На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
НОВОСТИ
ПОЗИЦИЯ
СТАТЬИ И ИНТЕРВЬЮ
ДЕЛЯГИНА ЦИТИРУЮТ
АНОНСЫ
ДРУГИЕ О ДЕЛЯГИНЕ
БИОГРАФИЯ
КНИГИ
ГАЛЕРЕЯ
АФОРИЗМЫ
ДРУГИЕ САЙТЫ ДЕЛЯГИНА

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Благодаря санкциям Москва превратилась в кулинарную столицу Европы

2016.01.27 , Комсомольская правда , просмотров 4136

Афонина:

- Ох, что мы только ни обсуждаем за рамками нашего эфира. Начиная от очереди на Серова и заканчивая водительскими правами на велосипед.

Делягин:

- На самом деле это наглядный пример бездуховности. Вот бездуховность в России выглядит так. Когда очередь на картину художника, причем не Куинджи, не Левитан, замечательный, великий художник, но, извините, если кого обижу, но не самый гениальный, сносит ворота, выламывает двери. ИМЧС присылает туда горячее питание и помещение для обогрева. Вот так выглядит бездуховность России, которую так любят смаковать наши либералы. Но еще одна новость из Москвы, раз уж мы отвлеклись. Мэр города Москвы Собянин поддержал идею выдавать удостоверения на управление велосипедом. Я думаю, что еще разик за него проголосуют на выборах мэра, и он поддержит идею выдавать удостоверение на право пешего хождения. А если вы будете ходить пешком без этого удостоверения, вас будут штрафовать. Потому что надо же чем-то пополнять бюджет Москвы.

Афонина:

- Давайте вспомним, что у нас была предложена инициатива, когда хотели штрафовать пешеходов, которые переходят по пешеходному переходу, и уж совсем страшно – если вне его, с устройствами для прослушивания музыки. То есть в наушниках нельзя переходить, иначе оштрафуют тебя. Мы совсем далеко ушли от темы.

Делягин:

- Вообще у нас общая политика, на мой взгляд, что в Москве могут жить чиновники, олигархи и обслуживающие их трудолюбивые соотечественники – гастарбайтеры. А всех остальных нужно выгнать поганой метлой. Ощущение такое иногда возникает.

Афонина:

- Заговорили о Москве. Что называется, в тему. Издание «Ньюсуик» написала о том, что настоящая гастрономическая революция из-за санкций Запада произошла в Москве, превратив ее в кулинарную столицу Европы.

Делягин:

- Ну что, парижские рестораны так упали?

Афонина:

- «Мишлен» рыдает и рвет просто свои звезды?

Делягин:

- Я не знаю, что случилось. Конечно, действительно, у меня знакомые вБрюсселе, которые двадцать лет назад там смаковали, а десять лет назад они травились в тех самых ресторанах, в которых они раньше жировали. Потому что эти рестораны, которые когда-то были одними из лучших в Европе, были скуплены албанской мафией. Схожие процессы, безусловно, идут и в Париже. Но знаете, схожие процессы идут и в Москве. И последний год люди травятся в местах, которые раньше были очень хорошие. Так что, конечно, хорошо и очень приятно, но хотелось бы узнать, чем вызван этот комплимент.

Челышев:

- Я могу предположить, чем он вызван. У нас, как известно, во всем мире тренд в ресторанном бизнесе заключается в том, чтобы кормить своих гостей сезонными продуктами, которые растут в этом регионе. И не везти невесть откуда.

Делягин:

- То есть египетская картошка у нас кончилась вместе с египетским туризмом?

Челышев:

- И поэтому теперь, наконец, московские рестораны перестали покупать всякую заграничную ерунду и кормят население всем тем, что мы с лета заготовили. Помидорчики солененькие, огурчики, картошечка.

Делягин:

- Бакинских помидор нету? Подмосковные помидоры? Чего-то я не верю в это.

Челышев:

- Летом – почему?

Делягин:

- Торговую мафию никто никуда не девал. И, конечно, сыр пармезан у нас начали производить хороший. И молодцы, и замечательно. Но, знаете, сокращение импорта не обязательно означает увеличение качества продуктов.

Челышев:

- Кстати, давно хотел у вас спросить. Когда мы с Европой санкциями обменялись, европейские товары начали преспокойно завозиться черезБелоруссию с наклейками «Сделано в Беларуси». А турецкие товары черезАзербайджан завозятся в Россию? Может быть, просто весь импорт турецкий через Азербайджан благополучно теперь на территорию России попадает?

