На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Работу медиков после теракта оценили выше действий силовиков

2011.01.25 , GZT.ru , просмотров 445

Медики, принимавшие участие в спасении пострадавших при теракте в Домодедово, рассказали GZT.RU о своей работе вечером и ночью после взрыва. Эксперты положительно оценили работу врачей, но отметили непрофессионализм сотрудников МВД и других спецслужб в минимизации жертв теракта.

Зампред комитета по охране здоровья граждан Госдумы, профессор Сергей Колесников назвал работу медиков после произошедшего в понедельник, 24 января, теракта в Домодедово квалифицированной. «Эвакуация прошла достаточно быстро и организованно, самые тяжелые пострадавшие размещены в федеральные медцентры, у которых больше ресурсных возможностей. Запасы лекарств и оборудования в них позволяют лечить одновременно десятки человек»,— заявил депутат.

По поводу лечения иностранных граждан, пострадавших от теракта в Домодедово, депутат заметил, что по российским законам иностранные граждане могут получать такую же медицинскую помощь, их права по страховкам приравнены к правам россиян. Тем не менее для лечения по желанию родственников они могут быть доставлены в страну проживания. На вопрос, потребуется ли РФ помощь в ресурсах от иностранных государств, Колесников ответил отрицательно. Колесников выразил озабоченность длительным отсутствием российского закона о выплатах компенсационных сумм пострадавшим. И с этим вопросом Госдуме еще придется разбираться, сказал депутат.

Однако острой проблемой общества остается неумение чрезвычайных ведомств оказывать первую помощь пострадавшим при терактах и других ЧС. «Это вопрос к Нургалиеву и авиаторам, учеба которых по оказанию первой помощи так и не организована. К МВД вообще у Госдумы много вопросов, и, „честно говоря, непрофессионализм милиции и других силовиков депутатов уже достал“»,— заявил он GZT.RU.

Силовики должны оказывать первую помощь по закону

Теракт в Домодедово еще раз показал, что сотрудники МВД и ФСБ не умеют оказывать первую доврачебную помощь, считают опрошенные GZT.RU эксперты. Хотя, как показали события 24 января, нескольких смертей можно было бы избежать, если бы в первые минуты после случившегося нашлись люди, умеющие хотя бы наложить жгут (у многих раненых было сильное кровотечение).

По закону

По закону, принятому Госдумой в 2010 году, который разграничил понятия «скорая медицинская помощь» и «первая помощь», сотрудники МВД, ГИБДД, пожарной охраны и аварийно-спасательных формирований и другие лица (всего 16 ведомств), имеющие соответствующую подготовку, должны уметь на месте оказывать первую помощь пострадавшим при дорожно-транспортном происшествии, тем более— в условиях чрезвычайных ситуаций (ЧС). Соответствующие изменения были внесены в статью 39 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, а также в законы «О милиции», «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей», «О безопасности дорожного движения», «О гражданской обороне» и «О ведомственной охране». Закон во всех подробностях прописал обязательность и объем действий всех сотрудников оперативных служб, прибывающих к месту ДТП или ЧС, по оказанию первой медицинской помощи.

Руководитель центра «Защита» генерал Сергей Гончаров, отвечая на вопрос корреспондента GZT.RU о том, почему милиция по-прежнему не оказывает первой медицинской помощи, как это определено законом, заявил, что «милиция учится, учится, но, наверное, плохо учится».

Источники GZT.RU в транспортной милиции подчеркнули, что первый дежурный наряд ЛУВД прибыл на место взрыва в течение 1–2 минут. Чуть позже прибыли остальные сотрудники правоохранительных органов. Ими была организована эвакуация людей, оцепление. «Милиционеры действовали быстро и грамотно, выводили людей, не допустили возникновения паники. Несколько сотрудников „разгоняли“ автотранспорт от входов в аэропорт, чтобы обеспечить прибытие и размещение карет скорой помощи»,— отметил собеседник. В Домодедово в целом работало более 60 машин скорой помощи – как из Москвы, так и из Московской области.

