На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

"Экономика трубы" загнала экономику в трубу. Как мир будет жить без нефтедолларов?

2015.01.14 , "Накануне.ру" , просмотров 462

1

Крупнейшие страны-экспортеры нефти не смогут сохранить бездефицитные бюджеты, если среднегодовые цены на сырье не увеличатся, как минимум, вдвое по сравнению с сегодняшними цифрами. Накануне во время торгов в Лондоне цена барреля нефти Brent приблизилась к $45. При этом, уровень мировых цен на нефть, балансирующих государственный бюджет (так называемый показатель fiscal breakeven oil price), даже для стран Ближнего Востока равен $70-80. Перетерпеть без потерь очередное падение цен на углеводороды могут лишь богатые страны, в числе которых Саудовская Аравия, Арабские Эмираты или экспортеры, не так сильно зависящие от нефти, вроде Катара. Но лишение федеральной казны профицита - меньшее из всех зол. Какая же цена нефти и для каких стран является критической? И что будет дальше? Об этом - в материале Накануне.RU.

Два месяца назад, когда нефть торговалась по $70 за баррель, участники ОПЕК отказались снижать добычу, надеясь на стабилизацию цен. По итогам заседания министры давали оптимистичные комментарии, и даже улыбались. В январе, предвидя масштабы бюджетных потерь из-за обвала цен в 2015 г., который начался уже с отметки в $50 за баррель, начались переговоры о снижении добычи. Но тревогу бьют Иран и Венесуэла, которые добывают 3,5 и 2,8 млн баррелей в день, тогда как общая квота ОПЕК равна 30 млн баррелей нефти в сутки.

Саудовская Аравия (на нее приходится порядка 9 млн баррелей) присоединяться не торопится, и хочет перетерпеть спад мировых цен, хотя по оценкам аналитиков, балансирующая цена нефти для страны находится на уровне $90 за баррель. Причин для спокойствия несколько: во-первых, королевство занимает третье место в мире по размерам международных резервов, на октябрь 2014 г. они составляли $742 млрд, во-вторых, как уже говорил министр нефти саудитов Али Аль-Наими, государство планирует забрать долю рынка у тех, кто лишен финансовой подушки безопасности.

"Какие-то конкуренты страны будут вынуждены уйти из бизнеса. Уйти безвозвратно. И тогда Саудовская Аравия нарастит свои нефтегазовые доходы за счет комбинации путь не таких высоких цен, как были раньше (в диапазоне $60-80), но зато большей рыночной доли. Если мир придет в новую парадигму, где цена на нефть будет намного меньше $100, то существенная часть проектов будет навсегда похоронена. И это будут проекты не столько добычи сланцевой нефти, сколько оффшорные проекты, арктические, глубоководные, разнообразные платформы, канадские битумные пески – такие, у которых заведомо высокая точка безубыточности. Задача именно в том, чтобы они не могли вернуться, так как у них очень длинный инвестиционный цикл. У сланцевой нефти он короче, и как только цена отскочит до $60 с небольшим, можно будет вновь ее добывать. В этом основная проблема для Саудовской Аравии: если они хотят навсегда зафиксировать долю рынка, они должны достигнуть структурных сдвигов в индустрии, а для этого так долго сопротивляться росту цен, чтобы все масштабные проекты были безвозвратно заморожены", - рассказал Накануне.RU старший аналитик по нефти и газу ФК "Уралсиб" Алексей Кокин.

Нерентабельным уже стало одно из главных месторождений Штатов – Баккен, которое располагается в США и Канаде, добыча ведется в Северной Дакоте. Доказанные запасы нефти на этом месторождении составляют 274 млн т, предел рентабельности - $60 за баррель. Бурение на нем замедлилось уже в конце 2014 г. Для Штатов падение цен на нефть – палка о двух концах.  Новый тренд  бьет по сланцевым проектам, и если ожидаемого "отскока" цен не случится, то вслед за первым банкротством нефтедобывающей фирмы последуют новые, потери от которых для финансового сектора будут колоссальными – только одна маленькая нефтяная компания была закредитована на $50 млн. Экономика США ориентирована на потребление, по оценкам Бюро экономического анализа Министерства торговли США оно составляет 70% ВВП страны. Спад объемов потребления в первом квартале 2014 г. способствовал сокращению экономики страны на 2,9% в годовом выражении. Из-за этого удешевление импортных энергоресурсов, а, следовательно, падение внутренних цен на ряд услуг и товаров, для Штатов значимее, чем временный отказ от разработки нефтяных месторождений. "Сланцы" на данном этапе прибавляют к ВВП страны 4-5%.  Для США в, как для импортера, падение цен – абсолютное благо. В США понижаются цены на товары, цены на грузовые перевозки, уменьшаются тарифы естественных монополий и цены на электроэнергию, газовое обеспечение. В США цены на газ стали ниже, чем они были в начале 2014 г.
Официальный представитель Белого дома Джош Эрнест на днях заявил, что благодаря дешевеющей нефти в США цена на бензин опустилась ниже $2 за галлон, а продажи автомобилей в стране за последние месяцы выросли. В целом он оценил влияние на экономику США, как позитивное. Однако он не упомянул, что следом за нефтью обесцениваются и ценные бумаги американских компаний.

