На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Россия: не парламентская, не президентская

2008.11.26 , Независимая газета , просмотров 503

Последние инициативы Дмитрия Медведева и Владимира Путина заставляют предполагать, что де-факто в стране устанавливается строй, более похожий на республику парламентскую, нежели президентскую. Оба лидера демонстрируют полное единство мнений по главным вопросам государственного устройства. Между тем, указывают эксперты «НГ», отсутствие конфронтации между руководителем государства и главой правительства не означает отмены соперничества элит.

Плюсы и минусы единства

Напомним: Владимир Путин сразу после оглашения Послания призвал свою партию поддержать президента и принять деятельное участие в реализации инициатив Дмитрия Медведева. Дума в спешном порядке утвердила в окончательном виде конституционные поправки, внесенные в нижнюю палату главой государства. На очереди – превращение в закон антикоррупционного пакета президента.

Некоторые новации, предложенные президентом, наблюдатели склонны оценивать как крен в сторону парламентаризма. Интересуются этим не только отечественные эксперты. И Медведеву приходится отвечать на соответствующие вопросы. Во время недавнего вашингтонского визита Дмитрий Медведев в беседе с бывшим госсекретарем США Мадлен Олбрайт четко обозначил характер общественного устройства России. Президент похвалил Конституцию: она «в целом удачная, современная, содержащая тот набор прав и свобод, которые являются актуальными». И добавил: «Это Конституция президентской республики, а Россия может существовать только как президентская республика».

Между тем вопрос Олбрайт не выглядел случайным. Некоторые особенности нынешней системы государственного управления размывают образ строгой вертикали власти, выстроенной в период президентства Владимира Путина. Эксперты всерьез обсуждают вероятность крена в сторону установления в стране парламентской республики, противоречащей Конституции.

Предложенная Медведевым инициатива по усилению полномочий парламента в отношении правительства, казалось бы, противоречит установке на президентский вариант. Торопиться с выводами, впрочем, не стоит. Заметим, ничего кардинально нового глава государства в этом плане не предложил. И сегодня министры регулярно отчитываются перед Думой на так называемых правительственных часах. А насчет обязательного вызова на думский «ковер» премьера отдельно не было сказано ни слова. На это обстоятельство дружно указывают «НГ» парламентарии-единороссы, с которыми корреспонденту удалось побеседовать.

Политологи по-разному оценивают особенности нынешней конфигурации российской власти. По большей части им кажется, что никакого двоевластия в стране нет. А потому они с большой осторожностью относятся к предположению Запада о наступлении в России эры парламентаризма. По мнению руководителя Центра изучения элит Института социологии РАН Ольги Крыштановской, «Сегодня Медведев и Путин – одно политическое лицо, у которого просто четыре руки и четыре ноги». Эксперт отмечает существенные «плюсы от этого процесса – минусы неочевидны». Среди преимуществ – резкое увеличение активности «двойного управления»: «Помимо контактов на Западе президент и премьер развили, к примеру, бешеную активность в установлении контактов на Востоке – один едет в Китай, другой – во Вьетнам. Один в Казахстан, другой – в Армению. Если приезжает Саркози – он всегда встречается с обоими…» Крыштановская отмечает имиджевый плюс – команда стала сильнее. При этом, подчеркивает, и речи нет о соперничестве: уже потому, что «Медведев остается членом команды Путина. Ключевым – но членом команды».

Собеседница «НГ», отмечая сдвиг в сторону парламентаризма, видит и тенденции противоположного характера: «Вряд ли это будет в чистом виде парламентская республика, потому что Путин во многих вещах держится вторым. Он мог бы уже сейчас начать что-то менять. Но он этого не делает. Может, он управляет, но не хочет лезть вперед Медведева».

Парадоксальное понимание высшей власти, отмечает Крыштановская, сложилось у населения страны. Эксперт привела в пример опросы фокус-групп: «Говорят, что все плохо, при этом – Медведев и Путин молодцы!» Президента, отмечает эксперт, пока слабо воспринимают как отдельного политика.

Свобода рук

Наиболее вероятный вариант дальнейших преобразований в стране, по мнению эксперта, – образование мини-СССР: «Как показала Великая депрессия, авторитарные режимы легче выходили из кризиса. Потому что им легче было принимать решения. Вполне возможно, что сейчас легче выйдут из кризиса или гибридные страны, или авторитарные – Китай и Россия. Посмотрите, как они мучаются: собираются, принимают антикризисный план, обсуждают, кто-то против, идут дебаты… У нас же – щелчок пальцев – и готово! Будет решение в Кремле – напечатают больше денег: отдадут большим банкам, те – маленьким, те – предприятиям, они – людям, и люди их под матрас унесут. Население создает ситуацию, когда увеличивается инфляция. Государство отбирать будет деньги не путем отъема, а – роста цен. Это и есть советизация: административные меры принимаются автоматически».

