На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

95% считают, что депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации должны жить на среднюю заработную плату по нашей стране

2016.10.24 , Говорит Москва , просмотров 3785

М.ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья! Меня зовут Михаил Делягин. Я очень рад провести сегодняшний пятничный эфир. Доброе утро! Сегодня прекрасный день — может быть, не по погоде, но по новостям.

И мы начнём, как обычно, с опроса. Опрос очень интересный, очень завлекательный. Дело в том, что наши депутаты внесли очередную инициативу в Государственную Думу. Вы не пугайтесь, вас это не касается (и меня тоже, слава богу). Инициатива интересная. Я, как обычно, буду стараться не вмешиваться в процесс вашего голосования, не высказывать своего мнения.

Инициатива такая: все депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации должны получать доход от своей работы в размере средней заработной платы по стране. Те, кто согласны с этой инициативой, пожалуйста, звоните: +7 495 134-21-35. Да, начинаем голосование. То есть те, кто считают, что депутаты Госдумы и члены Совета Федерации должны получать среднюю заработную плату по стране (а на сегодняшний день это 36 тысяч рублей с небольшим), пожалуйста, звоните: +7 495 134-21-35. Те, кто считают, что они должны получать зарплату, как сейчас, пожалуйста, звоните: +7 495 134-21-36.

Для понимания: сегодня зарплата депутата составляет чуть больше 350 тысяч рублей, но помимо этого депутаты получают разнообразные надбавки, компенсации, регулярные и систематические премии, материальные помощи и так далее. В результате заработная плата некоторых депутатов, ну, месячный доход от работы достигает 800 тысяч рублей — у разных по-разному. Это зависит даже от длительности пребывания депутатом, от многих вещей зависит, но тем не менее у некоторых действительно достигает 800 тысяч рублей.

Я имел чудесную дискуссию в Twitter с одной очаровательной дамой, олимпийской чемпионкой, которая возмутилась моими словами и сказала, что она лично 800 тысяч рублей не получает, это всё ерунда и вообще стыдно говорить такие вещи. Я задал скромный вопрос: сколько же тогда получает она? Я был готов никогда и никому не рассказывать эту цифру, я об этом написал, что просто для личного понимания. Вот уже около полугода я жду ответа и не сомневаюсь, что когда-нибудь я его дождусь.

Более того, была чудесная дама из «Единой России» (по-моему, Кармазина её фамилия), которая прославилась году в тринадцатом тем, что сказала, что 800 тысяч рублей ей мало, а нужно получать существенно больше. Правда, когда она это сказала, на неё обрушились даже сами однопартийцы (чуть не сказал «подельники»), и больше она таких инициатив вы вводила, а ограничивалась, если я правильно помню, призывами снизить пенсию для тех, кто не является по каким-то причинам депутатом Государственной Думы. Но тем не менее есть разные точки зрения…

Да, не надо мне, пожалуйста, писать, что этот закон не пройдёт. Я знаю, что этот законопроект не пройдёт. Я знаю. Потому что в нынешней Госдуме эти люди, рассказывая нам, что мы должны идти по пути всего человечества и перенимать мировой опыт, эти люди из «Единой России» истошно протестуют даже против прогрессивной шкалы подоходного налога, клянясь, что богатые люди платить не будут. Но когда это говорит много людей, это звучит как «мы платить не будем». Я верю в этом отношении единороссам. Но на то и существует государство, чтобы принуждать желающих нарушить закон к его исполнению, даже если они очень богатые люди и очень вогосдумлённые люди.

На самом деле я не хочу ругать только «Единую Россию». Здесь многие партии отличились. Скажем, руководитель Коммунистической партии Российской Федерации (он, по-моему, уже в этой должности почти столько же, сколько Леонид Ильич Брежнев был) господин Зюганов выступил с решительным протестом против призыва к дисциплине. Действительно, это вещь возмутительная — сделать так, чтобы депутаты Государственной Думы ходили на работу. Это вообще нельзя себе даже представить такого надругательства, что люди получают зарплаты, и кто-то принуждает их голосовать за те или иные законы лично, а не через «кнопконажимателей», «кнопкодавов», как их называют, и вообще присутствовать на обсуждениях, и вообще чем-то заниматься открыто, публично и официально.

Вот господин Зюганов выступил с решительным протестом против этого. Оказывается, депутатам нужно встречаться с избирателями. Кто бы мог подумать! Можно представить, что им не выделено для этого специальное время. Вот когда даже речь о простом обеспечении дисциплины вызывает решительные и, что забавно, публичные протесты, то понятно, что инициатива о приведении заработной платы депутатов к средней по стране заработной плате не будет этими самыми людьми поддержана.

Более того, понятно, что люди за более квалифицированный труд должны получать бо́льшую заработную плату (теоретически). Правда, если учитывать, с другой стороны, репутацию Государственной Думы… Когда говоришь «взбесившийся принтер» — хоть бы кто спросил, кто это такие. Все знают! Вот депутатов Государственной Думы знают не все. Люди путают и депутатов с министрами, и депутатов с депутатами законодательных собраний, но когда говоришь «взбесившийся принтер», все чётко знают, кто это такие, и никого ни с кем не путают.

