На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Фондовый рынок чё-то рухнул...

2009.11.04 , Форум.мск , просмотров 362

Торги на российском фондовом рынке завершились во вторник, 3 ноября, мощным падением основных биржевых индикаторов. Индекс РТС снизился на 3,83% до 1305,11 пункта. Индекс ММВБ упал на 3,78% до 1218,42 пункта.

Торги на европейских фондовых рынках также завершились во вторник падением. Снижение составило от 0,89% (индекс AEX General, Нидерланды) до 2,60% (индекс ATX, Австрия). Британский биржевой индикатор FTSE 100 упал на 1,32% до 5037,21 пункта, немецкий DAX - 1,43% до 5353,35 пункта, французский CAC 40 - на 1,52% до 3485,25 пункта.

Таким образом, к Дню народного единства по глубине падения основных индексов Россия уверенно обогнала всю Европу.

Это падение выглядит некоторым диссонансом заявлениям официальных лиц о прохождении "дна" кризиса и о том, что "второй волны" не будет.

Впрочем, ведущие российские аналитики, такие как М.Делягин, М.Хазин и другие еще раньше проявляли скепсис по поводу казенного оптимизма официальных лиц - по их общему мнению никаких глубоких изменений причин, приведших к кризису, не произошло, и нет никаких оснований полагать, что вдруг "все стало хорошо".


От редакции: Рубль крепчает, как перед дефолтом. Официальная инфляция уже два с половиной месяца равна нулю (говорить об этом нормальным людям небезопасно - побить могут, но все равно приятно). Безработица снижается (стоило подчинить Росстат Минэкономразвитию). Промышленный спад сокращается (да, «эффект базы», вызванный ухудшением данных прошлого года, с которым проводится сопоставление, но все же...) В следующем году восстановится рост экономики (если нефть останется дорогой - боже, пошли сомалийских пиратов на какой-нибудь танкер!) Международные резервы растут - уже 418,5 млрд.долл. (правда, на больных детей и дороги все не хватает, но на них и не напасешься). Фондовый рынок подрос. Отток капитала (в III квартале - 31,5 млрд.долл.) в октябре сменился притоком (ну да, спекулятивных денег, но раньше и его не было).

Короче, полная стабилизация, и пора вспоминать мантру «тучных» (для олигархов и клептократии) 2000-х: «Нефть будет дорожать всегда, а значит, у нас всегда будет денег, сколько угодно, и мы всегда будем делать все, что захотим!»

А то, что премьер Путин с марта не улыбается - это его личное дело. Начато, видите ли, системное предъявление счетов за 2000-е годы, и президент, выждав момент, указал на неприемлемость для России «китайского пути» ровно после того, как премьер торжественно отчитался по успешному визиту в Поднебесную. Тут уж не до веселья.

И вот-вот начнется, если уже не начался, набор... нет, не тех 2 миллионов «инноваторов» и модернизаторов, о которых пишет Ходорковский, а тех 20 тысяч «эффективных манагеров», которые этим двум миллионам будут расчищать необходимые им «степени свободы». Расчищать демократично, гуманно и миролюбиво - традиционными российскими способами, других нет: как Грозный расчищал опричниной, Великий - дворянством, Хозяин - «выдвиженцами»... «С одной из двух российских бед легко справиться дорожной техникой: бульдозерами, скреперами, грейдерами... Но, бог мой, что делать с дорогами?» - не забыли? Понимаете, чем это звучит для представителей той самой, первой беды, с которыми вдруг могут начать справляться? Например, акционированием госкорпораций - с подробным отчетом по использованию средств перед теми самыми людьми, которые только что, в середине августа довели до тюрьмы «дело Фонда обязательного медицинского страхования» - от председателя до помощника бухгалтера...

Так что озабоченность премьера, как и буквально предвыборная активность обоих наших светочей, - это личное.

А с экономикой все в порядке.

И с социальной сферой тоже. Зальем Тольятти деньгами, как Пикалево, - и порядок.

А теперь ущипните себя и спросите, верите ли вы сказанному? Верите ли вы в официальное благополучие?

Вокруг можно даже не оглядываться: мы все по улицам ходим.

И давно уже не перечитывали Ионеско, потому что есть Первый канал.

