На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Радар в Турции. Несет ли он новые риски?

2011.09.11 , Bakililar.AZ , просмотров 525

 Значение размещения радара в Турции, как для самой этой страны, так и для других государств региона расскрывается в аналитической беседы заслуженного журналиста Алексей Синицына с генерал-майором, военным экспертом Александром Васяком специально для AZE.az.

Алексей Синицын:

- И западные, и либеральные российские эксперты, например, очень популярный на Западе директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, считают размещение радара в Турции крайне выгодным для турецкой стороны проектом. Последний даже подсчитал все «плюсы» - мол, «это очень выгодно для Турции: появляются рабочие места и повышается ее геополитическое значение». Мне же кажется, что этот проект выглядит прямо-таки «троянским конем» для Анкары. Напомню нашим пользователям, что всем известный Карибский кризис начался с того, что в Турции были размещены ракеты, направленные против СССР.

Радар - не ракеты, но его появление внесет еще большее напряжение в турецко-иранские отношения, которые и так находятся не в лучшей кондиции. Все это происходит на фоне беспрецедентного обострения турецко-израильских и арабо-израильских отношений. В регионе и так возникает ситуация «войны всех против всех», а тут еще и пресловутый американский радар.



Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:


- Не думаю, что геополитическое значение Турции и ее авторитет в исламском мире возрастет после размещения американской РЛС. Это - серьезный вызов ее неспокойным соседям - Сирии и Ирану. Но если Дамаск не обладает ракетами, способными достичь европейских берегов, то Иран вплотную приблизился к разрешению этой задачи.

Роберт Гейтс, еще будучи министром обороны США, заявил, что на всем Ближнем Востоке существует лишь три репрессивных режима: Ливия, Сирия и Иран. Кажется, комментарии излишни? Но ведь Иран способен весьма зло огрызаться. Известные миру иранские ракетные базы находятся на западе и северо-западе страны (под Хорремабадом и Тебризом). Возможные старты ракет из этих районов попадут под наблюдение американской РЛС в Турции. Но, естественно, что и она сама становится целью тактических ракет иранской стороны. А это значит - угроза военной конфронтации между Ираном и Турцией многократно возрастает, что совершенно не соответствует национальным интересам Азербайджана. К тому же, если радар будет развернут, Тегеран обязательно прибегнет к т.н. ассиметричным мерам давления на Анкару, например, в контексте той же самой «курдской проблемы».

А. Синицын:

- Россия выразила озабоченность возможностью появления RX-Band в Турции. Но мнения российских экспертов разбросаны по огромному спектру. Например, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов прямо заявил: «Радар для нас еще одна головная боль - как нейтрализовать эту угрозу». А с другого политического фланга раздается голос президента российского Института стратегических оценок и анализа Александра Коновалова: «Я считаю, что системе ПРО мы уделяем незаслуженно большое внимание. Никакой угрозы нашей безопасности и стратегическим силам сдерживания она не представляет». Так, где же истина?

А. Васяк:

 - Наверное, как всегда, где-то посередине. 3-4 года назад Россия требовала, чтобы радар был размещен именно в Турции, а не на Южном Кавказе. Могу процитировать бывшего начальника Генштаба РФ генерала Юрия Балуевского: «Убедите меня, поставьте свои радары и средства перехвата в Турции, тогда Россия снимет свою озабоченность». Все серьезные военные эксперты признают, что создание южного «плеча» американской ПРО с опорой на Турцию и Румынию не может угрожать России, хотя бы потому, что в европейской части РФ нет пусковых установок стратегических сил.

Более того, специалисты скептически относятся к возможностям главного средства поражения системы ЕвроПРО - ракетам-перехватчикам SM-3. Радиус их действия составляет максимум 500 км, что делает абсолютно невозможным перехват российских баллистических ракет, которые в случае военного конфликта с США полетят к американской территории кратчайшим путем, т.е. через Северный полюс.

Знатоки могут сравнить потенциал радара в Габале и американского RX-Band, чтобы убедиться насколько последний уступает возможностям Габалинской радиолокационной станции, кстати, принадлежащей Азербайджану.

Но с другой стороны, складывается грандиозная мозаика глобальной американской ПРО и этот факт будет рассматриваться Москвой как совокупность потенциальных рисков, на которые она обязательно будет реагировать.

А. Синицын:

- Тем более, если мир снова скатится к холодной войне, что весьма вероятно, особенно, в случае победы на президентских выборах в США любого республиканского кандидата, а не только крайне консервативного Рика Перри. Это каким-то образом скажется на южно-кавказской ситуации и, в частности, на урегулировании карабахского конфликта?

А. Васяк:

- К сожалению, да. Израильско-турецкое противостояние уже на руку Еревану, хотя бы в контексте взаимодействия двух самых мощных американских лобби - еврейского и армянского. Но это - политический аспект. В случае ухудшения американо-российских отношений свою роль будет играть военный фактор. Сама архитектура глобальной ПРО США подразумевает прозрачный обмен данными между ее информационными компонентами. Турецкий радар, безусловно, будет включен в общую систему контроля над российскими ракетно-ядерными средствами. И Москва будет реагировать на это не только укреплением Черноморского Флота.

А. Синицын:

- Вы имеете ввиду усиление российской базы в Армении, возможно, даже тактическими ракетами?

А. Васяк: 

- До этого еще очень далеко. Но то, что Москва станет более заботливо относиться к своему военному «форпосту» - это очевидно. Такая позиция не может не сказаться на карабахском переговорном процессе.

А. Синицын:

- Да, в регионе складывается сложная ситуация. Но стоит ли нам ее драматизировать? Ведь Анкара не приемлет саму возможность передачи информации с турецкого радара Израилю. И если «переток» информации от турецкого радара в Израиль неизбежен, то Анкара может отказаться от американской РЛС. К тому же, «час Х» еще не пробил для Тегерана, который, наверняка, не подвергнется воздушной атаке в год президентских выборов в США. Пока у границ Азербайджана мы наблюдаем, образно говоря, накопление вызовов, но не фатальных рисков.

А. Васяк:

- Я тоже так считаю. Анкару очень тревожит развитие событий в регионе, и она категорически против построения интегрированной региональной ПРО, опирающейся на оба радара - в Израиле и Турции. Как военный человек я не понимаю, на основании чего американцы накладывают «табу» на передачу информации из Турции в Израиль, если ее обмен заложен в саму конфигурацию противоракетной обороны.

Да и настолько ли стремительно сгущаются тучи над Ираном, как это может показаться по сообщениям СМИ? Во всяком случае, сегодня никто не готов к нанесению массированного ракетно-бомбового удара по объектам ядерного потенциала Ирана. К тому же «арабская весна», плавно перетекающая в «жаркую осень», таит еще много сюрпризов даже для ее архитекторов. У Азербайджана есть и время, и возможности, а, главное, политическая воля для того, чтобы выстраивать, как минимум, корректные и, как максимум, добрососедские отношения по периметру своих границ, тем самым гарантируя себе продолжение независимой многоцелевой внешней политики.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015