возмущает. Не представляю, что телевидение будет меняться. Оно изменится только тогда, когда сможет быть независимым, а в тоталитарных странах очень сложно ожидать независимости. Интернет и телевидение, думаю, будут существовать параллельно. Наша страна настолько огромная, что «лампочка Ильича» еще не до всех добралась, а уж интернет — тем более.

«Сегодня все серьезные телеканалы оказались в руках государства либо в руках лояльных коммерсантов. ТV стало очень мощным средством пропаганды»

Николай Сванидзе — журналист и историк:

— Я телевизор не могу выбросить, это связано напрямую с моей профессией. Телевизор будет одним из последних предметов в доме, который я выброшу в случае чего. Современное российское телевидение я все-таки воспринимаю профессионально, я не зритель, я его все-таки стараюсь анализировать. Современное российское телевидение высокотехнологичное, очень профессиональное, очень эффективное орудие государственной пропаганды, я бы даже сказал пропаганды линии власти. Развлекательная функция только оттеняет линию пропаганды, способствует ей, делает пропаганду еще более эффективной, потому что развлекуха подсаживает зрителя на телевидение и делает его, соответственно, более восприимчивым для пропаганды.

Насчет будущего мне сложно сказать. Думаю, что никто никого не поглотит. Смотрите фильм «Москва слезам не верит», где говорилось, что все будет сплошное телевидение, отомрет кино, театр. Я думаю, что ничто не отомрет. Я думаю, в какой-то мере интернет и телевидение сольются, несомненно, но никто никого не поглотит.

Ленар Мифтахов — издатель «Хорошей газеты» (Елабуга), создатель и экс-ведущий телепрограммы «Честь имею» (Набережные Челны):

— После того, как лет 7 - 8 назад у меня сломался телевизор и я его выбросил, теперь телевизоров у меня в доме нет. Я не хочу превращать свои мозги в помойку, поэтому этим СМИ стараюсь не пользоваться. Хорошо знаю, как делается телевидение, и считаю, что это одно из самых мощных оружий по воздействию на человеческое сознание. А поскольку современное ТV — это оружие, которое находится зачастую в руках недобросовестных людей, то я бы мог просто в качестве рекомендации людям посоветовать ограничивать себя от телевидения.

На это есть две причины. Во-первых, я категорический противник нахождения телевидения в частных руках. Люди, которые пытаются из телевидения сделать бизнес, ради прибыли не останавливаются ни перед чем и играют порой на низменных струнах человеческих чувств. Во-вторых, ТV должно быть общественным, но это, как вы понимаете, в сегодняшних реалиях невозможно. Все серьезные телеканалы оказались в руках государства либо в руках лояльных коммерсантов. И ТV сегодня стало средством, которое не только разлагает наше общество, оно еще стало очень мощным средством пропаганды.

«С учетом нынешней доступности у детей есть возможность смотреть то, чего смотреть им просто нельзя»

«ТЕЛЕВИДЕНИЕ — ЭТО ИНСТРУМЕНТ ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИИ»

Дамир Фаттахов — глава администрации Кировского и Московского районов Казани:

— Нет, не выбросил, к сожалению или к несчастью, я даже не знаю. Хотя я знаю людей, которые отказались от телевидения. Правда, не думаю, что здесь речь о полном исключении телевидения из своей жизни, вероятно, они просто не смотрят телевизор. Да и у меня по долгу службы нет возможности смотреть его так, как, может быть, смотрит его массовый потребитель. И даже в выходные не помню, чтобы я садился целенаправленно смотреть телевизор. Поэтому если его все же и смотрю, то либо какие-то новостные программы, либо очень конкретные специализированные телепередачи.

В большей степени для получения информации я сейчас пользуюсь, конечно, электронными источниками, газетами, «БИЗНЕС Online» в том числе. Я думаю, что на 80 процентов мы перешли на получение информации из сети. Мне бы хотелось, чтобы у телевидения в целом была какая-то более четко сформулированная стратегия, какая-то государственная политика и чтобы какие-то вещи действительно не допускались в эфир. Особенно это, пожалуй, касается детей, подрастающего поколения, ведь с учетом нынешней доступности у них есть возможность смотреть то, чего смотреть им просто нельзя. И все это так или иначе накладывает отпечаток на формирование их мнения, жизненных позиций, отношения к чему-либо. Мне бы хотелось, чтобы все было более осмысленным.

