На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Госдума оставила Татарстану президента

2014.12.23 , "Бизнес-газета , просмотров 957

1

Думские коммунисты и жириновцы скрежетали зубами, но проголосовали за... сохранение статуса первого лица РТ

Сегодня в Госдуме РФ депутаты единогласно, 382 голосами, в первом чтении поддержали инициативу 15 депутатов от ЕР (среди них Ильдар Гильмутдинов, Ирек Богуславский, Ринат Хайров, Марат Бариев и другие) о продлении сроков наименования глав республик президентами еще на год — до 1 января 2016 года. Согласно закону от 2010 года, главы всех субъектов федерации должны были к 1 января 2015 года сменить вывески. Перед напором антифедералистов устоял только Татарстан. Для этого принципиального для республики вопроса нашлось решение, хоть и временное, — отсылка к договору о разграничении полномочий. Эксперты, опрошенные «БИЗНЕС Online», считают отсрочку своевременной — она поможет сохранить стабильность в Республике Татарстан, а самому Рустаму Минниханову — пойти на выборы 2015 года в президентском статусе.

РАЗДВОЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА, ИЛИ БОРЬБА ШЛА ДО ПОСЛЕДНЕГО

Сегодня в Госдуме в первом чтении депутаты единогласно приняли законопроект о наименовании высшего должностного лица субъекта РФ. Если уйти от формальностей, то по сути они отсрочили до 1 января 2016 года для Рустама Минниханова, переизбавшись осенью будущего года, возможность называться президентом. Понятно, что проект был санкционирован на самом высоком уровне в Кремле, но тем не менее удивительно, что за проголосовали все из 382 присутствовавших парламентариев.

Напомним, что с инициативой оставить в стране только одного президента в августе 2010 года выступил глава Чечни Рамзан Кадыров, причем сам он сменил вывеску на своем кабинете только в апреле 2011 года после переназначения на этот пост. Тогда идею Кадырова поддержали и в других северокавказских республиках. Они даже от своего имени подготовили соответствующий законопроект, но Госдума приняла к рассмотрению другой документ, подготовленный членами обеих палат российского парламента. Как известно, инициативу Северного Кавказа, идущего вразрез с полномочиями регионов и принципами федерализма, на ура приняли не все в России. Так, в Татарстане заявили, что идея нецелесообразна, так как придется переписывать Конституцию республики, а президент Башкортостана Рустэм Хамитов сослался на то, что вопрос о переименовании должен решать парламент региона. Прагматичный Минниханов в отчасти шутливой форме заявлял, что не понимает, почему, скажем, футбольному клубу можно иметь президента, а республике — нет. И признавался, что ему лично по большему счету без разницы, как звучит название его должности: «У нас есть время до 2015 года. Мы должны придумать гениальное название для руководителя республики. Пока не придумали, но думаем». Как бы то ни было, но закон Госдума в 2010 году приняла и установила пятилетний срок для приведения местного законодательства в соответствие с принятыми поправками. И время прошло до часа икс быстро...

Заметим, что первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев, который формально уже ни от кого не зависит в иерархии власти, занял в этом вопросе принципиально жесткую позицию. «Сейчас многие татарстанцы задаются вопросом, почему Госдума приняла закон о том, что главе субъекта федерации нельзя называться президентом? Этот закон небезупречен, там есть элементы нарушения Конституции России. Во имя чьего-то самолюбия это делается, что ли? — рассказал Шаймиев в интервью предвыборной единороссовской газете «Наша республика» в августе нынешнего года. — Президент — это желание людей, люди привыкли, им нравится. Я вам должен сказать, проекты закона о запрете использования наименования «президент» уже вносились не раз. Однако тогда Госдума официально отклонила проект, заявив, что это противоречит Конституции. Второй раз подобный проект получил отрицательный отзыв правительства России, поскольку ограничивал право субъектов РФ на самостоятельное определение наименований своих органов госвласти и противоречил статье 11 Конституции РФ. И вдруг в угоду кому-то это продавили».

В конце августа этого года внимание к этой теме вновь привлек участник молодежного форума «Селигер» из Казани, аспирант КФУ Тимур Вишневский. Он в провокационном стиле поинтересовался у президента РФ Владимира Путина: «У одного гражданина РФ один президент, то есть президент РФ, а у нас президента два: президент РФ и президент РТ. Вопрос заключается в следующем: как вы считаете, будет ли в кратчайшие сроки установлен единый институт президентства в стране?» Глава государства, обремененный проблемами на Украине, где Россия отстаивает принципы федерализма для русских областей, не растерялся и ответил в духе лучших традиций дипломатии. По его словам, Татарстан является полноценным субъектом Российской Федерации, а в стране установлено именно федеративное устройство. Путин заключил свою короткую речь так: «Как назвать высшее должностное лицо — это прежде всего ваше дело, дело тех граждан России, которые проживают в Республике Татарстан». В Казани слова Путина расценили так, что глава государства дал добро первому лицу субъекта именоваться президентом.