Есть и другие признаки не очень хорошей репутации наших народных избранников. Скажем, лет двенадцать назад был случай с одним моим знакомым (правда, не очень хорошим). Стояла большая пробка на переезд. Он опаздывал, подъехал сбоку и пытался через этот железнодорожный переезд вне очереди просочиться. Его, естественно, никто не пустил, потому что большая красивая машина и человек за рулём — видно, что начальник, в костюме, в галстуке. В общем, просил он как-то не так — его не пропускали.

Он вылез из машины, подошёл и говорит: «Мужики, ребята, ради бога, если можно, пропустите срочно. Я опаздываю, мне позарез нужно». Его, естественно, спрашивают, не в роддом ли он едет рожать. Он говорит: «Нет. Понимаете, я депутат Госдумы, мне нужно срочно на совещание. И будет очень плохо, если я опоздаю». На него так посмотрели и говорят: «Что, правда депутат?» Он говорит: «Да, да! Вот клянусь Богом!» — «Нет, ты корочку покажи, пожалуйста, если можно. Мы хоть посмотрим, как она выглядит». Он показывает эту корочку — и его на месте побили. Не больно, но, так сказать, болезненно для самолюбия и даже для некоторых элементов тела. Вот у нас так относились к депутатам Госдумы ещё лет двенадцать назад. Сейчас относятся, я подозреваю, не лучше.

То есть, с одной стороны, труд формально более квалифицирован, чем средний. С другой стороны, большинство людей в это не верят и это категорически отрицают. Даже многие из тех, кто сейчас мне здесь пишут, это отрицают категорически (ну, некоторые, по крайней мере). И нужно как-то восстановить имидж Госдумы, чтобы хотя бы избавиться от этой ненависти. Поэтому, может быть, с определённой точки зрения этот шаг был бы правильный.

Официальная мотивировка (я её должен привести) достаточно проста: если кто-то считает, что он является представителем народа, выразителем его интересов и чаяний, ему будет гораздо легче выражать эти интересы и чаяния, если он будет близок к народу и будет жить с этим народом одной жизнью. Естественно, зарплаты на помощников остаются. Естественно, перемещения по служебной надобности, в том числе по территории страны, остаются. В том числе международные командировки остаются. Это всё остаётся.

Но некоторые депутаты сказали: «Мы хотим жить одной жизнью с народом на среднюю заработную плату». Правда, им никто не объяснил, что средняя заработная плата по статистике — это топ-менеджеры и всякие абрамовичи, с одной стороны, и бюджетники, которые имеют доходы ниже прожиточного минимума, с другой. То есть большинство-то людей страны живёт не на 36 тысяч рублей в месяц, а как бы на 20 тысяч (может быть, чуть больше 20 тысяч). Но, по крайней мере, есть такое желание, и оно выглядит симпатично.

Я ещё раз говорю, что мы проводим этот опрос. Пожалуйста, голосуйте. У нас много людей защищают позицию «Единой России», так что имеет «Единая Россия» действительно социальную базу не только в нашем обществе вообще, но даже и среди радиослушателей «Говорит Москва». Я думаю, она у нас примерно такая же, как и во всём обществе. Пожалуйста, те, кто считают, что депутаты Госдумы и члены Совета Федерации должны получать зарплату на уровне средней по стране, то есть более чем в 10 раз меньше, чем сейчас… Извините за мои неточные, некорректные слова. В общем, сейчас у них зарплата — 350, доходит до 800 с учётом всех накруток. А жить они должны на 36 тысяч. Пожалуйста, кто хочет им 36 тысяч, кто хочет, чтобы они жили на одну зарплату, звоните: +7 495 134-21-35. Кто считает, что они должны жить, как они живут сейчас: +7 495 134-21-36.

И давайте, пожалуйста, примем звоночек. Пожалуйста, говорите, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Меня Дмитрий зовут. Насколько я знаю, даже чтобы в депутаты попасть, люди деньги платят, миллионы причём. Тут я одного человека вёз (я работаю водителем), он говорит: «30 миллионов отдали за то, чтобы поступить в Госдуму». А зачем им зарплата тогда? Им же можно без зарплаты, раз они такие деньги платят, чтобы туда попасть.

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое. Да, действительно… Ну, это не совсем платят. Если это явление действительно имеет место (сформулируем аккуратно, чтобы на нас не обиделись некоторые партии), то действительно люди платят, чтобы попасть на гарантированные, проходные места. Но если 30 миллионов рублей, то это очень низкие цены, это человеку повезло. Может быть, это какое-нибудь региональное заксобрание — там это попроще и подешевле. Действительно, есть такие люди. У нас очень много очень богатых людей в Государственной Думе. Людей, которые действительно живут на текущие доходы, я думаю, очень мало. Но даже этот символический жест, я думаю, мы увидим, вызовет дикое негодование среди депутатов.

Вот: «Бузгалин говорил, что медианная зарплата — 23 тысячи рублей». Ну, наверное. Безусловно, люди очень богатые. Безусловно, на зарплату они не живут. И на эти 800 тысяч они тоже не живут, многие из них. Но, во-первых, некоторая часть живёт — это раз. А во-вторых, это всё равно ощутимая потеря. И вот мы сейчас увидим реализацию классовых интересов, с этим связанных, со всеми замечательными эмоциями.

