Экономический анализ обсуждаемой сделки приводит к выводу, что от ее реализации не выиграет ни один из участников – ни сами банки, ни правительство Москвы, ни государство.

Если рассматривать продажу доли в Банке Москвы как источник пополнения дефицитного московского бюджета, то разумнее выглядела бы не единовременная продажа всего пакета банку ВТБ, а другие схемы. Рыночная продажа пакета акций — через проведение IPO, продажа доли города частями, — позволит выручить гораздо больше. «Срочная неподготовленная продажа пакета в Банке Москвы сегодня никому не на руку, — считает экономист Никита Кричевский. — Это слишком хороший актив, чтобы избавляться от него настолько поспешно».

Неочевидны выгоды приобретения и для самого банка ВТБ. Такая сделка вовсе не гарантирует ВТБ автоматическое пропорциональное повышение его капитализации. По мнению профессора Никиты Кричевского, приобретение Банка Москвы не только не улучшит положение ВТБ, а, напротив, может его усугубить. «Заплатив рыночную стоимость за долю в капитале Банка Москвы, ВТБ едва ли получит тот необходимый синергетический эффект от приобретения, который добавит стоимости его акциям, а в случае дешевой сделки будет нанесен удар по столичному бюджету»,— считает Кричевский.

Кроме того, в случае перехода большой доли Банка Москвы под контроль ВТБ, вероятен отток нынешних клиентов Банка Москвы. Как отмечает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, крупные клиенты сотрудничают с Банком Москвы именно из-за его отличия от федеральных госбанков. Исчезновение этих отличий, неминуемое при поглощении, будет означать потерю заметной части этих клиентов и нанесет ущерб бизнесу. «В частности, нет никаких гарантий, что средства московских учреждений останутся в Банке Москвы после того, как город лишится прямого влияния на этот банк. Весьма возможно, что ВТБ проиграет конкуренцию за них, причем быстро и в самый неподходящий для себя момент», — поясняет он. Кроме того, по мнению эксперта, Банк Москвы обладает наилучшим в своем сегменте соотношением доходов и расходов: оптимизировать его еще сильнее, скорее всего, не получится просто по технологическим причинам.

Учитывая схожесть банков  — оба входят в первую пятерку, оба широко представлены в розничном секторе, их кредитные рейтинги находятся на одном уровне, — непонятны мотивы поглощения с коммерческой точки зрения. «Покупка Банка Москвы не даст ВТБ новых возможностей: как розничный банк, он неминуемо будет конкурировать с банком ВТБ24, как оптовый – с самим ВТБ. Рост новых возможностей будет пренебрежимо мал по сравнению с ростом затрат, в том числе и административных», — считает Михаил Делягин.

Таким образом, по мнению аналитиков, результатом слияния двух банков окажется лишь усиление государственного присутствия в финансовой сфере и, как следствие, снижение конкуренции. «Покупка пятого по величине банка вторым резко ослабит банковскую конкуренцию, которая и так слаба после кризиса, — считает Михаил Делягин. — Снижение конкуренции и усиление зависимости банковской системы от небольшого числа госбанков — негативный фактор оценки экономики России, противоречащий целям правительства по созданию международного финансового центра в Москве»

В конечном итоге государство может проиграть от снижения прибыли в ходе приватизации. Хотя в ближайшие три года государство намерено сохранить контроль в ВТБ, однако, как заявил рукаводитель департамента имущественных отношений минэкономразвития Алексей Уваров, уже к 2015 году возможно снижение госдоли вплоть до блокпакета. Между тем, ВТБ, участвуя в сделках по поглощению Транскредитбанка и покупке части Банка Москвы, может существенно подешеветь. В результате государству не удастся провести приватизацию банка с максимально возможной выгодой.