Но ваша вера - ваше дело: я о том, почему не верю я.

Банковская система России - кровеносная система нашей экономики - за последние годы вменила несколько моделей взаимодействия с остальными секторами экономики. Примерно до середины 2005 года банки кредитовали реальный сектор за счет внутренних ресурсов: сбережений населения и, в меньшей степени, денег государства. Однако затем этих источников стало не хватать для удовлетворения растущих потребностей реального сектора экономики (тем более, что государство стало выводить свои свободные средства из страны в виде Стабилизационного фонда), и банки стали наращивать кредитование экономики за счет внешних займов, форсировано наращивая внешний долг России.

Мировой кризис разрушил эту модель кредитования и открыл третий этап взаимодействия банков с экономикой: резкого сокращения кредитования реального сектора, который продлится как минимум до конца 2010 года. В экономике, как и в природе, все взаимосвязано: при общей пассивности государства резкое сжатие кредитование реального сектора не просто создаст для него колоссальные трудности, - эти трудности бумерангом ударят по самой банковской системе.

Финансовый сектор будет проедать и оборотные средства, и скудную и плохо контролируемую помощь государства, - и доля «плохих активов» будет уверенно расти. По итогам наиболее авторитетной российской исследовательской группы - Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования - доля проблемной и безнадежной задолженности в 2010 году увеличится в 2,4-2,7 раза по сравнению с июлем 2009 года (7,6% от общего объема). После дефолта 1998 года этот показатель составил 17.3%, в 2000 году он был снижен до 7.7%, а в 2007 - до 2,5%. В 2008 он вырос до 3.4%, по итогам 2009 года ожидается на уровне 11.0%, в 2010 достигнет 18-21%, превысив постдефолтный уровень! В 2011 году, при благоприятном развитии событий (то есть в отсутствие системного кризиса), он снизится, но незначительно - лишь до 14-16%.

Снижение доли проблемной и безнадежной задолженности будет обеспечено ее реструктуризацией и общим оздоровлением экономики, но достижение этим показателем нормального для России уровня в 4,5% потребует не менее 5 лет, причем через 2-3 года возможно новое увеличение этой задолженности из-за ее пролонгирования вместо реструктуризации.

Данный сценарий развития представляется оптимистичным, так как на практике, скорее всего, положение банковской системы будет ухудшено из-за нового витка снижения стоимости залогов (в первую очередь снижения цен на нефдвижимость) и продолжающегося под ударами кризиса снижения емкости потребительского рынка.

Изложенное означает, что весьма скоро, скорее всего, до конца текущего года банковской системе понадобится массированная поддержка.

В принципе кризис - прекрасный повод, чтобы провести санацию банковской системы, уничтожив многочисленные банки-«помойки», занимающиеся «отмыванием» преступных доходов, то есть прежде всего, взяток, под очень серьезной административной «крышей», делающей их почти неуязвимыми в обычных условиях.

Однако Банк России будет сохранять банковскую систему в нынешнем виде, боясь паники среди клиентов банков. А может быть, и потому, что услугами банков-«помоек» пользуются чиновники не только нефинансового сектора.

Поэтому банковскую систему будут поддерживать в том виде, в котором она есть. Это хорошо для вкладчиков: можно не опасаться. Это плохо для экономики: ибо потребует больше денег, чем сегодня можно представить.

И значительная часть этих денег просочится на валютный рынок - просто потому, что действенный финансовый контроль, как и любое ограничение коррупции, представляется тем самым в существующих условиях, как минимум, ограничением доходов правящего класса. И он на это ограничение доходов не пойдет.

А вливание значительной рублевой массы на валютный рынок - это и есть та самая «вторая волна кризиса», о невозможности которой нас совсем недавно начали заверять.

С той самой непокобелимой уверенностью, которая заставляла поколения советских людей опрометью бросаться в магазины скупать соль, спички и сахар.

Вторая волна кризиса, в отличие от предыдущей и последующих, будет не страшной: «качнет, но не ударит». Так что продовольствие скупать не будем. Но и верить в разговоры о конце кризиса от тех, кто еще недавно запрещал само его упоминание, - не начнем.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, д.э.н.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015