На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Международные суды и Россия

2015.09.28 , Политическая Россия , просмотров 1183

Тема «международные суды и Россия» не раз поднималась на сайте, можно вспомнить комментарий Михаила Делягина на дело ЮКОСа:

 «Судьи признали, что “ЮКОС” действительно нарушал российское налоговое право. …Вина “ЮКОСа” в уклонении от налогов была признана. …Судьи признали также, что сама компания “ЮКОС” способствовала умышленно своему банкротству. …Россия все равно была признана виновной и должна выплатить 50 миллиардов долларов, в основном в качестве ущерба и упущенной выгоды, штраф как таковой в составе этой суммы назначен небольшой. При этом размер этой суммы никак не мотивирован».
Делягин Михаил Геннадьевич

Короче говоря: «Уклонисты от налогов и попросту мошенники упустили ещё большую выгоду, и поэтому Россия должна им выплатить никак не обоснованную сумму».

Ну а иллюстрацией непредвзятости, законности и справедливости может служить тяжба Абрамовича с Березовским в Высоком суде Лондона, который не нашел ничего «такого» в привлечении «понятий» к официальной юриспруденции:

 
«…адвокат заметил, что в 90-е годы не было таких деловых отношений, на которых настаивает Березовский: тогда существовало понятие "крыша". Юрист тут же привел собственное определение этого "термина". "Крыша – это альтернативная система обязательственного права, которая была обычным явлением в России в 90-х годах. Это не контрактное оказание услуг и не договор, но взаимоотношения, которые нельзя нарушить без серьезных последствий».
newsru.com

Тема «к кому обратился якобы пострадавший» понятна; давайте теперь посмотрим на его претензии: «Сергей Пугачев в своем иске к России обвиняет власти в том, что они принуждали его заключать сделки на невыгодных условиях и отнимали у него активы без компенсации инвестиций. Об этом объявили во вторник в Париже его адвокаты». ОК, понятно; а конкретнее? Цитирую иск по данным РБК:

 
«В России Сергей Пугачев подозревается в выводе средств из Межпромбанка, лицензия у которого была отозвана в октябре 2010 года. Размер ущерба оценивается примерно в 75,6 млрд руб. Но защитники Пугачева в иске настаивают, что он сам якобы стал жертвой хищения активов. Несмотря на то что бизнесмен лично знал президента Владимира Путина и высокопоставленных членов российского правительства, с 2009 года «Российская Федерация была нацелена на то, чтобы лишить г-на Пугачева его многомиллиардных инвестиций в Россию без компенсации, в нарушение его прав, принуждала г-на Пугачева заключать сделки на невыгодных условиях <...> и начала необоснованные уголовные дела против него».
РБК

Итак, Пугачев был зверски принужден к невыгодным сделкам лично Путиным, несмотря на знакомство — видимо, в особо циничном виде, под портретами Сталина и Берии. Вопросы «так что там с выводом средств из Межпромбанка» и «откуда у истца столько денег, какими способами они получены» оставляем за кадром. Просто посмотрим на невыгодные сделки. Что интересно, в иске Пугачев добровольно и при одобрении адвокатов сравнивает себя другими бизнесменами, «в последние годы попавшими в немилость Кремля»: Владимиром Гусинским, Михаилом Ходорковским, Борисом Березовским… Тоже «совсем невиноватые», да.

Поясню на примере из статьи на РБК, которая написана явно с сочувствием к жертве российского беспредела: мол, у Пугачева были в священной частной собственности верфи, и возжелал он «перепрофилировать часть их территорий под жилую и коммерческую застройку» — имеет же право! Однако затем, в ноябре 2009 года, Путин лично поговорил с шустрым бизнесменом и сделал ему предложение, которое тот добровольно и принял, согласившись на продажу судостроительных активов государственной Объединенной судостроительной корпорации. Поэтому потерпел материальные и моральные убытки — мог ведь коммерчески застроить, кому нужны какие-то там верфи?

Второй пример: была у уважаемого господина Енисейская промышленная компания, которую он решил продать. Не знаю, кому именно, но «когда президент Путин узнал об этом, он лично предупредил г-на Пугачева не продавать ЕПК иностранному инвестору». А ведь это нарушение священной частной собственности и коммерческой инициативы! Не верите — у Ходорковского спросите.