Риторика Штатов изменится, если цена не выше $50 за баррель продержится на протяжении полугода, а затем до конца 2015 г. не будет далеко отходить от отметки в $60 за баррель. Это поставит крест на амбициях США, как нефтяного экспортера, и вновь вгонит их в зависимость от импорта энергоресурсов. Но для других стран последствия могут оказаться еще плачевнее.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро неспроста сразу после Нового года поехал к коллегам по ОПЕК. Бездефицитным бюджет Венесуэлы может быть при цене нефти в $150-160 за баррель. Примерно такая цифра заложена в главный финансовый документ, который еще при принятии выглядел фантастично. Впрочем, ВВП страны падал даже в период четырехкратного роста цен на нефть в 2002-2003 г., правда, в 2004 г. страна с лихвой отыграла падение, показав рост в 18,3%. Но тенденция вернулась, в 2010 г. страна потеряла 1,5% ВВП, и с 2013 г. экономический рост вновь начал замедляться. Из-за падения цен на нефть в конце 2014 г. недопоступления в бюджет Венесуэлы за год составили порядка $10 млрд.

"В Венесуэле ситуация схожа с российской: ей тоже нужна дорогая нефть, чтобы иметь сбалансированный бюджет, так как 95% ее экспорта – нефть. Страна после падения цен 2008 г. увеличила доходы от экспорта вдвое, а теперь, так же, как и Россия, планирует урезать госрасходы. Отмечу, что продавала свою нефть Венесуэла Штатам. Сейчас, с одной стороны, на страну давит собственная добыча нефти в США и снижение потребления, с другой – низкие цены. К тому же у страны нет инструментов для влияния на цену нефти с помощью уменьшения или увеличения предложения, добыча Венесуэлы меньше, чем основных стран ОПЕК и составляет только 22% от уровня добычи России. Единственное, что может сделать страна – скоординироваться с другими участниками ОПЕК и с Россией, которая так же заинтересована в росте цен на нефть. Но отказаться от добычи нефти страна не может, это ее единственное средство к выживанию", – рассказал Накануне.RU независимый аналитик по нефти и газу Виктор Стреков.

Помимо прочего, в Венесуэле высоки риски социального недовольства: инфляция, удорожание ресурсов на внутреннем рынке – все это подстегнет протестные акции против Мадуро, которые проходят уже не один месяц.

В загашнике Венесуэлы порядка $21 млрд по данным на октябрь прошлого года, часть из них страна потратила на покрытие дефицита в бюджете 2014 г. Британская компания Credit Market Analysis опубликовала отчет, в котором указала, что вероятность дефолта в Венесуэле в течение следующих пяти лет равна 93%.

Не лучше обстоят дела у Ирана, который подписал соглашение с Венесуэлой о противодействии дальнейшему снижению цен. У страны нет достаточного количества нефтедолларов еще и потому, что до 2014 г. в США и странах Евросоюза действовало эмбарго на поставки нефти из Ирана. Таким образом Запад пытался заставить страну отказаться от разработки ядерного оружия. Из-за этого по итогам 2013 г. ВВП станы упал на 5,3%. Но запрет был снят в 2014 г., в разгар санкционной войны ЕС и Штатов с Россией. За два года страна потеряла 45% нефтяной выручки и только в 2014 г. возобновила рост экономики, падение цен нивелирует этот эффект.

"Иран получил значительный удар, когда США и ЕС наложили санкции и ограничили объемы иранского экспорта принудительно. Сейчас наступает второй удар, но он не такой болезненный, как если бы по всему неограниченному экспорту ударили низкой ценой. В какой-то степени они приспособились к этой ситуации", - считает Алексей Кокин.

Экономист, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что удар по Ирану – одна из целей Саудовской Аравии.

"Саудовская Аравия, имея огромный международный резерв, сознательно идет на снижение цен на нефть, чтобы сохранить свою долю на рынке. А для этого она наносит удар по американской сланцевой нефти (себестоимость добычи нефти в Штатах в среднем составляет $60 за баррель) и по Ирану, у которого нет таких международных резервов и который является стратегическим конкурентом Саудовской Аравии", - рассказал он Накануне.RU.