Андрей Фурсов — историк:

— Телевизор я свой не выбросил, он стоит, но я его не смотрю. Поскольку у меня телевизор подсоединен к видеомагнитофону, я смотрю на нем разные DVD, в основном документальные фильмы. Собственно сам телевизор я не смотрю, пользуюсь интернетом.

Михаил Делягин — директор института проблем глобализации:

— Телевидение — это инструмент формирования нации, по своей значимости сопоставимый со школой, это во-первых. Во-вторых, это то, где я смотрю старые комедии, которые мне лень скачивать из интернета. Телевидением как источником информации я, упаси господи, не пользуюсь, за исключением каких-то кризисов, когда идет картинка онлайн. В интернете все значительно более полно и интересно.

Наталья Реджеп-Алиева — главный редактор филиала ОАО «Татмедиа» «Нижнекамская телерадиокомпания», директор службы новостей:

— Я считаю, что телевидение рано списывать со счетов. В мегаполисах ритм жизни жестче, и там действительно на телевизор у многих нет ни времени, ни желания. В небольших городах, таких как Нижнекамск, где жизнь не так тороплива и люди в большинстве своем консервативны, мы, телевизионщики, еще актуальны. Я как работник этой сферы хотела бы верить, что так будет еще долго. Но, конечно, невозможно не заметить явный крен в сторону интернета. Думаю, что это и есть наше будущее. Хотя, как сказал один авторитетный телепрофи, лень еще никто не отменял, и смотреть телевизор — привычно, удобно, комфортно, просто жми на кнопки. Так что у нас еще есть шанс!

Что для меня современное ТV? Если говорить о моей работе на телевидении, то в первую очередь это возможность помогать простому человеку в решении больших и маленьких проблем, как минимум достучаться до закрытых дверей. Как зритель же я всегда стараюсь видеть то, что скрыто, читать между строк. Я не верю целиком и полностью тому, что говорят с экранов. И даже мне, заядлому телевизионщику, тяжело смотреть наш российский «ящик», хотя по долгу службы приходится делать это постоянно. От федеральных «новостей» остается гнетущее чувство, ток-шоу и тому подобное просто не смотрю — не нравится. Предпочту хороший фильм по рекомендации друзей или книгу.

Анатолий Лысенко — гендиректор «Общественного телевидения России»:

— Телевидение для меня все, что вы перечислили. Изменение телевидения за последние 20 лет — это очень большая тема для разговора. Оно меняется, оно динамично, иногда мне нравится, иногда не нравится. Интернет телевидение не поглотит. Телевидение было, есть и будет.

Андрей Афанасьев — начальник Нижнекамского телецентра российской телевизионной и радиовещательной сети «РТПЦ Республики Татарстан»:

— Свой телевизор еще не выбросил. Для меня телевидение — это в первую очередь источник информации. Я имею в виду канал «Россия 24». Ну и, конечно, спортивные трансляции — «Матч ТВ», «КХЛ». Помимо ТV использую персональный компьютер, пользуюсь интернетом, просматриваю новостные порталы. За последние 20 лет на российском телевидении увеличилось количество телеканалов. Теперь их множество, рассчитанных на любого зрителя и на любой вкус. Что касается качества, оно выросло до цифрового разных форматов, увеличилось количество кабельных операторов. А значит, выросла конкуренция и у зрителей сейчас более широкий выбор каналов.

Впереди у телевидения хорошее будущее. Сейчас работает федеральная целевая программа «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации». Эфирное цифровое телевидение практически на всей территории России. Потребитель-зритель сам решает, как ему удобно принимать и просматривать телеканалы — на телевизоре, компьютере или мобильном устройстве, с эфира, кабеля или через сотовых операторов.

