На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Глобализация и Европейский союз

2011.09.05 , Геополитика , просмотров 749

В статье фокусируется внимание на будущем Европейского союза в связи с геополитическими событиями в европейском пространстве с момента окончания "холодной войны", после "бархатной" революции в бывшей Чехословакии, которая оказалась де-факто первым шагом к евроинтеграции Словакии

С точки зрения геополитики, Европа проживает глобальный экономический кризис, который показывает нам на кризис не только в экономической сфере, но и в сфере интеграции. Интеграционный фактор связан не только с принятием новых членов а также и уже интегрированных членов ЕС с государствами "старой" Европы. Очень важной является и интеграция инокультурных мигрантов внутри наиболее развитых стран, которые в основном являются не адаптивными.

     Прежде всего я хотел бы представить путь Словакии к Европейскому Союзу. Словацкая Республика возникла 1 января 1993 года. В это время все правительства пост-коммунистических стран Вышеградской четвёрки (V4) имели совместную задачу -  вступление в Европейский Союз. Первым премьер-министром правительства Словакии стал Владимир Мечиар, который был одним из инициаторов создания Словацкой Республики. Его правление приходится на период с 1992 по 1998 гг. Это был период, характеризующийся переходом от централизованного планового хозяйства к открытой рыночной экономике. Указанный период обозначается как период "дикой" приватизации. Стремление Владимира Мечиара было направлено на создание внутренней экономической элиты, которая сможет полноценно конкурировать  с иностранным капиталом. Это означало, что в процессе приватизации было дано преимущество отечественным предпринимателям перед иностранными. Внешняя политика была направлена не только на экономическое сотрудничество с Европейским союзом, но и в какой-то степени на Россию. Усилия основателя второй независимой Словацкой Республики оказались не очень успешными. Благодаря такой политике Владимир Мечиар воспринимался за рубежом как авторитарный лидер, а Словакия считалась недемократическим государством. В это время госсекретарь Соединенных Штатов Медлин Олбрайт назвала Словакию "черной дырой" Европы. В том же смысле относился к нам и Европейский союз. Перед парламентскими выборами в 1998 г. в Словакии начался  процесс, который Сергей Хелемендик - русский писатель, журналист и бывший член Национального совета Словакии назвал «Цветной революцией». После выборов в  1998 г. благодаря поддержке Запада к власти пришел Микулаш Дзуринда, который, грубо говоря, продал все стратегические промышленные отрасли западным корпорациям, в том числе нефтянную и газовую промышленность, электрическую систему и также традиционно сильную металургическую промышленность. После этого мы стали в глазах Запада наиболее демократической страной Европы. 

События в Словакии были и продолжают быть результатом более широкого контекста нового мирового порядка. В связи с этим, очевидно, что после окончания  "холодной войны" Евразия стала новой ареной соперничества. Возникает вопрос, «холодная» война завершилась или продолжается дальше, но в другом виде?  Экономически слабый преемник Советского Союза - Россия - в течении 1990-х гг. постепенно потеряла свою власть и была вынуждена покинуть свои бывшие территории в Центральной и Восточной Европе. Отступление одного центра силы означало наступление другого. Соединенные Штаты постепенно начали интегрировать новые независимые государства в трансатлантические структуры, несмотря на гарантию американского президента Джорджа Буша-старшего, что НАТО не будет выходить за пределы тогдашней Западной Германии. Этот факт отметил бывший президент России Владимир Путин в 2007 г. на конференции по глобальной безопасности в Мюнхене, когда он прямо спросил западных лидеров: "Где эти гарантии?". 

В следующей части статьи я бы хотел указать на недостатки и рамки, которые ограничивают существование Европейского союза в результате глобализации.  Это отсутствие собственной структуры безопасности Европы, многокультурные и многоэтнические явления, которые ослабляют Европейский Союз и трясут его в самых основах. Европейский Союз является главным партнером США в экономической сфере, а также стратегическим партнёрем в области безопасности. Эта зависимость укрепляет роль США в Европе сначала как защитника своих, а затем и остальных европейских интересов. На мой взгляд, основным недостатком Европейского союза является то, что ЕС не обладает независимой  структурой безопасности, которая была бы приемлема как для новых государств-членов, так и для всех остальных стран Европы, в которых поднялась волна несогласия, особенно после бомбардировки Югославии войсками НАТО. Например, в Словакии не было референдума по вопросу вступления в НАТО, потому что оно было бы с высокой степенью вероятности отклонено, и таким образом было бы сорвано и наше членство в Европейском Союзе. НАТО крайне непопулярно в странах бывшего Восточного блока и поддерживается "сверху". Создание собственной системы безопасности в сотрудничестве с Россией является только словесной декларацией или, скорее, игрой в глазах зрителя, потому что сам ЕС не проявил серьезного интереса в области её создания.