Так что Пугачева обидели и тут: «В результате схемы… правительство России экспроприировало лицензию ЕПК без уплаты каких-либо компенсаций». При этом РБК честно пишет рядом: «Роснедра отозвали у ЕПК лицензию за несоблюдение графика разработки месторождения, затем ЕПК обратилась в суд с заявлением о банкротстве, указав, что ее долги составляют 3,5 млрд руб. при активах в 2,2 млрд». Кто кому должен компенсировать убытки, извините?

Очень наглядно: именно поэтому в России обычные граждане крупный бизнес и не любят: опросы в мае 2015 года показали, что 42% россиян относятся к бизнесменам негативно, а «отсутствие экономического роста в России связывают с грабительской политикой крупного российского бизнеса и незаинтересованностью крупного бизнеса в экономическом возрождении сразу 28% респондентов, а еще 20% недовольны, что правительство действует в интересах крупного бизнеса».

И без толку рыдать «невинно пострадавшим» на тему «сегодня в России нет частной собственности. Есть только крепостные, принадлежащие [президенту России Владимиру] Путину» — населению нужна не Священная Частная Собственность как объект для поклонения, а социальная справедливость.

Да, крупному бизнесу иногда бывает как-то некомфортно; глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин жалуется:

 
 
«Преследование топ-менеджеров крупных компаний, естественно, притормаживает интерес инвесторов к работе в российской юрисдикции, поскольку многие понимают, что это могут быть как обоснованные обвинения, так и специальное, как говорится, "копание" соответствующих органов в деятельности той или иной компании».
Шохин Александр Николаевич

Я вот тут только не пойму: а что, тут косвенно утверждается, что бизнес вообще не надо подвергать проверкам? Или речь о том, чтобы вообще не трогать топ-менеджмент, а назначать «стрелочников» рангом пониже?

Да и так уже практически открытое «грабь, воруй, развлекайся» — вот не так давно эффективный менеджер Чубайс уволил почти две трети менеджеров «Роснано» за неэффективность, и все. Никого не посадили, даже не обязали вернуть наворованное. Может, уголовное преследование за неэффективное осваивание средств будет более результативным? А то сейчас и собственника найти не всегда получается — помните, даже Следственный Комитет не смог выяснить, кому принадлежит аэропорт «Домодедово»?

Есть две крайние точки зрения: фетиш свободного рынка и кондово марксистский запрет на частную собственность вплоть до кустарей-одиночек без мотора. А есть разумная точка зрения: частная собственность допустима, если работает на благо государства и народа (и, разумеется, при этом не относится к стратегическим отраслям, природным ресурсам и т.д.), что подразумевает строгий госконтроль. Условно говоря: можно открыть частный ресторан, но при этом соблюдать все нормы санитарии и т.д., а прибыль должна быть ограничена неким процентом в зависимости от категории заведения.

У нас же сейчас, во-первых, крупный бизнес сидит в офшорах — что бы по этому поводу официально ни заявлялось и к чему бы ни призывал Путин, принципиальных изменений нет. Процитирую интервью депутата Государственной думы Евгения Федорова (2013 г.):

 
«Весь частный бизнес в России, кроме мелкого и среднего, обязан регистрироваться в иностранной юрисдикции, находиться под контролем Соединенных Штатов. Вы не назовете ни одного крупного бизнесмена России, который бы был российским бизнесменом де-юре. Официальный статус любого из них — "управляющий имуществом иностранной компании в Российской Федерации", хотя у него и может быть российский паспорт».
Федоров Евгений Алексеевич

А во-вторых, иностранный бизнес скупает и уничтожает российский. Как пример: 

 
«…завода имени Степана Разина больше не существует. Прикиньте, да? Старейший российский пивоваренный завод. Пережил революцию, блокаду, горбачевскую антиалкогольную кампанию. А вот покупку его международным холдингом Хайнекен не пережил. Производство закрыто, оборудование порезано и вывезено, здания и территория проданы московской складской компании».
 

Я не отношусь к марксистам, которые стремятся запретить частную собственность как таковую: пусть будет, но только если она действует не только на карман собственника, но и на пользу всего народа — можно вспомнить классический пример Генри Форда, которого я не могу назвать «капиталистом», поскольку прибыль для него не была самоцелью. Вот где-то на такое и необходимо ориентироваться в плане многоукладной экономики.

При этом очевидно, что бизнес по мере укрупнения становится всё более космополитичен и смыкается с глобализмом, совершает переход от производства материальных благ и осуществления полезных услуг к вариациям на тему финансовых спекуляций и ссудного процента, но это уже несколько другой вопрос.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015