На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

«Сталин не ушел в прошлое, он остается в будущем»

2013.03.04 , "Русская народная линия" , просмотров 1075

Мария Мономенова о круглом столе «Значение И.В.Сталина для современного общества», посвященном 60-летию со дня смерти вождя …

27 февраля в Независимом пресс-центре состоялся круглый стол«Значение И.В.Сталина для современного общества», приуроченный к 60-летию со дня смерти вождя. Это было первое заседание интеллектуального клуба «Свободная мысль» (Институт проблем глобализации).

Несмотря на значительное время, прошедшее со дня его смерти, Иосиф Виссарионович продолжает вызывать колоссальный интерес российского общества и как личность, и как, в первую очередь, фигура всемирно-исторического масштаба.

Внимание к нему неизменно усиливается - и при этом становится все более благожелательным даже в среде людей, категорически не приемлющих репрессий, которые связываются с его именем.

Попытка агрессивно либеральной части политической тусовки развязать кампанию «десталинизации» закончилась позорным провалом, а на конкурсе «Имя России» Сталин, к ужасу его организаторов, лидировал до тех пор, пока политическая необходимость, насколько можно судить, не вызвала вмешательство в ход подсчета голосов.

Интернет-голосование, которым немецкая компания «Люфтганза» хотела выбрать имя для своего нового авиалайнера, с огромным перевесом отдало пальму первенства названию «Сталинград» - и даже нынешние российские власти приняли решение о возвращении на один день в году Волгограду его знаменитого имени.

Значительная часть российского общества, по-разному относясь к этой перспективе, связывает будущее нашей страны с возвращением Сталина как исторического явления.

По мнению организаторов, основной причиной создания круглого стола, посвященного фигуре вождя, стала тенденция роста актуальности личности И.В.Сталина в современном обществе – феномен, заслуживающий тщательного и разностороннего обсуждения. На повестку были вынесены следующие вопросы:

- каким воспринимает Сталина современное российское общество;
- какие уроки можно извлечь (и какие уроки извлекает на самом деле) российское общество из эпохи Сталина;
- каковы основные причины актуальности фигуры Сталина в России для России и мира.

Участниками круглого стола стали: Михаил Делягин (директор Института проблем глобализации), Святослав Рыбас (писатель, соавтор фундаментального труда «Сталин. Судьба и стратегия»), Юрий Болдырев (публицист, заместитель председателя счетной палаты РФ в 1995 – 2001 гг.), Михаил Веллер (писатель), Андрей Фурсов (историк),Анатолий Баранов (главный редактор forum.msk).

Актуальность темы подтвердил уже сам зал Независимого пресс-центра, который оказался явно мал для присутствующих. До отказа заполненный слушателями, представителями прессы, вдоль и поперек уставленный плотными рядами еле умещающихся камер, спустя полчаса он превратился в чудовищное безвоздушное горячее пространство, в то время как страсти только начинали разгораться… 

Святослав Рыбас:

«Почему возник Сталин и почему он жив? Ведь прошло 60 лет со дня его смерти? 

Сталин появился как политическая фигура в 1912 году, когда его избрали членом Русского бюро ЦК РСДРП. Основная идея, привнесенная им, заключалась в строительстве партии, основанному на организации партийных фабрик и заводов, а не по программе, предложенной ленинцами и эмигрантскими большевистскими кругами. Отсюда можно прочертить линию до построения социализма. 

Второе: Сталин столкнулся с тем, что модернизация, о которой говорили не только большевики, но сегодня говорят и нынешние власти, была провалена (модернизация Столыпина). Эта модернизация подразумевала мягкое вхождение на рынок, мягкое привлечение сельского населения. Реформа была провалена, т.к. задевала интересы правящих кругов, ведь заговор 1916 года против императора Николая Александровича готовили не большевики, его готовила элита, куда входил весь прогрессивный блок Думы (это три четверти Думы, генералитет, финансисты, промышленники, западники, московские старообрядцы). По сути дела, именно этот заговор подвел черту под развитием Российской Империи и разрушил ее. Правящая элита не достаточно быстро вникала в требования промышленной революции. О судьбе и перспективах России того времени хорошо написал Макс Вебер: «Устранить трудности в России может только долгая социально-революционная диктатура. Под социально-революционным управлением я разумею не каких-то особых живодеров, а просто такого политического лидера, для которого «молодая» в российских условиях частная земельная собственность (а это была собственность помещичья - С.Р.) не является безусловной святыней. Есть ли в России такие люди, я не знаю, но прийти к власти надолго они могут, если будет заключен мир (имеется в виду Первая мировая война – С.Р.)». Именно это и проделали большевики, которые с живодерским энтузиазмом использовали слова Вебера. 

