На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Фактор страха

2004.10.18 , "Newsweek" (США) , просмотров 515
В сегодняшней России страх принимает различные формы. Демократы опасаются потери основополагающих прав, от свободных СМИ и честных выборов до защиты от произвольного ареста. Рядовые россияне опасаются возврата хаоса и нищеты 1990х, и их страх подпитывается недавним решением об отмене льгот и непрекращающейся войной в Чечне. Бизнесмены и международные инвесторы опасаются растущего непостоянства правительства, которое лишает их самого необходимого - стабильности и четкого свода правил.

Человек, который внушает этот страх, президент Владимир Путин, практически всемогущ. Он использовал серию терактов - главным образом, захват школы в Беслане 1 сентября, унесший сотни жизней и ужаснувший весь мир, - чтобы еще больше консолидировать свою позицию. Отныне, объявил он, региональные губернаторы будут не избираться, как раньше, а назначаться Кремлем. В прошлом месяце он обнародовал новый план назначения верховных судей страны (также вместо их избрания), распространив, таким образом, свою власть и на судебную систему. Обеспечив себе контроль над парламентом на выборах в конце прошлого года, бывший КГБшник теперь господствует над всеми ветвями власти. Многие россияне считают, что консолидация власти в руках Путина - единственный способ приструнить враждующих политиков. Однако, как и при царе или в советское время, система, опирающаяся на одного человека и держащаяся на страхе, уже показала себя гораздо более шаткой, чем казалась.

Признаки этого многочисленны. В Санкт-Петербурге и Новосибирске, известных концентрацией начинающих компьютерных компаний, новые предприятия перебираются на Запад в поиске стабильности и правительственной поддержки. Ожидается, что в этом году отток капитала из страны составит 15 млрд. долларов, в отличие от 2,9 млрд. в прошлом году. Это частично отражает обеспокоенность богатых россиян кампанией правительства против 'Юкоса' - на прошлой неделе появились сообщения о том, что Кремль может продать ключевой актив нефтяной компании государственной монополии всего за 4 млрд. долларов, что составляет лишь малую часть ее стоимости.
Однако бегство капитала отражает и более серьезные страхи. Многие россияне считают, что небольшое, но стабильное улучшение уровня жизни в последние несколько лет было в лучшем случае незначительным. По мнению экономистов, в этом году правительству не удастся удержать инфляцию в рамках запланированных 10%, что усилит пока малозаметную, но потенциально тревожную тенденцию к сокращению заработной платы в первые пять месяцев 2004 года. Весенний банковский кризис наряду с хищнической бюрократией мешают появлению или развитию малого бизнеса. В подобном климате 'экономическое развитие невозможно', указывает Михаил Делягин, представитель московского Института модернизации.

Это плохая новость для Путина, поставившего своей целью удвоить ВВП страны в течение десяти лет и уничтожить нищету. На прошлой неделе его советник по экономическим вопросам Андрей Илларионов нарушил субординацию и заявил, что новый авторитарный режим Кремля несет неприятные последствия. За неделю до этого Илларионов присоединился к ведущим экономистам, заявившим, что рост ВВП России в прошлом году на 7,3% был исключительно за счет высоких цен на нефть. По его мнению, если не принимать в расчет нефтяные доходы, рост в 2003 сократится почти до 2%. Причины, по словам советника, - это дело 'Юкоса' и неуклюжее вмешательство государства в экономику, особенно в энергетический сектор. По мнению других экспертов, новый премьер-министр Михаил Фрадков - слабый технократ, который боится начинать необходимые экономические реформы, не получив четких указаний из Кремля.

До сих пор эти проблемы оставались незамеченными благодаря высоким ценам на нефть: рост цены барреля на один доллар увеличивает ВВП приблизительно на 0,5% (в конце прошлой недели цена составила 55 долларов за баррель). Но экономисты, включая Делягина, указывают на малозаметные изменения в структуре расходов (например, возросшее использование кредитов), которые свидетельствуют о том, что низший средний класс уже чувствует беду.

Спуститесь ниже по пищевой цепи экономики, говорят они, и вы увидите еще более обескураживающую ситуацию: малый бизнес ведет отчаянную борьбу за выживание и сильно разочарован тем, что наиболее либеральные экономические инициативы Кремля, такие, как банковская реформа для предоставления дешевых кредитов или справедливое судебное разбирательство коммерческих споров, заглохли. 'Хуже всего - непредсказуемость, - говорит Сергей Шпорхун, предприниматель, импортирующий текстиль из Китая и Швеции. - Три года назад я был уверен в будущем. Я чувствовал себя партнером правительства. Теперь я чувствую себя подчиненным. Конечно, я зарабатываю деньги. Но я прячу их, потому что боюсь вкладывать деньги в экономику'.

Обычные россияне называют это стагнацией. Василий Мельниченко, энергичный малый предприниматель в селе Галкинское на Урале говорит, что такое же чувство довлело над ним, когда он был директором колхоза на в период заката СССР. Он говорит о 'невидимой преграде из тумана и стен', с которой сталкивается, собирая 40 разрешений и лицензий, необходимых для начала добычи местной горной породы, используемой в наполнителях для кошачьего туалета и водяных фильтрах. Экономисты называют это 'административными преградами'. Они возникают в разных формах и в разных местах - коррумпированные чиновники, требования взяток или просто бюрократические проволочки. Проблемы слишком серьезны, чтобы с ними можно было справиться в одиночку, говорит Мельниченко, сокрушаясь, что теперь, когда власть стала чрезвычайно централизованной, Москва, похоже, не слышит жалоб. Без местного самоуправления, восприимчивого к местным нуждам, 'бизнес не может расти', считает он.

У России очень мало времени для создания оперативного и ответственного правительства (что, казалось, поначалу было целью Путина), правительства, которое поддерживает бизнес, а не душит его. Согласно докладу, опубликованному на прошлой неделе рейтинговым агентством Standard & Poor's, собственники трех четвертей из 50 ведущих компаний России неизвестны, во многом потому, что владельцы опасаются не поладить с Кремлем. Если этот страх не развеять, российская экономика продолжит движение вниз.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015