Также стало известно нашей газете из собственных источников, казанский Кремль осенью провел целую серию конфиденциальных консультаций с Москвой по этому вопросу, где ему удалось доказать свои позциии. Сам Минниханов на предновогодней встрече с журналистами РТ, отвечая в конце прошлой недели на вопрос «БИЗНЕС Online», занял вполне дипломатическую позицию: «Если мы говорим о правовом государстве, то должны следовать законам, которые есть в нашем государстве. Сегодня федеральный закон трактует, что такое название может быть только у одного человека — главы нашего государства. У меня никаких противоречий или плохого отношения к названию «президент» нет, но есть федеральный закон. И сегодня то, что внесена такая поправка и она рассматривается, дает возможность по закону иметь такое название в республике на определенное время», — заключил президент Татарстана.

 ДОГОВОР О РАЗГРАНИЧЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ В ПОМОЩЬ

 Напомним, что к настоящему времени только в Татарстане глава республики именуется президентом. В начале этого года были переименованы посты президентов Башкортостана и Якутии, чьи должности на национальном языке теперь звучат как «башлыгы» (по башкирски — «глава») и «ил дархан» (с якутского — «народный правитель»). Изменения вступают в силу с 2015 года. Однако если Егор Борисов уже значится как глава Якутии, то Хамитова по-прежнему именуют президентом как на сайтах местных органов власти, так и в СМИ.

 Законопроект, принятый сегодня, дает Татарстану отсрочку еще на год. «Конституции (уставы) субъектов Российской Федерации, имеющих утвержденный федеральным законом договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта Российской Федерации, должны быть приведены в соответствие с настоящим Федеральным законом до 1 января 2016 года», — говорится в тексте документа. «Переходный период продлевается на один год. В этом суть законопроекта», — коротко описал представлявший сегодня в Госдуме документ депутат Владимир Плигин. В качестве инициаторов законопроекта заявлены 15 депутатов, среди них от Татарстана Александр Сидякин, Ильдар Гильмутдинов, Марат Бариев, Ринат Хайров и Ирек Богуславский.

Договор о разграничении полномочий, который упоминается в законопроекте, есть только у Татарстана. Он был утвержден как федеральный закон в 2007 году сроком на 10 лет. Это уже второй подобный документ, первый был заключен с Татарстаном еще в 1994 году и позволял республике иметь свою Конституцию и законодательство, вводить республиканское гражданство и пр.

«ЭТО НЕ УКРЕПЛЯЕТ, А ОСЛАБЛЯЕТ ФЕДЕРАЦИЮ»

Сегодня на пленарном заседании в Госдуме среди депутатов перед принятием закона развернулась дискуссия. Депутат от «Справедливой России» Александр Тарнавский возмутился тем, что за четыре года какие-то субъекты до сих пор не выполнили требования принятого закона. «Мы почему-то сейчас продлеваем на год для каких-то субъектов? Почему за 4 года какие-то субъекты, их руководители не добились того, чтобы выполнить требования этого закона и того, что предписано было Государственной Думой?» — обратился он к Плигину.

Тот в защиту своей инициативы заявил, что требования Федерального закона были выполнены, однако есть и «отдельные правовые режимы». В данном случае депутат имел в виду, что между РТ и РФ подписан договор о разграничении полномочий. «В ряде случаев, когда применяются эти правовые режимы, мы иногда меняем подходы и продлеваем сроки по тем или иным позициям, — ответил Плигин. — Есть целесообразность продлить срок до 1 января 2016 года». Тарнавский также просил назвать, «если это политкорректно», конкретные субъекты, которые до сих пор не выполнили предписания закона. Плигин как будто вовсе не услышал вопроса.

— Президент получил полпредам проконтролировать исполнение этого закона. Кто-нибудь понес ответственность за неисполнение? — вопрошал Николай Коломейцев от КПРФ.

— Мы не осуществляем наблюдение за дисциплинарной практикой в рамках тех институтов, которые вы назвали, — парировал Плигин.

Гильмутдинов, который также числится в соавторах законопроекта, бросился защищать документ, однако сразу предупредил, что ни Татарстан, ни парламент, ни президент не были инициаторами этой идеи. «Увязывать это, как пытаются наши коллеги, с выборами 2015 года, никакой необходимости нет. Сегодня авторитет нашего лидера, руководителя Татарстана таков, что нет необходимости каких-либо дополнительных преференций... Может быть, даже наоборот, отсутствие этого названия консолидировало бы население, и голосов было бы еще больше за президента во время выборов», — заявил с трибуны депутат.

