На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Вчера исполнилось 13 лет с тех пор, как в августе 1998 года рухнула финансовая система России

2011.08.18 , Молва , просмотров 471

Это памятное многим событие люди называют по-разному: кризис, крах, дефолт. Но если бы кто-то вдруг захотел учредить Всероссийский день кидалы, то 17 августа было бы наилучшей датой.

Кому я должен, я всем прощаю
«Девальвации рубля не будет. Это твердо и четко. Мое утверждение - не просто моя фантазия, и не потому, что я не хотел бы девальвации. Мое утверждение базируется на том, что все просчитано… Положение полностью контролируется» – так ответил президент России Борис Ельцин на вопрос агентства «Интерфакс» в пятницу 14 августа 1998 года, и эти его слова процитировали по всем телеканалам. А в понедельник, 17 августа, народ с ужасом узнал, что объявлен дефолт, то есть правительство отказалось от всех своих долгов... И понеслось. Летом 1998 года доллар стоил немногим более 6 рублей; 22 августа он вышел за рамки 7 рублей, 2 сентября он приблизился к 11 рублям, а 1999 год американская валюта встречала уже около отметки в 21 рубль. Все товары подорожали: сначала импортные (в 2-3 раза), за ними и отечественные. По итогам 1998 года инфляция подскочила до 84%, реальные доходы населения упали более чем на 50%.

Но и это еще не всё. Банки перестали выдавать вклады, а многие банковские империи (например, СБС-Агро), рухнули, погребая под обломками десятки тысяч вкладчиков. Рублевые сбережения, с таким трудом накопленные к концу 90-х годов, в одночасье обесценились; многие фирмы разорились, безработица рванула вверх…

Вот некоторые из десятков и сотен невеселых воспоминаний о том времени:

«…мой брат потерял свой бизнес, который строил три года, а мои родители из среднего класса перешли фактически в разряд нищих, потеряв все, что накопили, работая на Крайнем Севере».

«Для меня дефолт связан с потерей денег в банке (вернули только четверть). Да и то пришлось стоять в длинной очереди, чтобы написать заявление о том, что я согласен отказаться от 2/3 своих денег. Сейчас у людей деньжата опять завелись, и не исключено, что любимое государство придумает 401-й относительно честный способ отъема денег у населения. Как говорилось на агитпроповском плакате, «Товарищ! Будь бдителен!».

«Самая яркая картина - часовая очередь в магазин при Ленинградском комбинате пищевых концентратов. Люди пытались запастись впрок продуктами, пока деньги не обесценились».

«Перестал существовать банк, в котором я проработал 7 лет. Государство занимало деньги, а потом отказалось возвращать долги. Оно просто оказалось обычным «кидалой». Пострадало очень много клиентов банка, не только его сотрудники».

«Обида и злость душили нас. Но мы не протестовали, не требовали наказания виновных. Мы получили ответ на вопрос: что такое демократия по-российски. Это когда тебя регулярно грабят и раздевают». 

Вас ограбили случайно, тут никто не виноват
Главными причинами экономического кризиса 1998 года называют огромный государственный долг России, низкие мировые цены на сырье, составлявшие основу экспорта страны, популизм государства (власть набрала слишком много социальных обязательств, которые в принципе не смогла профинансировать). Но главное – это ГКО (государственные краткосрочные облигации). Дмитрий Митяев, директор Института социально-экономического развития ЦФО, который предсказал августовский дефолт еще весной 1998 г., рассказал в интервью «Комсомольской правде» (август 2008 г.)

«…Кризис стал закономерным результатом проводимой в стране финансовой политики. Система ГКО с выплатой фантастических процентов - это финансовая пирамида, построенная государством. Как и в любой пирамиде, выигрывают лишь избранные, а остальные остаются у разбитого корыта…Такая политика была безрассудной и нелепой. Даже человек со средним образованием мог додуматься, что пирамида рухнет и будет кризис».

Почему же государственные мужи во главе с Гарантом, явно имеющие образование выше среднего, до этого никак не могли додуматься? Есть разные версии; одну из них предлагает, например, известный экономист Михаил Хазин, который в 1997-1998 гг. работал в Экономическом управлении администрации президента РФ. В статье, написанной для Financial Times, он размышляет:

«Почему же не остановили пирамиду ГКО, почему не опустили ставки? Есть мнение, что так много высокопоставленных чиновников «заигрались» в игры с ГКО, что что-то менять им категорически не хотелось…».