Вертолетам помешала темнота

Во время спасения пострадавших спецслужбы нередко прибегают к санавиации: чаще всего к вертолетам. Их отсутствие при вывозе пострадавших из Домодедово генерал Гончаров связал с наступлением темного времени суток, хотя принципиально переадресовал его в МЧС.

Главный врач госпиталя «Центроспас» Валерий Шабанов, принимавший участие в оказании помощи едва ли не во всех ЧС последних лет (как в России, так и за рубежом), оказывал медицинскую помощь и после теракта в Домодедово. GZT.RU попросил доктора сравнить особенности оказания медицинской помощи при терактах в закрытых помещениях и на улице. «Оценивать медпомощь при взрыве на открытом пространстве и в закрытом помещении нельзя,— пояснил Шабанов,— можно оценивать тяжесть поражения пострадавших. В закрытом помещении она всегда выше, поражения бывают более массовые и тяжелые».

На вопрос GZT. RU о причинах отсутствия 24 января в Домодедово вертолетов Валерий Шабанов ответил, что, по его мнению, такой необходимости не было. «Был уже вечер, темно, нужны в таком случае были бы вертолеты, которые снабжены приборами ночного видения. Они не всегда могут лететь туда, где расположены необходимые больницы и площадки». Кроме того, в Домодедово была масса народа, с участием вертолетов могла начаться паника, считает доктор, потому было принято решение этого не делать. В целом Валерий Шабанов оценил медпомощь в Домодедово «в условиях, которые сложились в этой ситуации», как «организованную, грамотную и быструю». «Можно было бы ее лучше организовать, если приехать до взрыва»,— горько пошутил Шабанов.

Между тем, среди заявлений политических организаций, в частности руководства незарегистрированной партии «Родина: здравый смысл», по поводу теракта в аэропорту Домодедово было выдвинуто требование «выявить и устранить причины запоздалой и неполной реакции служб спасения на террористический акт». В частности, в заявлении, распространенном Михаилом Делягиным, отражен факт того, что «для медицинской помощи не использовались вертолеты, хотя наличие пробок гарантировало запаздывание машин скорой помощи. „В первые минуты в аэропорту, насколько можно судить, не было медицинских средств и квалифицированных медиков“,— говорится в заявлении.

Медпункт Домодедово— жалкое зрелище

У экспертов разнятся мнения насчет необходимости для аэропортов иметь свой полноценный медпункт. Медпункты аэропортов представляют собой жалкое зрелище с незначительным набором лекарств и приписанной к нему машиной скорой помощи без профессиональной аппаратуры. О недоступности медпунктов в аэропортах, и, в частности, расположенного в аэропорту Домодедово, рассказала GZT.RU жительница Москвы, столкнувшаяся с проблемой лично.

«8 августа, когда Домодедово было парализовано из-за смога, я ждала вылета в Италию,— рассказала GZT.RU Маргарита,— Рейс задерживали на несколько часов. Но в аэропорту были люди, которые ждали вылета уже сутки. Не хватало воды, в здании аэровокзала нечем было дышать из-за жары и смога, кондиционеры не справлялись». Многие нуждались в медицинской помощи, пояснила женщина.

«Мне понадобилась элементарная таблетка от расстройства желудка. Я пошла по указателям, нашла медпункт, но он был закрыт. Спросила в соседнем кафе. „Стучите громче,— посоветовали они.— Может быть, врач спит?“ Я стучала в течение нескольких минут, потом пошла к расположенной напротив стойке информации. Там также никого не было. Я поймала пробегающего мимо милиционера : „Где мне найти врача?“— „Не знаю,— пожал он плечами.— Может быть, он на вызове. Попробую поискать“. Я продолжала ждать у двери медпункта. Здесь уже образовалась очередь. Кому-то было плохо с сердцем от духоты. Мы ждали час. Потом объявили посадку на мой рейс. Таблетку мне дала стюардесса. Кстати, сразу же»,— рассказала женщина.