«Сейчас мы не ждем какую-то передачу целую неделю, как раньше, боясь ее пропустить» 

«ТЕЛЕВИДЕНИЕ — ЭТО УЖЕ ЭЛЕМЕНТ ИСТОРИИ»

Айгуль Мирзаянова — PR-директор ГК «Нэфис»:

— Не выбросила телевизор и не собираюсь этого делать. Для меня это скорее профессиональный интерес, как развивается эта сфера. Какое-то время назад было мнение, что интернет поглотит ТV. Я считаю, что произойдет слияние. Интернет по-прежнему более оперативен и «народен», но это не означает, что все хотят просматривать примитивные ролики из серии «Бабушка жжот», «Колян выпил пива и пошел буянить», «Маша сделала тату на интересном месте» и прочий мусор, которого в интернете огромное количество. Все-таки контент высокого качества предоставляет только ТV, причем только лидеры, федеральные монстры — «Первый», «Россия 1», некоторые другие.

Хоть жизнь еще и бьется на ряде кабельных каналов, но постепенно все они будут отмирать. Если и останутся, то только для узкого сегмента, скажем, фанатов рыбалки или путешествий. Уж очень слабый контент. Кстати, новый канал «Матч», который встал на третью, по-моему, кнопку, совершил какой-то немыслимый, квантовый скачок в иерархии элитного ТV. Очень неплохие прямые трансляции у канала, с удовольствием смотрела «Профессиональный бокс», который проходил у нас в Казани. Уровень остальных программ, упаковки, оформления канала, промо сильно напомнило мне ITV, который мы делали с минимальным бюджетом и командой не более 40 человек. Это я не к тому, что «Матч» плохой, это о том, что у нас получалось хорошо.

Возвращаясь к теме ТV. Выбрасывать телевизоры сейчас уже никто не будет, так как за последние пять лет ТV вернуло зрителя к экрану, предоставив уникальные по качеству и содержанию шоу, такие как «Голос» на Первом, например, или «Большие танцы» на ТНТ. ТV встряхнулось, жирочек стал спадать, и какие-то проблески остроты, новизны и куража там появились. Думаю, информационным оружием ТV перестало быть, как в 70-е, скорее развлекательным. Новости хорошо проникают в сознание, когда их дают коротким анонсом среди развлекательной программы. Сами новости у меня по-прежнему желания смотреть нет, там все как будто устаревшее: и форма, и содержание.

Александр Шадриков — глава муниципального образования «Дрожжановский муниципальный район»:

— Первую новость я смотрю в пять утра, а потом, поскольку довольно поздно прихожу, смотреть телевизор времени и не остается. Получается, что телевизор смотрю крайне редко. Конечно же, программы на современном телевидении, которые показывают сегодня, и те, на которых росли мы, — это разные вещи абсолютно. Сейчас очень не хватает целенаправленных программ, конкретно программ по патриотизму, и для молодежи она должна быть отдельно, для взрослого — отдельно. Потому что те передачи, которые есть сейчас, зачастую не несут никакой смысловой нагрузки и непонятно, но кого они вообще рассчитаны.

Сейчас в основном для получения информации я пользуюсь электронными ресурсами и печатными газетами. Читаю и «БИЗНЕС Online», знакомлюсь с новостями, происходящими в республике, изучаю информацию. Мы сейчас живем такими темпами, что даже сложно прогнозировать, кто и кого поглотит.

Эльмир Низамов — композитор:

— С одной стороны, современное телевидение — это средство воздействия и управления массами. Все понимают и видят, какая информационная война происходит. Один телеканал показывает одно, другой показывает совершенно другое. И тут каждый выбирает сам, чему верить. С другой стороны, телевидение — это уже элемент истории. Мне кажется, интернет уже давно заменил телевидение. Даже в моем поколении я не знаю тех, кто смотрит телевизор. Нет, я думаю, дело не в поглощении, просто телевидение видоизменится, изменится форма подачи. Ведь уже сейчас большинство каналов, которые могут себе это позволить, переходят на интернет-вещание. Сейчас мы не ждем какую-то передачу целую неделю, как раньше, боясь ее пропустить. Если так случится, мы знаем, что можем спокойно посмотреть повтор в интернете. Это все-таки сильно нас меняет.

