На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Михаил Делягин: «Бюджет-2010 — кому затягивать пояса?»

2009.11.27 , Комсомольская Правда , просмотров 685

На днях Госдума приняла бюджет страны на следующий год. Эта новость промелькнула почти незаметно.

Делягин. Боюсь, у нас опять такой бюджет, что стыдно о нем писать подробно.

Черных. Не то, что законопроект о повышении транспортного налога, принятый все той же думой ровно за неделю до бюджета. Какие страсти сразу закипели вокруг него! Мы с вами тоже обсуждали, кому на руку это повышение. События стали развивать по вашему сценарию, обозначенному в прошлый понедельник в прямом эфире радио «Комсомольская правда». Вы говорили, что Совет Федерации и Кремль дадут задний ход непопулярному законопроекту. Так и случилось. Тут же. Любопытно, что первым задний ход дал спикер Госдумы Грызлов. Он неожиданно попросил, чтобы Совет Федерации вернул депутатам этот закон.

Делягин.
А дальше пошло строго по Евтушенко. Он, описывая спекулянтов в годы Великой Отечественной войны в тылу, употребил классическую формулу, которая вошла в современную политическую науку: «Они всегда договорятся!» Так вот, они договорились! Хотя и несколько иные персонажи, чем описываемые Евтушенко, но договорились, и, похоже, опять за наш счет.

Может быть, если бы законопроект втихую ушел в Совет Федерации и там нарвался на демонстративное негодование Миронова, все было бы нормально и повышения транспортного налога удалось бы избежать. А так «Единая Россия» вроде бы сама отозвала и сама якобы исправила ошибку. Все красиво, а на деле — те же цифры, тот же налог, «только в профиль».

Каков был исходный вариант, вызвавший ропот? В два раза повысили базовую ставку, губернаторам оставили право повышать ее в 5 раз, а снижать разрешили вместо старых пяти раз — уже в десять. В результате максимальное превышение старой базовой ставки составила бы 10 раз.

Теперь ее оставили на прежнем уровне, но регионам разрешили превышать не в 5, а в 10 раз (правда, и понижательный коэффициент тоже составил 10 раз — но кто ж этим воспользуется в региональном безденежье!). И старую базовую ставку можно превышать в те же 10 раз, что и до скандала. Точно так же, как решили депутаты Госдумы в «черную» для автолюбителей пятницу, 13 ноября. Только ответственность за это окончательно переложена на губернаторов. А сокращение финансовой помощи регионам, усиливая, а отчасти и создавая региональный финансовый кризис, толкает губернаторов к тому, чтобы они «взяли грех на душу» и повысили налог, к чему их любезно подталкивает «Единая Россия».

И представители «Единой России» совершенно не скрывают того, что они сделали и, как можно понять, откровенно злорадствуют. Особенно смешно смотреть, как они излагают одновременно две взаимоисключающие позиции.

Первая: ну мы же ничего на самом деле 13 ноября не изменили, что ж все тогда возмущаются? Вот, мол, какой глупый и непонятливый народ нам попался! И тут же, едва ли не через запятую, вторая позиция: а вот вам шиш! Протестуйте, не протестуйте, возмущайтесь или нет, от вас ничего не зависит, все равно все будет так, как мы сделали 13 ноября, просто, может быть, мы по-другому это оформим.

Вероятно, возможности конструктивного взаимодействия общества с этим государством неуклонно сокращаются. Суть позиции партии «консервативной модернизации», насколько можно судить, можно изложить известной фразой о том, что «во-первых, я твоего горшка не видела, а во-вторых, он был разбитый». Правда, впереди еще Совет Федерации.

Черных. Я думал, уже окончательно все приговорено с транспортным налогом.

Делягин.
Теоретически Совет Федерации еще может взбрыкнуть и добиться от «Единой России» продолжения известной фразы, которую я начал цитировать: «А в-третьих, держи его и подавись!» Помимо Совета Федерации теоретически права граждан Российской Федерации может защитить гарант Конституции Медведев.

С Ельциным такое бывало, он возвращал некоторые законы обратно в парламент не только из-за своих личных эгоистических интересов, но, иногда, и в интересах общества. Конечно, не так часто, как должен был бы. Пару раз, если память не изменяет, такое случалось с Путиным на раннем этапе его президентства.

Но надежда умирает последней. Будем ругаться и надеяться.