Сталин появился в результате кризиса 1850-х годов. Это был мировой сельскохозяйственный кризис, который оказался вызван тем, что на европейском зерновом рынке (а по тем временам это был рынок, равный нынешним нефтегазовым рынкам) появилось дешевое зерно из Америки, Канады, Австралии, которое пришло, в том числе, и в Россию, в результате чего были погашены цены на зерно. В результате этого кризиса разрушилось благополучие сталинской семьи – его отец, процветающий ремесленник, был разорен. Семья опустилась из среднего класса в нижний. Именно тогда началась политическая судьба Сталина. 

Что касается главного в сталинской судьбе – это, конечно, слом коренных устоев в России: экономических, культурных, ментальных вследствие «третьей революции», то есть коллективизация. Если брать исторические аналоги, то можно вспомнить XVI век, Англию, так называемое «кровавое законодательство», когда в связи с ростом численности городов экономические условия европейского рынка потребовали развития шерстяного производства. В результате чего произошло так называемое отгораживание: сгоняли крестьян с земель, а тех, кто не подчинялся, подвергали трем видам наказания: порке, урезанию ушей или ссылке на каторгу. Но когда в августе 1942 года У.Черчилль, разговаривая со Сталиным, задал ему вопрос: «Какой был самый страшный период в истории России?», Сталин ответил, что вот именно этот, - коллективизация. Черчилль, естественно, прекрасно зная свою историю, тогда все же не упомянул ни о Генрихе VIII, ни о «кровавом законодательстве», но сказал, что «наша нация не могла бы в такой короткий период пойти на такие жертвы». 

Сегодня нужно понимать, что обращение к Сталину - это не обращение к историческому деятелю, но форма общественной критики. Почему столь остро мы воспринимаем все, что связано со Сталиным? Да потому, что те гигантские успехи, которые были достигнуты огромными жертвами (это никто не оспаривает), до сих пор нам служат, и мы пользуемся положительными результатами той эпохи. Проводя десталинизацию, часть нашей «элиты» пытается предложить более удачный путь развития России, но сделать этого не может. 20 лет, которые мы прошли после развала Советского Союза, доказали, что альтернатива не найдена и мы идем не тем путем. Однако нам не стоит заниматься пустословием -  сталинизм не вернется, это утопия. Не может вернуться ни Столыпин, ни Романовы – это все история. Но острота схваток в первую очередь доказывает то, что мы боремся в первую очередь за мозги людей. 

По-моему, до сих пор работает идея «архитектора перестройки» Александра Яковлева: сначала «хорошим» Лениным побить «плохого» Сталина, потом «хорошим» Плехановым - «плохого» Ленина, а затем — опрокинуть советскую власть. Так и сегодня наши оппоненты хотят «плохим Сталиным» оправдать «хорошего Путина». Великий политолог Бжезинский очень точно говорил, что для того, чтобы обрушить идейную опору в России, нужно приравнять Гитлера к Сталину. Такие тенденции сегодня мы и видим. Между тем я убежден, что Сталин должен быть объектом изучения историков, и не более того. Был такой экономист Евгений Самуилович Варга, который писал доклады для Сталина. Так вот, в своих мемуарах он свидетельствовал, что вина Сталина не в том, что во время его правления погиб миллион или больше миллиона людей (официальная цифра: с 1921 по 1954 гг. были расстреляны 642 980 человек), а в том, что он допустил перерождение демократического, рабочего, с элементами бюрократизма государства в государство бюрократическое. Сегодня мы увидели, что брежневское государство и нынешнее государство - полностью бюрократические.

Поэтому вывод, который я хотел бы сегодня сделать, – забудьте Сталина, думайте о своих детях, думайте о завтрашнем дне России. Спасибо».     