Давайте ещё один звоночек примем. Пожалуйста, говорите, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Михаил, добрый день. Вадим, Подмосковье.

М.ДЕЛЯГИН: Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот я нищий селянин и никогда не голосовал за власть. И я разделяю абсолютно все ваши сентенции про Думу. Но надо быть реалистом всё-таки. Если будет Дума состоять из нищих шакалов, то что они там сделают? Они будут на подножном корму. Зачем это нужно? Эта копеечная экономия вылезет боком. Спасибо.

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое. Вы знаете, Вадим, в нашей стране 80% населения имеет доходы недостаточные для того, чтобы с текущих денег, с текущих доходов купить простую бытовую технику. Я бы не стал называть этих людей «нищими шакалами». Просто не стал бы, потому что их (я не имею в виду нищих, я имею в виду шакалов) просто по факту существенно меньше. Конечно, политика — деятельность компенсаторная. Конечно, всплывают люди не самые симпатичные наверх. Но всё-таки далеко не все. Это во-первых.

Во-вторых, есть два разных подхода к этой логике, и они сейчас проявляются у нас в ходе голосования. Один подход: чтобы человек не воровал, он должен много получать. Известный Ли Куан Ю, премьер Сингапура, в своё время сказал: «Если платить орешками, то министрами будут обезьянки». Но мы кинулись в другую крайность. Мы считаем… ну, многие считают в государстве, что если платить большие суммы денег, то обезьянки превратятся в людей. Вы знаете, если коррупционеру платить много, он от этого коррупционером быть не перестанет. Коррупция от нищеты и безысходности наблюдается на уровне судебных приставов в регионах, она не наблюдается на уровне федеральной власти (или наблюдается в качестве исключения).

С другой стороны, мы много раз видели ситуацию, когда люди, назначенные на Западе руководителями каких-нибудь крупных корпораций, которые находятся в кризисной ситуации, они не просто снижают себе заработную плату, а они объявляют себе символическую зарплату в 1 доллар. Ну, это известно. Это Ли Якокка сделал, когда возглавил Chrysler. И многие-многие-многие другие люди поступали так же — просто чтобы показать, что они здесь не для денег, а они здесь для решения кризиса, и это главная их задача. Понятно, что они жили не на этот 1 доллар в год, но тем не менее они со своей задачей справлялись, и это вызывало общественное уважение. Поэтому я думаю, что такая постановка вопроса (я говорю свою точку зрения), по крайней мере, имеет право на существование.

Давайте ещё один звоночек примем… Что-то у нас зависло, не будем принимать этот звоночек. Давайте примем другой звоночек. Да, говорите.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Наталья. Я бы хотела вообще предложить такую вещь: вот как в советское время депутатов собирали два-три раза в год, а так они работали в своих городах, на своих специальностях. Они же фактически штампуют законы, которые издаёт правительство…

М.ДЕЛЯГИН: Извините, я здесь неправильно выполнил команду звукооператора. Это моя ошибка, я приношу глубочайшие извинения. Суть идеи понятна. Но на самом деле наши депутаты и так обязаны работать в своих регионах. Им специальная неделя для этого выделена, выделены перелёты, у них есть большой штат помощников. Но всё-таки в Советском Союзе они просто голосовали «за», они просто штамповали решения. Мы пришли к такой же ситуации.

Но, вы знаете, эта ситуация неправильная. Депутаты должны не просто участвовать в решении местных проблем, а они действительно должны решать федеральные законы. Советский парламентаризм отличался от нашего нынешнего тем, что депутат не только писал закон, а он действительно непосредственно участвовал в управлении. Я думаю, что это было бы правильно — вернуться к советскому типу устройства государства. Потому что, с одной стороны, это правда бо́льшая демократия, чем сейчас, а с другой стороны, это бо́льшая дешевизна государственного аппарата. И если у нас будет советская демократия — то есть депутат заксобрания, депутат законодательного органа власти непосредственно участвует в управлении в регионе, — то тогда, конечно, нужно делать, как в Советском Союзе.

Но сейчас они должны непосредственно вырабатывать законы, в том числе в публичных дискуссиях. Поэтому я думаю, что сегодняшняя организация труда, когда они неделю проводят в регионе каждый месяц минимум… Может быть, увеличить до двух недель, но при этом очень жёстко контролировать их дисциплину.

Давайте ещё один звоночек примем. Пожалуйста, вы в эфире, говорите.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте, Михаил. Командор, Москва. Очень рад, что вам дозвонился. Два момента по поводу депутатов. У них ситуация такая. Я вот из КПРФ. Наши депутаты вынуждены реально ездить по стране и какие-то вопросы пытаться решить в ручном режиме. И если они будут сидеть исключительно в Москве, то где-то далеко они свой вопрос как бы не смогут решить. Вы допускаете такой вариант?