Черных. А теперь переходим к заявленной теме. Бюджет — тема скучная, малопонятная.

Делягин. Только на первый взгляд! Даже при самом первом приближении внутри бюджета есть доходы и расходы, а это уже ближе к карману каждого из нас.

Бюджет — самый главный документ в государственной политике. Ведь деятельность государства в экономике состоит лишь из двух действий: регулирование, то есть установление «правил игры», и расходование денег, которое в основном определяется бюджетом. Причем направление расходования денег во многом определяют реальные «правила игры».

В самом деле: если мы выделяем деньги милиции, чтобы она ловила и наказывала переходящих улицу на красный свет — это будет одна страна. Если же деньги выделяются на разгон демонстраций, а не на регулирование дорожного движения — страна уже совсем другая. А это определяется бюджетом, и поэтому он, повторяю, главный документ государственной политики.

Именно потому в ситуации, когда президент оглашает свое послание в ноябре, при уже сверстанном бюджете, нам остается только развести руками и воспроизвести классическую формулу из времен позднего Ельцина. Тогда его помощники очень любили фразу «президента опять подставили», тактично умалчивая о том, кто же его подставляет.

Но ситуация с бюджетом достаточно тяжелая. 2009 год — это страшный кризис, я не боюсь этих слов. Доходы федерального бюджета упали на 28 % — и это без учета инфляции. Региональные доходы упали еще круче. Расходы бюджета при этом же выросли на 31 %.

Все разговоры о том, что «мы должны жить по средствам», касаются лишь нас с вами. Государство отличается от людей и корпораций в том числе и возможностью эмитировать, то есть, грубо говоря, печатать деньги. Если оно делает это правильно и разумно, «по учебнику», то есть в ограниченных количествах и при контроле за этими деньгами, ничего плохого не происходит.

Лозунг «Давайте жить по средствам!» обычно используется в государственной политике как оправдание финансового удушения людей и предприятий. Поэтому рост расходов на 31 % — правильный шаг. Это отход от либерального безумия. Пусть даже инстинктивный, пусть даже во многом продиктованный коррупционными интересами — чем бы дитя ни тешилось, лишь бы жило.

Черных. Лишь бы нам было лучше, рядовым налогоплательщикам.

Делягин. Масштабы сжатия бюджетных потоков в 2009 году чудовищны. От профицита в 4,1 % ВВП в 2008 году мы разом перешли к дефициту, ожидаемому в этом году в размере 8,3 % ВВП.

Думаю, на деле дефицит будет поменьше, так как нефть оказалась дороже ожидаемого, но все равно колебание составило около 12 % ВВП. Это очень много, очень болезненно.

Профицит прошлых лет был бессмысленным и вредным, так как деньги не шли на модернизацию, что и обусловило болезненность кризиса. Но сейчас мы еще некоторое время можем жить за счет проедания этих «гробовых» денег. А там авось или кризис кончится, или Министр финансов сменится, и начнется нормальная финансовая политика.

Теперь, собственно, о бюджете на 2010 год. Всякий бюджет основывается на прогнозе социально-экономического развития. Прогнозирование — вещь скользкая. В начале этого года, в разгар кризиса, официальные прогнозы менялись каждые две недели.
Но есть базовые, фундаментальные факторы. В частности, официальные прогнозы, на которых основывается бюджет, всегда занижают ожидаемую цену нефти.

У нас сейчас цена отчетливо за 70, а ожидается, что в следующем году в среднем будет 58 долларов за баррель.

Черных. Сознательно занижают?

Делягин. Сильно винить их в этом не стоит. В 2000-е годы никому не удавалось дважды верно спрогнозировать цену нефти. Это сложная вещь. И, когда люди в правительстве хотят подстраховаться, — это нормально. Все понимают, что ниже цена не упадет, а все, что выше, принесет дополнительные доходы. И можно будет хвастаться ими и рассматривать как признак высокого качества государственной политики.

А с другой стороны, «подушка безопасности» нужна для бюджета потому, что масштабы кризиса занижаются.

Взять даже благополучный во всех отношениях 2007 год. Если вычесть из доходов федерального бюджета не планировавшиеся доходы, полученные в связи с завершением банкротства ЮКОСа, то выяснится, что план регулярных доходов был недовыполнен. Даже с учетом большей, чем прогнозировалось, инфляции, которая обеспечила инфляционный доход, даже с учетом более высоких, чем прогнозировалось, цен на нефть, которые тоже обеспечили дополнительные доходы, без незапланированных денег ЮКОСа годовой план по доходам был бы сорван. Так что лагополучие российского бюджета даже в «тучные» для олигархов и бюрократов
2000-е годы было условным.