Михаил Веллер:

«Столь подробное обсуждение фигуры И.В.Сталина все последние годы – это, по сути дела, эрзац политики. Поскольку реальная политика сегодня отсутствует, она сводится к элементарному обслуживанию интересов большого бизнеса, а потребность в политической жизни у человека живет и никуда не исчезает, вот мы и принимаемся, за неимением подлинной политики, обсуждать фигуру Сталина. В нынешней истории обсуждать нечего – все понятно! 

Но в каждом обсуждении важно учитывать контекст. Для того чтобы понимать какую-нибудь политическую фигуру, нужно представлять себе сущность социального прогресса и сущность государства того времени, когда эта историческая фигура жила. Много за последние 20 лет говорилось об «имперском синдроме» Сталина, и говорилось, как правило, в негативном контексте. Но «имперский синдром» означает не что иное, как то, что человек хотел бы жить в могучем государстве… более того, в таком государстве, которое, может быть, кого-то даже завоевало, всосало, аннексировало, в результате чего и стало большим. Большие государства, начиная с древнего царства, отличались тем, что заставляли людей работать сверх возможностей; они отбирали у большинства людей значительную часть продуктов их труда, и вот с этим излишком, который выжимали с потом и кровью, и образовывались наука, культура, техника и т.д. Таким образом, когда мы говорим о великой личности, мы говорим не о том, насколько она гуманна. Когда младший брат Людовик, назначенный в 1806 г. Наполеоном королем в Голландию, вздумал как-то похвалиться перед ним, что его, Людовика, в Голландии очень любят, то старший брат сурово осадил младшего словами: «Брат мой, когда о каком-нибудь короле говорят, что он добр, значит, царствование не удалось». Конечно же, если мы говорим о Сталине, мы в первую очередь говорим о масштабе деяний. Когда мы вспоминаем великих правителей истории, то видим, что, проводя реформы, они преодолевали колоссальное сопротивление, связанное со многими факторами. Это объективное сопротивление социальной среды. Чем больше ты меняешь, тем больше среда сопротивляется, - это нормальная историко-социальная инерция. Таким образом, сначала проливались моря крови, затем наступали гораздо более спокойные периоды, но для того, чтобы эти периоды наступили, исторически необходима была предшествующая им тряска. Можно рассматривать историю Рима, Греции, Персии, чего угодно – везде мы увидим одну и ту же тенденцию. Таким образом, становится понятно, что Сталин, придя к власти в этот период, не мог не столкнуться с необходимостью реформ. А что касается социализма в одной отдельно взятой стране, тактически понятно, что это был не более чем лозунг. Вся советская власть, вся идея коммунистического интернационализма, - все это было заточено на мировую революции. Задача Коминтерна - это Советский Союз, в который республиками вошли бы республики всего земного шара. Все это было записано в Уставе. Советский Союз рассматривался как плацдарм для совершения мировой революции. 