Коломейцев, не удовлетворенный ответом Плигина, вновь взял слово. «Если называть вещи своими именами, есть прямое неисполнение закона. На самом деле есть недоработки полпреда, президента. Надо прямо сказать — не выполнен вопрос о внесении изменений в уставы и конституции субъектов РФ... Тем субъектам, которые играют на этих вопросах, надо подумать, что есть взаимная ответственность... Давайте не лукавить, а признавать», — заявил он. Но тут же смягчился и пообещал поддержать законопроект. Вот только просил не обострять «пустяковый» вопрос раз в год.

Тарнавский тоже пообещал проголосовать за принятие документа, но указал на то, что у всех 85 субъектов РФ должны быть равные права. «Тем более большие субъекты, наоборот, должны показывать пример. Это ненормально, что за 4 года не был решен совершенно пустячный вопрос о приведении уставов в соответствие. Тем более президент Татарстана не нуждается в такой помощи», — заявил он. Тарнавский подчеркнул, что такая ситуация «не укрепляет, а ослабляет федерацию».

На равноправности субъектов настаивал и Алексей Диденко от ЛДПР. «Равноправны, а значит, равнообязаны. Если установлен федеральный законом срок о приведении в соответствии столь принципиального вопроса о наименовании, то наверняка из чувства уважения к своим соседям, своим коллегам нужно было сделать то же самое», — укорял он. Диденко так разошелся, что предложил провести, по его словам, «импортозамещение ценностей и названий», а именно унифицировать наименование субъектов — край или земства, и руководителей — голова или староста. «Это все наши русские слова», — добавил депутат.

Стоит отметить, что упрекая Татарстан и радея о законах, никто из депутатов не вспомнил о российской Конституции, которая дает регионам право самостоятельно решать, как называть своего руководителя. «Это право региона. Это статьи 91, 92, 93 и 77 Конституции России. Как называть главу — это право республики. Ни Конституционный суд, никто другой это не опровергнет. Во всяком случае, я как автор Конституции на этом настаиваю... Решайте сами! Для России это только на пользу», — заявлял один из ее основных авторов Сергей Шахрай месяц назад в ходе интернте-конференции с читателями БИЗНЕС Online.

В заключительном слове Плигин, как бы отвечая всем критикам его инициативы, заявил, что сроки обычно истекают в 00 часов даты, предшествующей истечению. «Таким образом, если мы говорим об имеющем месте нарушении, то нарушения пока до настоящего времени в принципе нет — это 1 января 2015 года. В том случае, если Дума принимает данное решение, то мне представляется, что нарушений для выполнения поручений оснований не возникает», — сделал вывод депутат. Впрочем, сегодня прошло только первое чтение законопроекта, на этом пленарные заседания осенней сессии завершаются. А это значит, что утверждаться инициатива депутатов будет уже в следующем 2015 году.

«МЫ ВСЕ ПРИВЫКЛИ НАЗЫВАТЬ МИННИХАНОВА ПРЕЗИДЕНТОМ»

Марат Хайруллин — директор фонда политических исследований и технологий, экс-депутат Госсовета РТ:

— Это решение правильнее называть отложенным. Республикам, можно сказать, имевшим особый статус дается еще один год. Я считаю, со стороны федерального центра это — правильный подход, в такой непростой обстановке руководство страны уходит от своеобразного силового решения. Что бы мы могли получить? С первого января прокуратура могла бы вносить протест по поводу нашей Конституции, где есть слово «президент». Дальнейшие механизмы с обращением в суд в общем бы негативно сказались на внутриполитической ситуации, на межнациональных отношениях. Таким образом, республикам дали еще год подумать, найти наименования, устраивающие и федеральные центры и сами регионы. Я считаю, что в этой ситуации нужно было мудрое решение, и оно было найдено.

Я думаю, то решение связано с геополитическим кризисом вокруг Украины. России чтобы противостоять коалиции США и Евросоюза, нужна внутриполитическая консолидация, в том числе и элит. Сейчас, когда Россия выступает за то, чтобы Киев и Донбасс нашли взаимоприемлемое политическое решение, демонстрировать свою неспособность найти такое решение внутри страны было бы политически не правильно.

Впереди, в 2015, предстоят президентские выборы, а мы не знаем, какая будет реакция на отмену президентства среди общественности. Не думаю, что были бы какие-то выступления, но на выборах это могло бы сказаться. Да, Минниханов получил бы большее число голосов, но не такое убедительное, как если бы избирался как президент.

Подчеркну, что местная организация «Единая Россия» и первый президент — шли с программой сохранения названия «президент». И то, что они завоевали такой большой процент голосов, проистекает, возможно, из этой позиции.