Иран между тем злится и угрожает более богатым соседям, которые, наверняка рады, что страна еще не собрала атомную бомбу. Президент Ирана Хасан Рухани сказал, что страна страдает, но заговорщики против роста цен – Саудовская Аравия и Кувейт – будут страдать еще больше и "сожалеть об этом решении". Роухани напомнил, что бюджет Саудовской Аравии на 80% зависит от продажи нефти, а Кувейта - на 90%, в то время как Иран лишь на треть формирует казну из нефтедолларов.

Кувейт, ближайший союзник Саудовской Аравии, ровно как и Катар, который формирует бюджет в основном за счет экспортной выручки от продажи газа, не выступает с комментариями относительно снижения стоимости барреля. А вот Арабские Эмираты (еще один друг саудитов) словно и вовсе не заметили снижения цен: министр энергетики страны Сухейль аль-Мазруи  заявил: страна будет придерживаться своего плана по увеличению нефтедобывающих мощностей до 3,5 млн т баррелей в день к 2017 г., что на 30% больше текущего показателя.

России придется едва ли не хуже всех других экспортеров, считают эксперты. В России самый высокий уровень социальной нагрузки, связанный с большим количеством населения, и высокая себестоимость добычи нефти - в большинстве стран ОПЕК нагрузка на нефтяные доходы значительно ниже. Кроме того, страна зависит от торговли минеральным сырьем. Мощнейшая государственная поддержка могла обеспечить рентабельность отрасли при ценах в $50 за баррель, но они опустились ниже и никаких препятствий для их дальнейшего падения нет. Если ничего не изменится в мировой экономике: не будет расти Китай, не оживет Япония, не выйдет из рецессии ЕС, не запустит станок ФРС – никакого разворота на инвестиционном рынке для России не ожидается, говорит независимый экономист Владислав Жуковский. По его расчетам, сейчас спекулянты играют исключительно на понижение, и планка в $40 может быть взята в ближайшее время, при цене в 30$ нерентабельной становится добыча на 25% скважин во всем мире. При этом, если нефть опустится до этой отметки, рентабельность могут потерять все производства внутри России. 

"Нефть может колебаться от $35 до $60 за баррель, но России от этого легче не будет: ни экспортерам, ни бюджету, ни финансовой системе. Не желая ничего менять в экономической политике и оставляя страну сырьевым придатком, проводя удушающую политику дорогих процентных ставок и жесткой налоговой политики, при дешевой нефти [чиновники] будут подавлять экономический рост в стране и делать нерентабельными все производства в России. Мы не видим положительных изменений: чистки рядов, отказа от "кудриномики" и клише либерализма", - рассказал Накануне.RU Жуковский, добавив, что в направлениях экономической политики сейчас ни одно ведомство не учитывает возможность реализации такого сценария. 

Напомним, что бюджет сверстан из расчета стоимости нефти выше $90 за баррель. Но темпы роста российской экономики начали падать еще в 2012 г., когда цена нефти превышала $100 за баррель. Уже в январе-сентябре 2013г. темпы роста составили менее 1,3% - в три раза хуже 3,9%, которые были годом ранее. По итогам 2013 г. ВВП вырос на 1,3%, годом ранее он составлял 4,3%, при этом среднегодовая цена нефти упала лишь на $3. Сейчас спад ВВП может достигнуть 10-15%, опасаются экономисты.  Несмотря на снижение цен, ни Минфин, ни Минэкономразвития - ни одно ведомство не заявило о разработке антикризисного плана, хотя  уже пришло время для его реализации. 

"Нефтегазовый "Титаник" тонет 2-3 года. Когда в 2009 г. нефть отскочила с $35 до $70 в течение полугода, чиновники не захотели делать никаких выводов и продолжили жить по-прежнему. Они не боролись с коррупцией, произволом монополий, не проводили реформы, не развивали частный сектор, создавая налоговый стимулы, - и в 2011 г. мы начали тонуть. В 2011-2013 гг. российская экономика стабильно затухала даже при растущей нефти. Уже тогда нужно было менять денежно-кредитную политику, проводить рефинансирование экономики и банков, вводить запрет на использование банками денег ЦБ на валютном рынке и замораживать тарифы монополий и создавать новые точки роста. Но желания не было. И даже если сегодня нефть отскочит до $80-90 за баррель, мы можем не увидеть роста экономики. Это будет рецессия в 2-3%, потому что запас прочности с советских времен себя исчерпал", - заключает Жуковский.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015