И сейчас «подушка безопасности» планировщикам бюджета просто необходима. Да, с одной стороны, занижается цена нефти, а следовательно, и величина доходов. Но, с другой стороны, занижается и глубина кризиса, не говоря уже об остроте коррупции, которая тактично именуется «структурным несовершенством российской экономики». Идут игры и с официальной инфляцией: в прогнозе указано, что она составит 11–12 %.

Черных. Хотя она уже сейчас меньше.

Делягин. Правильно, и сейчас при рассмотрении проекта бюджета говорят, что инфляция в 2010 году будет только 8 %. Но от того, что сейчас говорят, прогноз, на основе которого уже рассчитан проект бюджета, не изменился. И получается, что у нас инфляционных доходов будет меньше, чем предполагалось. Дополнительные нефтяные доходы и пойдут на покрытие всех этих «ляпов» и чрезмерно смелых допущений.
Черных. Странные игры, однако, вокруг бюджета.

Делягин. Внутренние игры. Валютный курс фиксируется на все три года на неизменном уровне 1,4 доллара за 1 евро. Добыча нефти тоже фиксируется на все три года на неизменном уровне — 490 млн тонн. Это некоторые неправомерные допущения, заведомо ошибочные гипотезы, которые заложены в прогноз просто для упрощения счета.

Мы знаем, что прогнозировать трудно, но почему бы хоть не попытаться? А если уйти от практической стороны дела к юридической, я напоминаю, что в Бюджетном кодексе есть специальная статья о достоверности бюджета.

Если же бюджет сделан на основе прогноза, который даже теоретически не является достоверным — это, юридически говоря, заведомо недостоверный бюджет. Это можно оправдывать, потому что все мы люди и всем нам свойственно стремиться к упрощению расчетов, но не ценой же заведомо нереальных предпосылок. А если нет попытки сделать достоверным прогноз, то все попытки сверстать на его основе достоверный бюджет изначально обречены на неудачу.

Поэтому нужно понимать, что бюджет-2010, как и большинство предыдущих, условен. Доходы практически писаны вилами по воде, а от расходов можно по произволу Минфина отклоняться на 10 % в любую сторону в любых сочетаниях. А если приспичит, то и сильнее.

И последняя радость — среднегодовой курс доллара в следующем году ожидается на уровне 33 рубля 90 копеек!

Черных. Не может быть!

Делягин. В бюджете так записано. Это значит, если в конце нынешнего декабря доллар будет даже не 29, а 29,5 рублей, хотя я думаю, что будет меньше, к концу следующего года правительство ожидает курс доллара в 38 рублей 30 копеек.

Понятно, что этого не будет.

Да, рубль ослабнет. И даже доллар ослабнет по отношению к евро, но все же не до такой степени!

Теперь понятна достоверность бюджета?

Черных. Признаюсь, был неправ, считая бюджет скучной вещью. Увлекательный детектив получается, Михаил Геннадьевич.

Делягин. А финансы, да еще такого государства, как наше, интересней любого детектива. Потому что детектив исследует, кто кого убил. А здесь исследуют то же самое, но еще и то, кто на этом что и как заработал.

Черных. Ваша интрига интереснее, чем в детективах Донцовой, которая тоже регулярно выступает на радио «Комсомольская правда».

Делягин. А при чем здесь я? Донцова пишет детективы сама, а бюджет — это дефектив+ то есть, извините, детектив, который пишет Министерство финансов во главе с Кудриным, одобряет правительство во главе с Путиным, принимают обе палаты парламента и затем в качестве закона подписывает лично президент. Это авторы покруче, чем госпожа Донцова, надеюсь, она не обидится.

Ведь, когда президент подписывает закон о федеральном бюджете, он подписывает все, что находится внутри, включая прогноз. Другое дело, что мы толерантны, политкорректны, мы готовы заранее соглашаться с тем, что у человека нет времени читать и тем более вникать в то, что он подписывает. У него ведь в Администрации, насколько можно понять, даже нет нормального экономического управления. В свое время аннулировали, и специалистов просто нет.

Черных. После изгнания Михаила Хазина?