Рушания Бильгильдеева — председатель татарстанского регионального отделения партии «Справедливая Россия»:

— Данное решение принято в соответствии с Конституцией, оно не противоречит законам. Думаю, сейчас нужно сохранить название «президент», чтобы сохранить стабильность в республике. Помните, было время, когда мы очень бурно боролись за суверенитет? Не нужно, чтобы какие-то националистические течения сегодня раскачивали политическую лодку.

Андрей Большаков — заведующий кафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникацией КФУ:

— Об этих поправках члена фракции «Единая Россия» Владимира Плигина говорили достаточно давно, и это принятие в Госдуме вполне ожидаемая вещь. Как я понимаю, мы видим юридический механизм, который обеспечивает слова нашего президента Владимира Путина, которые были озвучены на Селигере во время общения с участниками. Напомним, что на прямой вопрос студента КФУ останется ли президента Татарстана в таком статусе, он ответил, что на политическом уровне он не возражает: и Минниханов Р.Н., и Шаймиев М.Ш. — оба президента республики показали себя патриотами России. Тогда он сказал, что пусть так и будет, но не понятно было с юридической формой. Теперь, после инициативы со стороны фракции «Единая Россия», большинство депутатов проголосовало «за». Целый год дается президенту Татарстана, чтобы находиться в этой должности.

Дальше говорить трудно, возможны разные пути, но тут важно отметить, что действующий президент Татарстана менять должность не будет и пойдет на выборы осенью 2015 года также в должности «президента». Я считаю, что со статусной точки зрения это неплохо. В том, что у нас остаются два президента на уровне регионов, нет ничего страшного — мы все-таки живем в федеративном государстве. Если это регламентируется законом, отдельные субъекты федерации могут иметь права, которые отсутствуют у других субъектов. Мы все привыкли к этому наименованию «президент», и ныне действующего президента Минниханова никак иначе и не называем, зачем переучивать общественность? Если есть возможность — надо ею пользоваться.

Мне представляется, что сейчас стране необходим элемент сплочения. Самое важное, чтобы люди не впадали в панику, а финансовый рынок очень зависит от паники населения, что мы, к сожалению, наблюдали на прошлой неделе. Чтобы этого не случилось, надо использовать другие механизмы. Я думаю, что это решение — не только последовательная работа органов власти, последовательное освещении информации в СМИ, а понимание того, что будоражащее лишний раз общественность изменения лучше не вводить. Люди на это не будут отвлекаться. Таким образом, без этого «отвлечения внимания» граждане смогут сосредоточиться на проблемах экономического развития — это сейчас необходимо, чтобы наша экономика выстояла.

Михаил Делягин — директор института проблем глобализации:

— Не совсем понимаю, почему у нас бывают президенты банка и при этом не может быть президентов республик. Если права республик при этом не будут отличаться от прав областей и краев, то думаю, никаких проблем не будет. Здесь важно не то, как называется глава субъекта федерации, а то, что республики де-факто обладают большими правами. А это неправильно, это подрыв основ федерализма. Сохранение такого порядка является постоянной подпиткой сепаратизма, как и то, что в школах Татарстана принудительно, несмотяр на протесты, навязывается язык титульной нации.

А вообще по поводу переименований есть интересная пословица — хоть чугунком назови, только в печку не ставь.

Руслан Зинатуллин — председатель регионального отделения партии «Яблоко» в Республике Татарстан:

— Я вообще не вижу смысла в переименовании глав регионов — от этого ничего не меняется. Это примерно такая же история, как с зимним и летним временем, с переименованием милиции в полицию. Считаю, что Госдума должна заниматься не этой ерундой, а более значимыми вещами, особенно в нынешней ситуации.
Если президента Татарстана переименуют в главу региона, это может повлиять на межнациональные отношения. Национально ориентированная часть татар будет недовольна. Татарстанскую конституцию уже и так полностью измочалили — сначала отменили выборы президента, сейчас отменят президента. Получается, конституция — это черновик, который меняют когда хотят.

В Башкортостане немного другая ситуация. Если у нас небольшая напряженность между татарами и русскими, то там больше напряженность между татарами и башкирами. Башкир в Башкортостане меньшинство. Многих татар в свое время при переписи «запихивали» в башкиры, потому что фамилии-имена — что татарские, что фактически идентичные. Думаю, у них после переименования не возникнет особых проблем.

Вообще началось все с Рамзана Кадырова, который предложил, чтобы у нас был один президент. Но Путин на Валдае официально высказался, что не возражает против того, чтобы президентов было несколько.
Если все-таки переименовать президента в главу, может быть, группа националистически настроенных татар выйдет на митинг — мол почему Москва решает, как нам называть своего президента, но ничего страшного при этом не произойдет.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015