На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Ненавистный «майбах»

2008.11.25 , «Новые Известия» , просмотров 427
Крупномасштабная приватизация и ускорение экономического роста только увеличивают разрыв между богатыми и бедными. Зато приватизация малых предприятий, демократизация и снижение инфляции делают распределение доходов более равномерным. Такие неожиданные выводы содержатся в последнем докладе Всемирного банка (ВБ). Из-за финансового кризиса неравенство в России может снизиться, но парадоксальным образом это приведет только к увеличению социальной напряженности.

В 26 посткоммунистических странах (включая Россию) экономические реформы привели к увеличению доходов 20% богатейших людей и обеднению 10% беднейших, что привело к увеличению разрыва между бедными и богатыми. Об этом пишут экономисты ВБ Бранко Миланович и Лире Эрсадо в докладе Reform and Inequality during the Transition («Реформы и неравенство в переходной экономике»). Впрочем, это нельзя назвать открытием – каждый, кто жил при социализме, испытал увеличение неравенства на собственном опыте. Гораздо интереснее то, что разные реформы по-разному влияли на распределение доходов. Например, не секрет, что в России экономический рост последних лет приводил к увеличению разрыва между 10% самых богатых и 10% самых бедных – с 13,9 раза в 2000 году до 16,8 в 2007 году. Объяснение простое: благодаря подорожанию нефти богатеют в основном те, кто близок к «трубе», а таких немного.

Миланович и Эрсадо обнаружили и объяснили несколько новых эффектов. Во-первых, приватизация крупных предприятий усиливает неравенство, ведь их работники из сотрудников госзаводов с уравнительной системой оплаты мгновенно превращаются в сотрудников частных компаний, где активность поощряется намного сильнее. Во-вторых, инфраструктурные реформы (к примеру, реформа РАО ЕЭС) также усиливают неравенство. Ведь они приводят к приватизации этой самой инфраструктуры и повышению тарифов, которые по маленьким зарплатам бьют сильнее. Вот почему снижение инфляции снижает неравенство в обществе. По последним оценкам Института комплексных и стратегических исследований (ИКСИ), в первой половине 2008 года усредненная инфляция составила 8,7%, а для бедных – 12,1%. И «виноват» в этом рост цен на продукты питания и услуги ЖКХ, доля которых в структуре потребления людей с низкими доходами намного выше.

Зато приватизация мелких заводов, наоборот, уменьшает разрыв в доходах. Этот парадокс упрощенно можно объяснить так. Маленькие фирмы приватизируют, чтобы они приносили доход, а для этого зачастую надо нанимать новых работников и платить достойные зарплаты. Большие компании зачастую приватизируют, чтобы перепрофилировать их (распространенная в Москве практика – сдать завод под офисы или продать дорогую землю), что ведет к массовым увольнениям, причем доходы от аренды или перепродажи получает малое количество людей.

Еще одна интересная статистическая закономерность: чем выше в стране уровень демократии, тем выше доходы беднейших 60% и ниже доходы богатейших 10%. Проще говоря, демократический капитализм гораздо лучше своего авторитарного варианта, где деньги идут в основном в карман верхушки.

Сдержит ли прогрессирующее российское неравенство экономический кризис? Ведь зарплаты бюджетников, обещает правительство, будут увеличены на 30% в будущем году, а богатые люди много денег потеряют – кто-то на фондовом рынке, а кто-то из-за падения стоимости нефти. «Теоретически дифференциация доходов может снизиться. Однако раньше средний рабочий, скажем, АвтоВАЗа даже после повышения зарплат получал 10–20 тыс. руб. в месяц, а социальная напряженность вызывалась тем, что он завидовал олигархам на «майбахах». После кризиса, если его зарплата будет снижена на 20%, он окажется на грани нищеты», – объясняет «НИ» научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.

В таком случае социальная напряженность будет вызвана тем, что работник просто не сможет существовать, а это гораздо опаснее зависти. В начале этого года в Египте начались беспорядки, поскольку даже небольшое подорожание хлеба отбросило большую часть небогатого населения страны за черту бедности, напоминает г-н Делягин. У нас до бунтов не дойдет, но напряженность в обществе может увеличиться, несмотря на формальное снижение материального разрыва между богатыми и бедными, прогнозирует эксперт.

Есть и другие тревожные признаки. «Для 48% рабочих мест в экономике заработная плата находится в диапазоне от 4,2 до 13,8 тыс. руб. в месяц, что значительно ниже среднего уровня оплаты труда по экономике (16,8 тыс. руб. в первом полугодии 2008 года)», – напоминают аналитики ИКСИ. Запланированная на 2010 года реформа единого социального налога увеличит нагрузку на зарплаты в 30–40 тыс. руб., и работодателю просто станет невыгодно платить такие высокие зарплаты, что создаст дополнительный барьер для роста доходов населения.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015