На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Россия на G20. Союзники и оппоненты

2013.08.15 , "Невское время" , просмотров 774

На сентябрьском саммите «Большой двадцатки» в Петербурге наша страна предложит свою концепцию будущего миропорядка. По каждому пункту Россия встретит как поддержку, так и сопротивление участников саммита

Председательство в «Большой двадцатке» – большая честь для любой страны, входящей в этот престижный клуб экономических гигантов. Ведь что означает для государства процедура проведения саммита? Во-первых, это прекрасная возможность «засветиться» на всю планету, представ в роли радушного хозяина великосветского салона, на котором сильные мира сего будут улыбаться, хлопать друг друга по плечу и фотографироваться на фоне местных красот. Кроме того, председательство в G20 – шанс для любого боцмана стать капитаном, задающим курс кораблю мировой экономики. И только от лидеров этого государства зависит, как оно поведёт себя на капитанском мостике – как заурядный рулевой или как заправский морской волк, глядящий на десятки миль вперёд.

Разумеется, Россия мечтает о лаврах капитана. А ситуация в глобальной экономике требует от участников саммита в Петербурге стратегического полёта мысли. Первая волна мирового финансового шторма постепенно улеглась, ветер больше не рвёт паруса, и экипажу больше пока не нужно спасать от затопления накренившийся корабль. Казалось бы, можно на время расслабиться. Но на самом деле штиля в ближайшем будущем точно не предвидится – «финансовые синоптики» предсказывают вторую волну кризисного урагана, да и скорость движения лайнера мировой экономики подозрительно низка.

В связи с этим Россия попытается превратить «Большую двадцатку» из «пожарной бригады» в «фабрику мысли», генерирующую идеи на десятилетия вперёд. На саммите в Петербурге её лидеры предложат коллегам по форуму подумать над самым злободневным вопросом: «Как ускорить темпы экономического роста?» Оно и понятно – на фоне некоторого оживления глобальной экономики подъём ВВП во многих странах остаётся удручающе низким. С этой проблемой сталкиваются и могучая Америка, и обременённая долгами Европа, и промышленно развитый Китай, и сама Россия. Недаром глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев честно признал: наша страна вошла в полосу стагнации, хотя полномасштабной рецессии (отрицательного роста) пока удаётся избежать.

Впрочем, не только экономические вопросы станут предметом обсуждения для «мирового экипажа» в живописной «петербургской гавани». По мнению многих, беда современной политики в том и состоит, что мировые лидеры слишком увлеклись биржевыми индексами, кредитными рейтингами, фискальными реформами и прочей цифирью, малопонятной обычным людям. И за сухими экономическими цифрами часто теряются люди с их проблемами, горестями и надеждами.

Стремясь исправить этот «перекос», Россия намерена провести самый «социально ориентированный» саммит G20 за всю его пятилетнюю историю. Недаром тема безработицы вынесена в повестке саммита на первый план, а министры финансов «двадцатки» впервые будут совещаться вместе с министрами труда. Скорее всего, это новшество воспримут на ура в Греции, Италии и Испании, чьи весёлые жители в массовом порядке идут в солдаты – лишь бы иметь хоть какую-то работу.

Но каким же образом Россия предполагает достичь двух главных целей своего председательствования в G20 – ускорить темпы мирового экономического роста и найти новые ресурсы для борьбы с безработицей? Для этого Москва сделала акцент на трёх вещах: повышении доверия в мире глобальной политики и экономики, создании благоприятного климата для инвестиций и совершенствовании регулирования финансового сектора. Звучит слишком абстрактно? Возможно. Но если раскрыть смысл каждого из трёх пунктов, то перед нами предстанет захватывающая картина будущего миропорядка, которую Россия, как капитан лайнера «G20», считает конечной целью нынешнего экономического плавания. Разумеется, одни члены экипажа давно мечтают идти этим же курсом, другие пока не определились, а третьи готовы при первой возможности устроить «бунт на корабле».

Так какую же концепцию будущего миропорядка намерена отстаивать Россия на предстоящей встрече «Большой двадцатки»? Какие конкретно идеи, вопросы и предложения Москва собирается вынести на саммит? И какие страны могут стать нашими союзниками, а какие – оппонентами?

 

Инициатива № 1. Реформа международных финансовых институтов

 

 

Бархатная диктатура «золотого миллиарда» – так можно охарактеризовать современную ситуацию с управлением мировыми финансами. Очередная агитка антиглобалистов? Ни в коей мере! Давайте смотреть фактам в глаза: в соответствии с негласными договорённостями пост руководителя Всемирного банка (ВБ) или Международного валютного фонда (МВФ) сегодня может занять исключительно американец или европеец, а нынешняя система квот «работает» исключительно на могущество Запада.