Делягин. Хазин — хороший человек, но на нем история Российской Федерации свое течение не прекратила. И даже история экономического управления Администрации президента на нем тоже не закончилась. Там были люди и попозже, но их раскассировали по другим ведомствам.

Черных. Чтобы можно было такие бюджеты писать, как на 2010-й год?

Делягин. Они в Администрации, насколько могу судить, не мешали писать такие бюджеты. Но разъясняли их смысл президенту. А кому хочется, чтобы президент знал, что подписывает? У всех от этого одно расстройство, огорчение.

Но вернемся к прогнозу бюджета. Предусматривается, что доходы будут медленно расти, но в номинальном выражении. А в относительном выражении, в процентах ВВП будут падать. В 2008 году они превышали 22 % ВВП, в этом году превысят 17 %, а к 2012 году их намечено снизить до 15 % ВВП ровно.

И расходы тоже будут снижаться. В этом году они ожидаются на уровне 25,5 % ВВП, а в 2012-м их снизят до 18 % ВВП. Бывало и ниже, но вообще этот уровень не для экономической депрессии, во время которой нужно вливать деньги в экономику. Это не для обеспечения модернизации экономики, о которой говорит президент.

В 2012 году будут выборы. И тогда придется держать ответ за успехи прошедших четырех лет. А какие у нас будут успехи при сокращении расходов федерального бюджета, которое почти гарантированно исключает модернизацию? Ведь модернизация денег требует: это закон природы.

Даже если вы подвиги устраиваете, все равно подвиги требуют денег, хотя бы в лице политработников, которые организуют эти подвиги. Или писателей, которые их описывают или придумывают при крайней необходимости, причем писатели стоят дороже политработников.

Но мы опять отошли от бюджета в сторону. Бюджет — главный документ государства, а главное в нем — расходная часть: то, что государство собирается делать с нашими деньгами, то, за обещания чего мы терпим его неэффективность, волокиту, бюрократизм и разгильдяйство.

Ведь это неизбежная особенность любого государства. Когда либералы талдычат о его неэффективности, они говорят святую правду. Забывая только добавить, что государство неэффективно не само по себе, а относительно малого и среднего частного бизнеса. И тактично умалчивая о том, что огромную часть общественно необходимых функций ни общество, ни частный бизнес и вообще никто, кроме государства, сделать не может.

За это его терпят.

И ответ на классический вопрос России о том, должно ли оно быть сильным или слабым, звучит так: «Оно должно быть умным».

Когда мы сокращаем расходы с кризисных 25,5 % ВВП до 18 % — это признак веры неведомых нам идеалистов в завершение кризиса. Они написали бумажку, поставили подпись, печать и уверовали в подписанное ими: старая история. Это примерно то же, что указом пытаться изменять время восхода Солнца.

От того, что вы скажете правильные красивые слова, неправильные исторические, тем более экономические процессы не прекратятся. Прогноз федеральных расходов в 2012 году на уровне 18 % ВВП сразу напоминает либеральную сказку о том, что государство должно быть аналогом ночного сторожа.

Думаю, большинство радиослушателей знакомо с ночными сторожами, а кто-то ими даже работает. Это люди часто интеллигентные, но к управлению и в целом к созидательной деятельности просто по самой своей функции не приспособленные. Без обид, это такая профессия.

Военный должен виртуозно чистить картошку в наряде и при этом желательно знать, с какой стороны надо держать автомат. Но писать стихи ему совершенно не обязательно, потому что это другая профессия. Точно так же и ночной сторож не должен заниматься развитием: он охранять должен.

А государство, в отличие от ночного сторожа, заниматься развитием обязано: это одна из его эксклюзивных функций. Ночной сторож также совершенно не должен заниматься социальной защитой проходящего мимо населения, а государство обязано. Мы ему за это деньги платим. Интересно, что, когда либералы настаивают на том, что государство должно быть ночным сторожем, они почему— то считают, что зарплата должна быть министерской.

С какого перепугу?

Давайте министрам, особенно министрам-либералам, которые настаивают на расходах в 18 % ВВП в 2012 году, платить зарплату честных ночных сторожей. А если мы им платим другую зарплату, а некоторые даже закладывают ее в бюджет, это признание бредовости всех разговоров о ночных сторожах. Это признание того, что государство должно решать разнообразные сложные функции, но для этого деньги должны иметь не только министры, но и само государство, то есть бюджет.