Другим и гораздо более опасным препятствием для функционирования и будущего Европейского Союза является миграция и с ней связанные мультикультурность и многоэтничность, что создает синергетический эффект опасности, угрожающий Евросоюзу снизу. Инокультурные массы могут стать неуправляемыми, как мы видели, например, во Франции в 2005 г. В связи с этим, на мой взгляд очень интересная оценка извне. 

 В книге “Третья Империя – Россия” бывший депутат Государственной Думы Михаил Юрьев дает свое представление о работе и возможном будущем Европейского Союза. В своей книге Юрьев говорит, что в будущем останутся только четыре государства мира (цивилизации) - Русская цивилизация, Америка, Китай и Халифат. Следующее его спорное убеждение состоит в  том, что Россия, метафорически говоря, завоюет Европу до 2020 г., а если нет, то примерно за 30 лет придется всем женщинам ходить по улицам в хиджабе, а это де-факто завоевание. Юрьев говорит о Европе как об умирающей  цивилизации, жизненный тонус которой близок к нулю. Причина в том, что европейцы отказались от любой самоидентификации (религиозной, национальной). И это знак надвигающейся смерти, поэтому Европа будет завоевана. По моему мнению, имиграционная политика Европейского союза действует как приманка для мигрантов и беженцев, которые могут наслаждаться полной «горстью» свобод и прав, когда коренное население оказывается угнетенным. Это приводит к росту националистических настроений в Европе, которая допустила массовое перемешивание этнических групп, де-факто работая на свой раскол. Исскуственность существования Европейского союза усиливается тем фактом, что нет общей европейской идеи, объединявшей Европу. Использование средств из фондов ЕС, на самом деле, очень слабый аргумент, и во время мирового экономического кризиса это временный "клей" Европы. Юрьев приводит и тот факт, что человек или государство священного характера, с идеей, способно бороться и приносить жертвы за свое существование. С другой стороны, за демократию и деньги, никто с радостью умирать не будет. Михаил Юрьев также в этом смысле критически говорит о России.

Подобные волны иммиграции и вышеупомянутые эффекты, также оказывают влияние и на Россию, как один из центров силы в этом мире. Очень интересная концепция развития "Русского мира", представленаМаксимом Калашниковым в своей книге «Крещение огнем. Вьюга в пустыне». В ней рассматривается нынешняя роль России в мировой политике, особенно отношения к своим бывшим союзным республикам. В настоящее время в России есть подобные проблемы, как и в Европе, то есть, проблемы миграции рабочей силы и низкой рождаемости. Калашников не скрывает, что он сторонник существования Советского Союза, но критикует внутренную политику центра в отношениях к странам  Центральной Азии, население которых в период Советского Союза массивно увеличилось на основе благоприятных жизненных условий. В СССР в течение нескольких десятилетий славянские народы могли бы оказаться в меньшинстве. Калашников даже утверждает, что распад Советского Союза лишил Россию большой проблемы с Средней Азией, но ее нужно было решать, а не просто отказаться от нее. Решение Калашников считает в сосуществовании двух миров в одной империи. Первый Славянский мир - это мир футуристический и технократический. Второй мир - традиционный мир - Восточный. 

В этом царстве человек может выбрать как и где он хочет жить. Два мира могли бы работать и жить по принципу симбиоза, на собственных принципах и без стремления вмешиваться в правила жизни друг друга.

В этих теориях отражены аналогичные процессы перемешивания этнических групп в мировых центрах силы, не исключая и Соединенные Штаты, где этнической состав  населения быстро меняется, что согласно Бжезинскому может привести к "балканизации" Соединенных Штатов. Я хотел бы отметить, что Европейский союз стремится постепенно к тому же результату (балканизации Европы). 