Между тем президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский не склонен называть существующий строй в России президентской республикой: «Это очень своеобразная модель лидерского государства. С одной стороны – есть президент, который больше, чем глава государства, некий лидер элит и масс, а с другой – он обязан взаимодействовать со структурами, которые существуют независимо от него. Он выступает модератором, дирижирует ими. Республика, строго говоря, не является ни президентской, ни парламентской. Ее нельзя превратить ни в ту, ни в другую. Зато внутри нее, в зависимости от времени и человека, очень удобно выстраивать различные системы власти. В этом смысле она удобна для импровизаций. Мы представляем собой этакое джаз-государство. Власть обязана все время импровизировать. И если этот процесс остановится, власть разбалансируется».

Павловский отмечает двойственную природу нынешнего премьера, который «является лидером элит постольку, поскольку консолидировал широкие народные массы в «путинском большинстве»: «Медведев строит более классическую, традиционную модель лидерства – через институты. Через элиты, объединенные вокруг традиционных институтов. Он стоит на плечах Путина: он может заниматься спокойно своей работой, потому что массы признают этот статус-кво». Такой стиль управления, замечает эксперт, «исторически сложился и не может никому передаваться. Поэтому управлять страной без путинского большинства сегодня было бы невозможно».

Кошмар для элит

Однако, утверждает собеседник «НГ», внутри этой системы идут сегодня важные процессы. Эксперт напоминает правило: элиты всегда стремятся вытолкнуть тех, кто привел их к власти, к собственности. Путин, считает Павловский, «конечно, является сдерживающим фактором для элит. И они сегодня пытаются вытолкнуть Путина из сферы реальной политики. Просто потому, что он очень обременителен. Потому что у него в руках колоссальная власть, которую нельзя затронуть! Вот где ужас-то для элит! Если бы Путин действительно имел власть просто как лидер парламентского большинства, то есть много способов поменять эту власть – можно, например, перекупить депутатов. Это несложная проблема, особенно при нравах нашего политического класса. А Путин может в любой момент обратиться к массам поверх голов элиты. Эта неопределенность невыносима. Кто может стать элементом системы вытеснения Путина? Естественно, ставка была сделана на Медведева. И мы это видим с мая. Элиты сразу же попытались превратить Медведева в инструмент выдавливания Путина из политики». При этом, говорит эксперт, личные отношения Путина и Медведева прекрасные: «Но – в определенной политической ситуации. Если и могут возникнуть проблемы между ними, то не по каким-то психологическим обстоятельствам, а в силу того, что будет меняться политика».

Социальное государство, напоминает эксперт, возможно, скоро придется демонтировать: «Вопрос: кто первым начнет отказываться от десерта? Люди категорически не хотят этого делать. На ближайшем этапе Медведеву и Путину придется выбирать между массами и реформой».

Даже намека на парламентаризм не видит в происходящей властной перестройке директор Института проблем глобализации Михаил Делягин: на его взгляд, это «обычное, традиционное для переходных моментов в России двоевластие». Эксперт считает его неустойчивым состоянием, которое «разрушительно для России»: «Мы страна единоначалия, паралич государства в условиях развертывающегося кризиса, который не только глобальный, но и внутрироссийский тоже, лишнее этому подтверждение. О каком парламентаризме можно говорить в ситуации, когда парламент одобряет в конце октября, в последних числах, бюджет на 2009 год, где цена на нефть прописана в 95 долларов за баррель? Такая же связь с реальностью могла бы быть в утверждении бюджета с ценой 950 долларов за баррель, 9500 долларов за баррель...»

И при этом, отмечает эксперт, тот же самый парламент принимает решение, что Минфин поможет практически самостоятельно вносить любые изменения в их федеральный бюджет: «То есть он полностью уничтожает свои собственные полномочия в важнейшей сфере государственного управления – в бюджетной сфере. То есть парламент совершает политическое самоубийство!»

Российский парламентаризм, таким образом, превращается в некое подобие военной камуфляжной формы, востребованной во время кризиса, чреватого социальными потрясениями. Тем не менее он вовсе не выглядит обреченным. Сегодня все более востребованными становятся проверенные временем механизмы саморегулирования общества. Среди которых даже несовершенный парламент, находящийся в «спящем» режиме, может стать удобной площадкой для инициатив по реформированию общества.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015