Если из бюджета воруют — за это надо карать. Но, когда кто-то, исходя из того, что кто-то где-то много ворует, говорит, что государство не нужно или почти не нужно и может поэтому обойтись расходами в 18 % ВВП, это практически анархо-синдикализм. Почтенное учение, но история его не оправдала, потому что на деле без государства не получается. Потому что свободная самоорганизация трудящихся многие необходимые для трудящихся функции выполнить не может: позарез нужно государство.

Это отнюдь не продолжение общества, это действительно над ним надстройка, от самого общества отделенная.

А раз оно нужно, оно должно иметь расходы в соответствии со своими функциями, в соответствии с потребностями общества, а не с догмами либеральствующих фанатиков.

Теперь надо рассмотреть самое главное, сердцевину бюджета — расходы. И здесь начинаются нюансы. Даже не очень ловко реагировать, когда с очередной высокой трибуны начинаются разговоры про социальный бюджет.

Черных. Поговорим лучше о том, что бюджет даст нам, рядовым налогоплательщикам.

Делягин. Есть хорошая новость — повышение пенсий. Сразу оговорюсь: насколько можно понять, на 46 % повышаются не все пенсии, а только их трудовая часть. Поскольку доля трудовой пенсии в общей у всех разная, это будет явно меньше 46 %. Скорее всего, около 30 %, что тоже очень хорошо.

Да, их подъест инфляция. У нас же монополизм, и цены растут не тогда, когда пенсионер, получив прибавку к пенсии, принес ее на рынок, и даже не тогда, когда он эту прибавку только получил в руки. Цены начинают расти, когда еще только объявляется о намерении повысить пенсии. Посмотрите: даже по официальным данным инфляция возобновилась как раз в середине ноября. Пенсионерам пообещали — и цены сразу пошли наверх.

Черных. А до того была нулевая инфляция, как нам говорили.

Делягин. Официально она была нулевая. Подчеркиваю это слово: «официально». Но, когда официальная инфляция начинает расти, это свидетельствует о том, что и в реальной, в нашей с вами жизни цены тоже ускоряют свой рост.

Еще никто из пенсионеров ничего не получил, а процесс уже пошел. Да, в ускорении роста цен есть сезонный фактор, но есть и фактор монополистический.

Но, когда говорится, что у нас бюджет социальной направленности, потому что повысили пенсии, давайте вспомним, что, при всем уважении к пенсионерам, они не исчерпывают собой социальную сферу. Я очень уважаю пенсионеров, и повышение пенсий — это прекрасно. Более того, я надеюсь, что, если я доживу до пенсии, мне ее тоже кто-нибудь повысит.

Черных. Трудовую часть.

Делягин. Да. Потому что на накопительную пенсию благодаря либеральной пенсионной реформе надеяться не приходится.

Но, повторяю, социальная сфера не ограничена пенсионерами. А все социальные расходы, кроме пенсий, урезаны. Расходы на экологию срезали на 8,3 %, на образование — на 3,5 %, а с учетом ожидаемого роста цен, в реальном выражении на 12,3 %. Расходы на культуру, кино и СМИ сокращены на 5,7 %, а с учетом ожидаемого роста цен — более чем на 14 %. Расходы на здравоохранение, физкультуру и спорт срезали на 4,5 %, в реальном выражении — более чем на 13 %.

Черных. Это при том, что говорят о развитии физкультуры и спорта, важности здорового образа жизни.

Делягин. Структура урезания расходов пугает даже больше, чем их абсолютная величина. Расходы на «скорую помощь» снижены на 20 %, — а ведь она была одним из немногих наглядных успехов национального проекта «Здравоохранение». Это врачи, которые реально спасают жизни. Думаю, большинство наших слушателей знает не одного такого спасенного, а может, им и самим жизнь спасали. Теперь будут спасать меньше.

Далее: официально у нас сейчас идет эпидемия гриппа. Да, заболеваемость свиным гриппом ниже, чем обычным сезонным, смертность тоже ниже, так что, вероятно, нынешняя эпидемия — явление скорее финансовое и пропагандистское, чем медицинское. Но это все равно не повод, чтобы сокращать расходы на санитарно-эпидемиологическое благополучие в 2,4 раза!

Не будем забывать, что, кроме пиарщиков и «пильщиков» денег, в нашей стране живут еще микробы, в том числе болезнетворные. Если из-за смешного гриппа возник такой раскардаш и массовый бизнес с продажей марлевых повязок по 30 рублей штучка, что должно быть объектом расследования.