Делягин:

- Ну, я чего-то не заметил мандаринов азербайджанских, дешевых азербайджанских помидоров я тоже не заметил. Но, может быть, они просто как-то не могут перенастроиться из-за, по сути дела, гражданской войны, которая идет сейчас в самой Турции. Потому что раньше у нас был эпизод один замечательный, когда прекратили ввоз земляники из Турции. Там, действительно, было в чистом виде демпингование. Или какое-то падение качества, я уже не помню. И она мгновенно пошла через Азербайджан, как через родственную страну. Это было. Но сейчас пока признаков я не вижу.

Челышев:

- В любом случае, давайте…

Делягин:

- Но ждать этого стоит, конечно.

Челышев:

- Давайте вернемся к разговору о Москве как кулинарной столице Европы. И узнаем, что же на самом деле скрывается за этой новостью и что там произошло со столичными ресторанами, их меню и ценами. Что мы едим – давайте посмотрим.

- Полтора года назад вокруг продуктовых санкций разгорались нешуточные споры. Противники утверждали, что Россия не сможет заменить европейские фрукты, овощи, сыры и колбасы. А сторонники говорили: зато сможем развить свое производство. Сейчас Москва получает международное признание как главная гастрономическая столица Европы. К такому выводу пришли журналисты американского издания «Ньюсуик» после опроса экспертов. «Вдохновленная хипстерами ремесленная революция превратила Москву в одну из наиболее интересных кулинарных столиц Европы», говорится в статье. Француз Жером Ромер, который работает шеф-поваром в одном из московских ресторанов, с удовольствием осваивает русские блюда.

- Это очень простая и прекрасная идея – земля, на которой ты живешь, кормит тебя. Работать в Москве очень захватывающе. Команда поваровготова все придумывать с нуля. Движение локаворов, тех, кто ест исключительно местные продукты, популярно во многих частях мира. Однако, если для жителей большинства стран это непростой выбор, то для россиян – повседневная реальность.

- Что же происходит в ресторанах? Действительно ли они изменили свои меню в пользу русских блюд? С этими вопросами мы обратились к ресторатору Игорю Бухарову.

- В течение 2014 года, когда вступили антисанкции уже основательно, предприниматель вынужден переходить на продукты, которые доступны и находятся достаточно близко. Но мы уже примерно лет как пять работаем как раз над проблемой так называемой новой русской кухни, когда можно старые рецепты адаптировать на более современный лад. Поэтому все контакты, которые были уже у рестораторов, они есть. Сейчас мы с вами говорим о городах-миллионниках, где были различные кухни: итальянская, французская. В большинстве своем на всей территории России как раз во всех ресторанах это местные продукты. Поэтому говорить о том, что прям вот импортозамещение так необходимо, оно необходимо для определенного количества ресторанов, которые находятся в городах-миллионниках. Это, конечно, такая большая составляющая, но в связи с тем, что мы так долго работали над этим вопросом, в общем, он достаточно безболезненно произошел. Но дальше вопрос состоит в том, чтобы продукты, с которыми мы хотим работать, были очень хорошего качества, они поставлялись вовремя, их производители достаточно серьезно работали бы над качеством этих продуктов, над упаковкой. Если вам сегодня спросить, что такое русской кухня, все говорят, что это баранки и самовар с сапогом наверху, каши какие-то, щи. Если у вас уже сегодня лет пятьдесят на данной территории используется какое-то блюдо, его можно считать уже блюдом той территории, на которой находится. Сколько лет пельмени у нас? А какие пельмени? Откуда они пришли? Из Китая или из Италии? Это совершенно не имеет значения, поверьте мне.

- Получается, что санкции повлияли не столько на меню ресторанов, сколько на ингредиенты, из которых готовится блюдо. Насколько достойно российские продукты смогли заменить свои иностранные аналоги? Отвечает повар Константин Ивлиев.

- Первое – это то, что не все продукты, которые мы начинаем делать, они правильные и хорошего качества. А второй большой минус – на рынке наш отечественный продукт стал стоить дороже импорта. Оказалось, что сделать самим – это все-таки тоже не так уж дешево. Поэтому я на самом деле, как и покупатель для дома, и так же как профессиональный, я считаю, что цены все выросли на 30-40 процентов. Баранина по полторы тысячи рублей, йогурты по 200 рублей. Я не знаю, где они эти цены берут. Курицу по 400 рублей. Все-таки в большей степени отечественных производителей не увеличилось. Мы вместо Италии, Испании стали закупать в Греции. Был сыр «Филадельфия», после того, как американский сыр канул в Лету, стал турецкий «Буко». Сейчас его нет, появился какой-то хорватский сыр. Он ничем не хуже на самом деле. По цене – 130 рублей за 400 грамм. На самом деле рынок все равно базируется на основе импорта в большей степени. Самый большой, конечно, промах, это деликатесы. И, конечно же, рыба. Наша рыба. Но она все-таки оставляет, к большому сожалению, желать лучшего. Потому что свежей рыбы как таковой все-таки нету. Мы используем Дальний Север, есть несколько крупных холдингов, которые вошли сейчас на рынок.

