На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Кровавые границы

2015.07.28 , Русская планета , просмотров 1794

28 июля по просьбе Турции состоится экстренное заседание НАТО на уровне послов. Известно, что совещание проводится в связи с терактом 20 июля в Суруче, ответственность за который взяло на себя «Исламское государство». Тогда в результате подрыва террориста-смертника 32 человека погибли, более 100 получили ранения. В ответ турецкие власти приняли масштабные меры как внутри страны, так и за ее пределами. 24 июля в 13 провинциях Турции была проведена силовая операция против боевиков запрещенной в стране Рабочей партии Курдистана (РПК) и «Исламского государства», в результате задержаны сотни человек. 25 июля турецкие военные нанесли авиаудары по позициям РПК на севере Ирака, одновременно были нанесены удары для уничтожения боевиков ИГ в Сирии.

Станислав Тарасов, директор исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ», отмечает, что Турция сейчас оказалась втянута в вооруженный конфликт на несколько фронтов, чего она всячески пыталась избежать ранее.

«Турция оказалась в кольце фронтов: с одной стороны сирийские курды и "Исламское государство", которые хотя и сражаются между собой, но представляют для Турции один фронт. А в Ираке это Рабочая партия Курдистана и ИГ. Они, несмотря на разные цели, имеют одного общего врага — Турцию», — говорит Станислав Тарасов. Одновременно на фоне обострения ситуации с курдами под угрозой оказалась территориальная целостность страны.

Эксперт напоминает, что Турция не первый раз обращается к НАТО: впервые это произошло в 2014 году в связи с развитием событий «арабской весны», когда началась гражданская война в Сирии. Турция тогда апеллировала к пятой статье Вашингтонского договора от 4 апреля 1949 года, согласно которой вооруженное нападение на одного из его членов считается нападением на всех союзников. В результате на границах Сирии появились натовские зенитно-ракетные системы Patriot.

«На сей раз, обращаясь к НАТО, Турция опирается на четвертую статью, где говорится: любой союзник может запросить консультации, в случае если его территориальная целостность, политическая независимость или безопасность окажется под угрозой. Таким образом, сегодня речь идет о сохранении территориальной целостности Турции», — подчеркивает Тарасов.

Помощь НАТО

Турция впервые принимает участие в военной операции против боевиков «Исламского государства» в Сирии. При этом, по словам премьер-министра Ахмета Давутоглу, планов по отправке сухопутных войск против ИГ у Турции нет. Известно и о новых шагах по кооперации Турции и США. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что для борьбы с ИГ военным США будет предоставлена авиабаза «Инджирлик», в обмен на это, по сообщениям турецких СМИ, Вашингтон разрешил создание буферной зоны на севере Сирии, вдоль границы с Турцией, но официального подтверждения этому пока нет. Эксперты сходятся во мнении, что вряд ли на саммите НАТО во вторник будет идти речь о вводе контингента альянса в Сирию.

в районе сирийского Курдистана

«Турции вряд ли пошлют на помощь натовские воинские подразделения. В Ираке уже находятся американские военные советники, но они ничего не сделали, чтобы центральная армия Ирака противостояла ИГ, более того, они не предотвратили деградацию Ирака как государства. Турция оказывается один на один со стоящими перед ней вызовами, и, скорее всего, Турцию будут ориентировать на длительную войну, — рассуждает Станислав Тарасов. — Страна оказалась в очень непростой ситуации: к внешним угрозам добавляются политический кризис, неустойчивость правящего режима после выборов. Как будет действовать НАТО, сказать сложно».

В свою очередь, Константин Сивков, первый вице-президент Академии геополитических проблем, уверен, что Турция будет пытаться решить вопрос путем более масштабного привлечения войск Североатлантического альянса для борьбы с ИГ и одновременно против режима Башара Асада, но вряд ли это произойдет.