Черных. Уголовного!

Делягин. Хотелось бы уголовного, потому что это соответствующим образом квалифицируется. Но ведь чуть ли не вся наша правоохрана ушла «экстремистов» ловить, вешать на людей всех собак за недостаточно восторженный образ мыслей. Так что, если уголовное не выходит, хотя бы административное требуется.

Когда так резко срезаются расходы, возникает тревога, потому что микробы-то ведь никуда не делись.

Черных. Улучшение санитарно-эпидемиологической обстановки способствует продолжительности жизни, это признано всеми.

Делягин. Конечно. Чем меньше вы болеете, чем меньше вы едите порченого мяса и рыбы — а хоть бы и осетрины «второй свежести», тем более вы здоровый человек. Это понятно.

Таких нюансов в бюджете на следующий год много. Поэтому я просто фиксирую, что социальные расходы сокращены. И даже расходы собственно на социальную политику снизились. Да, в номинальном выражении не на много, на 0.8 %, — но в реальном выражении почти на 10 %.

Все можно делать — кризис принуждает к экономии — но на здоровье нации экономить нельзя!

Может быть, слова о социальной направленности бюджета были услышаны только одной частью нашего руководства, а другая его часть тем временем действовала по-прежнему. Или наше руководство слышит эти слова, когда нужно говорить с населением, а когда нужно писать бюджет, оно их не слышит.

Но есть еще одна пугающая вещь. Индексация зарплат бюджетникам не предусмотрена совсем. Инфляция будет, пусть даже низенькая, а индексации не будет. Мы видим, что люди беднеют очень сильно. И эта бедность сокращает спрос, сдерживает произвол монополий. Поэтому инфляция будет ниже, чем в позапрошлом году, но все равно цены будут расти.

Черных. Лужков уже объявил, что в Москве вырастут цены на проезд в общественном транспорте.

Делягин. Торговля всем, без чего нельзя обойтись, монополизирована, и все это будет дорожать. Будут дорожать еда, ЖКХ, лекарства, городской транспорт.

А бюджетники — тоже люди. Значительная их часть жила за счет разного рода надбавок, а надбавки срезали. В ряде случаев повысили нагрузку. Особенно болезненно это сказалось на врачах, да и на учителях тоже, которых детей мигрантов заставляют бесплатно после школы учить русскому. Учить надо, это правильно, неправильно, что бесплатно.

Но главное в социальной сфере — не расходы федерального бюджета. Непенсионные социальные расходы в нашей стране — в основном расходы регионов.

Межбюджетная политика в России устроена по замечательному принципу: я у вас все возьму, перемешаю, а потом раздам обратно. Она стихийна и хаотична, но с 2000 года, когда была проведена реформа межбюджетных отношений, масштабы финансовой помощи регионам растут неуклонно. Федеральный бюджет все больше у регионов забирает, но все больше им и отдает.

Так вот, в 2010 году ситуация впервые кардинально изменится: намечено резкое сокращение финансовой помощи регионам. А эта помощь в основном идет на социальные нужды. В номинальном выражении они сокращены почти на 24 %, в реальном — более чем на 30 %.

Регионы будут вынуждены сокращать расходы на социальные нужды. Классический пример — Приморский край. Чтобы подготовиться к саммиту АТЭС, они уже на треть некоторые статьи, например на образование, урезали, идет даже отмена бесплатных школьных завтраков. Может, мы АТЭС где-нибудь в другом месте проводить будем, чтобы дети Приморья поели нормально?

Не сбилась ли система приоритетов у уважаемых товарищей, которые такие решения принимают, а потом кричат на всех углах, что единственная проблема Приморья — это чрезмерное количество часовых поясов?

И не только у людей из Приморского края, вероятно, извратились приоритеты, но и у тех, кто их поставил в такое положение.

Черных. Губернаторы — люди подневольные. Нет у них денег.

Делягин. Приморье — специфичный регион. Не Чечня, конечно, но Приморье, одно слово. Может быть, деньги там у губернатора и есть. Но если они есть, а человек не хочет их показывать и предпочитает экономить на детях, разберитесь, кто тут с коррупцией уже больше года борется во весь голос?

Черных. Я про Приморье ничего не знаю, больше за родную среднюю полосу России переживаю. На этих губернаторов намекаю.