- Между тем, в конце ушедшего года авторитетный гид «Мишлен», который присуждает звездочки лучшим ресторанам, опубликовал свой рейтинг кулинарных столиц. На первом месте там уже в девятый раз разместилсяТокио. А вот Россия в рейтинг пока не попала.

Делягин:

- Неплохо бы поговорить про экономику.

Челышев:

- Что экономика, Михаил Геннадьевич. У нас тут такие темы, что как-то и не до экономики. Ну ладно, давайте о Турции поговорим. Турки грозят нам уже два месяца ответными санкциями. Вот придумали какой-то запрет или повышение пошлин на горячекатаный российский прокат. Больно это по нам ударит?

Делягин:

- По некоторым предприятиям ударит, безусловно, больно. Скажем, поМагнитке. Но нужно понимать, что масштаб экспорта, если я правильно помню, 424 млн. долларов в год.

Челышев:

- Это, по-моему, меньше, чем мандарины.

Делягин:

- Соответственно пошлина там, по-моему, 11 % они хотят ввести. Вот, значит…

Афонина:

- 13,6 % пошлину хотят ввести.

Делягин:

- В общем, менее 50 млн. долларов в год совокупный убыток. Для трех предприятий, которые осуществляют экспорт, это серьезные потери. Для Российской Федерации на фоне чудес нашего замечательного правительства, на фоне 9,2 трлн. рублей, которые валяются в федеральном бюджете без движения, ну, говорить не о чем. То есть это вот классический жест.

Челышев:

- А почему турецкие власти и Эрдоган, про которого говорят, что он вообще безбашенный и краев не видит, ну, сбитый самолет тому главное подтверждение, что он не начал также экономическими санкциями рассыпаться? Ведь как дышал, как в том анекдоте пошловатом детском.

Делягин:

- Что значит, не начал экономическими санкциями рассыпаться?

Челышев:

- Не начал вводить санкции против России одну за другой.

Делягин:

- А какие он может ввести санкции против России?

Челышев:

- Мало ли.

Делягин:

- Закрыть проливы он не может. Он может попытаться закрыть проливы для военных судов. Но этот эпизод у нас был еще в советские времена. Я думаю, в Турции его помнят лучше, чем в России. Когда советский посол сказал, что, если турки закроют проливы, то, конечно, тогда советскому военно-морскому флоту придется проходить другим проливом, который придется прорубить, правда, город Стамбул немножко пострадает, но это их свободный демократический выбор. Что ж мы можем сделать? И самое главное, Эрдоган уже понял, что он попал в ловушку. Потому что, как только он поссорился с нами, нахамил и сжег все мосты, сразу после этого уважаемые американские коллеги начали финансировать, причем насильно, все этнические группы, которые есть в Турции. Не только курдов, которые воюют, но и абсолютно мирные группы – понтийские греки, остатки армян. Причем финансировать, насколько можно судить, в классическом американском стиле. Нате вам деньги на национально-освободительную борьбу. Им отвечают: ребята, мы не хотим, нам нормально. Мы хотим мирно жить в Турции. Ребята, а если не возьмете, то мы эти деньги сэкономим, пойдем к туркам и расскажем, что вы у нас эти деньги взяли. Расскажем, на что, и вы их даже в казну перечислить не сможете, потому что у вас их не будет. Хотите? Судя по некоторым сигналам из Турции, разговор идет такой. Американские спецслужбы предельно циничны. То, что показано в фильме «Родина», это некоторый радостный лубок. То, что они живут на таблетках и все остальное – это все лубок. Это все сказка, это агитпроп. И Эрдоган уже прекрасно понимает, у него практически идет война с курдами. Он приложил колоссальные усилия, чтобы эту войну замять, чтобы курдов успокоить. Он даже прокурдскую партию вывел в парламент. Сделал ее легальной политической силой. Он добился выдающихся результатов. И все это идет коту под хвост на его глазах.

Афонина:

- Подождите, как успокоить? Там идет наземная операция.

Делягин:

- Так там идет война.

Афонина:

- Там, где курды проживают. Причем достаточно серьезная, с человеческими жертвами.