«Турция, естественно, будет стараться привлечь максимум стран к участию в этом конфликте, потому что ей необходимо решать вопрос с курдами. Но надо учитывать, что американцы поддерживают идею создания курдского государства на севере Ирака, для Турции это однозначно угроза расчленения. Поэтому турки будут добиваться того, чтобы американцы отказались от этой идеи, ведь если будет создано независимое курдское государство в Ираке, это будет способствовать нестабильности в самой Турции», — полагает Константин Сивков.

В то же время военный аналитик подчеркивает, что ввод контингента НАТО на территорию Сирии будет слишком откровенным вмешательством, в ответ на которое Сирия будет вынуждена принимать ответные меры. Поэтому, скорее всего, речь может идти о вводе сухопутных войск НАТО в регион, контролируемый ИГ, или о более масштабном использовании авиации. Не исключено также, что Турция будет обращаться к России.

Семен Багдасаров, директор Центра изучения стран Ближнего Востока, соглашается, что натовский контингент на территории Сирии в ближайшее время вряд ли окажется. По предположению Багдасарова, на саммите НАТО речь пойдет о создании буферной зоны на территории Сирии, чего давно добивается Турция.

«Турция добивается того, чтобы НАТО одобрило ввод турецких войск на территорию Сирии  и там была создана буферная зона. Возможно, это произойдет не сейчас, но это то, что они ставят конечной целью», — прогнозирует Семен Багдасаров.

Востоковед обращает внимание: большинство турецких авиаударов пришлось по позициям РПК и в меньшей степени по «Исламскому государству» — при том что жертвами теракта в Суруче стали курды, также против них совершались теракты в ходе выборов.

«Это позиция Турции, которая считает, что враг номер один — это курды, враг номер два — это режим Башара Асада в Сирии, а ИГ — это лишь враг номер три», — замечает Багдасаров.

Анкара давно заявляла о заинтересованности в создании буферной зоны на части сирийской территории. Речь идет о приграничной с Турцией, фактически автономной территории Сирийского Курдистана, где действует местная курдская партия «Демократический союз», связанная с Рабочей партией Курдистана.

«У Турции огромные социальные проблемы с беженцами из Сирии. Эрдоган ладит с турецкими курдами, но до выборов бездействовал, когда сирийских курдов резали исламисты. После выборов внутренняя политика не позволяет этого. С другой стороны, сирийские курды начали добиваться некоторых успехов, и им надо помочь так, чтобы исключить угрозу создания курдского государства. Думаю, наше руководство понимает эти резоны, и борьба Турции с исламистами, а не с Асадом будет нами поддержана», — отметил Михаил Делягин.

Гражданская война

Последнюю неделю в Турции не прекращаются уличные беспорядки, которые приводят к человеческим жертвам. Они начались в ответ на антитеррористическую операцию турецких властей и удары ВС Турции в Северном Ираке. Представители РПК заявили на своем сайте, что перемирие с Анкарой, начавшееся в 2012 году, «утратило смысл». Представители РПК совершили ряд нападений на полицейских на юго-востоке Турции. В понедельник стало известно, что по меньшей мере двое полицейских погибли в Стамбуле в ходе беспорядков. Таким образом, антитеррористическая операция привела к еще большему террору внутри страны.

«Гражданская война в Турции уже идет, хотя пока это грубый термин. Но опасность в том, что Турция начинается превращаться в Сирию и Ирак. Сейчас на территории Турции могут возникнуть очаги военных действий с участием ИГ и Рабочей партии Курдистана», — констатирует Станислав Тарасов.

Со своей стороны, Семен Багдасаров обращает внимание на то, что процессы курдской независимости в Турции запущены и них есть уже параллельные структуры власти. Например, на юго-востоке страны, где компактно проживают курды, прокурдская Народно-демократическая партия (НДП) и ее лидер Селахаттин Демирташ набирали большинство голосов.

 «Курды сейчас активизируют боевые действия, будут нападать на подразделения жандармерии и ВС, как это было два-три года назад. Это гражданская война, и опасность в том, что у курдов много сторонников, а если они сейчас получат дополнительный источник вооружений, то дело примет серьезный оборот», — предупреждает Багдасаров.