Вопрос об экономической интеграции связанной с внутренней политикой Европейского союза очень красноречиво выразил Михаил Делягин, который этот процесс назвал «колониальной» моделью евроинтеграции. В этой модели экономической политики необходимо наличие коррумпированной элиты, которая охотно  откажется от защиты национальных интересов в обмен на поддержку со стороны подкупателя. Исключением не является Словакия, которая уже не обладает контролем над стратегическими секторами экономики и банковской сферой (такая же обстановка и в остальных посткоммунистических государствах ЕС). Согласно  Делягину расширение евроинтеграции является необходимым для поддержания экономического роста. Экономика Европейского союза основана на торговых обменах  в рамках Союза, а не для экспорта за пределы ЕС. Таким образом, создалась колониальная модель между центром и периферией, которая зависит от экономического успеха центра, а страны периферии не имеют возможности взаимодействовать с иностранными партнерами, такими как Россия. В этой связи снова вернемся к примеру Словакии с 1998 г. и к первой так называемой цветной революции. Россию тогда представляли как зло, с которым не должно поддерживать никаких контактов. После 1998 г. этот взгляд был полностю воплощен на практике и наши деловые контакты сузились только к импорту энергоресурсов. Так как высокотехнологическое производство новых членов ЕС, как правило, было на внутреннем рынке ЕС неконкурентоспособным, их европейская ориентация способствовала деиндустриализации этих стран. "Гиперконкуренция" европейских компаний привела к массовой безработице, деквалификации рабочей силы и перемещению населения в секторы с высокой степенью эксплуатации (мелочная лавка, мелкий бизнес и сельское хозяйство), а также к миграции в развитые страны ЕС. Кроме того, чрезмерная "фрагментация" бизнеса объективно снижает национальную конкурентоспособность. Государства бывшего «остблока» стали сборочными развитых западных корпораций. В этом контексте поднимается вопрос, имеем ли мы в настоящее время больше  свободы и демократии, чем в предыдущий период?

Наконец, я бы хотел выделить проблемы, до которых человечество "срывается" по объективным и субъективным причинам. Андрей Фурсов (историк, социолог, публицист) говорит о кризисе кризисов, который нас ждёт в будущем. Фурсов  характеризовал 4 кризиса человечества. 

1.         Кризис верхнего палеолита - переход от охоты к сельскому хозяйству. Кризис характеризуется отсутствием ресурсов для выживания, демографический кризис -  сокращение численности населения на 75%.
2.        Падение Римской империи характеризуется падением продуктивности тогдашней экономики, демографическим спадом, деградацией правящего слоя, который не смог создать новый порядок и, следовательно, перестал существовать. Римская империя была разрушена варварскими ордами, которые сначала взрастил сам Рим на своих границах. 
3.        Падение Константинополя (1453 г.) - конец 30-летней войны (1648 г.). Кризис конца феодализма. 90% семей которые имели власть, её сохранили и в новом порядке обеспечили прогресс для себя, а регресс для широких масс. Во время эпидемий погибло около 20 миллионов человек в Европе.
4.      Кризис кризисов - эффект домино. Этот кризис будет иметь все знаки предыдущих кризисов, переполненная планета, экологические проблемы, дефицит ресурсов, особенно воды. Фурсов говорит, что новая цивилизация будет отличаться от современной цивилизации так, как современная отличается от цивилизации палеолита.

Самой большой опасностью  для Европейского Союза, на мой взгляд, является аналогия с Римской империей, которая была разрушена чужим элементом. Единственным критерием нашего общества является экономическое процветание любой ценой. Такой  капитализм в его жесткой форме, - это опасность не только для Европы, но и остального мира, поскольку к обеспечению роскошных потребностей нужно все больше ресурсов, энергии, за которые борются центра силы (о чем свидетельствует ситуация в Афганистане Ираке, цветные революции). 

Рационализация капиталистической системы, которая основана на необходимости постоянного расширения потребления и следовательно, доходов, будет очень сложным и трудным процессом. По крайней мере, возможна-ли еще какая-то рационализация.  Не стоит говорить о культурном перемешивании населения Европы, где коренные народы часто являются дискриминированными и по этом поводу поднимаются националистические тенденции, которые за несколько лет могут стать не управляемыми. Глобализация не приводит к уменьшению народного самосознания, а наоборот – к его усилению. Это серьезная причина будущих потенциальных конфликтов. Европейский Союз стремится к централизации своей власти и государствам остается все меньше и меньше пространства для осуществления своей собственной политики. Это противоречит тому, чего хочет население ЕС. Чьи интересы таким образом представляет Европейский Союз? Президент Чехии Вацлав Клаус сравнил ЕС с бывшим СССР. У меня серьезные опасения, что Европейский союз уже превысил тень Советского Союза. Это сравнение конечно не идеальное, поскольку СССР создал возможность всем своим союзникам сохранить свое национальное богатство в своих «руках». В связи с глобальным кризисом, вполне логично, что "петля" ЕС будет продолжать затягиваться, о чем свидетельствуют недавние события в Греции и  усилия по созданию централизованного управления стран ЕС и их фискальной политики. Степень отчуждения власти от населения в любой стране в истории не была такой большой, как в настоящее время в ЕС. Это вместо того, чтобы спросить: Какое будущее Евросоюза, если мы посмотрим на него через его собственные недостатки? 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015