Для большинства народов, которые в свое время в XIII веке подверглись монгольской агрессии, Чингисхан – фашист. Но для монголов Чингисхан – величайший человек в своей истории, герой, строитель государства, сколотивший величайшую Империю. Так вот, ответьте мне на вопрос: для чего итальянцам нужен Цезарь, которого нет 2000 лет, но, тем не менее, рейтинг его среди итальянцев высок до сих пор. И такой герой есть у каждого народа. Все это потому, что человеку необходимы идеалы. Первая установочная речь В.Путина, когда он был кандидатом в президенты, в точности повторяла доклады, которые писались в компартии: чтобы вам было хорошо, чтобы вам было сытно, чтобы вам было спокойно. Это вполне устроит полевую мышь, но человек устроен немного иначе. Человек думает, что он хочет жить счастливо, а на самом деле делает черт знает что и иногда самому себе во вред, ибо человеку потребно в максимальной степени переустраивать все вокруг себя. И тогда человек ищет смысл жизни, что в переводе с русского на русский означает причастность к какому-то большому, общему, надличностному делу, которое неизмеримо выше, значительнее его самого и за которое, в сущности, не жалко может быть отдать и жизнь. Все это означает, что жизнь человеческая существует и задумана не сама по себе, но она к чему-то подстегивается. И вот, великие лидеры - это и есть персонификация «подстегивания» личности каждого отдельно взятого индивида к чему-то единому, высокому и смыслсодержащему. Нам сегодня трудно понять тот факт, что дворяне могли умирать на поле брани со словами «Да здравствует король!». Человек устроен таким образом, что ему нужно персонифицировать свои главные стремления. Лидер, король, царь, генсек – это персонификация. И когда люди говорят «да здравствует Сталин» - это то же самое, что «да здравствует король!». Это значит – да здравствует наш народ, наша страна, наше величие, наша история и т.д. Таким образом, люди создают из себя социум, объединяются, сплачиваются. И Сталин – это именно вот такой момент. Понятно, что когда говорят «да здравствует Сталин!», то не имеют ввиду реального Иосифа Джугашвили – так говорят о мифическом великом Сталине из Кремля, об усатом вожде с трубкой, который никогда не спит и горит огнем любви к Родине, который ходит в два раза чиненых сапогах и думает только о величии народа, ибо мы устроены таким образом, что когда мы думаем о Петербурге, то каждый знает, что при его строительстве погибли десятки тысяч людей, но идентифицируем мы себя не с погибшими, а с теми, которые остались жить, хотя большинство произошли от крестьян, а не от дворян. Так вот, когда речь идет о мифологических личностях, то все ассоциируют себя с победителями потому, что жертвы осаживаются, как все осаживается в почву, а остается только то, что на  вершине. Именно поэтому Сталин будет всегда в почете у нашего народа. Он – победитель.

И последнее. Народы имеют свою судьбу, народы имеют свой образ существования, свои расцветы и закаты. Великий французский народ надорвался в эпоху наполеоновских войн. Великий британский народ надорвался в период от правления Елизаветы Тюдор до Второй мировой войны. У каждого народа есть пик величия. Был пик величия и у России. Ни гуманизма, ни светлости, ни добра – именно величия и мощи. Это, безусловно, эпоха Советского Союза, а Сталин - персонификация этого величия. Пик свой мы прошли. Как бы ни говорили, что Россия бессмертна, но смертно все, даже солнечная система. Вот об этом пройденном пике в лице одного человека мы продолжаем говорить и по сей день. К выбору страной пути дальнейшего развития это не имеет практически никакого отношения». 

Юрий Болдырев:

«Сегодня, в условиях разработанных мультимедийных технологий, в условиях чрезвычайной концентрации СМИ в руках умной власти олигархата, фигура Сталина, как и всякая мощная историческая фигура, постоянно используется для раскола общества, причем для раскола не по линии тех, кто нас убивает и грабит, унижает и оскорбляет, а для раскола между равно неимущими, равно страдающими от ныне происходящего. И тому есть, к сожалению, серьезное основание. Я приведу пример. У меня был замечательный коллега в счетной палате – честнейший человек, но как речь заходила о Сталине, он не мог перебороть себя, так как от репрессий пострадала его семья. И надо сказать, что огромная часть населения нашей страны находится в положении вот этого противоречия между готовностью принять все то, о чем здесь говорили уважаемые коллеги, и воспоминанием о том, что их родители, их предки безвинно пострадали. Я это говорю не для того, чтобы принизить значение Сталина, но для того, чтобы еще раз сказать, что эта личность постоянно вбрасывается для провокации раскола общества. И если я, не специалист по Сталину, сегодня нахожусь за этим круглым столом, то это все исключительно ради того, чтобы еще раз напомнить нашим согражданам, что наша основная задача - консолидация общества. Главное – не допускать, чтобы манипуляторы извне и манипуляторы изнутри, продавшиеся кукловодам, нас раскалывали по линии «против Сталина», «за Сталина».

Когда генерал Ивашов поднимает тост за Иосифа Виссарионовича Сталина, мне важно, чтобы наши люди понимали, - он поднимет тост не за то, чтобы простых, нормальных, честных людей репрессировать, он поднимает тост за символ человека, служившего созданию мощного, национально ориентированного государства.