Делягин. Там улучшений не будет. Многое, конечно, зависит от губернатора. Скажем, калужский губернатор очень эффективен, белгородский тоже. Но согласитесь, если вам по стране урезают на 23,8 % финансовую помощь — как ни крутись, как ни экономь, как ни демонстрируй чудеса эффективного менеджмента, социальная сфера лучше не будет.

Будет хуже. И в богатых регионах — в том числе.

Классический пример — Москва. Богаче ее, может быть, только Ханты-Мансийский АО.

Черных. Но он далеко.

Делягин. Так вот, если мать-одиночка в Москве получает относительно приемлемые деньги, ей объясняют, что она живет слишком жирно. И отнимают пособие на ребенка, которое после 3 лет составляет 500 рублей. Я знаю случай, когда это пособие отняли у женщины, которая имела неосторожность проболтаться, что зарабатывает аж 20 тысяч рублей в месяц. При наших столичных ценах вдвоем на эти деньги прожить очень тяжело, а у нее еще и 500 рублей отняли.

Для нее это деньги, но важно и другое: это символический жест. Она эти отнятые деньги не мэру — она их никогда не забудет президенту и премьеру.

Совсем уж чудесна история с бесплатными завтраками. Московские власти выявили, что на территории Москвы действует 14 школ, которые им не подчиняются. Это очень хорошие школы, как правило. И с сентября перестали финансировать бесплатные завтраки для детей младших классов этих школ. Всегда финансировали, и даже после закона, разделившего полномочия и вроде бы давшего им возможность не финансировать — прекрасно и спокойно финансировали полтора года. А теперь не будут. Признают, что это является проблемой, признают, что наносят ущерб здоровью детей, но созданную ими проблему не решают, мол, мы подумаем и обсудим.

Скоро уже три месяца думают и обсуждают; собираются, похоже, этим развлекаться, пока мэр не сменится.

Так вот, когда даже в богатом регионе начинают экономить копейки на детях, оскорбляя людей без всякой видимой экономической необходимости, что же будет происходить в какой-нибудь Ивановской области?

Черных. Неужели все так безнадежно с бюджетом?

Делягин. Резервов масса. Главное увеличение расходов — это увеличение выплат по процентам. Государство зачем-то берет в долг, имея 430 млрд. долларов международных резервов, и собирается брать еще — и, соответственно, собирается выплачивать проценты. Деньги, сэкономленные на «скорой помощи», на детях и на технических средствах для инвалидов, идут на выплату процентов, то есть на финансирование финансовых спекулянтов. Эти расходы растут больше всех — за 2010 год на 100 млрд рублей. Не нужны эти займы. Не берите новые займы, а эти 100 млрд рублей направьте хотя бы на помощь детям.

Черных. И борьбу с преступностью.

Делягин. Не столько с преступностью, сколько с милицейской преступностью, это самое больное.

В Санкт-Петербурге юрист торгового комплекса господин Соломенский попросил людей в штатском, которые назвались милиционерами и начали «прессовать» его клиентов, предъявить служебное удостоверение. Его всласть избили, под видеозапись, до сотрясения мозга, потом уволокли в милицию.

И по заявлению этой жертвы милицейского террора районный прокурор, тот самый, который ему объяснил, что он должен у людей в штатском требовать удостоверения, не принял заявление, не возбудил дело. Напротив, в отношении него возбудили уголовное дело по факту сопротивления милиции. При том, что есть видеозапись, как его зверски избивают.

Да и в Москве, других городах таких случаев милицейского беспредела хватает. Так что лучше сначала с милицией разберитесь. Что это за правоохранительные органы, где в ряде регионов у Следственного комитета 100 % нераскрываемость убийств, как было сейчас в новостях сказано. То есть убийства абсолютно безнаказанны.

Если уж выделять деньги на борьбу с преступностью, давайте лучше выделим их сначала на нормализацию наших уважаемых силовых структур. Чтобы их вправду можно было называть правоохранительными и чтобы всерьез можно было рассчитывать, что они будут бороться с преступниками, а не с добропорядочными гражданами.

А у нас сейчас расходы на чиновников увеличили, на безопасность увеличили, а в МВД всерьез добавили только внутренним войскам и миграционной службе. А судам, прокуратуре, Минюсту в реальном выражении финансирование сократили. Если нам хотя бы говорят, что собираются строить правовое государство, то эти слова как-то с реальностью бюджетной должны соотноситься?

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015