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое. Нет, я не допускаю такой вариант, потому что речь идёт не о том, что они будут сидеть только в Москве и не будут выезжать в регионы. Речь идёт о том, что когда они находятся в Москве, они должны постоянно участвовать в работе Государственной Думы, должны находиться в зале, и они должны участвовать в обсуждении принимаемых законов и в голосовании принимаемых законов — лично. Вот и всё, собственно говоря. А речь именно об этом. Под дисциплиной подразумевается дисциплина, а не отрезание людей от регионов и насильное удерживание их в Москве.

Ладушки, переходим к следующим темам. Они у нас разные, они у нас замечательные. Но я сразу напоминаю вам (извините, я забыл начать с этого), что ваши SMS, пожалуйста, пишите: +7 925 88-88-948. Пишите на Telegram: govoritmskbot. Пишите в Twitter: @govoritmsk.

Слушайте, я сильно затронул какую-то животрепещущую тему, как было сказано в «Дне радио». Давайте ещё один звоночек примем. Пожалуйста, говорите, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил. А по-моему, дело не в зарплате депутатов, а в их ответственности. Чтобы мы как избиратели могли оценить их работу, нужно принять законопроект Мухина об ответственности власти перед народом. Как вы считаете?

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое. Вы знаете, проект Мухина мне очень нравится. К сожалению, у нас есть ещё Уголовный кодекс. И в Уголовном кодексе всё то, что говорит Мухин, прописано. На самом деле есть преступная халатность, повлёкшая за собой особо тяжкие последствия. Есть просто халатность (правда, не в Уголовном кодексе). И, извините, есть измена Родине. Это всё в нашем УК есть. Если эти статьи не выполняются, на мой взгляд, не применяются, можно напринимать ещё кучу других законов — и они точно так же не будут применяться. Так что проект Мухина — это замечательная политическая активность, но с содержательной точки зрения эти законы есть.

Это как говорят: «Давайте мы примем закон о том, чтобы все были хорошие и правильные». Замечательно! Только есть Конституция. Если Конституция не исполняется в каждой точке, дополнительно принятый закон погоды не изменит. Как здесь было сказано в самом начале: дело не в зарплате, дело в ответственности. Вот снижение заработной платы до среднего по стране (а на самом деле в 1,5 раза больше, чем среднее по стране — просто среднее арифметическое выше среднего медианного у нас в 1,5 раза) — это как раз и есть способ обеспечить ответственность. Это есть пинок в направлении ответственности, чтобы люди задумались о том, что они творят и как они себя ведут. И мне кажется, что это, по крайней мере, имеет право на существование.

Пожалуйста, ещё звоночек, говорите. Здравствуйте, вы в эфире, говорите.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Михаил. Вы знаете, я тоже против того, чтобы они много получали. Понимаете, я просмотрела сайты о том, какие льготы и привилегии у депутатов европейских — во Франции, в Англии. У них тоже и зарплаты есть, и льготы. Даже им отели оплачивают, когда они куда-то едут. Так что, понимаете, тут дело действительно, наверное, не в зарплате, а в ответственности. Но у нас ведь все безответственные от и до, вся власть, поэтому что от них требовать? А потом, какой народ — такие и депутаты. Он не ходит на выборы…

М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое. Не ту страну назвали Гондурасом и не тот народ достался не только нашему начальству, но и некоторым нашим радиослушателям. Я полностью согласен, но, к сожалению… Мне тоже всё не нравится категорически, начиная с этой микрофонной гарнитуры, которая на мне висит, но, извините, мы живём в том мире, в котором мы живём. И жизнь — это величайшее чудо и величайшее благодеяние. И потратить жизнь, к сожалению, на то, что «не та страна, не тот народ, не те депутаты», — это, по-моему, неправильно. Нужно пытаться изменить то, что мы можем изменить. Вы второй раз мне сказали, что дело не в зарплате, а в ответственности. И я вам второй раз отвечаю, что изменение зарплаты — это есть один из способов принуждения людей к ответственности, один из способов поставить людей в такие условия, чтобы они стали более ответственными.

Что касается льгот — да. Правда, отели для депутатов во время командировки у нас тоже оплачиваются государством, если это служебная командировка. Да, на Западе они имеют много привилегий и много всего остального. Но, во-первых, они на Западе тоже работают из рук вон плохо, что мы видим хотя бы по кризису с мигрантами в Евросоюзе. А во-вторых, у нас не всё можно копировать. И если мы не можем перенести к нам сюда среднеевропейский уровень жизни, то давайте признаем, что пока мы это перенести не можем, пока мы базовую, фундаментальную для людей вещь перенести из Европы сюда не можем, все остальные вещи слепо копировать тоже не нужно.

Иначе получится, как у наших замечательных либералов, которые говорят: «Как хорошо, что Россия вымирает! Это чудесно, это прекрасно, это замечательно! Мы идём по европейскому пути». Ну, сразу возникает вопрос. Во-первых, не по всем европейским путям нужно идти. Скажем, если это путь в могилу, то, может быть, с него куда-нибудь свернуть, в какую-нибудь норочку? А во-вторых, если европейцы что-то делают неправильно (они же тоже люди), давайте будем у них копировать то, что правильно, то, что работает или то, что будет работать в наших условиях. Почему-то в отношении к сексуальным меньшинствам мы понимаем, что не всё европейское мы должны слепо переносить к себе. А чуть более сложные вещи, которые поднимаются чуть выше пояса, — вот здесь мы начинаем уже впадать в транс и в нирвану.