Больниц хватило всем

Эксперты признают, что по организации вывоза пострадавших, сортировке и информированию населения медики сработали достаточно профессионально. У большей части госпитализированных были тяжелые минно-взрывные травмы и отравления угарным газом. При этом днем 25 января в Минздравсоцразвития заявили GZT.RU, что Федеральные медицинские учреждения, клиники Москвы и Московской области в полном объеме обеспечены кровью, ее компонентами и препаратами крови для оказания помощи. Ведомство напомнило всем гражданам, кто пришел на донорские пункты, что сегодняшним донорам необходимо обязательно прийти и сдать кровь через 6 месяцев: согласно санитарным требованиям, донорская кровь перед использованием по медицинскому назначению должна пройти обязательную 6-месячную карантинизацию, а донор обязательно должен сдать кровь повторно— это гарантирует безопасность ее применения.

«На 13 часов 25 января в клиниках Москвы находилось 110 пострадавших,— пояснила GZT.RU пресс-секретарь Минздравсоцразвития София Малявина.— Количество погибших не изменилось, это 35 человек, но в крайне тяжелом и критическом состоянии остаются еще 43 человека. В клиниках Московской области лечатся двое пострадавших: один в Видном, другой— в центральной районной больнице Одинцово. На вопрос, как и где будут лечить больше десятка пострадавших граждан иностранных государств, пресс-секретарь ответила, „что это зависит от их желания“, но „у нас они будут лечиться бесплатно“, – заметила София Малявина.

Количество звонков психологам выросло в 10 раз

«Ежедневно на круглосуточную анонимную телефонную линию психологической поддержки звонят 20–30 человек,— рассказала GZT.RU Анна Портнова, руководитель отделением неотложной психиатрической помощи при ЧС Центра им. Сербского.— 24 января на линию психологической поддержки поступило 200 звонков и чуть меньше— 25 января. Звонили не только москвичи, сначала больше выясняли информацию о произошедшем, а наши дежурные сводили данные о погибших и пострадавших, пока ее еще официально не было в других ведомствах. Из других городов звонили люди, не имеющие доступа к интернету и телевидению, но знающие, что в Домодедово произошло ЧП. Тем, кто теперь боится летать, наши психологи говорят, что шанс оказаться в эпицентре подобной чрезвычайной ситуации в целом невелик. Нужно всегда помнить, что такие чрезвычайные происшествия бывают все-таки достаточно редко».

Анна Портнова также пояснила, что реакция людей и прежде всего очевидцев на теракты очень разная: одни люди не верят в произошедшее, могут проявлять агрессивность к окружающим, к сотрудникам МВД, которые «не уберегли» близкого человека, другие— просто замыкаются в себе. «Но пока таких острых проявлений мы не наблюдали. Люди держатся», — сказала она. Но психологическую поддержку для пострадавших и их близких нужно обеспечить как можно раньше, поскольку не исключены и отсроченные невротические реакции.

Новый руководитель департамента здравоохранения увидел работу 12 больниц

Как вполне профессиональную оценил работу московских клиник новый руководитель департамента здравоохранения Москвы Леонид Печатников. «Ночью я объехал все 12 стационаров, которые приняли пострадавших. Вот что скажу: много критики звучит в адрес медиков, но во всех больницах вчера отработавшие смену врачи и медсестры по собственной инициативе вернулись на работу, и никто их не заставлял. И все 12 главврачей работали всю ночь на рабочих местах. По первому впечатлению, все у всех есть, даже кровь для переливаний не просили, как это обычно бывает. Не могу сказать, что есть какие-то особенные „дыры“ по кадровому составу в стационарах». Печатников заметил, что «даже ожидал увидеть худшее».

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015