Более резко в интервью РИА «Новый регион» комментирует ситуацию 1998 года известный российский экономист Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации (в 1997-1998 гг. - советник первого вице-премьера Б. Немцова. Был уволен за день до дефолта, как сказано на его персональном сайте, «за выступления в СМИ, расцененные как «антиправительственная пропаганда»): 

«Причина дефолта 98-го года была в том, что олигархи, под лозунгом «Бабло побеждает зло», обеспечили победу в 1996 году Борису Ельцину... И с ними расплатились страной. Им отдали страну просто в пользование, на откуп. К тому времени самые лакомые кусочки собственности были уже распилены. Поэтому они стали пилить бюджет. Механизмы воровства были разнообразными – краткосрочные налоговые освобождения, казначейские обязательства, ГКО... После чего сказали: «Ребята, у нас дефолт, мы не можем расплатиться с внешними кредиторами». На внутренних кредиторов давно уже «забили»…Причина дефолта была в тотальной коррупции».

Была даже создана Временная комиссия Совета Федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий дефолта 1998, которая установила, что «решения от 17 августа принимались С.В.Кириенко и С.К.Дубининым от имени, соответственно, Правительства Российской Федерации и Центрального банка РФ, при участии министра финансов РФ М.М.Задорнова и первого заместителя Председателя ЦБ РФ С.В.Алексашенко, а также А.Б.Чубайса…». Подготовка и принятие указанных решений проходили «с грубыми нарушениями принятых процедур», а сами решения свидетельствуют «либо о некомпетентности руководителей Правительства РФ и Центрального банка РФ, отвечавших за эти вопросы (А.Б.Чубайс, А.Я.Лившиц, С.К.Дубинин, С.В.Алексашенко, А.И.Потемкин), либо об их зависимости от влияния заинтересованных зарубежных финансовых организаций…».

И… ничего не произошло. Парламентская комиссия, посотрясав воздух грозными заявлениями, невзначай рассыпалась; возбужденное сгоряча уголовное дело по-тихому закрыли «за отсутствием состава преступления». Народ привычно ничему этому не удивился. О том, насколько благополучно выглядят сейчас большинство из вышеперечисленных «героев» дефолта, предоставляю судить самим читателям.

«Пожар способствовал ей много к украшенью»
Справедливости ради надо сказать, что кризис 98-го имел и положительные стороны. Многие аналитики сходятся во мнении, что экономика стала гораздо более здоровой, чем была в 90-е годы. (Хотя, наверное, нелегко проводить такие сравнения при цене на нефть в 9 долларов за баррель, как это было в 1998-м, и свыше 100 долларов за баррель, как сейчас). Резкое падение курса рубля в 1998 году привело к значительному снижению импорта, российские производители, несущие затраты в рублях, стали более конкурентоспособными. Плюс в последефолтные годы резко усилилась бюджетная дисциплина. А людские жертвы (как в переносном, так и в прямом смысле), жизненные трагедии и разрушенные судьбы – да кто ж их когда на Руси считал. Тем более, что не все же пострадали. Если кто хранил сбережения в долларах, в банке (трехлитровой) - так те обогатились. Говорят даже, что топ-менеджеры некоторых лопнувших банков до сих пор ведут скромную жизнь зарубежных миллионеров на своих скромных виллах…

Вот только кризис 1998-го был, наверное, последней каплей, после которой доверие народа к власти было окончательно подорвано. И теперь, даже при самых искренних попытках государственных мужей действительно наладить жизнь в стране, люди смотрят подозрительно: «Да ведь опять кинете, знаем мы вас!». А кто-то, разуверившись в могуществе рынка и демократии, вообще запросился в прошлое, когда была «уверенность в завтрашнем дне» и всё за человека решало государство. Конечно, «умом Россию не понять». Но беда в том, что если народ слишком часто ощущает себя обманутым, он перестает в такую Россию верить. А это пострашнее любого дефолта будет.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015