У нас принято подавать и Коминтерн, и стремление к мировой революции как ярко выраженный негатив. Вроде как мы одни такие были, кто стремился вот к такому глобальному проекту. Оценивать героя надо в контексте времени, в котором он жил. Здесь не надо впадать в крайность. В истории все государства, которые несут в себе миссию построения серьезного общества, нового мира, стремятся распространить эту миссию как можно шире. Это естественное явление. Между тем, многие говорили, что ключевые фигуры политики до Сталина рассматривали Россию исключительно как дрова для мировой революции, в то время как Сталин, сохраняя курс на мировую революцию, при всей своей жестокости воспринимал территорию России как национально ориентированную, суверенную единицу».

Михаил Делягин:


«Первое: тот, кто забывает историю, обрекает себя на ее повторение. Мне очень не хотелось бы, в том числе и по опыту моей семьи, жить при новом Сталине. Я много говорил о том, что мне не нравится Путин, но на фоне того, кто идет ему на смену, он будет казаться и демократом, и гуманистом. Диктатура пролетариата, как нам кажется, была штука ужасная, но теперь мы понимаем, что тогда она была более демократична, чем современная ей буржуазная демократия. Все познается в сравнении. Мои учителя по экономическому моделированию были советские демократы-«шестидесятники», они положили огромные силы для того, чтобы доказать экспериментально и математически, что коллективизация была трагической ошибкой, и к войне можно было подготовиться по-другому. Они на это потратили 10 лет жизни и доказали, что иного способа подготовиться к войне не было в принципе. Это был единственный способ избежать того, чтобы нас «смяли». 

Между тем, хочется отметить некоторые социальные механизмы, которые очень быстро были свернуты после смерти Сталина, они полезны и сегодня. Назову два. Первый – это малый бизнес (при Сталине промкооперации). Сталин давал шесть процентов промышленному производству. И второй – это система хозрасчетов, которая применялась в ВПК и в других сферах. Об этом почему-то забывают.

Главная причина, по которой Сталин сегодня актуален, – это ничтожность нашего современного руководства. Мы до сих пор живем в шинели Сталина, и за прошедшие с его смерти 60 лет иной одежды, как говорят портные, не построили. 

Не очень хороший с моей точки зрения, но очень умный человек Андрей Караулов как-то сказал правильную вещь, что жестокость Сталина была вызвана его гиперответственностью. Этим Сталин и ненавистен либералам. Одна из наших известных писательниц, прорабша перестройки Татьяна Толстая на одном из круглых столов сказала, что любой человек, который может теоретически отдать свою жизнь за что бы то ни было, - это выродок, который заслуживает примитивного истребления. Сталин не вписывается в современный контекст ценностей, поэтому его упорно убирают».  

Андрей Фурсов:


«Более двадцати лет прошло с разрушения Советского Союза, который уничтожали под аккомпанемент десталинизации, устроенной перестроечной шпаной. И, казалось бы, за 20 лет эти горе-наследники  могли бы и угомониться, но ничего подобного не происходит. Время от времени начинаются кампании десталинизации. Я бы хотел порассуждать на тему, кто и за что ненавидит Сталина. Здесь есть два момента. 

Кто ненавидит Сталина внутри страны? При жизни самого вождя это были две группы советского эстеблишмента. Одну можно назвать «левыми глобалистами» (те, кто стремился к мировой революции, «гвардейцы» «кардиналов мировой революции» Ленина и Троцкого). Они считали, что Сталин предал дело революции, и когда Сталин начал демонтировать структуры «левых глобалистов» (Коминтерн, например), когда начали отменять праздники (в 1936 г. отменили праздник «Первый день мировой революции», появился «День Великой октябрьской социалистической революции»), когда появляется термин «советский патриотизм» и т.д. - все это, бесспорно, «левым глобалистам», мягко говоря, нравиться не могло. Вторая группа ненавистников Сталина (троцкистско-бухаринский блок) - это та часть номенклатуры, которая была ориентирована на потребление. Как вы знаете, номенклатура - это слой, который характеризуется ранжировано-иерархическим потреблением. Естественно, значительная часть номенклатуры хотела потреблять больше. В результате чего номенклатура должна была превратиться в квазикласс. Когда Сталин узнал, что эвакуированные в Самару номенклатурные работники хотят строить школы для своих детей, он назвал их «проклятой кастой». И когда Сталин говорил о том, что по мере строительства социализма классовая борьба и сопротивление будет нарастать, он имел в виду не традиционные слои, как у нас некоторые считают, кулачество, например, но именно номенклатуру.