– Америка и Европа неплохо устроились, – отмечает авторитетный экономист Никита Кричевский. – Поскольку при определении квот на 60 процентов увеличивается ВВП номинальный и лишь на 40 процентов – ВВП реальный, США и ЕС платят самые высокие взносы в МВФ и имеют в этой организации больше голосов. Но эта система больше не соответствует реальному положению дел – в связи с бурным подъёмом Азии центр силы постепенно смещается в пользу развивающихся экономик. К тому же именно она завела нашу планету в кризисное болото. А как мы сможем из него выкарабкаться, если к капитанам корабля нет доверия?

Чтобы вернуть мировой финансовой системе утраченное доверие (важнейший капитал, между прочим!), Россия предлагает сделать более демократичными «элитарные клубы» вроде МВФ и ВБ. Как этого добиться? Наиболее действенный способ – сделать главным критерием при распределении квот в МВФ реальную долю того или иного государства в общемировом ВВП, а также публично отказаться от западной монополии на руководство Всемирным банком. В этом случае Западу придётся потесниться на капитанском мостике и допустить к штурвалу Россию и «азиатских тигров».

По мнению экспертов, наш реформаторский порыв на саммите G20 по достоинству оценят другие страны БРИКС – Бразилия, Китай, Индия и ЮАР. Его могут поддержать и другие влиятельные игроки – Южная Корея, Мексика, Аргентина и Турция. Против российской идеи наверняка будет вся «Большая семёрка» – США, Великобритания, Канада, Германия, Франция, Италия и Япония. Их аргументы столь же просты, сколь и неубедительны – мол, развивающиеся экономики пока не готовы взять на себя ответственность за будущий миропорядок. И хочешь не хочешь, а придётся дальше «нести бремя белого человека».

 

Инициатива № 2. Более жёсткое управление госдолгом

 

  

Корабль мировой экономики дал серьёзную течь во многом потому, что в его ключевых отсеках – США, Евросоюзе и Японии – накопился непомерно тяжёлый «долговой балласт». На каждом саммите «Большой двадцатки» лидеры дают честное слово: «Давайте прекратим проедать наше будущее!» И что же? Несмотря на декларации, государства Запада, компании и отдельные граждане всё глубже вязнут в долговой трясине.

– Ситуация давно пущена на самотёк, – утверждает известный российский экономист Михаил Хазин. – Вместо умеренности и экономии американцы с европейцами продолжают, как сумасшедшие, наращивать заимствования. Скажем, госдолг США давно перевалил за отметку в 100 процентов – то есть «сверхдержава» по-прежнему тратит намного больше того, что производит. Понятно, что эта долговая пирамида не может расти вечно.

Стремясь спасти шатающееся здание глобальной экономики от возможного обрушения, Россия попытается на G20 убедить другие страны срочно поставить подпорку под давно уже поехавшую «долговую крышу». Идея проста: страны должны согласовать конкретные лимиты по величине госдолга, за превышение которых будут карать по всей строгости антикризисных законов. То есть в будущем средний дефицит бюджета каждой страны (именно он влияет на размер госдолга) должен составлять не более 15–20 процентов от ВВП. А показатель для каждого конкретного государства будет высчитываться в индивидуальном порядке. Получается вполне по-христиански – «каждому грешному человеку Бог даёт нести такой крест, который ему по силам».

Ожидается, что жёсткую позицию России горячо поддержат в Петербурге страны БРИКС – они уже не первый год верстают профицитные бюджеты и не имеют неоплатных долгов. Скорее всего, государства Латинской Америки, Турция, Южная Корея и Австралия будут сохранять «благожелательный нейтралитет». А вот США и их европейские союзники, скорее всего, начнут вставлять нам палки в колёса – какой же «финансовый алкоголик» захочет остаться без утреннего опохмела! Однако Германия, намаявшаяся с сибаритами из Южной Европы, может нам активно подыграть в этом вопросе – Берлин давно предлагает покончить с финансовым хаосом, введя более жёсткое регулирование мировой экономики.

 

Инициатива № 3. Борьба с офшорами и теневым сектором

 

  

Специалисты давно называют «офшорные гавани» раковой опухолью мировой экономики – во многом из-за них финансовый сектор разбухал в последние десятилетия в ущерб реальному производству. Что же делать в сложившейся ситуации? Ответ очевиден: как можно скорее прикрывать «офшорные лавочки»!

– Борьба с «налоговыми гаванями» де-факто уже началась, – утверждает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. – Погром кипрских офшоров в марте показал, что мировой управляющий класс больше не будет терпеть нынешнюю вакханалию. Сейчас в глобальной экономике устанавливаются новые правила игры, связанные с более серьёзным регулированием «рыночной стихии».

Но как бороться с офшорами цивилизованными методами? Очевидно, что на Кипре, где вкладчиков местных банков «вежливо попросили» заплатить конфискационный налог, борьба проходила по заветам Ильича – в большевистском духе: «Грабь награбленное!» Цель России – попытаться создать такие условия, при которых «особые налоговые юрисдикции» перестанут казаться их завсегдатаям райскими местечками.