Делягин:

- Она обострилась и перешла в режим, по сути дела, гражданской войны. Да, там присутствовали войска, но на них плевали. А сейчас в них стреляют. И это произошло после того, как Эрдоган поссорился со всеми. И курды увидели: так, вот сейчас можно добиться автономии, потому что эта страна поссорилась со всеми. И все ее ненавидят. Эрдогану пообещали 3 млрд. евро европейцы за прекращение шантажа. В свое время аналогичная история случилась с Джинджичем, премьер-министром Сербии, когда Милошевичапродали Западу за обещание 300 млн. долларов. Времена были гуманитарные, вместо 300 миллионов сербские либералы получили 30 миллионов. Очевидно, кто-то почитал Библию на Западе не вовремя и вспомнил про 30 сребреников. Сейчас всё проще. Эрдогану сейчас вместо 3 миллиардов евро обещают 50 миллионов. И пока это всё. Не говоря уже о том, что для него это вопрос не шантажа Европы, а это вопрос сохранения контроля за собственной территорией.

Потому что, когда мы говорим, какой ужас, исламские боевики, которые резали, убивали и жгли в Сирии и в Ираке, сейчас идут в виде беженцев в Европу стройными колоннами, практически войсковыми подразделениями, да, они идут через территорию Турции, но они не нужны Эрдогану на территории Турции, это его ночной кошмар, если они там останутся. В закрыть границу от них он не может, потому что их совместный бизнес, и лечение, и много сочувствующих в Турции, и с каждым днем сочувствующих все больше.

Афонина:

- Тогда на что выделяются эти деньги?

Делягин:

- Эти деньги выделяются на то, чтобы его подразнить и чтобы он постарался оставить этих беженцев на своей территории, сам себя взорвал. Европейцы не понимают, понимаете, вот деградация современной Европы дошла до уровня, когда европейцы в принципе, европейские политические элиты не способны воспринимать, что у кого-то есть собственные интересы. Я это проходил, когда мы обсуждали Энергетическую хартию, когда мы обсуждали Киотский протокол с европейцами. Позиция была такая: это выгодно для всех. Я показываю с цифрами или мои коллеги показывают, что это невыгодно для России. Ответ, я, когда первый раз услышал, я долго смеялся, а когда услышал это в третий раз, я перестал смеяться: это выгодно для нас, значит, это выгодно для всех. А если вы говорите, что для вас невыгодно то, что выгодно для нас, европейцев, значит у вас где-то ошибка, разбирайтесь сами со своими ошибками.

Афонина:

- Это так же, как тема Украины.

Делягин:

- Это эгоизм глубоко за гранью бытового идиотизма. Почему этот эгоизм не работает в самозащите от мигрантов – это отдельная тема. Но после того, как европейские политики дружно, сообща поддержали нацистский переворот на Украине, мне совершенно безразлично, что с ними будет. У поляков есть памятник жертвам Волынской резни, когда бандеровцы уничтожили 80 тысяч мирных жителей, которые не были виноваты в основном в массовых притеснениях, которые там были, там женщин, детей. И на памятнике написано: «Боже, если я забуду про них здесь, на земле, то ты, Боже на небесах, забудь про меня». Вот после того, как Польша поддержала бандеровцев, польское политическое руководство поддержало бандеровцев, для меня совершенно не важно, что с ними будет происходить. Чем хуже – тем лучше.

Челышев:

- Ответим на вопрос слушателя: по традиции, просят вас прокомментировать ситуацию на валютном рынке. у нас рубль то теряет 5 копеек, то прибавляет 5 копеек к доллару и к евро.

Делягин:

- Нефть болтается. Сегодня утром было 30,7 доллара за баррель, потом стало 31,4, потом упало ниже 31, сейчас 31,28. Вот в противовес нефти болтается и рубль. Но в целом нефть будет дорожать. Не 27,11, все-таки уже чуть-чуть побольше. Соответственно, вместе с нефтью медленно, потихонечку, слабенько будет дорожать и рубль. Тоже не последовательно, с колебаниями и со всем остальным.

Челышев:

- И еще вопрос: что будет с рынком труда? Люди волнуются. Есть ли чего опасаться?

Делягин:

- Ничего хорошего не будет. Работы не будет. А там, где есть работа, будут резать зарплату. И более того, будут накапливать долги, причем вас будут просить самостоятельно отказаться от части своей зарплаты, как уже происходит со многими бюджетниками.

Челышев:

- Неслабо. Спасибо вам большое. Через неделю ответим на вопросы слушателей.

Делягин:

- Счастливо!

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015