Спасибо. Мы уходим сейчас на новости.

 

НОВОСТИ

 

М.ДЕЛЯГИН: Здравствуйте. Я вернулся. На самом деле у меня такое чувство, что я этой темой затронул какую-то очень болезненную струну в душе нашего народа — по крайней мере, в душе вашей, дорогие коллеги, потому что у вас потрясающая реакция. И я должен сказать, что действительно я сталкивался с негативным отношением к депутатам как таковым. И более того, когда я проиграл выборы в Государственную Думу, огромное количество людей через соцсети меня с этим поздравило. Я сначала думал, что это такой способ утешить. Я долго это думал. Но когда я просто сел и прочитал все эти соболезнования, всю эту радость подряд, я понял, что люди действительно рады и люди действительно исходят из того, что человек, ставший депутатом Госдумы, перестаёт быть нормальным человеком.

Вот это ощущение меня очень сильно пугает, потому что, как здесь вы пишете в SMS, градус общественного негодования нарастает. И это пугает в том числе и тех, кто сам негодует, это правда. Мы приближаемся к ситуации, когда людям в массе своей будет не жалко не только себя, а людям станет не жалко своих детей. И вот тогда у нас реально будет падение, срыв и обрыв в смуту.

Вы меня справедливо ругаете, что я не читаю SMS-сообщения и Telegram — то, что вы пишете. Не надо мне здесь приписывать цитаты, которые я не говорил. Два человека написали: «Наказания для депутатов не предусмотрены, потому что они неприкосновенны. Уголовный кодекс не для них». Ну, это распространённый подход… Знаете, в 1990 году был чудесный стишок сочинён: «Хорошо быть птичкою, лучше депутатою. Захочу, — как бы сказать? — справлю одну нужду. Захочу — справлю другую нужду».

Но на самом деле депутаты прикосновенны, просто это неправильная система их защиты. Сейчас для того, чтобы депутат, совершивший преступление, понёс ответственность, Дума должна снять с него неприкосновенность. На самом деле ситуация должна быть строго противоположной. Депутаты должны жить жизнью обычных людей, но в том случае, если они считают, что административное или уголовное их преследование носит политический характер или политически обусловлено, они имеют право и должны обратиться в Госдуму, и Госдума своим решением должна им давать эту неприкосновенность, давать им эту защиту — по конкретным случаям, по конкретному эпизоду. То есть не по умолчанию должны иметь защиту и в виде исключения их должны, так сказать, отдавать под суд, а строго наоборот. Это было бы правильно.

Вы пишете: «Депутаты должны быть юристами, потому что для работы с законами это необходимо». На самом деле — нет. Депутат — это человек, который должен видеть и ощущать общественную потребность, и эту общественную потребность он должен выражать. Профессиональные юристы, которую эту потребность выражают на языке закона, в аппарате Госдумы есть в достаточных количествах. Депутат должен говорить, что нужно. Он должен давать функцию, и для этого он должен быть человеком, вы правы, живущим одной жизнью с народом, лечащимся в районной поликлинике по месту жительства, да, совершенно верно, и на общественном транспорте ездящим на работу. Совершенно верно, абсолютно правильно, с моей точки зрения.

Но когда я разговаривал с людьми, единственный момент, в котором мне люди категорически не верили, — это когда я говорил: «Если вы меня выберете, я буду настаивать, во-первых, на механизме оперативного, быстрого отзыва депутата в каждый момент, чтобы этот механизм работал; и во-вторых — на средней по России заработной плате». Вот в это люди не могли поверить и этого не могли себе представить даже теоретически — при том, что ко мне относились, по-моему, достаточно хорошо.

Спрашивают: «Депутаты — в большинстве либералы?» Ну, если судить по голосованию, по поддержке бюджета, то — да. Правда, либералы, повторюсь, не по Вольтеру, а либералы по Березовскому. Либералы по Вольтеру были давно. Мы их, может, и застали, но в совсем-совсем ранней юности. Сейчас либералы по Березовскому. Это люди, которые считают, что государство имеет право на существование только в той степени, в которой оно является представителем глобального бизнеса и обеспечивает эксплуатацию этим глобальным бизнесом своего народа и своей территории. Вот такой современный либерализм. Я думаю, что большинство депутатов, по крайней мере от «Единой России», никаких идеологических взглядов не имеют — они просто голосуют, как им сказано. Но по факту своего поведения, да, они, безусловно, либералы.

Вот очень важный вопрос: «Вы их обличаете, а им безразлично. Смеются, наверное, и над вами, и над всеми нами». Ну, как смеются, я могу привести цитату. Я написал книжку… Извините за то, что я называю название. В общем, не буду называть, чтобы не было рекламы. Я написал книжку с биографиями либералов — 26 наших крупнейших либералов. Двое уже спрятались от правосудия на тот свет — Гайдар с Березовским. Остальные пока здесь, пока доступны для правосудия, если государство нормализуется. Я просто описал их биографии. Поскольку половину этих людей я знаю хорошо, а многих я ещё люблю, потому что я знаю, как они внутри устроены (для меня это глубоко симпатичные в личном отношении люди), я написал биографии, как мне кажется, довольно грамотно. И как мне потом передали, в Белом доме один из видных соратников Медведева сказал: «У кого увижу эту книжку или узнаю хотя бы, что она у него есть, человек будет уволен в тот же день». Ну, мы благодаря этому напечатали второй тираж книги. Но это свидетельствует о том, что им не по фигу, им не безразлично. Они понимают, что общественное мнение имеет силу.