Ирада Аюпова — первый заместитель министра культуры РТ:

— Что для меня современное телевидение? Наверное, это зависит от ситуации и, конечно, смотря каким каналам отдавать предпочтение: информационным, развлекательным или другим. Например, мне очень нравится телеканал «Культура», где много интересных познавательных передач. С удовольствием смотрю Euronews, канал «История», мне нравится телеканал «Пятница» — их циклы про путешествия, конечно, это своего рода элемент развлечения. Смотрю и наш канал ТНВ, радует, что наряду с новостями, традиционными передачами, «Мэдэният доньясында», например, фильмами и трансляцией концертных программ на ТНВ много интересных викторин, конкурсов, интерактивных проектов с участием аудитории. На самом деле, на каждом телеканале можно найти что-то интересное и познавательное. Современное телевидение дает возможность познакомиться с огромным количеством мнений. Это своего рода плюрализм мнений. Если есть доступ к достаточному количеству телеканалов, то, посмотрев их, ты можешь, почерпнуть для себя что-то важное и сделать собственные выводы.

Мне кажется, стало меньше погони за дешевыми сенсациями. Конечно, изменились и требования зрителя, его ожидания. Телевидение сегодня работает на более широкую целевую аудиторию, оно не заточено, как раньше, на одного зрителя. И если поискать, то можно найти какие угодно передачи, на совершенно разную тематику. Плюс появилось очень много познавательных передач, раскрывающих интересные факты из нашей истории, рассказывающих о выдающихся людях культуры, искусства, политиках, и это радует.

Михаил Левашов — депутат городского совета Набережных Челнов:

— Для меня телевидение — это в первую очередь источник получения информации, причем информации, которую не просто на слух воспринимаешь, но еще и зрительно. Современное телевидение стремительно развивается, это уже телевидение с использованием интернета. Я кроме получения информации от телевидения и интернета читаю еще и обычные бумажные газеты. Ведь каждое СМИ, не говоря уже о конкретном человеке, ту или иную новость интерпретирует по своему, и порой бывает очень интересно за всем этим наблюдать. И после изучения всех точек зрения на ту или иную проблему у тебя формируется собственное по ней мнение.

Не думаю, что интернет проглотит телевидение. У телевидения однозначно есть будущее, оно не умрет, по крайней мере, в ближайшей перспективе. На каждый товар, как говорится, есть свой покупатель. Так же и здесь, кто-то предпочитает исключительно телевизор, например те, кто уже находится в преклонном возрасте, для них ведь ТV — это главный источник информации, а кто-то его вообще не включает, третьи всю необходимую информацию получают из интернета.

Александр Простов-Покровский — художник:

— Телевизор для меня и источник информации, и развлечение. То, что касается информационной части, смотрю на «России-24» и Euronews. А для развлечения иногда смотрю хорошие фильмы, когда их показывают. Кроме телевизора пользуюсь радио — оно постоянно работает, с телевизором ведь картины писать сложно, слушаю «Серебряный дождь». Радио не ради альтернативного мнения, а ради удобства. Из того, что в последнее время слышал, не сказал бы, что в их позициях есть резкое расхождение.

Конечно, российское телевидение резко изменилось за последние 20 лет. Появилось огромное количество разнообразных мнений, что 20 - 25 лет назад было немыслимо. Сейчас есть возможность узнать, что думают люди как с одной, так и с другой стороны. Смущает то, что в последнее время те, кто выступает на телевидении, стали косноязычными. Такое ощущение, что они не способны четко выражать свои мысли, они плохо владеют языком. Я не думаю, что интернет и телевидение сейчас воюют за аудиторию. Телевидение идет своим путем, интернет — своим. Я не чувствую, что они друг другу сильно мешают. Да и вообще это не суть, самое главное — качество телевидения и качество интернета.

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015