На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Путин поставил экономике «троечку»

2013.01.18 , ИА "Русь" , просмотров 653

1

Президент начинает понемногу готовить нацию к завершению «нефтедолларового банкета» 

Успешно перейдя в минувшем году очередной электоральный «рубикон», Владимир Путин все чаще позволяет себе сбросить напряжение, вызванное необходимостью сохранять красивую риторическую мину при не самой блестящей управленческой игре. Теперь можно быть чуть более откровенным с обществом. Во всяком случае на совещании в Кремле, посвященном «разбору полетов» в экономической сфере за прошлый год, в оценочных репликах президента периодически появлялись если не откровенно тревожные нотки, то во всяком случае мотивы явной настороженности.

– В прошедшем году ситуация в мировой экономике была довольно напряженной — с традиционной отсылки на «объективные трудности» и прочие «обстоятельства непреодолимой силы» начал свое выступление российский «гарант», подводя экономические итоги 2012 года. — Долговые проблемы Европы осложнились возникшими трудностями в банковском секторе и как результат — во втором полугодии регион оказался в рецессии, — в стиле незабвенного «капитана очевидности» констатировал ВВП.

Путин использовал экспрессивное словечко из своего фирменного лексикона, заявив, что «сейчас многие засады преодолены уже, пройдены». Однако «опыт показывает, признал Путин, «что наступившее затишье может оказаться лишь временным», и «мы к этому тоже с вами должны быть готовы».

Видимо, отдавая себе отчет в полном исчерпании потенциала доминирующей модели «экономики нефтяной трубы», президент начинает загодя морально готовить общество к тому, что в дальнейшем события могут развиваться по самому неблагоприятному сценарию. Несмотря на то, что озвученные им ключевые макроэкономические показатели трудно назвать провальными (хотя блестящими их, конечно, тоже не назовешь), по словам Владимира Путина, предварительные экономические итоги года выглядят всего лишь «удовлетворительно», а местами и вовсе «вселяют беспокойство». В первую очередь речь идет о замедлении экономического роста, который начал выдыхаться, как только перестали расти объемы нефтедолларового допинга, приходящего в российскую экономику с мировых сырьевых рынков. В этой связи можно только себе представить, что произойдет, когда цены за бочку «черного золота» не просто замрут на месте, как в этом году, а дружно рванут вниз в случае углубления мировой рецессии. На что, собственно, и намекнул Владимир Путин.

Судя по интонациям главы государства, его отнюдь не впечатлил зафиксированный нашей статистикой рост ВВП в 3,5% за январь-ноябрь прошлого года. Правда, Владимир Путин тут же (отрезвляюще плохого, как и убаюкивающе хорошего должно быть понемногу) подсластил пилюлю, напомнив, что год завершился с низкой как по российским, так и по мировым меркам безработицей — 5,4%. Кроме того, «у нас стабильная ситуация в сфере финансов, бюджет 2012 года, по предварительным оценкам, исполнен без дефицита», — не без гордости сообщил президент. При этом он предпочел деликатно умолчать о том, что за прошлый год ненефтегазовый дефицит бюджета (то есть если не брать в расчет нефтедолларовые поступления от сбыта углеводородов на внешних рынках) составил 10,6% ВВП.

Среди прочих достижений первое лицо РФ отметило успехи в «кудринском» деле финансового скопидомства. Речь идет о складируемых за океаном резервах РФ, которые «явно подросли». Хотя по здравом размышлении становится ясно, что это та сумма финансовых средств, которых в очередной раз недосчитались хозяйствующие субъекты российской экономики, причем как потребители, так и производители. Зато владельцы транснациональных активов в финансовом секторе (в первую очередь американские и европейские банкиры), безусловно, должны быть признательны и благодарны российским властям за то, что те стерилизуют вырученные от продажи невосполнимых российских сырьевых ресурсов средства в правильных местах.

Среди прочих «поводов для особой гордости» президент отметил низкую инфляцию.

– По предварительным данным, инфляция составила 6,6% из-за колебаний цен на продукты питания, — отчитался глава государства, опять же, видимо, совершенно случайно упустив из виду тот факт, что в США и странах ЕС, в отличие от российских монетарных властей, не устраивающих финансовые кровопускания собственному реальному сектору своих экономик, показатель инфляции, тем не менее (опять же по необъяснимым причинам), в разы ниже.

Своим мнением об адекватности оценки экономических итогов завершившегося года, данной Владимиром Путиным, в интервью «Руси»поделился директор Института проблем глобализации Михаил Делягин:

– То, что основные проблемы у нас еще впереди, это абсолютно правильное высказывание. В отличие от президента я, правда, не считаю зафиксированный уровень инфляции достижением. Потому что по сравнению с позапрошлым годом в 2012 году инфляция ускорилась. Это демонстрирует неэффективность антиинфляционной политики в исполнении российского руководства и лично Владимира Владимировича.