Вот недавно меня пригласила одна государственная учебная организация — очень крупная, очень большая, федеральная — прочитать лекцию. Передо мной там читал лекцию господин Греф. И когда Греф посмотрел расписание лекций и узнал, что там в списке будет Делягин, то он высказался так (ну, опять-таки это мне передали представители этой организации), что руководство этой организации было вынуждено моё выступление отменить и запретить.

Это не просто борьба идеологий, это не просто борьба за распространение своих взглядов. Это страх. Почему страх? Потому что… Я понимаю, что вы сейчас на меня обрушитесь, но демократия у нас есть. Она не такая, как в учебниках, она по-другому устроена. Это демократия рейтингов, это не демократия голосований. В развитых странах демократия есть один раз в пять лет, когда люди голосуют. У нас, наверное, это единственный день в году, когда демократии нет, — когда мы голосуем. Но в остальное время, когда меняется рейтинг, когда вдруг возникает понимание того, что люди сильно негодуют по этому вопросу, государство вынуждено реагировать. Эта демократия кривая, косвенная, несовершенная, она не очень хорошо работает, но она в итоге работает. Господин Ливанов это узнал на своей собственной… не могу сказать «шкурке», это невежливо, — на своей собственной кожице. И многие другие господа это узнали. Поэтому наше с вами мнение имеет значение — не такое, как бы нам хотелось, не прямое, не всепобеждающее, косвенное, но имеет.

Тут у меня товарищ из Подольска (телефон заканчивается на 76-51) призывает осуществить аналогичный Майдан, как на Украине: «Там они скакали и кричали “Уберите…”» Человек, правда, по-русски не совсем хорошо пишет — наверное, он тоже имеет опыт Майдана. Люди на Украине говорили: «Уберём бандита Януковича — и будем жить в Европе!». В результате они убрали бандита Януковича — и уничтожили свою государственность. И теперь они живут, на мой взгляд, извините, на помойке.

Вот люди, которые позволяют своей ненависти… Я вполне допускаю, что ваша личная ненависть, коллега из Подольска, является чем-то обоснованной. Но люди, которые, исходя из своей ненависти, совершают не индивидуальное, а коллективное самоубийство, на мой взгляд, являются такими же потенциальными преступниками, как и те, что грабят сегодня нашу страну. Если вы хотите совершить индивидуальное самоубийство — это ваше неотъемлемое право. Но требовать самоубийства коллективного (а уничтожение государственности есть коллективное самоубийство) — вот это, к сожалению, неправомерно, на мой взгляд.

«Если не платить 800 тысяч депутатам, парламент купит какой-нибудь олигарх». Даже фамилии названы покупателей. Вы знаете, смею вас заверить, что вопрос продажности зависит от уровня заработной платы в пределах двух, ну, может быть, трёх прожиточных минимумов. На самом деле в нашей стране с нашей культурой — ну, в пределах полутора прожиточных минимумов. Всё, что остальное, всё, что выше, уже зависит от мотивации человека. Купить человека, который получает 800 тысяч рублей, сложнее, чем человека, который получает 8 тысяч рублей. Но уже на уровне зарплаты 20 тысяч эта граница исчезает. Не всё определяется деньгами. Это я вам говорю как экономист.

«Все они от меня далеки, никогда не дадут руки». Ну почему же? Во время избирательной кампании вам не только руку могут дать, а ещё что-нибудь могут дать.

«Средняя зарплата депутата привязана к зарплате правительственных министров, поэтому законом депутаты не могут установить свою заработную плату». Господа, ну правовое сознание у вас есть? Законом можно сделать всё что угодно, что не противоречит Конституции. Законом зарплата депутата приравнена к министерской. Причём я подчёркиваю: зарплата, а не все остальные надбавки. И точно так же законом это может быть и исправлено.

Да, совершенно верно, вы правильно называете название книжки, но заниматься рекламой я здесь не буду, вы уж меня извините. Если вы хотите — зайдите на сайт, напишите мне лично или в социальные сети, и я вам отвечу. Это чуть-чуть другое место. При том, что я, конечно, хочу, но, понимаете, есть правила игры. Если я обвиняю депутатов в том, что они не соблюдают правил игры, я сам должен как-то в минимальной степени им соответствовать или нет?

Очень важная экономическая новость у нас случилась. Я всё-таки начал с экономики, и мы с вами плавно перешли к перемыванию костей депутатов. Но есть важная экономическая новость. Внешний долг России упал по состоянию на 1 октября до минимального уровня за пять лет (на уровень II квартала 2011 года) и составил 516 миллиардов долларов. Он упал очень здорово, он упал на 30% с максимума, который был 1 июля 2014 года. За III квартал он упал на 7,3% — почти на 1,5 миллиарда долларов.