Турецкий кризис и остальной мир

Запад разошелся в оценках действий турецких властей: США их поддержали, а Германия выступила с осуждением. Расстановку сил покажет саммит НАТО. Представитель Совета национальной безопасности США Элистар Баски заявил, что США осуждают атаки боевиков Рабочей партии Курдистана и Турция вправе наносить ответные удары. К слову, Рабочую партию Курдистана Штаты считают террористической организацией.

В то же время, по мнению главы МИД ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера, обострение отношений с курдами не благоприятствует урегулированию ситуации в Турции. Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен также раскритиковала удары турецких ВС по объектам Рабочей партии Курдистана.

«К сожалению, политика США на Ближнем Востоке носит очень грамотный, продуманный характер. Что касается Германии, она боится поддерживать эти действия, потому что в стране большое количество мигрантов из Турции и структур, аффилированных с Рабочей партией Курдистана», — объясняет Семен Багдасаров.

Но мир уже не является однополярным, и помимо США и НАТО есть и другие геополитические игроки, которые могут помочь Турции в разрешении кризиса. 26 июля по инициативе турецкой стороны состоялся телефонный разговор Владимира Путина с президентом Турецкой Республики Реджепом Тайипом Эрдоганом.

«Анкара маневрирует. Накануне состоялся — подчеркиваю, по инициативе турецкой стороны — телефонный разговор Реджепа Тайипа Эрдогана с Владимиром Путиным, а завтра Эрдоган вылетает в Китай, хотя турецкие власти несколько испортили отношения, когда выступили в поддержку китайских уйгуров. Эрдоган рассчитывает, что Китай и с другой стороны Россия как члены Совета Безопасности будут выступать за принципы сохранения территориальной целостности Турции, потому что она оказалась в длительном кризисе, и вопрос сохранения страны может оказаться для нее очень актуальным», — заключает Станислав Тарасов.

Кровавые границы

Проблемы, связанные и с «Исламским государством», и с Курдистаном, вызваны попыткой изменения самой карты Ближнего Востока, что поставило под вопрос устоявшиеся границы. В этой связи понятно заявление президента Турции Эрдогана о том, что Анкара не позволит создать сепаратное курдское государство на территории трех сопредельных стран. Вопрос об этом был поднят именно на фоне противостояния курдов и ИГ на приграничных территориях.

«Как было бы и с многострадальными курдами Турции, которые пережили десятилетия насильственного военного угнетения и длящееся все эти годы низведение себя до "горных турков", что делается с целью искоренить их идентичность. Несмотря на то что положение курдов под властью Анкары за предыдущее десятилетие несколько облегчилось, сейчас давление снова усиливается, и одну пятую Турции — ее восточную часть — можно рассматривать как оккупированную территорию. Что касается курдов Сирии и Ирана, то они тоже без промедления поспешили бы присоединиться к независимому Курдистану, будь у них такая возможность», — утверждает Ральф Петерс.

Разумеется, такие планы не могут не беспокоить Эрдогана, учитывая взрывоопасную обстановку на границе. Как мы уже знаем из истории последних лет, любая страна, которая не удовлетворяет США, либо подвергалась военной агрессии, либо расшатывалась изнутри посредством «цветных технологий» или путем поддержки радикалов, как это было с «Исламским государством». Раздел Турции с последующим отторжением Курдистана или поддержка воюющих курдов против второго врага ИГ поставили бы Анкару в совершенно невыигрышное положение.

«Анкара всерьез опасается за свою территориальную целостность, а именно создание независимого Курдистана будет означать потерю для Турции территорий. В этой связи основной удар будет нанесен по курдам, Рабочей партии Курдистана и Партии демократического единства. Сейчас мы видим, что курдские повстанцы активно удерживают часть турецко-сирийской границы, поэтому, по планам турецкого Генштаба, должна быть зачищена буферная зона протяженностью 100–120 километров», — считает Багдасаров.

Авторы: Дарья АндрееваИгорь Молотов  

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015