Нужно понимать, что главным фактором ускорения инфляции стал рост тарифов естественных монополий. Однако в целях облегчения электоральной процедуры оформления президентства Путина и украшения его инаугурации эта акция была перенесена с начала на середину года. Вообще, годовая инфляция должна была быть значительно ниже прошлогодней. Но оказалась выше. То есть инфляционные процессы вышли из-под контроля. Однако Путин об этом ничего не сказал. Просто те деньги, которые не отняли у нас естественные монополии, изъяли у нас монополии частные (торговые). Кроме того, у нас большие проблемы в сельском хозяйстве.

Засуха в прошедшем году сопровождается отсутствием внятной финансовой политики со стороны государства по поддержке села. Страшный удар по нему нанесло присоединение России к ВТО. В результате у нас уже сорван озимый сев и может сорваться сев яровой. Тогда в текущем году мы получим низкий урожай не из-за засухи, а вследствие неблагоприятных финансово-организационных обстоятельств.

Торможение экономического роста, о чем упомянул Путин, безусловно, налицо. Другое дело, тогда уже было бы нелишне напомнить о его причинах. На самом деле никаких внешних причин нет — мировые цены на энергоносители очень высокие. А сланцевый газ, конечно, потенциально может превратить Газпром в «курицу с отрубленной головой», но пока этого еще не произошло, и газовая промышленность по инерции еще несет «золотые яйца». Удар уже нанесен, но он еще не оказал своего действия. Экономическое торможение вызвано исчерпанностью нынешней экономической модели РФ. Она была создана до Путина и укреплена им. Ее суть заключается в проедании и разворовывании советского наследства, включая деньги от экспорта сырья. Эта модель исчерпала свой ресурс еще в 2011 году. Но если тогда 39-процентное удорожание нефти привело к тому, что экономический рост поддерживался на прежнем уровне, то в этом году сохранение высоких нефтяных цен сопровождалось сокращением экономического роста.

При этом экспериментально доказано, что в рамках инерционного сценария Россия не сможет достичь минимального экономического роста (хотя бы на уровне 5,5%), который обеспечит политическую стабильность. Разве что если для этого не фальсифицировать статистику. Но от слишком большой фальсификации реальных улучшений не будет. Вот почему Путин абсолютно прав, когда говорит, что мы приближаемся к серьезным катаклизмам. Но он ничего не делает для того чтобы их избежать. Президент чем-то напоминает капитана судна, который с аппетитом прихлебывает из чашечки ароматный кофе, безучастно наблюдая, как его корабль полным ходом идет на айсберг. И даже не пытается увести его от столкновения. Путин выставляет российской экономике удовлетворительную оценку. Справедливости ради она заслужила даже «четверку с минусом». Хотя члены правительства при этом если что и заслужили, то разве что «постановку на вид».

Основным недостатком нашей государственной политики является то, что, с моей точки зрения, она нацелена на организацию воровства, а не на организацию развития. За некоторыми безусловными исключениями. Одним из плюсов в прошедшем году является назначение вменяемых министров. Это касается министра финансов, а глава Минэкономики — это вообще второй профессиональный министр экономики за всю историю новой России. И даже министр культуры теперь знает, что культура должна способствовать развитию общества, а не его уничтожению. Это тоже является приятной неожиданностью. Более того, впервые, начиная с 2000-х годов, у нас есть профессиональный министр внутренних дел. Но при всем этом выясняется, что политику правительства определяют не министры, а премьер и вице-премьеры. А этот слой полностью либерален, за отдельными исключениями вроде Рогозина. Эти люди продолжают вести корабль полным ходом на айсберг.

К сожалению, госполитика не настроена на борьбу с произволом госмонополий, не обеспечивает защиту собственности, не обеспечивает пресловутых «инвестиций в человеческий капитал». Ее изъяны можно перечислять бесконечно. Вплоть до того, что государство никак не отреагировало на засуху в этом году. Или, скажем так, отреагировало недостаточно и с колоссальным опозданием. Фундаментальная причина, которая предопределяет все эти недостатки, — это сама модель государственного развития. Это то, что государство, насколько можно судить, существует не ради развития или исполнения своих обязанностей перед населением, а ради обслуживания интересов глобального бизнеса. Потому что современный либерализм — это не та идеология, которая служит идеям свободы, как это было в XVIII веке. Современные либералы искренне считают, что государство должно служить не народу, а глобальному бизнесу. В этом его суть и патологичность. Поменять модель государства даже на уровне премьер-министра невозможно. Ее можно изменить только на уровне президента.

Пока мы видим Путина вполне довольного и удовлетворенного ситуацией, наслаждающегося жизнью, в то время как корабль полным ходом движется навстречу катастрофе. И только сейчас он начинает говорить «ой, что-то у нас экономический рост замедляется», «ой, а впереди появилось что-то такое белесое». Когда ему уже лет десять говорят, что это айсберг.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015