С точки зрения обеспечения экономической безопасности, конечно, чем меньше внешний долг, тем лучше. С другой стороны, конечно, это вызвано в первую очередь кредитно-инвестиционной блокадой, которую против нас ввёл Запад. То есть нам дают мало денег. Нам их дают по-прежнему, но дают мало денег. Государство принципиально не реагирует на изменившуюся ситуацию, и это очень плохо. Наше государство строило экономическую модель (на самом деле она связывается с именем Кудрина, но он только её отшлифовал, она была создана ещё в 90-е годы), когда государство эмитирует деньги не в таком количестве, которое нужно экономике и обществу, чтобы нормально жить, а в зависимости от того, сколько валюты позволяют получить этому государству западные партнёры. Нефть дорогая, кредиты дают, валюты много — можем осуществлять эмиссию денег, можем заниматься развитием. Валюты мало — соответственно, не можем осуществлять развитие.

Вот все развитые страны отличаются от неразвитых стран именно тем, что они выполняют важнейшую функцию государства, важнейшую обязанность государства — они эмитируют национальную валюту по потребностям экономики. Вот этим фундаментально отличается развитое государство от неразвитого. Если вы эмитируете валюту по потребностям экономики, то даже если у вас несовершенное управление, даже если вы некачественно выстраиваете приоритеты, даже если вы диктатор в конце концов, то вы справитесь, вы выкрутитесь и ваша экономика будет развитой. Ну, сложно назвать де Голля демократическим президентом всё-таки или Рузвельта. Если же вы не эмитируете деньги по потребностям экономики, если вы количество денег в экономике ставите в зависимость от каких-то внешних или произвольных факторов, у вашей страны нет шансов стать или остаться развитой. Это фундаментальное отличие.

Вот наша сегодняшняя государственная политика — это отказ от эмиссии денег по потребностям экономики. Нам перестали давать, а государство в разум из-за этого тем не менее не вошло и всё надеется, что как-нибудь всё само собой рассосётся. Последствия этого оглушительны. То, что мы имеем экономический спад и кризис, социальный кризис, то, что мы имеем реальные проблемы, каждый из нас в своей повседневной жизни — это на 10% санкции, а на 90% это политика, на мой взгляд, господина Медведева и госпожи Набиуллиной как людей, которые отвечают за экономическое состояние.

На 30% сократился внешний долг с 1 июля 2014 года. Но это в миллиардах долларов. А на сколько же он сократился в процентах к ВВП, в отношении к объёму экономики? Естественный вопрос. Так вот, дорогие друзья, в результате политики государства по отношению к масштабам экономики внешний долг не сократился — он вырос! 1 июля 2014 года он был 36%. Сейчас он 41% ВВП. То есть экономическая политика государства настолько плоха, что сокращение внешнего долга в долларах (потому что нам перестали давать валюту) привело к тому, что тяжесть этого внешнего долга для экономики не снизилась, а она увеличилась. Это цена девальвации. И именно за это, на мой взгляд, в том числе госпожа Набиуллина получила звание лучшего руководителя национального банка в мире за соответствующий год.

И это плохо ещё по одной причине. Конечно, если мы сравниваем с Японией, с Америкой, то 41% ВВП — это небольшая величина внешнего долга, совсем небольшая. Но у нас по-другому устроена экономика. Для высокомонополизированных и коррумпированных экономик, типа нашей, порог безопасности составляет 30% ВВП. В конце 2014 года мы вышли за эту границу, но сейчас мы опять превысили её, и мы превысили её больше, чем на пике нашего внешнего долга. Это плохо, это неправильно и это тревожно.

У нас сократила внешний долг банковская система в 1,7 раза по сравнению с серединой 2014 года (за последний квартал, правда, только на 3% с небольшим). У нас сократил внешний долг нефинансовый сектор в 1,3 раза по сравнению с серединой 2014 года (а за последний квартал — менее чем на 2%). А вот государство свой долг нарастило. Если сравнивать с 1 июля 2014 года — с моментом максимального государственного долга — да, оно сократило в 1,5 раза, и сейчас внешний долг только 38,4 миллиарда долларов. Но если брать III квартал, то за III квартал внешний долг вырос на 6,6%. А всего за этот год, за три квартала, внешний долг вырос более чем на четверть — почти на 8 миллиардов долларов.

И вопрос прямой и открытый: а зачем государству наращивать внешний долг? Я напоминаю, что государство захлёбывается от денег. И международные резервы избыточны, и федеральный бюджет имеет 7,6 триллиона рублей денег, которые он не знает, куда деть. Да, падение ЗВР за неделю — около 4 миллиардов долларов, вы правы. Но при этом за предыдущие недели они росли очень сильно. И это падение на 4 миллиарда вызвано чрезмерным укреплением рубля. Об этом мы с вами уже говорили. Это естественный процесс, но это технические колебания, ситуативные, текущие. В базовом отношении есть 7,6 триллиона рублей.