После того, как в 1962 г. появилась фраза, что главная задача компартии СССР – удовлетворение растущих материальных потребностей общества, это было не что иное, как победа ненавистного Сталину «потребленчества» номенклатуры. Параллельно с этим шла интеграция советской номенклатуры в мировой рынок. Результаты расхлебываем сегодня мы с вами.

Что до сих пор не могут простить Сталину? То, что он трижды ломал планы глобалистов. 

К концу 80-х годов глобальным правительством мир был уже практически поделен. Поэтому в 1984 г. на Берлинской конференции было принято решение, что те страны, которые не могут осваивать свои природные ресурсы сами, должны открыться миру, а если они не откроются сами, то нужно их открыть силой. При этом было сказано, что речь идет об Африке. Но ради Африки тогда никто бы ничего не стал предпринимать, - речь шла, конечно же, о России. Это был некий глобалистский план. Сталин срывал подобные планы трижды: в 1927, 1929 гг., когда он развернул страну от мировой революции и взял курс на построение социализма в отдельно взятой стране, в 1943, 1944 гг., когда он разгромил вермахт, и в 1952 г., когда была восстановлена страна, причем не за 20 лет, как считали западные экономисты, а всего лишь за 7-8 лет. Кроме того, Сталин показал реальную альтернативу глобализму – это неоимперское образование, которое является антикапиталистическим по своей сути. 

Важно заметить одну тенденцию. Поскольку целеполагания западной элиты очень близки к нацистским, практически идентичны, то постоянно будут попытки скомпрометировать сталинскую эпоху, прировняв ее к гитлеризму. Эти попытки мы с вами видим сегодня собственными глазами.

Когда Яковлев сказал, что мы ломаем не Советский Союз, а тысячелетнюю парадигму русской истории, и главной фигурой, через которую ломалась русская история, назвал Сталина, он был абсолютно прав. Дело в том, что Сталин был не  просто человек, а феномен. Кстати, сам Сталин это прекрасно понимал. Однажды он объяснял своему сыну Василию, который жаловался, что к нему плохо относятся в школе и занижают оценки: «Ты думаешь, ты Сталин? Нет, ты не Сталин. Ты думаешь, я Сталин? Нет, я не Сталин». Потом он показал на свой портрет и сказал: «Вот Сталин». 

…Так вот, главная заслуга Сталина в том, что он связал в одно целое внутри России революционную линию и линию имперской самодержавности. 

Есть люди, которые это прекрасно понимают даже на Западе. Существует такой враг коммунизма – Мельник-Боткин (внук того самого Боткина), начальник спецслужб при де Голле. Недавно он дал очень интересное интервью, в котором сказал, что с 1917 года в России было много кошмара, но самое позитивное, что было в то время, – это Иосиф Сталин, который построил великую страну.

И последнее, что я хочу сказать: Сталин сделал нам фантастический подарок – это 90-е годы. С того момента, когда Россия в XVI веке появилась как крупная держава, ось европейской политики – это уничтожение этой державы. И каждый раз Западу не хватало чуть-чуть. После Первой смуты нас можно было брать голыми руками, но на Западе шла Тридцатилетняя война, а к тому времени, как война закончилась, мы получили пространство для вздоха и могли уже бить поляков. После петровских реформ Россию тоже можно было брать голыми руками, но в Европе шли войны за испанское наследство. После гражданской войны Россию тоже можно было брать, но Сталин сыграл на противоречии англосаксов и немцев, англичан и американцев, Ротшильдов и Рокфеллеров. А вот после 1991-ого года такой передышки могло бы и не быть. Запад был един и крепок, но у нас к этому моменту еще оставалось ядерное оружие, нас еще держал сталинский фундамент. Так вот, нужно понимать, что последние 20 лет жизни России, которые теперь заканчиваются, – это подарок Сталина нашей эпохе.

Здесь говорили, что Сталина нужно забыть. Я не согласен с этим. Говорили, что мы прошли пик своего развития. Я не считаю это правомерным. С такими высказываниями нужно быть осторожнее. 

Закончить свое выступление я хочу фразой Шарля де Голля: “Сталин не ушел в прошлое, он остается в будущем”».

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015