Например, «офшорных котов» можно прижучить за счёт дополнительных налогов на все инвестиции, поступающие с Кипра и прочих Виргинских островов. Именно такую идею с подачи России предложили в мае участники молодёжной «Большой двадцатки» – инициатива, которую многие эксперты восприняли как «пробный шар». Другая мера – заставить предпринимателей платить налоги не по месту регистрации, а по месту фактического ведения своего бизнеса. Плюс можно обязать владельцев крупных банковских счетов делиться с руководством G20 информацией о своих вкладах.

Скорее всего, нашим оппонентом в этом вопросе станет Великобритания и её фактические колонии – Канада и Австралия. Может упереться и Америка, ревниво оберегающая свой внутренний офшор – штат Делавэр. Германия, Франция и Италия могут активно поддержать нашу позицию, равно как и страны БРИКС. Что же касается Турции, Южной Кореи и Индонезии, то они поведут себя в зависимости от того, какой ветер – российский или британский – подует в северной столице с большей силой. Впрочем, последний саммит «Большой восьмёрки» показал, что в вопросе борьбы с офшорами вполне можно рассчитывать на единство рядов.

 

Инициатива № 4. Финансирование инвестиций

 

 

Как заставить мировую экономику расти с новой силой? Ясно, что, пока ВВП многих стран ползёт вверх со скоростью улитки, необходимо срочно вливать деньги в реальный сектор. При этом эти вливания не должны сводиться к попыткам «потушить экономический пожар с помощью новых доз керосина».

– На саммите G20 Россия предложит другим лидерам задуматься о финансировании инвестиций, – размышляет экономист Сергей Ананьев. – Поскольку частный бизнес в условиях глобальной неопределённости ведёт себя как пугливая черепаха, вкладывать деньги в масштабные проекты и привлекать к ним рабочую силу должно государство. Но не только оно – на саммите вполне можно подумать о более совершенных механизмах государственно-частного партнёрства. И если лидерам это удастся, то мы получим выигрышную ситуацию: и волки будут сыты, и овцы целы.

Одно из конкретных предложений России – создание международного фонда инфраструктурных инвестиций, призванного аккумулировать средства на масштабные транспортные проекты – строительство высокоскоростных железных дорог, автобанов, портов и так далее. Такой интерес к дорожной тематике очевиден – рынок инфраструктурных инвестиций в России, да и в других развивающихся экономиках явно недооценён. Причём совершенно напрасно – при грамотном подходе к делу РФ может связать высокоскоростной железнодорожной магистралью «азиатских тигров» с их европейскими потребителями, создать тысячи рабочих мест и оживить деловой климат в Евразии.

По ряду прогнозов российские инвестиционные идеи могут встретить поддержку всех участников «Большой двадцатки». Впрочем, не исключено, что США и их союзники упрутся насчёт того, что не стоит государству превращаться в слона в экономической посудной лавке. И что надо создавать более благоприятные условия для частного бизнеса – якобы только он может бросить «спасательный круг» утопающей глобальной экономике.

 

Инициатива № 5. Оживление рынка труда

 

 

Из-за вялого роста мировой экономики миллионы людей не могут найти применения своим талантам. Гигантская безработица – таков итог первой штормовой волны глобального экономического кризиса. Тысячи юношей и девушек, даже с великолепным образованием, вынуждены прозябать дома или примыкать к уличным революционерам, как это происходит в Испании, Италии, Греции и других государствах ЕС. В этих странах безработица среди молодёжи уже перевалила за отметку в 50 процентов! Как же искоренять этот бич современности?

– Россия намерена предложить несколько мер, – отвечает на этот вопрос экономист и член российской делегации на молодёжном саммите «Большой двадцатки» Виктор Калмыков. – Необходимо укрепление внутреннего спроса в странах – участницах G20 в их сочетании с традиционными мерами социальной защиты. Нужно запустить более эффективные программы подготовки и переподготовки квалифицированных кадров. Кроме того, Россия будет выступать за поддержку тех секторов частного бизнеса, в которых можно ожидать появления новых рабочих мест. Плюс стоит обратить внимание на программы частичной занятости и самозанятости.

Оживление рынка труда – это та тема, по которой серьёзных дебатов не предвидится. Оно и понятно – никому не хочется ломать голову над тем, чем занять молодых и буйных «революционеров». 

 

итого

Так кто же за, а кто против?

Если суммировать позиции участников G20 по тем или иным вопросам, то можно сложить пазл политической картины предстоящего саммита. Если позиция того или иного участника саммита ярко выражена (за или против российской инициативы) – это большой флаг, если нет – маленький. Большой флаг – два плюса или минуса в копилку, маленький – один плюс или минус. Суммируем плюсы и минусы – получаем итоговое отношение участника G20 к инициативам России.

Китай, Индия, Бразилия, 

Южная Африка +10

Мексика, Аргентина, 

Индонезия, Южная Корея +5

Турция +4

Германия +2

// Михаил Тюркин, политический обозреватель «НВ»

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015