Оставить в качестве заначки, даже с учётом плохого администрирования бюджета — 300 миллиардов вполне достаточно. Остальное можно направить на развитие. Если направить на развитие с умом, а не для воровства (именно на развитие, а не на воровство), то тогда налоговые поступления от оживления деловой активности обеспечат рост бюджет даже при неблагоприятных внешних условиях и при низкой цене нефти. Но государство так не делает, государство блокирует развитие. И более того — государство занимается поощрением спекуляций (поощрением спекуляций, повторюсь), наращивая свой внешний долг абсолютно безумно, абсолютно бездумно. И с моей точки зрения, это сложно назвать иными словами, кроме как вредительство. Я очень сожалею об этом.

Давайте примем один звоночек, потому что очень упорный человек. Пожалуйста, вы в эфире, говорите.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я просто хотел сказать на одну тему. «Человек и закон» последний был…

М.ДЕЛЯГИН: Если можно, короче.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: За год 4 тысячи или 40 тысяч гибнет людей…

М.ДЕЛЯГИН: От чего?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: …чёрные травят! Четыре магазина проверили…

М.ДЕЛЯГИН: Всё, понятно, спасибо большое. Палёный алкоголь — действительно, это большая проблема. Действительно, погибают люди. Последние данные, которые я видел, — 8 тысяч людей. Было 30–40 тысяч, это было в середине нулевых годов, это правда. Это одно из небольшого количества направлений, где мы действительно добились хорошего результата — число смертей от палёного алкоголя снизилось в разы. Я допускаю, что это статистический финт ушами. Я вполне допускаю, что это государство как бы немножечко подменяет статистику. Но в целом это правда. Может быть, не в 10 раз снизилась смертность, может быть, не в 5 раз, но эта проблема сейчас решается, и достаточно неплохо.

Вы очень правильно пишете, и об этом нужно всё время напоминать и не уставать напоминать: «1% наших семей в России (может быть, уже и не наших) владеет 71% личных активов». Да, вы абсолютно правы. И спасибо вам за то, что вы это мне напомнили. Это самое страшное, что… Вернее, в одной формуле самое страшное, что есть сейчас в нашем обществе. Это безумное даже не расслоение, а формирование абсолютно оторвавшейся от общества тусовки, которая судьбу свою и судьбу своих детей, как они говорят, с этой страной не связывает, которым абсолютно безразлично, что с нами всеми будет происходить. И я думаю, что многие несовершенства нашей экономической политики, многие её пороки, в том числе внешние займы государства, которому гарантированно не нужны внешние займы, и внутренние займы государства, которому гарантированно не нужны займы, — это результат вот этого чудовищного разделения. Этот 1% не хочет знать (или не может знать), как живут остальные 99%.

Это проблема, которая решается либо революцией, либо прогрессивным налогообложением (о котором вы мне сейчас тоже пишете) и имущества, и текущих доходов, и что очень важно, принципиально важно — налогообложением наследства. У нас под разговоры о том, что не нужно облагать бабушку, которая оставляет внучке комнатку в хрущёбе, отменили налог на наследство вообще. И это был очень важный шаг в превращении нашей страны в налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных, включая даже миллионеров. Вот это вещь, которую нужно менять. Но здесь нужно понимать очень просто: или падение в смуту, обрушение в смуту, чудовищная цивилизационная катастрофа (чудовищная, без преувеличения), или прогрессивный подоходный налог.

Уважаемый Жорж, расстрел — это дополнительная мера. Это как деньги. Ничего нельзя сделать только деньгами, и очень мало можно сделать без денег. Вот с расстрелом то же самое на самом деле.

«Люди погибают, но наши идиоты, борцы с людьми, всё время хотят повышать акцизы». Если бы только акцизы. В целом усиливается налоговый пресс на нас чудовищным образом. Есть специальный пакет законопроектов Улюкаева, который лежит в Думе. Я надеюсь, мы поговорим об этом на следующей неделе.

А теперь — результаты голосования. 95% радиослушателей согласны с тем, что депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации должны жить на среднюю заработную плату по нашей стране — 36 тысяч рублей на сегодняшний день. Я думаю, что это проявление не только социального раздражения и, может быть, даже ненависти и зависти, и не только стремление к социальной справедливости. Я думаю, что это в значительной степени проявление понимания того, что человек, управляющий людьми, должен иметь какое-то представление о том, кем он управляет, и как живут те, кем он управляет, или для кого он пишет законы, или для кого он голосует, неважно. И если люди оторвались совсем сильно далеко и безнадёжно (я согласен с этим, это моя точка зрения, я просто её старался не высказывать), то их нужно приводить в чувство. И это приведение в чувство, к сожалению, будет в том числе и шоковыми мерами — и лучше средней заработной платы в 36 тысяч рублей, чем смутой и новой революцией, которая создаст угрозу для нашей цивилизации.

И 5% населения считают, что депутаты Госдумы и члены Совета Федерации должны получать заработную плату, как сейчас. 5% — это много. Я без всякой иронии это говорю. Это реальная электоральная база «Единой России», на мой взгляд, в нашей стране. Я очень рад за партию, которая по-честному имеет такую большую электоральную базу.

На этом я прощаюсь с вами, с глубочайшим сожалением и без всякого удовольствия. Мы продолжим этот разговор. И всё-таки мы поговорим про экономические темы, потому что сейчас тема заработной платы всегда уходит в вопросы, менее связанные с экономикой, чем мне бы хотелось. Спасибо!

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015